Ранние этапы охраны природы

Понимание того, что необходимо ограничить влияние хозяйст- нснной деятельности людей на природу появилось очень давно. Из­менения естественных природных ландшафтов в результате хозяй­ственной деятельности в рабовладельческих государствах Ближнего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии происходили так быстро, что предпринимались меры для уменьшения антропогенно­го воздействия на природу.

Так, вавилонский царь Хаммурапи в XVIII в. до н. э. в специаль­ном своде законов (кодексе) указал меры по охране лесов. По этим ui конам леса были разделены на участки и находились в ведении «лесничих». Они несли ответственность за сохранность лесов и за должностные нарушения карались смертной казнью.

В Древнем Египте в «Книге мертвых», в которой собраны заклинания душ у мерших, приведены следующие слова, которые на суде бога Осириса необхо­димо было сказать для оправдания умерших: «Я не истреблял животных на пастбищах. Я не ловил сонной рыбы. Я не сгонял животных с божьих земель...» 11еречисленные действия уже тогда считались вредными и грешными. Необхо­димо было ограничить охоту на стадных животных, уменьшить вылов рыбы. Были объявлены священными озера, рощи бога Осириса (своеобразные запо­ведники), где нельзя было ловить рыбу и охотиться.

Заповедные территории в Индии были выделены не позднее III в. до н.э., если судить по известному трактату о государственной власти «Артхашстра». Тогда же индийский император Ашока издал специ­альные, опирающиеся на религию, природоохранительные законы.

Кроме священных гор, рощ, озер сравнительно давно стали ох­ранять места великокняжеской и царской охоты. Магараджи созда­вши строго охраняемые охотничьи резерваты в собственных вла­дениях. При изменении административного деления Индии и ликвидации княжеств многие княжеские охотничьи заказники становятся государственными.

Задолго до нашей эры в отдельных княжествах Китая стали со­здавать заповедники. Строго охранялись животные в обширном императорском охотничьем парке в окрестностях Пекина. Только там сохранился до середины XIX в. олень Давида. Полагают, что третичный реликт Гинкго сохранился до нашего времени в парках буддистских монастырей. Издавна, по крайней мере со времени ос­нования Улан-Батора (в XVII в.), охраняется расположенная рядом с ним поросшая лесом священная гора Богдо. Законодательным ак­том в 1809 г. территория священной горы Богдо-Ула была объяв­лена заповедной и неприкосновенной.

Во времена Карла Великого (742-814 гг.) было принято много королевских указов, парламентских декретов и других государст­венных документов, направленных на регламентацию охоты и имев­ших природоохранное значение. В X в. мазовецкий князь Болеслав установил охрану европейского тура, литовский князь Ягелло в XIV в. запретил охоту на зубра и тарпана в своих владениях. В 1584 г. архиепископ Зальцбургский издал закон об охоте, в кото­ром брались под охрану исчезающие каменные козлы. В середине XVI в. в Западной Европе было создано немало частных заповед­ников. Большинство из них представляло собой закрытые «охотни­чьи хозяйства», служившие резервными источниками мясного про­довольствия. Они обеспечили сохранение до наших дней зубра, бла­городного оленя, лани и других животных.

В XIX в. стали создавать государственные природные (нацио­нальные) парки и заповедники (резерваты). Первый в мире госу­дарственный Йеллоустонский парк был создан в США (в штате Вайоминг) в 1872 г. Перед этим парком была поставлена задача со­хранения ценных в научном, эстетическом и историческом отноше­нии ландшафтов в рекреационных, культурно-просветительских и исследовательских целях. На территории парка была запрещена всякая хозяйственная деятельность, которая могла бы привести к из­менению природного облика района.

История охраны природы в нашей стране

Первый этап охраны природы. Первые достоверные государственные при­родоохранные акты относятся ко времени существования Киевской Руси. Они связаны с древнейшим собранием письменных документов русского права - Русской Правдой (XI в.). Установление первых природоохранных законов свя­зано с именами киевского князя Ярослава Мудрого и его преемников в XI- XIII вв. В Русскую Правду были включены статьи, предусматривающие штраф и возмещение убытка за хищение добычи из ловчих орудий и охоту на чужих землях, за разорение гнезд диких пчел. В конце XIII в. во Владимиро-Волынском княжестве (в 1199 г. объединено с Галицким княжеством) на территории Беловежской Пущи в месте великокняжеских и царских охот был строго регла­ментирован отстрел животных, а в конце XIV в. запрещен совсем. С этого времени Бе­ловежская Пуща, по существу, приобрела заповедный режим.

