Арктический сегмент глобальной ПРО США

 

В настоящее время к освоению Арктики проявляют интерес многие государства, как 5 государств, граничащих с Арктикой, так и государства, не имеющие прямого выхода к Северному Ледовитому океану (например, Финляндия, Швеция, Франция, Китай и др.). Кроме того, наблюдается повышенное внимание к арктическому региону со стороны международных организаций, например, НАТО и ЕС. Это объясняется тем, что в соответствии с некоторыми оценками в арктическом регионе находится четверть мировых неразведанных запасов углеводородов [3]. Если продолжится таяние ледников, конкуренцию существующим маршрутам из Европы в Азию составят Северный морской путь и Северо-Западный проход. Наконец, стратегическое значение региона для ядерных государств в том, что «с подводных позиций на северо-востоке Баренцева моря можно поразить большинство важных целей в мире, поскольку здесь пролегают кратчайшие траектории для баллистических ракет в любое полушарие Земли» [3; 11]. В связи с этим, систему противоракетной обороны (ПРО) США и развертывание ЕвроПРО или ПРО НАТО, как части глобальной ПРО США стоит рассматривать, в том числе, и учитывая притязания США и НАТО на арктический регион.

Неслучайно одним из советников комиссии США по арктическим исследованиям (US Arctic Research Commission) является бывший ее председатель в 2006–2010 гг. М. Трэдвелл и вице-губернатор шт. Аляска (с 2010 г. по н.вр.) – соавтор отчета Независимой Рабочей Группы по ПРО «Противоракетная оборона, отношения в космосе и XXI век» [14]. В этом отчете говорится, что «Соединенным Штатам следует развертывать систему противоракетной обороны способную не только защищать от меньшей ракетной угрозы государств-изгоев и запуска ракет террористами, но также и от ракетных сил таких государств, как Россия и Китай» [13].

Система ПРО упоминается и в основополагающих документах США по Арктике. Так, в «Президентской директиве по национальной безопасности № 66» о региональной политике в Арктике, принятой в январе 2009 г., говорится, что «Соединенные Штаты имеют широкие и фундаментальные интересы в сфере национальной безопасности в Арктическом регионе и готовы действовать независимо или в союзе с другими государствами по защите этих интересов. Эти интересы включают такие вопросы, как противоракетная оборона и раннее предупреждение; развертывание систем морского и воздушного базирования для стратегической доставки по морю, стратегического сдерживания, морского присутствия и морских операций по безопасности; и обеспечения свободы навигации и полета в воздушном пространстве». В этой же директиве поручается « развивать более значительные возможности и способности для защиты воздушных, наземных и морских границ США в арктическом регионе», «сохранить глобальную мобильность военных и гражданских судов США во всем арктическом регионе» и «защитить суверенное морское присутствие США в Арктике для поддержки важных интересов США» [15].

В «Арктической дорожной карте» для ВМС США, опубликованной в октябре 2009 г., содержится план расширения морских операций США вплоть до 2014 г. [2]. В плане предусматривается проведение анализа задач с целью определения наилучшего образа действий для достижения стратегических целей ВМС в Арктике. При этом особое внимание должно быть уделено задачам, освещенным в «Национальной арктической политике», среди которых перечисляются и стратегическое сдерживание, и противоракетная оборона [19].

В недавнем документе – «Отчете для Конгресса по арктическим операциям и Северо-Западному проходу» министерства обороны США (Report to Congress on Arctic Operations and the Northwest Passage), опубликованном в мае 2011 г., также отводится место системе ПРО США в Арктическом регионе. В разделе, посвященном задачам и возможностям, необходимым для выполнения целей стратегической национальной безопасности подчеркивается, что для выполнения таких задач, как стратегическое сдерживание и ПРО, требуется постоянный контроль территории и эпизодическое присутствие для сдерживания противников и защиты США от спектра угроз, которые могут даже не исходить из арктического региона. Поскольку даже если вероятность потенциального вооруженного конфликта в Арктике низкая, в регионе могут найти отражение споры арктических государств по другим вопросам [17; 13].

