Духовные инструменты в России


Ранними носителями музыкального искусства в России явились начиная с XI столетия народные странствующие артисты- профессионалы— «потешники», или скоморохи. Они были певцами, актерами, акробатами и свои выступления сопровождали игрой на музыкальных инструментах, среди которых, кроме струнных (гуслей, домры, гудка) и ударных (бубны), наличествовали также духовые: трубы, сопели, сурны и волынки (дуды).

Профессиональные духовые инструменты начали проникать к нам на родину, очевидно, во 2-й половине XVII столетия. Более ранние сведения недостаточно определенны. Во всяком случае, при первом Романове — царе Михаиле Федоровиче (1613—1645) в русском придворном быту, по мере расширения общения с Западом, закрепляются навыки европейского музицирования. Поначалу они крайне робки, почти незаметны среди проявлений традиционной музыкальной жизни, народной по своему характеру, с которой были связаны многие моменты дворцового этикета или некоторые домашние развлечения.

Девушка пляшет в царском тереме под звуки скрипки и арфы. Маленький придворный ансамбль составляется из профессиональных инструментов: органа, трубы, скрипок, барабана, литавр, флейты. Иностранные музыканты — канторы, органисты и, по-видимому, единичные исполнители-духовики, понемногу вливаются в штат служащих «Потешной палаты»: государевых певчих дьяков, скоморохов, народных инструменталистов.

Утверждение в 1672 году царем Алексеем Михайловичем придворного театра заметно ускорило этот процесс. Указом от 15 мая 1672 года отбывавшему за рубеж полковнику Николаю фон Стадену поручалось, наряду с мастерами разных специальностей, пригласить на царскую службу «трубачей самых добрых и ученых...» Миссия Стадена в этой своей части имела успех: в декабре 1672 года он привез в Москву «одного человека трубача Цесарские земли Яна Валдона да 4 человек музыкантов: Прусские земли Фредриха Планштейна, Курляндские земли Якова Филипова, Гданчанина Готфрита Бегена, Саксончина Христофора Баканера, а с ними есть 7 страментов». Прибывшие оказались музыкантами весьма разносторонними. Кроме органа, морской трубы (трумшейта), скрипок, виолы да гамба, они играли на трубах, цинках, дульциане, тромбонах и способны были своему искусству обучать.

Таким образом, первый представитель фаготного семейства — дульциан — проник в Россию уже на пороге последней четверти XVII столетия. Что же касается способности иноземных гостей к обучению своему искусству, то она сыграла весьма важную роль в деле воспитания отечественных исполнительских кадров.

С первых же шагов русского театра музыка получила в нем значительное место. Вставные вокальные номера (арии, песни, хоры) разнообразили действие, инструменты применялись для сигналов (приветственных, охотничьих, военных), в интермедиях, застольной музыке. Духовые использовались нередко и по ходу действия, для усиления драматического эффекта. В пьесе «Иудифь» (1674), например, которую из-за обилия музыки В. Чешихин сравнивает с оперой, после отсечения головы Олоферна «сполох чинится со трубы и тимпаны...», а в «Комедии притче о блудном сыне» С. Полоцкого во время пира появляются «сладкоигратели» — музыканты.

Участвуют в таком музицировании и деревянные духовые инструменты. Об этом свидетельствует подчас и текст пьесы. В «Трагедии о Навкодоносоре» С. Полоцкого говорится: «...а если играти в трубы, органы и свирелствовати», то есть играть на свирелях — как называли в быту деревянные духовые. Авторская ремарка дополняет: музыканты «начнут трубити и пискати...». «Пискати» — бытовая характеристика звучания высоких деревянных духовых инструментов.

Наряду с органистами и иноземными музыкантами, прибывшими со Стаденом, в спектаклях участвовали, по сведениям Н. Финдейзена, и русские инструменталисты из домашней капеллы боярина А. С. Матвеева.

XVIII век принес перелом в культурную жизнь России. Петровские реформы коснулись буквально всех ее сторон. Приобретает регулярный характер и театральная деятельность, замершая после смерти царя Алексея Михайловича. Заметно возрастает удельный вес музыки в театральных представлениях. «.. .Яко бо тело без души, тако комедия без музыки состояти не может», — заявляет антрепренер приглашенной немецкой труппы Иоганн Христиан Кунст.

«Комедии... действовать и при тех комедиях музыкантам на разных инструментах играть»,— вторит ему петровский указ. Такая постановка дела требовала увеличения числа инструменталистов. Предпринимаются энергичные к этому шаги. Из Гамбурга выписывается в 1702 году духовой оркестр гобоистов и трубачей в составе семи музыкантов во главе с капельмейстером гобоистом Генрихом Сиенкнехтом.

Послу Андрею «сыну Измайлову» поручается купить в Берлине «робят маленьких с гобои и сипоши (флейта.— С. Л.), каких он купил наперед тому в Кролевцу». Посол поручение выполнил, приобрел в 1702 году за 1400 золотых червонных «из знатных музыкантов 6 человек робят...». В следующем, 1703 году, староста жмудский князь Григорий Огинский прислал из Польши еще четырех музыкантов, которые были зачислены в Театральные штаты. Известны и другие инструменталисты, служившие в этот период.

Следует подчеркнуть, что в подавляющем большинстве случаев речь идет именно об исполните- лях-духовиках. На протяжении всей 1-й четверти XVIII столетия упоминания о струнных инструментах крайне редки. Последние требовались лишь в единичных случаях, например для исполнения танцевальной музыки.

Да и при этом использовались исполнители-духовики, владевшие струнными специальностями. Я. Штелин так и пишет: «На балах же играли гобоисты его [Петра I] регулярной гвардии, которые, кроме того, были обучены игре на скрипках и контрабасах». В ту эпоху подобные совместительства характерны. Известный музыкант Иоганн Гюбнер, вступивший на русскую службу при Петре и прославившийся как скрипач-концертмейстер и капельмейстер придворного оркестра при Анне Иоанновне, первоначально был валторнистом.

Распространено было музицирование на отдельных духовых инструментах, а также игра целых духовых капелл. «Музыка на ассамблеях была большей частью духовая,— читаем в одном из ранних музыкально-исторических трудов, посвященных русской музыке,— и состояла из труб, фаготов, гобоев, валторн, литавр и тарелок. Музыканты принадлежали к штату князя Меншикова».

Развитию духового исполнительства способствовало учреждение Петром I института военных оркестров. Реорганизовав армию, Петр завел в ней полковую оркестровую музыку, к которой относился с большим вниманием. Отдельные военные оркестры возникают в самом начале столетия: в 1704 году, по свидетельству фельдмаршала Огильви, «полагалось одних барабанщиков в тридцати пехотных полках — 914, и в шестнадцати конных—192, не считая музыкантов». К числу последних следует, очевидно, отнести те многочисленные кадры военных гобоистов, трубачей, валторнистов, о которых, ссылаясь на известный «Дневник» секретаря голштинского посольства камер-юнкера Ф. В. Берхгольца, пишет Финдейзен.

По двум этим главным линиям — придворного театра и военного ведомства — проводятся одновременно и важнейшие для формирования русской духовой инструментально-исполнительской культуры мероприятия, связанные с подготовкой собственных музыкантов. 24 июня 1704 года начальник Посольского приказа (в ведении которого находился театр) Ф. А. Головин распорядился обучать группу певчих «на гобоях и прочих инструментах, конечно с прилежанием...» и за этим «надзирать непрестанно…». Распоряжения от 6 октября и 25 ноября подробнее.

 



Дата добавления: 2023-04-14; просмотров: 243;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2024 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.008 сек.