Исключительно положительную роль в сохранении дубрав в центре Ев­ропейской России в XV в. сыграло выделение массивов «засечных» лесов, ставших на пути опустошительных набегов кочевников с юга на Русское го­сударство. Рубить деревья в «засечных» лесах запрещалось. Поэтому не слу­чайно, что многовековые дубравы Тульских «засек» сохранились и до сих пор. 1! XVII в. появился царский документ, свидетельствующий о понимании госу­дарственными деятелями того времени значения леса как среды обитания цен­ных животных. В нем предписывались меры по предупреждению лесных пожа­ров. Во второй половине XVII в., в царствование Алексея Михайловича, бы­ло принято 67 указов, ограждающих от истребления ценных промысловых жи­вотных. В этих указах закреплялись сроки охоты, запретные для охоты зоны, оп­ределялись наказания за нарушения установленных правил. В целях сохранения мест гнездования ловчих птиц - соколов и кречетов - царь приказал заповедать «Семиостровье» на Мурманском побережье (ныне эта территория входит в со- став Кандалакшского заповедника). Для охраны соболя были заповеданы уго­дья в бассейнах рек Ангары и Кан. Тогда впервые запрещалась охота вокруг Москвы. Было запрещено ловить стерлядь менее 35 см длиною, не разрешалось ловить бобров капканами, рубить лес в «засечных» и заповедных лесах.

Ряд строгих указов, объявлявших заповедными леса по берегам рек в 20 - 50-верстовой полосе, предусматривавших охрану и посадку лесов (необхо­димых для создавшегося флота), охрану рек от загрязнения, укрепление их бе­регов, регламентировавших рыболовство и лов в реках жемчужниц, охрану почв, защиту наземной фауны и др., был издан Петром I в начале XVIII в. В от­личие от более ранних природоохранных законов указы Петра I имели ярко выраженное общегосударственное значение. Им было основано степное лесо­разведение, заложены «аптекарские огороды», сады, парки в Москве и Петер­бурге. Представление о крутых мерах, применяемых Петром I для охраны охот­ничьих животных под Москвой, дает царский указ от 18 апреля 1703 г.: «Ны­не ведомо великому Государю учинилось, что на тех Измайловских лугах по рекам и по прудам и по озерам ездят всяких чинов люди со птицами (ловчи­ми) и с пищалями, птиц ловят и из пищалей по ним стреляют...» В связи с этим управителю села Измайлова было приказано установить строгий надзор в охотничьих угодьях: «Самому в них ездить по часту и мужиков и крестьян по­сылать человек по десять и больше непрестанно, и тех людей, которые в тех местах со птицами и пищалями, ловить». За недозволенную охоту взыскивали по 100 руб. со всякого человека высших чинов, уличенного в браконьерстве, а людям нижних чинов грозило наказание «жесткое без всякой пощады» и «ссыл­ка в Азов с женами и детьми на вечное житье» (Туркин, 1913). При жизни Пе­тра I эти природоохранные указы выполнялись с большой строгостью, но при последующих правителях внимание к ним ослабело, а Екатерина II даже изда­ла указ, разрешавший помещикам пользоваться лесами (т. е. вырубать их) по своему усмотрению. Это привело к безудержной рубке лесов.

Определенные меры принимались и для обогащения фауны окрестностей Санкт-Петербурга и Москвы. Так, в 1737 г. было приказано ежегодно завозить в окрестности столицы по нескольку сотен зайцев, серых куропаток и по сот­не соловьев. В принятом в 1773 г. законе об охоте запрещалось не только уби­вать, но даже ловить зверей и птиц в период их размножения. Зона с ограни­ченной охотой была доведена до 50 верст у Москвы и до 100 верст у Санкт-Пе­тербурга, однако добыча хищных зверей (медведя, лисицы, песца, хищных птиц и др.) разрешалась в течение всего года, что привело к быстрому сокращению их численности. Поэтому в 1912 г. по ходатайству мехоторговцев была запре­щена на несколько лет добыча соболя.

