Вопрос 10: Земское страхование посевов от градобитий

В числе стихийных бедствий, с которыми приходилось бороться человечеству, унич­тожение градом сельскохозяйственных по­севов занимало и занимает одно из первых мест.

Так, например, в 1913 году град бушевал во всех концах Российской империи и принес только в одной Донской области двухмилли­онные убытки, где градом было выбито 40,5 тыс. десятин, в Самарской губернии градом выбито разных хлебов на 2 200 000 руб., в Херсонской - 20 574 десятины, в Саратовской - 10 410 дес, Черниговской - около 5 000 дес, а в губерниях Харьковской, Пермской, Воронежской, Орловской и Симбирской - не менее 3000-4000 дес. в каждой.

Миллионные убытки от градобитий заста­вили не только сельских хозяев, но и людей науки задумываться над изобретением средств для борьбы с градом и, когда выяснилось, что законы природы сильнее человеческих изобретений, - выдвинули вопрос о страховании от градобитий.

Известно, что во второй половине XVIII века во Франции организовалось из земле­владельцев общество взаимного страхова­ния от градобития, а затем такие общества возникли почти во всех государствах Евро­пы, но главным образом в Германии.

Страхование от градобития проникло в Россию в 30-х годах XIX столетия из Вос­точной Европы в Прибалтийский край. Пер­вая страховая организация возникла в 1831 году в Дерпте под названием "Лифляндское взаимное страховое общество от градоби­тия", а через тридцать лет в Митаве было организовано по тому же типу "Курляндское страховое общество от градобития" (1861) и еще через тридцать лет (1891 г.) в Вольма-ре Лифляндской губернии "Мальтийское страховое от града общество". Все эти три взаимных ассоциации имели характер чис­то местных учреждений. Они настолько ок­репли, что поддерживали небольшие уезд­ные организации вроде "Майский 1891 г.", "Мальпольский 1893 г.", принимая от них 50% рисков по принципу страхования.

В Царстве Польском было основано в 1902 г. общество взаимного страхования "Церера", причем в район его деятельности вошли Виленская, Гродненская, Ковенская и Минская губернии. "Церера" пользова­лась большим успехом. Это видно из того, что в 1913 г. страховое обеспечение этого общества достигло 32 млн. руб.

В Центральной России страхование посе­вов от градобитий было введено в 1872 г. двумя акционерными обществами - "Рус­ским" и "Якорем". Но убытки по градобитию оказались настолько значительными, что оба общества после четырехлетней дея­тельности поспешили закрыть этот вид стра­хования, опасаясь за потери своих основ­ных капиталов.

В 1877 г. в Москве группой землевладель­цев было организовано "Общество взаим­ного страхования от градобитий". Это об­щество не раз принималось за ликвидацию своих дел, и только поддержка членов об­щества, сознававших важное экономичес­кое значение этого единственного в России учреждения, и в то же время осторожная деятельность его руководителей спасли это общество от гибели. Неустойчивость гра-добитных страхований объяснялась, с од­ной стороны, ограниченностью страхового поля, а с другой, сосредоточением рисков в местностях с высокой поражаемостью.

В общей и специальной литературе в неурожайные годы обычно отводилось мно­го места разным проектам о борьбе с не­урожаями, в том числе и страхованию от неурожаев. Одна из первых работ по данно­му вопросу вышла в свет в 1880 г., это брошюра Ф.Н.Берга "Обеспечение урожа­ев". Проект Берга о государственном стра­ховании посевов обратил на себя внимание периодической печати, которая в то время довольно широко обсуждала вопрос о не­урожаях Поволжья.

Затем появился целый ряд брошюр, по­священных разработке этой темы: профес­сора Брандта, Штакенштейдера и других, монография Кеппена, статьи Н.Е.Баратын­ского в "Русском Вестнике".

В то время как отечественная наука искала в страховании выхода из тяжелого эконо­мического положения, созданного целым рядом неурожаев, правительство ограни­чилось мнением особой комиссии В.К.Пле­ве, которая была организована в конце 80-х годов при Министерстве внутренних дел для обсуждения вопроса о государствен­ном страховании посевов от неурожая. Ко­миссия пришла к выводу, что этот вид страхования на практике встретил значи­тельные затруднения, почему и государ­ственное страхование от неурожая являет­ся делом прежде всего неисполнимым. Но в то же время комиссия высказалась за организацию страхования посевов по от­дельным стихийным рискам, причем стра­хованию от градобитий было отведено пер­вое место.

