ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИ РАКЕ


Мы использовали данные анализов защитного процесса, направленного на клетки и ткани, при изучении иммунологических проблем рака. Разные раковые иерархические объекты, как уже указывалось ранее,могут, до определённой степини, гетерогенным объектам- пересаженные опухоли к трансплантатам и спонтанные опухоли- к гетерогенизированным объектам индивидуума.

В первой серии экспериментов мы попытались проследить вмешательство разных механизмов защиты в отношении пересаженных животным опухолей, используя трансплантаты разной степени гетерогенности. Использовались разные типы опухолей. Высоко гетерогенные опухоли, полученные от видов, отличных от вида хозяина, после пересадки не росли. В короткий срок происходила смерть трансплантата, а при наличии механической возможности, и его отторжение. Некроз трансплантата и довольно обширный воспалительный процесс, развивавшийся вокруг него сразу после пересадки указывали на признаки вмешательства первой стадии защитной реакции от клеточного до органного уровня.

При второй группе опухолей, обычно от животных того же вида, или даже умеренно гетерогенных, трансплантат приживался, и какое-то время опухоли растут. Часто, в районе 8-15 дня, в трансплантате обнаруживаются глубокие изменения, затрагивающие всю опухоль, которая быстро подвергается обратному развитию и, часто, отторгается. То, что это происходило по причине аллергической реакции, иллюстрирует следующий эксперимент. Фрагменты опухоли одного вида, полученные от разных животных, были пересажены с двух-трех дневными интервалами тому же хозяину. Несмотря на разный возраст трансплантатов, через короткие интервалы происходила смерть или отторжение их всех и одинаковым образом. Это указывает на то, что механизм указанного явления относится к хозяину, а трансплантат эволюционирует относительно независимо. То есть, виной всему было вмешательство аллергических антител.

В третьей группе трансплантатов низкой гетерогенности опухоли продолжали развиваться даже дольше, и только у немногих животных произошло отторжение опухолей. Это изменение, состоявшее в цитолизе опухоли, требует некоторого времени для своего завершения, что указывает на участие защитных антител. Первый и второй защитные механизмы оказались неадеватными в борьбе с опухолью, только третья стадия, образующая защитные антитела, явно была способной завершить процесс. Этот механизм подтверждается поздней, с момента их пересадки, несостоятельностью трансплантатов вследствие цитолитических изменений в опухоли, а не из-за интенсивного воспалительного процесса, как это наблюдается при первичной реакции. Иммунологическая природа защиты в этих случаях видна также по тому, как может быть индуцирован пассивный иммунитет у других животных с помощью сыворотки хозяина.

Трансплантаты у людей

Пересадка раковых клеток у здоровых людей обычно приводит к появлению растущей опухоли, которая (315) через несколько дней повторяет судьбу умеренно гетерогенного трансплантата: смерть с последующим рассасыванием или отторжением.. Время, за которое указанный процесс происходит, указывает на аллергическую природу этого механизма защиты. Существует большая вероятность того, что без вмешательства этого эффективного аллергического механизма защиты раковый процесс продолжал бы развиваться.

Подобный продолжающийся рост происходит, если трансплантаты пересаживаются индивидуумам, уже имеющим свой собственный раковый процесс. Это указывает на то, что аллергический защитный механизм против трансплантата в этих случаях не участвует. Тот факт, что раковый объект получает новый опухолевый трансплантат, в то время как здоровый отторгает его, указывает, что защитные процессы у нормального и ракового субъектов различны. Неспособность указанных субъектов отторгать пересаженную опухоль благодаря аллергическому ответу оказалась главным иммунологическим отличием между нормальным и раковым субъектом. Еще более важно, что у раковых пациентов нарушение заключается в утрате способности отторгать пересаженную опухоль, которую здоровый субъект, вероятно, имеет.

Пытаясь установить природу иммунологического нарушения при развитии спонтанного рака у больных, мы должны связать ее с указанной утратой защитных процессов, как мы видели выше.

Изучая общие аспекты указанной проблемы, можно предположить, что утрата защиты от антигена может быть вызвана нарушением в любом из трех разных механизмов, вовлеченных в защиту: первичном, аллергическом или защитном. В случаях, когда это происходит, сначала утрачивается защитная стадия. Следующей поражается аллергическая стадия и, наконец, первичный ответ. Это объясняет, почему неспособность индивидуума достичь одной стадии защиты оставляет защиту на непосредственно предыдущей стадии. Неспособность производить защитные глобулиновые антитела, например, оставляет индивидуум на аллергической стадии, которая, при развитии защиты, предшествует производству иммунных антител. Это приводит к потенциально аллергическому состоянию, если антиген отсутствует, или к настоящему аллергическому состоянию, если антиген присутствует. Мы установили, что это происходит при большинстве хронических инфекционных болезней. Идентично, при неспособности организма вырабатывать коагулянтные антитела, защита остается на прежней стадии процесса, первично липидной.