Безудержная рубка лесов, начавшаяся при Екатерине II, привела к тому, что уже к 1827 г. в средней полосе европейской части России реки обмелели, а кли­мат стал суше. Тем не менее вырубка лесов продолжалась. О ее масштабах мож­но судить по тому, что, например, с 1888 по 1914 г. было вырублено 26 млн га частных лесов. Уничтожение лесов Центральной России сделало очевидной необходимость их восстановления (в первую очередь - в интересах сельского хозяйства). К началу XIX в. относятся работы по лесовыращиванию в Хреновском (Воронежская область) и Бузулукском (Оренбургская область) борах, на Саволе, в Шиповом лесу и других местах. Усиливающиеся на возделывае­мых участках земли в степной зоне водная и ветровая эрозии, иссушение поч­вы побудили земледельцев искать способы борьбы с этими недугами сельско­го хозяйства. Так было начато полезащитное лесоразведение, зачинателями которого были украинские помещики. В 1804-1818 гг. в долине Северного Донца на сыпучих песках было выращено около 1000 га соснового леса. С 1809 г. в Полтавской губернии начали создавать «древопольное хозяйство», в котором поля перемежались с лесными массивами и лесополосами. В 1813 -1819 гг. было заложено около 400 га хвойных и лиственных лесонасаж­дений в Херсонской губернии. Посадки леса стали производиться и на землях военных поселений. В 1843 г. началась закладка насаждений знаменитого Велико-Анадольского лесничества. Несколько позже, чем в степной зоне, стали развивать полезащитное лесоразведение в лесостепной полосе.

Начало научной разработке способов степного лесоразведения положила деятельность «Особой экспедиции Лесного департамента по испытанию и уче­ту различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях Юж­ной России» (1892-1898), руководимой выдающимся русским почвоведом

В. В. Докучаевым. Работами этой экспедиции были заложены первые лесопо­лосы в Каменной степи. Всего же лесовосстановительное и защитное лесоразведение было проведено с 1844 по 1917 г. на площади 1209 тыс. га.

На рубеже XIX и XX вв. активно формируется общественное движение за охрану природы России. С 1905 г. Московское общество испытателей природы на своих заседаниях стало регулярно рассматривать вопросы охраны природы. При научных обществах начали появляться природоохранные группы. В их числе были: Русское общество по акклиматизации животных и растений, Казан­ское общество любителей естествоиспытания, Харьковское общество любите­лей природы и др. В 1910 г. в Екатеринославской губернии в селе Верхняя Хор­тица учителем П.Ф.Бузуком было создано первое в Российской Империи обще­ство охранителей природы, а в Петербурге действовало Российское общество покровительства животным, при котором существовал союз «Ласточка», боров­шийся с истреблением птиц. К этому времени относится появление и закрепле­ние в литературе терминов и понятий «охрана природы», «памятник природы».

Весомый вклад в дело охраны природы внесло Русское географическое об­щество вместе с отделениями на местах. В 1912 г. по инициативе академика И. П. Бородина при Русском географическом обществе была создана Постоян­ная природоохранная комиссия, цель которой заключалась в том, чтобы вы­звать интерес у широких слоев населения и правительства к вопросам охраны памятников природы России. И. П. Бородин считал, что «сокровища природы - это такие же уники, как картины, например, Рафаэля: уничтожить их лег­ко, но восстановить нет возможностей».

Определенными вехами в общественном движении за охрану природы были съезды и конференции. Например, перспективы организации заповедников бы­ли рассмотрены на съезде Общества акклиматизации животных и растений к 1908 г., на Втором Всероссийском съезде охотников в 1909 г., а также на XII и XIII съездах Ассоциации русских естествоиспытателей и врачей в 1904 и 1913 гг.