Действительно, в борьбе за Арктику система ПРО США может сыграть не последнюю роль. Еще в 1958 г. США и Канада создали Объединенное командование воздушно-космической обороны Северной Америки – НОРАД, в задачи которого входит предупреждение и контроль воздушного и космического пространства Северной Америки [16]. В «Отчете для Конгресса по арктическим операциям и Северо-Западному проходу» указывается, что «НОРАД продолжит играть значительную роль в способности Министерства обороны отвечать вызовам национальной безопасности в Арктике» [17; 15]. Одновременно в отчете указано, что НОРАД является уникальным и длительным примером партнерства между США и Канадой в области обороны, и такое партнерство окажется жизненно важным в Арктике [17; 15]. Здесь стоит напомнить, что, несмотря на разногласия в арктических стратегиях США и Канады, последняя также является членом НАТО.

Примечателен тот факт, что штат Аляска с инфраструктурой НОРАД планировалось передать в ведение Северного командования США. А в соответствии с «Планом объединенных военных командований 2008 г.» зоны ответственности в арктическом регионе были поделены между тремя военными командованиями США: Северным, Европейским и Тихоокеанским. Но в апреле 2011 г. Б. Обама подписал новый «План объединенных военных командований США, в соответствии с которым «Северное командование стало единолично отвечать за всю морскую акваторию вокруг Аляски, в том числе и за тихоокеанский участок, ранее входивший в зону ответственности Тихоокеанского командования»; «Северное командование получило Северный полюс, Берингов пролив и всю морскую акваторию вокруг Аляски, а Европейское командование расширило свою зону ответственности в Арктике за счет российского дальневосточного морского участка Арктики (моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря), ранее контролировавшегося Тихоокеанским командованием» [2]. Такое разделение небезосновательно. Дело в том, что самый крупный позиционный район ПРО США находится на Аляске в ведении Северного командования, и командующим вооруженными силами США в Европе назначен Джеймс Ставридис, одновременно являющийся и верховным главнокомандующим Объединенными вооруженными силами НАТО.

Одним из источников информации НОРАД является система дальнего обнаружения баллистических ракет (БР) – «БИМЬЮС», РЛС которой были размещены на Аляске (Клир) в 1961 году, в Гренландии (Туле) в 1960 году и в Великобритании (Файлингдейлз-Мур) в 1963 году [9]. Затем эти РЛС были модернизированы. Согласно данным Агентства по противоракетной обороне США, после модернизации РЛС в Туле AN/FPS-132 получила дополнительную возможность выдавать целеуказзания, необходимые для перехвата баллистических целей. Данный радар обнаруживает объекты на расстоянии до 3000 миль (боле 4800 км). Он работает в диапазоне UHF, имеет две антенных поверхности, каждая из которых обеспечивает слежение в диапазоне 120 градусов по азимуту. Высота радара – 120 футов (свыше 36 м) [18].

Самый крупный позиционный район ПРО США расположен на Аляске (Форт-Грили). Сразу же после выхода из Договора по ПРО в 2002 г., США приступили к созданию первого позиционного района системы ПРО на Аляске. Здесь же расположен 49-й батальон ПРО США, который управляет перехватчиками GBI как на Аляске, так и в Калифорнии [17; 23]. В соответствии с упомянутым выше Агентством США, в 2011 г. Вашингтон планировал размещение 26 противоракет GBI на Аляске, одновременно продолжая усовершенствование системы наземного базирования для перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории полета (Ground-Based Midcourse Defense), перехватчиков GBI и дополнительных информационных средств [12].

Противоракета GBI (Ground Based Interceptor), что в переводе с англ. означает «перехватчик наземного базирования» является трехступенчатой твердотопливной противоракетой [11]. Боевая ступень этих противоракет представляет собой заатмосферный перехватчик кинетического действия [6]. Противоракета оснащена «инфракрасной головкой самонаведения для обнаружения и распознавания цели среди других объектов. Также перехватчик имеет собственный двигатель, блок управления и связи, бортовой компьютер с заданными алгоритмами оценки целей и принятия решений по перехвату цели за несколько секунд до столкновения с ней. Полетом перехватчика EKV управляет система пространственной ориентации и коррекции маневрирования DACS (Divert and Attitude Control System)» [6].

