Римская империя. Упадок науки в христианскую эпоху

 

Эта эпоха не дала науке о природе почти ничего нового. Это время редких комментаторов древних текстов.

Поэма Лукреция Кара «О природе вещей», написанная в I в. до н.э. под влиянием Эпикура, была открыта только в 1417 г. и оказала огромное влияние на интеллектуалов Возрождения и Нового времени. Вайнберг дает ссылку на работу, прослеживающую влияние этой поэмы на Макиавелли, Мора, Шекспира, Монтеня, Ньютона и др. (с. 67). В III в. н.э. Плотин и его ученик Порфирий основали римскую школу неоплатонизма. Открытий в естественных науках они не сделали, но Порфирий интересовался математикой: написал биографию Пифагора и комментарии к «Началам» Евклида (с. 67). Отец Гипатии Теон Александрийский (IV в.) комментировал Альмагест и подготовил свою редакцию трудов Евклида. Прокл (V в.) комментировал «Начала» и написал к ним дополнение. Иоанн Филопон (V в.) написал комментарии к Аристотелю. Отвергая мнение Аристотеля о том, что подброшенные тела какое-то время движутся вверх потому, что на них действует воздух, он говорил, что при подбрасывании тела обретают некое качество, заставляющее их двигаться вверх. При желании в этом можно видеть предвосхищение идеи импульса.

 

Говоря о причинах упадка науки в римском мире, Вайнберг обсуждает роль христианства. Отметим, однако, что между падением эллинистического Египта и превращением христианства в мощную идеологическую силу есть зазор лет так в двести. Конечно, гражданские войны и два триумвирата – это было то еще времечко, но с воцарения Августа началась эпоха, когда вполне можно было пофилософствовать, и мы знаем, что философы в Риме в ту пору действительно были. Только вот человек и Бог (а монотеизм подробно разрабатывался римской философией, и наработанные идеи позже вступят в жесткое противостояние с набирающим силу христианством) интересовали их куда больше, чем падение брошенных камней или природа радуги. Так что вешать всех собак на христианство неправильно. Тут уж скорее вспоминается Шпенглер с его рассуждениями о том, чем римлянин отличался от грека – Авт. Христианство языческую науку не жаловало. Вайнберг считает, что дело тут не в противоречиях с Писанием (которые для тогдашней науки надо было еще поискать), а в том, что исследование природы, по мнению христиан, отвлекало от единственно важных вопросов – о душе. Апостол Павел предупреждал: «смотрите, братия, как бы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Послание к колоссянам, 2:8). О бесполезности греческой философии высказывались Тертуллиан и Блаженный Августин (последний в молодости ее изучал и в ранних сочинениях хвалил Платона, а в поздних в этом раскаивался). Другую причину упадка науки в христианскую эпоху Вайнберг видит в том, что церковь стала социальным лифтом для молодых интеллектуалов. Они становились не геометрами и механиками, а священниками, чтобы стать епископами и достичь власти. Язычество таким лифтом не было, т.к. высшие жреческие посты доставались тем, кто уже имел положение в обществе.

В итоге научное наследие эпохи ограничивается комментариями к трудам великих. А после падения Запада, разгрома эллинистической науки в Египте (Александрийская библиотека сожжена, а Гипатия растерзана в 415 г.) и закрытия Юстинианом платоновской Академии на Востоке, по выражению Вайнберга, «исчезли и комментаторы». Наступили Темные века. Все же, насколько мне известно, в Византии выходили компиляции и комментарии по греческой философии – Авт.

Арабский мир

 

В VIII-IХ вв. крупнейшие города в мире были в Китае, но за пределами Китая крупнейшим был Багдад. В это время он превращается в крупный центр переводов и исследований. Переведены Платон, Аристотель, Гален, Гиппократ, Птолемей и др.

Аль-Хорезми составил астрономические таблицы и написал труд по математике, в коем изложил рецепты решения некоторых задач – например, квадратных уравнений. Формул у него не было, мысли он выражал словами, в чем отставал от Диофанта. Зато в этом труде он преподнес арабам индийские цифры и систему счисления (коя в его труде использовалась вперемешку с римской и вавилонской).

В IХ в. в Багдаде было много астрономов, в основном измерявших размер Земли. Аль-Фаргани, совершив вычислительную ошибку, сильно ее преуменьшил, что привело Колумба к ошибочному мнению, что ему хватит припасов обогнуть Землю. Кроме того, он написал популярное краткое изложение Альмагеста и разработал собственную схему движения планет.