Некоторые меры по охране объектов недр начали приниматься в России и конце XIX в. Однако резко возросшее использование земли для нужд сель­ского хозяйства, промышленности и транспорта вызвало реальную угрозу ис­чезновения не только отдельных объектов природы, но и целых природных комплексов. Создание заповедников недр требовало изъятия из хозяйственного использования сравнительно больших площадей, что в условиях частного землевладения осуществить было нелегко. Тем не менее несколько заповедни­ков, появившихся в конце XIX в., были частными: среди землевладельцев на­шлись люди, понимавшие научное и культурно-историческое значение такой формы охраны природы. В 1882 г. на частные средства были созданы заповед­ники в Кроноцкой бухте и на мысе Асачи на Камчатке. В 1898 г. Ф. Э. Фальц- Фейн в своем имении «Аскания-Нова» (Херсонская область) объявил «защит­ными на все времена» 500 десятин целинной ковыльно-типчаковой степи. В 1903 г. частный заповедник был организован в Лагодехском ущелье на Кав­казе. Рижское общество естествоиспытателей в 1910 г. создало заповедник на острове Сааремаа ив 1912 г. - на острове Морицсала.

Крупнейшие ученые России - В. В. Докучаев, Г. А. Кожевников, Н. В. Насо­нов, Б. М. Житков, В. П. Семенов-Тян-Шанский и др. - настойчиво ставили во­прос о создании заповедников. В 1911 г. на Дальнем Востоке был организован Супутинский заповедник (ныне вошел в состав Уссурийского) - первый госу­дарственный заповедник России. Учеными и общественностью ставился во­прос о контроле над использованием некоторых полезных ископаемых, в ча­стности поверхностно лежащих - песка, глины, камня; об охране пещер и дру­гих памятников неживой природы. Специальная комиссия, в состав которой «ходили академики А. П. Карпинский и В. И. Вернадский, разрабатывала про­ект закона об охране от расхищения останков ископаемых животных.

Развитие природоохранной деятельности в условиях царской России всту­пало в противоречие с частной собственностью на землю. Поэтому, когда в 1914 г. рядом природоохранных обществ было внесено предложение об орга­низации заповедника для охраны зубров на землях, принадлежавших Кубан­скому казачьему войску, и на территории Кубанской великокняжеской охоты, ответ правительства был столь же показателен, сколь и красноречив: «Охрана редких зоологических пород не отвечает понятию общеполезной государственной меры, ради осуществления которой можно поступиться неприкосновен­ным вообще правом частной собственности». Правда, в 1916 г. правительство приняло общий закон о заповедниках, разработанный Постоянной природо­охранной комиссией Русского географического общества совместно с Акаде­мией наук. Основная задача, которая ставилась перед заповедниками, - спас­ти то, что еще можно спасти от истребления, - редкие виды животных и расте­ний. Создание заповедников расценивали как основную форму охраны приро­ды, противопоставляя тем самым охрану природы использованию ее богатств.

Непоследовательность в практическом воплощении мероприятий по охра­не природы в России особенно ярко проявилась на таком примере. Царь Алек­сандр III в 1892 г. утвердил «Правила об охоте», в которых строжайше запре­щалась охота на зубров в течение всего года. Однако это не помешало его сы­ну Николаю II всего через пять лет после утверждения закона устроить в Беловежской Пуще грандиозную многодневную охоту, во время которой было убито 36 зубров.

Вследствие упомянутых и ряда других причин охрана природы не была на­столько эффективной, чтобы приостановить нежелательные изменения в при­роде, вызванные хозяйственной деятельностью людей.

Советский период. Октябрьская революция уничтожила частную собствен­ность на природные богатства. В сочетании с плановым ведением хозяйства это создало необходимые предпосылки для эффективной деятельности по ох­ране природы. Первыми декретами о земле (1917) и о социализации земли (1918) была проведена национализация земли и отменена на нее частная соб­ственность. В них были заложены условия для улучшения плодородия поч­вы, которые, к сожалению, не были реализованы полностью. В Декрете о ле­сах (1918) предписывалось «засадить и засеять лесом» оголенные войной про­странства. В этом законодательном акте лес рассматривался как фактор, вли­яющий на сельское хозяйство, как регулятор водного режима, место рекреа­ции, памятник природы; за лесами признавалось и культурно-эстетическое назначение. Такими государственными документами, изданными в первые годы существования Советского государства, а их было много: «О сроках охоты и праве на охотничье оружие» (1919), «О лечебных местностях обще­государственного значения» (1919), «Об охране зеленой площади (садов, пар­ков, пригородных лесов и других насаждений)» (1920), «Об охране рыбных и звериных угодий в Северном Ледовитом океане и Белом море» (1921) - были созданы условия для системы государственной охраны природы. Открылись первые государственные заповедники (Ильменский, Астраханский, Красно­ярский, «Лес на Ворскле»). Был издан Декрет об охране памятников приро­ды, садов и парков, заложивший основы заповедного дела в нашей стране (1921).