Наряду с противоракетами GBI на авиабазе ВВС США Клир (Аляска) размещена РЛС раннего обнаружения, которая с 2012 г. находится в стадии модернизации. Ее модернизацию планируется осуществить в трехлетний период, после чего радар сможет выдавать целеуказания на поражение баллистических ракет [17; 18]. Кроме того, действует модернизированная РЛС AN/FPS-108 Cobra Dane на о. Шемия (Алеутские о-ва). По данным Агентства по ПРО США, ее дальность обнаружения – до 2000 миль. Она имеет одну антенную поверхность, которая обеспечивает слежение в диапазоне 136 градусов по азимуту. Диаметр антенной поверхности – около 95 футов, высота радара – 120 футов. РЛС работает в L-диапазоне [10].

Нельзя не упомянуть и многофункциональную РЛС морского базирования (Sea-Based Х-Band Radar). Данный радар устанавливается на плавучую платформу SC-50. Место основного базирования – бухта Фингср на удалении 25–50 км от северо-восточной части о. Адак (Аляска). Но, в случае необходимости радар может быть транспортирован в нужный США район. Дальность обнаружения – до 4900 км. Зона обзора по азимуту – 360 градусов; по углу места – 0–90 градусов [4].

Наряду с существующим позиционным районом ПРО на Аляске, в сентябре 2009 г. Б. Обама объявил о создании новой архитектуры ЕвроПРО. Данная концепция подразумевает создание третьего позиционного района ПРО в Европе. Но в отличие от прежней концепции Дж. Буша-мл. отличается вовлечением большего числа европейских стран и включением новых элементов с акцентом как на наземную, так и морскую составляющую системы. В частности, ключевым элементом ЕвроПРО является система «Иджис-ПРО» (Aegis BMD). Эта система является компонентом морского базирования системы ПРО США. Это ключевой элемент гибкого поэтапного подхода (фазированного адаптивного подхода (ФАП) или европейского поэтапного адаптивного подхода (ЕПАП) по ПРО. «Иджис-ПРО» строится на перехватчиках «Стандарт», боевой информационно-управляющей системе (БИУС) «Иджис», системе боевого управления и связи ВМС, и объединенных вооруженных сил [8].

 

 

Рис. 1. Существующие и возможные элементы ПРО США в Арктическом регионе

 

ВМС рассматривают ПРО как одну из основных задач. «Корабли, оснащенные этой системой, патрулируют, обнаруживают и отслеживают баллистические ракеты любой дальности, включая МБР, и передают данные слежения координаты системе ПРО» [8]. При этом данные передаются и на другие системы управления перехватчиками ПРО, расположенные на Аляске, в Калифорнии. А другие элементы системы ПРО снабжаются данными для поражения целей на среднем участке траектории полета [8].

Планируется, что в 2020 г. система «Иджис» будет модернизирована [8].

Кроме того, система «Иджис» является усовершенствованной системой боевого управления с РЛС кругового обзора дальностью до 400 км. Это позволяет автоматически сопровождать и обнаруживать 250–300 целей. Ядром системы является компьютерный центр, позволяющий автоматически уничтожать возникающие угрозы. Судя по результатам испытаний, данные перехватчики способны уничтожать вражеские боеголовки на высоте 180 км, т.е. за пределами атмосферы. Известно, что в начале 2008 г. ракета «Стандарт-3», запущенная с корабля, поразила американский разведывательный спутник на высоте 247 км. По одним данным спутник двигался со скоростью 7,6 км/сек, т.е. его скорость была близка к скорости межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) [8]. По другим, «спутник был сбит в то время, когда его скорость достигала 9,7 км/сек. Об этом заявил весьма компетентный представитель США – директор проекта Агентства США по ПРО контр-адмирал Брэд Хикс» [5].

Нельзя исключать тот факт, что в случае необходимости, США могут разместить корабли, оснащенные данной системой в арктических акваториях, в частности, в Баренцевом море.

Наконец, в 1998 г. на севере Норвегии в г. Вардё был развернут радар раннего предупреждения, который был затем модернизирован. Предполагается, что радар «Глобус-2» в Вардё работает совместно с радаром в Фалингдейлз-Мур (Великобритания) в рамках плана по ПРО для Европы. В соответствии с некоторыми данными, дальность обнаружения этой РЛС «составляет свыше 4500 км, что позволяет контролировать все имеющиеся на сегодняшний день позиционные районы РВСН, а также значительную часть акватории морей Северного Ледовитого океана» [1].