В конечном итоге труды комиссии В.К.Пле­ве увенчались законом 19 июня 1892 г., на основании которого было дано право мини­стру государственных имуществ, в случае возбуждения губернскими земскими собра­ниями ходатайства о введении доброволь­ного страхования посевов от градобития, разрешать такие ходатайства собственной властью.

Итак, комиссия В.К.Плеве сначала ограни­чивалась одними благими пожеланиями о необходимости государственного страхова­ния, а затем неожиданно отказалась от этой мысли и весь вопрос целиком сдала на плечи губернских земств, не предприняв в то же время никаких мер к его разработке. В начале того же года (1892 г.) казанский землевладе­лец Л.И.Грасс выпустил в свет известную монографию "О страховании хлебов от неуро­жая", снабженную богатым статистическим материалом об урожайности хлебов за 20 лет во всех уездах Европейской России. Капи­тальный труд Грасса был разослан на обсуж­дение земских собраний. Большинство земств отнеслось к проекту несочувственно и выска­залось за страхование посевов только от одного градобития.

Первым из земств поставило вопрос о страховании от градобития Псковское гу­бернское - в 1867 г. За ним в течение 22 лет - 53 уездных и 8 губернских (Симбирское, Владимирское, Воронежское, Пензенское, Смоленское, Тверское, Новгородское и Ор­ловское).

В виде опыта земское добровольное страхование посевов от градобитиябыло Высочайше разрешено Государем Импера­тором Александром III с 1893 г. в Орловской губернии2.

Рассмотрим принципы организации зем­ского добровольного страхования посевов от градобития3.

Итак, земское добровольное страхова­ние посевов учреждалось для возмещения убытков, причиняемых градобитием в той или иной губернии. Район действий этого страхования ограничивался пределами гу­бернии, причем страхователями могли быть местные сельские хозяева, владеющие зе­мельной собственностью или арендующие таковую, а также сельские общества.

Средства земского страхования состав­лялись из страховых премий, за счет кото­рых покрывались сами убытки, производи­лись расходы по страховой операции и образовывался запасный капитал.

Запасный капитал слагался из 5% вычетов с выдаваемой страхователям суммы, назна­ченной к вознаграждению за убытки от гра­добития, и из излишка страховых премий, оставшегося к концу года за удовлетворе­нием убытков и расходов по операции. Капитал этот обращался для приращения процентами в российские государственные бумаги и гарантированные правительством акции и облигации или помещался на теку­щий счет в государственные кредитные уч­реждения.

Если в каком-либо году собранных пре­мий оказывалось недостаточно для покры­тия убытков, а также расходов по страховой операции, то недостающая сумма возме­щалась из запасного капитала. Если же для этой цели не хватало и запасного капитала, то потерпевшие от градобития страховате­ли удовлетворялись распределением по раз­верстке всех страховых сумм. Однако и в таком случае сохраняли свои права. Воз­награждение за убытки производилось по окончании уборки урожая, с 15 октября.

Ведение страхового дела от градобития сосредоточивалось в губернской земской управе, действующей под контролем и по указаниям земского собрания ("управа" -исполнительный орган земства, "собрание" - распорядительный или представитель­ный орган. - Прим. авт.).

До составления губернской земской уп­равой распределения местностей губернии по разрядам страхователи обязывались, при подаче заявления о страховании, ука­зывать, к какому классу относится мест­ность, предлагаемая к страхованию. В под­тверждение этого владельцы должны были представлять показание двух соседей о числе градобитий в заявленной местности за последние пять лет и, независимо от этого, удостоверение уездной земской уп­равы о том же, а крестьянские общества при приговорах удостоверения местного воло­стного правления.

Уездные земские управы принимали деньги от страхователей для передачи в губернс­кую управу, вели по страховой операции отчет порядком, указанным губернской уп­равой, распоряжались распределением по­несенных страхователями убытков от гра­добития и уплатой причитающегося им воз­награждения. В каждом уезде в качестве агента страхования от градобития назна­чался один из земских агентов по существу­ющим уже отраслям страхования, который руководствовался в своих действиях данной ему на этот предмет инструкцией и получал вознаграждение за свои труды в размере 5% с суммы страховых премий по его уезду.