С 1917 по 1924 г. были опубликованы 234 декрета и другие правительствен­ные документы природоохранного содержания. В них практически содержа­лись все основные положения, создававшие основу государственной политики в деле охраны природы. Необходимо отметить стремление молодого государ­ства вести охрану природы на научной основе. Поэтому к подготовке проек­тов решений, касающихся охраны природы, привлекались крупные специали­сты. Так, в числе участников разработки проекта Декрета об охране памятни­ков природы, садов и парков были академики Н. М.Кулагин, А. Е. Ферсман,

Н.М.Книпович, профессора Московского университета С. А. Бутурлин, Б. М. Житков и другие выдающиеся ученые.

В 1924-1925 гг. издается ряд новых государственных документов, направ­ленных на совершенствование дела охраны природы в нашей стране. В процес­се их реализации были широко развернуты лесомелиоративные работы (с 1927 по 1948 г. было заложено 181 тыс. га приовражных, 266 тыс. га пескоукрепи­тельных, 468 тыс. га полезащитных лесонасаждений), создано несколько десят­ков государственных заповедников. Для координации природоохранных работ декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 5 октября 1925 г. был организован Межведомственный государственный комитет по охране природы, который в 1930 г. был преобразован в Межведом­ственный государственный комитет содействия развитию природных богатств РСФСР. В 1933 г. на его основе создан Комитет по заповедникам при Прези­диуме ВЦИК (председатель П. Г. Смидович, заместитель В. Н. Макаров), впос­ледствии реорганизованный в Главное управление по заповедникам при СНК РСФСР. В 1939 г. постановление СНК СССР учредило такие же управления и при совнаркомах других союзных республик.

Создаваемые в этот период и открытые ранее заповедники успешно осуще­ствляли свою деятельность по локальной охране природы. С 1933 по 1951 г. только в РСФСР было организовано более 20 заповедников, разработаны пла­ны перспективного развития сети заповедников в стране. 29 ноября 1924 г. по инициативе ряда общественных деятелей (Ф. Н. Петрова, С. А. Бутурлина,

Н. М. Кулагина, В. И. Талиева и др.) было создано Всероссийское общество ох­раны природы (ВООП). Развивалось оно как демократическая организация, ши­роко охватывающая различные слои населения. Его членами стали рабочие и учащиеся, труженики села и интеллигенция. За время существования Общест­ва в его работе активное участие принимали многие видные ученые и деятели охраны природы - Г. А. Кожевников, Н. М. Кулагин, П. Г. Смидович, С. А. Бу­турлин, Б. М. Житков, Ф. Н. Петров, В. Л. Комаров, В. Н. Макаров, С. И. Ог­нев, Г. П. Дементьев, Н. А. Гладков, А. Г. Банников и др. Удачный опыт Все­российского общества охраны природы в привлечении широких слоев населе­ния к участию в природоохранных мероприятиях обусловил создание обществ охраны природы в других союзных республиках.

На временно оккупированной фашистами территории происходило хищ­ническое разграбление и уничтожение природных богатств. Для отражения аг­рессии («Все для фронта, все для Победы!»), а затем для восстановления раз­рушенного Великой Отечественной войной хозяйства потребовалось мобили­зовать все силы и средства, что вызвало чрезмерную эксплуатацию природных ресурсов. В какой-то мере произошло ослабление государственных позиций в отношении охраны природы.

Быстрому оживлению природоохранной работы после войны способство­вали принятое в 1946 г. постановление Совета Министров РСФСР «Об охра­не природы на территории РСФСР» и создание грандиозного плана полезащит­ных лесонасаждений в степных и лесостепных районах европейской части СССР. К сожалению, грандиозность принимаемых планов не всегда подкреп­лялась научными разработками, предвидением последствий и экономически­ми рычагами, и многие планы не были реализованы.

Большим достижением в природоохранительной деятельности было при­нятие в 1957-1963 гг. верховными советами всех союзных республик специаль­ных законов по охране природы, согласно которым под государственную за­щиту от расхищения и бесхозяйственного использования взяты все природные ресурсы страны.