Тем не менее, в настоящее время недостаточно существующих систем обнаружения для фиксирования пусков с подводных лодок. Поэтому, чтобы избежать ответного удара ракетами, запущенными с подводных лодок, США следует в свою систему ПРО включить и систему слежения за подводными ракетоносцами. Так, «агентство Пентагона по перспективным разработкам DARPA анонсировало программу AAA – Assured Arctic Awareness («Обеспечение осведомленности по Арктике»), целью которой является создание сети слежения в Северном Ледовитом океане. В отличие от предыдущих систем слежения за подлодками, AAA подразумевает размещение датчиков и оборудования системы прямо во льдах Арктики» [7].

Исходя из рассмотренной конфигурации ПРО США в Арктике и планов по усилению присутствия в арктическом регионе, в том числе и посредством программы ПРО, нет сомнений в том, что США завершат строительство системы ПРО. Предстоит ожесточенная битва за ресурсы Арктики, а создавая третий позиционный район и глобальную ПРО в целом, США рассчитывают на нанесение первого обезоруживающего удара по СЯС России. При этом США предполагают, что от ответного удара уже ослабленной России будет достаточно их средств ПРО.

Литература

1. Белкин В.А., Шушков А.В. ПРО США: решение в иной плоскости [Электронный ресурс] // ВКО. http://vko.ru/DesktopModules/Articles/ArticlesView.aspx?tabID= 320&ItemID=131&mid=2891&wversion=Staging.

2. Володин Д.А. Военная политика США в Арктике [Электронный ресурс] // Россия и Америка в XXI веке. http://www.rusus.ru/?act=read&id=303#_ednref18.

3. Конышев В.Н., Сергунин А.А. Арктика в международной политике: сотрудничество или соперничество?. - М.: РИСИ, 2011. 194 с.

4. Карцев Р. Многофункциональная РЛС морского базирования ПРО США // Зарубежное военное обозрение. № 2. 2010. С. 61–65.

5. Козин В.П. «Иджис» – прямая угроза России [Электронный ресурс] // ИА «Оружие России». http://www.oborona.ru/includes/periodics/maintheme/2012/0416/18358201/ detail.shtml.

6. Копейко С. Боевые ступени американских ракет ПРО [Электронный ресурс] // Военно-промышленный курьер. http://vpk-news.ru/articles/4924.

7. Рябов К. Американская ПРО и ядерное сдерживание [Электронный ресурс] // Национальная безопасность России, США и других стран мира. http://nationalsafety.ru/n76516.

8. Шацкая В. Архитектура ЕвроПРО – всего лишь защита от Ирана? [Электронный ресурс] // ИА «Оружие России». http://www.arms-expo.ru/055057052124050055050056050.html; http://nbez.ru/?p=728.

9. Шацкая В. Этапы создания противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки [Электронный ресурс] // ИА «Оружие России». http://www.arms-expo.ru/049051124050054057050056.html; http://nbez.ru/Publications/norad/index.html#/1.

10. Cobra Dane Upgrade: Fact sheet MDA. 2012. 1 p.

11. Ground-based Midcourse Defense: Fact sheet MDA. 1 p.

12. Missile Defense Agency Program Update. 2011. 18 p.

13. Missile defense, the Space relationship & the Twenty-first century. - Independent working group , 2009. P. 101.

14. Mr. Mead Treadwell [Электронный ресурс] // US Arctic Research Commission. http://www.arctic.gov/treadwell.html.

15. National Security Presidential Directive and Homeland Security Presidential Directive [Электронный ресурс] // FAS. http://www.fas.org/irp/offdocs/nspd/nspd-66.htm.

16. North American Aerospace Defense Command [Электронный ресурс] //North American Aerospace Defense Command. http://www.norad.mil/about/index.html.

17. Report to Congress on Arctic Operations and the Northwest Passage. Р. 13.

18. Upgraded Early Warning Radars, AN/FPS-132: Fact sheet MDA. 2012. 1 p.

19. U.S. Navy Arctic Roadmap. October 2009. Р. 8.


В.Н. Шептура

Профессор кафедры военного искусства ВАГШ ВС РФ,

полковник, кандидат военных наук, доцент

А.В. Галгаш

Заместитель начальника Военной академии связи,

полковник

А.П. Жарский

Старший научный сотрудник НИО

НИИ(ВИ) ВАГШ ВС РФ,

Почетный радист Российской Федерации,

кандидат военных наук, член-корреспондент РАРАН






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 2190; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.048 сек.