На страх принимались сельскохозяйствен­ные растения: пшеница, рожь, овес, яч­мень, просо, полба, горох, стручковые ра­стения, клевер и другие травы для семян, подсолнечник, гречиха, лен, конопля и все масличные и красильные растения. По со­гласованию с МВД, Министерством госу­дарственных имуществ был разрешен Ор­ловскому губернскому земству прием на страх табака и хмеля. Все указанные культу­ры распределялись по трем разрядам тари­фа страховых премий, утверждаемого гу­бернским земским собранием.

Страхование от градобития производи­лось по объявлению, которое подавалось за подписью страхователя на бланках уста­новленного губернской земской управой образца. Предлагающий страхование обя­зан был прописать в объявлении все, тре­буемое бланком. На основании такого объяв­ления изготовлялся и выдавался от земских управ полис, имеющий силу договора меж­ду земством и страхователем. В случае потери полиса страхователю (об этом зая­вившему) выдавалась с него копия.

Страхование начиналось с полудня следу­ющего дня, когда соответствующее объяв­ление страхователя поступило в земскую управу или к агенту, что удостоверялось пометкой, сделанной на объявлении по приеме его. В случае же пересылки объяв­ления по почте страхование начиналось с 12 часов ночи того числа, когда страховое объявление поступило на почту, что удосто­верялось почтовым штемпелем. Премия, гербовые и почтовые расходы вносились страхователем при подаче страхового объявления.

Размер премии определялся по большей или меньшей опасности данной местности относительно градобития и по большей или меньшей чувствительности произрастений. По степени опасности местности они раз­делялись на 6 классов. К 1 классу относи­лись такие страхования, которые в течение последних 5 лет ни на одном из своих участков не потерпели убытка от градоби­тия. Ко 2 классу - которые в течение после­дних 5 лет потерпели убыток 1 раз, к 3 классу - то же 2 раза, к 4 классу - то же 3 раза, к 5 классу - то же 4 раза, к 6 классу - то же 5 раз. По чувствительности произ­растений они в каждом тарифе располага­лись в следующем порядке, начиная с менее чувствительных: 1 разряд- пшеница, рожь, овес, ячмень, просо, полба; 2 разряд -горох, стручковые растения, клевер и дру­гие травы для семян и подсолнечник; 3 разряд - гречиха, лен, конопля, все мас­личные и красильные растения, табак и хмель. Тарифы премий могли быть измене­ны на основании опыта и новых статисти­ческих данных, но не иначе, как с утвержде­ния губернского земского собрания.

Если по заключении страхования появи­лась необходимость на каком-нибудь учас­тке заменить застрахованный посев другим, то новое произрастение считалось застрахованным в том только случае, когда страхователю не было уплачено еще вознаг­раждения по первоначальному посеву или посадке, а также когда о новом посеве в тот самый день (как предпринята перемена) будет отправлено извещение в земскую управу с подробным обозначением всего, что выше требовалось, и когда уплачена будет следующая по тарифу добавочная премия.

Страхование от градобития завершалось в полночь (12 часов), с 15 на 16 октября каждого года. Страхователи вознаграждались за убыт­ки, которые причинялись только градоби­тием. Все же остальные убытки, которые могли произойти помимо градобития от других причин и другого рода атмосферных явлений, не возмещались.

О всех убытках, происшедших от градоби­тия в застрахованных культурах, страхова­тель или его уполномоченный обязан был не позднее семи дней после случившегося несчастья отправить письменное извеще­ние агенту или в уездную, или в губернскую земскую управу по установленной на то последней форме. Страхователь, не испол­нивший это в течение 7-дневного срока по градобитии, терял право на вознагражде­ние.

По получении извещения о градобитии уездная земская управа оперативно при­ступала к определению убытка, не отклады­вая ни в каком случае далее срока жатвы или сбора. Если градобитие случилось до 1 июня, то перед временем жатвы произво­дился второй осмотр поврежденной мест­ности для более правильного определения убытка от градобития. Если же градобитие случилось во время жатвы, то определение убытков производилось в течение трех дней по получении извещения о градобитии.

В извещении страхователя о понесенном убытке указывались: а) день, а если воз­можно - время дня и даже час, когда пос­ледовало градобитие; б) наименование уча­стка, потерпевшего от градобития; в) при­близительное исчисление убытка; г) если градобитие произошло во время жатвы и сбора, то обозначалось, когда эти дей­ствия начались в хозяйстве, приблизительно какое количество сжато или убрано от градобития, а также и пространство, с ко­торого застрахованные предметы сжаты или убраны.