Более чем за 70-летний советский период возникало множество противоре­чий, когда партийные и государственные решения приносили делу охраны при­роды больше вреда, чем пользы. Во время гражданской войны были потеряны перед Октябрьской революцией. Судьба многих уникальных участков природы, охраняемых в частных владениях, решалась по классовому принципу, вопре­ки здравому смыслу. В результате затянувшихся нескоординированных дейст­вий погибли вольные стада зубра на Кавказе и в Беловежской Пуще. Только благодаря мужеству известного путешественника и исследователя Центральной Азии П. К. Козлова удалось сохранить для потомства в заповеднике «Аскания- Нова» привезенных им лошадей Пржевальского.

Многие известные деятели охраны природы были репрессированы в 1930-1940 годах. Погиб в тюрьме известный эколог профессор В. В. Станчин- ский, умер на Колыме профессор, академик Всеукраинской академии наук А. А. Яната, замучен в тюрьме президент ВАСХНИЛ, академик Н. И. Вавилов, прошел через северные лагеря крупнейший отечественный методист-биолог, профессор, а затем академик АПН РСФСР Б. Е. Райков. Только на Украине около трети активных деятелей по охране природы были репрессированы.

Представление о трудностях в деле охраны природы, о моральной обста­новке того времени дает следующая цитата из выступления заместителя пред­седателя ВООП на I съезде этой организации 20 апреля 1938 г.: «Мы знаем, что в первые годы все деятели охраны природы встречались в штыки, ибо требо­вались очень высокая культура и сознание для того, чтобы понять действитель­ное значение охраны природы. Вы знаете, что на этой почве была демагогия, вроде того, что некоторые люди говорили: вы думаете охранять природу от ра­бочих, от пролетариев? Мне вспоминается факт, когда М. П. Потемкин (член президиума ВООП) на (партийной) чистке долго защищался от обвинения председателя комиссии по чистке, который говорил: «Как же Вы, член партии, работаете в таком органе, как охрана природы? От кого Вы охраняете приро­ду?» (Борейко, 1998).

В 1930-х гг. в отношении заповедников возобладало превратное мнение, что заповедники должны давать что-нибудь практически полезное: сено соседне­му колхозу, животных для расселения и т.п. Совет Министров СССР 29 авгу­ста 1951 г. издал печально известное постановление № 3192 «О заповедниках», после реализации которого было закрыто 88 заповедников, а территории еще двадцати были резко сокращены.

В целом созданная в стране система охраны природы с различной степенью успешности функционировала на разных уровнях: локальном и региональном, государственном и общественном, выполнялись международные соглашения, СССР был инициатором и участником многих всемирных форумов и совеща­ний по охране природы.

Современный этап охраны природы

После распада Советского Союза важно было сохранить преем­ственность в деле охраны природы между существовавшими ранее и новыми государственными структурами, те положительные сто­роны природоохранной деятельности, которые существовали в РСФСР, и закрепить прежние достижения в новых условиях. Это ка­салось законодательных актов, системы управления и функциониро­вания природоохранных государственных и общественных органи­заций. Следует учитывать, что законы об охране природы, принятые и 1957-1963 гг. во всех союзных республиках, к началу 1990-х годов и-трели и фактически потеряли силу. Был подготовлен и принят Иерховным Советом Российской Федерации (19 декабря 1991 г.) Закон РСФСР «Об охране окружающей природной среды». Он регули­рует природоохранительные отношения в сфере всей природной среды, не выделяя ее отдельные объекты, охране которых посвяще­ны специальные законодательства. В соответствии с этим законом идачами природоохранительного законодательства являются: ох­рана природной среды (а через нее и здоровья человека); преду­преждение вредного воздействия на нее хозяйственной или иной деятельности; оздоровление окружающей природной среды, улучше­ние ее качества.

Для адаптации этого закона к новым условиям в 1993 г. к нему пыл издан постатейный комментарий. С учетом перехода страны к рыночной экономике в закон и комментарии к нему были помеще­ны экологические требования на трех уровнях: к хозяйственным

убъектам, к разным стадиям хозяйственного процесса (планирование, проектирование, строительство, ввод в эксплуатацию, эксплуатация объектов) и видам хозяйственного воздействия (сельское хозяйство, мелиорация, энергетика, строительство городов и т.д.).