Аль-Баттани (Альбатениус) – здесь и далее в скобках латинизированный вариант имени, – родившийся в Двуречье в 858 г., внес правки в Альмагест, точнее измерив угол между эклиптикой и небесным экватором, длину года и его сезона и др. Он ввел в обращение заимствованный у индийцев синус. На этого араба много ссылались аж Коперник и Браге, Вайнберг говорит, что среди всех арабских астрономов на европейскую науку больше всего повлиял именно он. Персидский астроном ас-Суфи (Азофи) в 964 г. дал первое в истории упоминание о туманности Андромеды. Аль-Бируни, неизвестный, кстати, в Средневековой Европе, жил в Средней Азии в ХI в. В 1017 г. он едет в Индию читать лекции по греческой философии. Аль-Бируни точно измерил широту и долготу разных городов, составил таблицу значений тангенса, изобрел новый способ измерения размера Земли (по известной высоте горы и отклонению от горизонтали направления на горизонт с ее вершины) и получил верное значение. Как и Аристарх, он выписывал число с абсурдной точностью – тогдашняя наука не знала идеи погрешности. Аль-Бируни выписал радиус Земли в локтях до четвертого знака после запятойJ Между тем, по сути отклонение его результата от реальности составило всего 4%, т.е. это было очень хорошее измерение. Еще аль-Бируни допускал, что Земля вращается, и открыто высмеивал астрологию. Омар Хайям, родившийся в Персии в 1048 г., астрологии тоже не любил, зато был главой обсерватории и занимался календарем. Ибн Сахль в Х в., возможно, открыл закон преломления. Аль-Хайсам (Альхазен), родившийся в Х в. в Басре, но работавший в Каире, написал кучу трудов по оптике, верно связал преломление с изменением скорости света, и заметил, что угол преломления пропорционален углу падения лишь для малых углов, но не получил общего закона. В астрономии он пытался объяснить природу эпициклов и деферентов.

Аз-Заркали (Арзахель) из Тосканы в ХI в. первым измерил (и правильно с точностью до угловой минуты в год) прецессию видимой орбиты Солнца вокруг Земли (на самом деле перигелия земной орбиты). Он же, используя наработки других арабских астрономов, составил таблицы, описывающие движение Луны и Солнца по зодиаку.

Одним из первых известных химиков был Джабир ибн Хайян, живший в конце VIII или начале IХ вв. Сие личность загадочная, вообще неизвестно, написал ли хотя бы большинство приписываемых ему работ один и тот же человек. В ХIII-ХIV вв. в Европе появилось много работ, приписанных Геберу, но сейчас считается, что их написал другой человек. Джабир, по выражению Вайнберга, «разработал технологии выпаривания, очищения, плавления и кристаллизации». Искал он, вестимо, способ превращать что попало в золото. Джабиру казалось важным, что , ведь 28 – это число букв в арабском языке, т.е. языке Корана, 4 – число качеств (влажность, сухость, тепло и холод), а 7, предположительно, число металлов. Вообще Вайнберг делит тогдашних химиков = алхимиков на тех, кто объяснял свойства веществ через человеческие качества и религиозные символы, и тех, кто этого не делал. А вот собственно на химиков и алхимиков их делить Вайнберг отказывается, справедливо говоря, что не было никакой научной теории, из которой следовала бы невозможность превращения чего попало в золото.

Философ Аль-Кинди (Алькиндус), родившийся в IХ в. в Басре и работавший в Багдаде, почитал Аристотеля и пытался согласовать его с Платоном и исламом. Писал работы по оптике и медицине, занимался переводами с греческого. Критиковал алхимию, хотя защищал астрологию. Интересовался математикой и в пифагорейском духе пытался вывести свойства мира из соотношения чисел. Медик ар-Рази (Разес) бросал вызов и Галену, и Гиппократу, и Аристотелю (допуская, например, бесконечность Вселенной), объявляя, что поиск истины выше поклонения авторитетам. Ибн Сина (Авиценна), родившийся в 980 г. близ Бухары, был придворным врачом тамошнего султана, управляющим провинцией и последователем Аристотеля, учение коего пытался согласовать с исламом. Его «Канон врачебной науки» стал самым значительным медицинским трактатом в Средние века.






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 1279; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.02 сек.