Страхователь терял право на вознаграж­дение за убытки: а) если в показаниях стра­хового объявления будет обнаружено су­щественное несоответствие с действитель­ностью и если страхователем не будут ис­полнены основные условия настоящего стра­хования; б) если страхователь препятствует определению убытка или намеренно укло­няется от представления сведений, необхо­димых для определения размера этого.

Общее наблюдение по делам земского добровольного взаимного страхования по­севов от градобития первоначально осуще­ствлял Страховой комитет Министерства внутренних дел, а с его упразднением – Присутствие по делам страхования и про­тивопожарных мер совета главного управ­ления по делам местного хозяйства МВД, отдел страхования и противопожарных мер этого управления.

В первый операционный год Орловское земство определило премию за каждые 100 руб. в 52 коп. и приняло на свой страх лишь 1417 десятин, разбросанных в пяти уездах губернии, обеспечив посевы в 82 210 руб. На следующий год это страхование имело еще меньший успех, а в последний операци­онный год (1896 г.) было на страхе земства всего 203 десятины. За весь четырехлетний период было заключено 26 страхований с площадью в 2308 десятин и со страховым обеспечением в 116 тыс. руб. Ввиду незна­чительности операций губернское земское собрание 1897 г. постановило закрыть стра­хование от градобитий, а за два года до этого постановления (1895 г.) то же собра­ние ходатайствовало перед правительством о введении в России государственного стра­хования от градобития.

В начале XX века многими губернскими земскими собраниями был поставлен воп­рос о введении в своих губерниях этого вида страхования на основаниях, согласо­ванных с правилами, утвержденными Мини­стром государственных имуществ для Ор­ловского губернского земства. Однако на практике оно нигде не было осуществлено.

Если Орловское губернское земство было ярким выразителем принципа доброволь­ности, то Оханское уездное земство Перм­ской губернии, наоборот, явилось горячим защитником его обязательности для все­го сельского населения.В 1905 г. Оханс­кое земство разработало проект "О взаим­ном земском страховании посевов от гра­добития".

В основание проекта был положен прин­цип принудительности, т.к. Оханское зем­ство горьким опытом убедилось, что "доро­гое" добровольное страхование не может развиться среди сельского населения, ко­торое в Оханском уезде за 25 лет потеряло от градобитий 1,5 млн. руб., а следователь­но, ежегодно лишалось по 60 тыс. руб.

Однако проект Оханского земства дальше стен ряда земских собраний не пошел.

В 1904 г. при Проскурово-Летичевском сельскохозяйственном синдикате группа лиц частным образом организовала "Кружок для возмещения градобойных убытков", но т.к. кружок действовал на принципе "доверия", то каждый вступающий член подвергался баллотировке. Лица, принятые в кружок, подписывали "Правила взаимного соглаше­ния", в котором объявляли оценочную и страховую стоимость страхуемых ими по­севов. Директор-распорядитель синдиката созывал частное совещание кружка, кото­рое выбирало по районам заведующих оцен­кой убытков. Получив оценочный лист об убытках, директор распределял сумму убыт­ков между участниками страхования про­порционально страховым суммам и вместе с тем просил о присылке денег. Кружок прекрасно работал. Но у него отсутствовал оборотный капитал.

В 1912 г. Киевское губернское земство решило ходатайствовать перед правитель­ством о скорейшей разработке вопроса "о введении общего государственного обяза­тельного страхования посевов от градоби­тия". Это пожелание встретило поддержку и у других земств – например, у Волынского, Екатеринославского и Казанского.

Итак, в течение более чем полстолетия земская мысль уделяла внимание страхова­нию от градобития. Но, к сожалению, как в 1867 г., когда в первый раз Псковское губернское земство заговорило на эту тему, так и в 1912 г., когда в последний раз повторило тот же вопрос Киевское губерн­ское земство, этот вид страхования оста­вался одинаково неразработанным.

Правда, первый Всероссийский сельско­хозяйственный съезд в Киеве (1913 г.) при­знал вопрос о страховании от градобития очередным и постановил разработать его всесторонне и притом научным путем. В связи с этим при Киевском коммерческом институте была образована особая комиссия. Но война, эвакуация Киевского инсти­тута в Саратов и, наконец, революции ли­шили ее возможности начать работу.







Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 1254; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.016 сек.