Среди положительных сторон закона следует отметить его широкий зако­нодательный спектр, включающий такие важные разделы: «Право граждан на здоровую и благоприятную окружающую природную среду», «Экономический механизм охраны окружающей природной среды», «Государственная эко­логическая экспертиза», «Экологический контроль», «Ответственность за экологические правонарушения», «Возмещение вреда, причиненного экологичес­кими правонарушениями», «Экологическое воспитание, образование, научные исследования», «Международное сотрудничество в области охраны окружаю­щей среды» и др. Были внесены изменения в ранее принятые законы. Напри­мер, в 1995 г. Государственной Думой был принят Закон «О внесении измене­ний и дополнений в Закон Российской Федерации «О недрах» (1992)». Активизация природоохранительной деятельности проявилась в создании и утверждении парламентом других законов, направленных на охрану природы, напри­мер «Об особо охраняемых природных территориях» (февраль 1995), «О животном мире» (март 1995).

Усиление гласности в отношении безопасности населения про­чилось в том, что на основании анализа состояния окружающей среды и при родных ресурсов были изданы «Обзор состояния окру­жающей природной среды в СССР» (М., 1990) и «Национальный до­ки ад к конференции ООН 1992 г. по окружающей среде и развитию» (М., 1991). С 1992 г. издается ежегодно «Государственный доклад 11 состоянии окружающей природной среды Российской Федерации». По территории каждого субъекта Федерации также издаются ежегодные региональные сводки. Например, «Государственные докла­ды о состоянии окружающей природной среды г. Москвы», из кото­рых делаются выдержки по отдельным вопросам («Состояние зеле­ных насаждений в Москве. Аналитический доклад» (М., 1998) и др.).

В условиях затяжного экономического кризиса общая природоохранная деятельность в стране существенно ухудшилась. Из-за плохого финансирова­ния ослабела охрана заповедных территорий, резко возросло браконьерство, ухудшился контроль со стороны санитарно-эпидемиологических и противо­чумных организаций, возросло число эпизоотий и эпидемиологических забо­леваний. Во второй половине 1990-х годов в стране снова появился столь опас­ный вредитель, как перелетная саранча. Огромные лесные территории не толь­ко в Сибири, на Дальнем Востоке, но и в Центральном районе европейской ча­сти России засушливым и жарким летом 1999 г. были охвачены пожарами, на борьбу с которыми не хватало средств, техники, специалистов. Крупные лес­ные пожары в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке регулярно возникали и летом 2000 г.

Вместе с тем из-за недофинансирования и закрытия многих пред­приятий добывающей, перерабатывающей, строительной отраслей промышленности существенно уменьшились антропогенный пресс на естественные природные ландшафты, загрязнение окружающей природной среды. Прекращение деятельности лесозаготовительных предприятий, сокращение площадей сельскохозяйственных угодий усилили лесовозобновление, что привело к восстановлению числен­ности многих животных.

Естественно, перестройка системы охраны природы требует вре­мени, надежного функционирования в новых условиях, постоянно­го внимания и регулярного финансирования, в том числе и для вос­становления нарушенных связей между разными направлениям природоохранительной деятельности, нуждающимися в координации в государственном масштабе.

 

Контрольные вопросы

1. Какие этапы можно выделить в истории отношения человека к природе и ее охране? В чем их принципиальная разница?

2. Как относились к природе наши предки?

3. С какого времени истории человек стал бережно относиться к природе

4. Что явилось ключом к пониманию необходимости охраны природы: эстетическое начало или чувство самосохранения?

5. Какой вред природе может нанести идеологизированное общество?

6. Каковы преимущества и недостатки отношения к природе в тоталитарном государстве?

7. Назовите известных ученых-естествоиспытателей, внесших вклад в науку об охране природы. Что вы знаете об их трудах и личной судьбе?

8. Как вы считаете, современное общество способно реально противостоять процессам деградации природы?

9. Когда было создано Всероссийское общество охраны природы и какая его роль в деле охраны природы?

 

Если много людей одновременно заболевает одной и той же болезнью, то причину ее следует искать в том, что является общим для всех людей, и в том, чем они чаще всего пользуются. Значит, речь идет о вдыхаемом воздухе.

Гиппократ

 






Дата добавления: 2020-05-20; просмотров: 832; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.038 сек.