Перед тем как продвигаться далее, мы должны обсудить фактор, который, по мнению многих авторов, также участвует в защите от рака.

Несколько лет тому назад механизм защиты, в общем, связывали с системой пропердина. Тем не менее, в системе защитных процессов он был определен, как неспецифическая прямая противоагрессивная реакция. Как было установлено, пропердин вовлечен в антигетерогенный защитный ответ, появляющийся после энзиматической гидролитической атаки в начале продленного участия липидов.

Уменьшение содержания пропердина в крови субъектов, имеющих рак, позволил ряду авторов попытаться объяснить указанным фактом различия в реакции ракового и нормального субъектов по отношению к новому трансплантату. Анализ условий, при которых это происходит, показал нам, что нарушение заключается не в антигетерогенных процессах защиты, которые действуют одинаково по отношению к антигену и аллергическому комплексу, а в самой аллергической реакции. С иммунологической точки зрения, отличие здорового субъекта от пациента с инвазивным раком заключается в утрате способности индуцировать второй тип защиты, аллергический, по отношению к раковой ткани. Экстраполируя указанный факт на неспособность вырабатывать коагулянтные антитела, этот дефицит помогает объяснить недостаточность соответствующей антигетерогенной реакции по отношению к антиген-коагулянтно-антителовому комплексу и, в дальнейшем, к низкому содержанию пропердина в крови, наблюдающемуся в этих случаях.

Утрата специфического противоракового аллергического защитного механизма не означает общую утрату аллергической защиты. Порок может ограничиваться неспособностью вырабатывать аллергические антитела против специфического антигена. Мы наблюдали, особенно, на примере инфекционных болезней, что первичный и аллергический процессыe могут протекать с большой интенсивностью, не становясь при этом эффективными. Агент, микроб, например, может оставаться в наличии, даже, несмотря на присутствие активной аллергической реакции. Явное присутствие защитных процессов не обязательно означает наличие успешной защиты, они могут быть качественно дефектными.

При раке, если аллергическая защита недостаточна, следует рассматривать две возможности: или организм вообще не может перейти к аллергической стадии защиты и, поэтому, неспособен производить аллергические антитела, либо этот ответ лишь качественно несостоятелен. В последнем случае общие и даже местные реакции могут быть довольно интенсивными, но все же неэффективными. Это происходит, вероятно, при определенных формах рака, таких как, имеющих сильный воспалительный процесс, например, при воспалительной форме рака груди. Поскольку этот рак начинается и развивается как острый мастит, происходят очень интенсивные защитные процессы, очевидно только первичной стадии. Однако они не способны контролировать развитие болезни, которая в этих случаях прогрессирует особенно быстро. Это относится и к тем формам рака, для которых характерна лихорадка, что указывает на продленную первичную, токсическую, стадию. Недостаточная местная реакция в месте роста трансплантата у ракового субъекта, в то время как у здорового субъекта трансплантат убивается, или отторгается, свидетельствует в пользу того, что нарушение состоит в неспособности производить аллергические антитела.

Следующая проблема состояла в исследовании причины несостоятельности аллергической защиты от опухолей. Мы смогли установить, что раковый субъект обычно не утрачивал способности производить коагулянтные антитела. Даже субъекты с запущенными злокачественными опухолями были способны на ответ в виде местной кожной аллергической реакции на вторую инъекцию антигена (белков из моллюсков), при том, что первая, подготовительная, была выполнена десятью днями ранее. (Заметка 7) Их неспособность бороться с пересаженными раковыми клетками с использованием идентичной аллергической реакции, указывает на то, что утрата этой способности не является общим свойством, а сравнительно специфически направлена против раковых клеток. Недостаточно интенсивный воспалительный процесс, как и существование больших количеств липидов в раковой ткани, также будет косвенно указывать на неспособность ракового субъекта разрешить существующую иммунологическую проблему борьбы против рака с помощью аллергической реакции. Наличие больших количеств липидов указывает на то, что защитный механизм был остановлен на стадии выраженного преобладания липидов. Таким образом, ненормальные количества липидов могут представлять косвенное средство распознавания порока аллергического ответа в отношении раковых объектов.

Следующей проблемой было установление места в организации, где произошло нарушение. Разные уровни организации в определенной степени независимы и переход нарушения с одного уровня на другой будет свидетельствовать об иерархическом прогрессировании болезни. Здесь встает вопрос о прогрессирующей утрате на разных уровнях естественной способности защиты от рака. Недавно ряд исследователей показал, что раковые клетки переходят в лимфатическую систему, а затем в системную циркуляцию в гораздо большем проценте, чем считали ранее. Тем не менее, в системной циркуляции раковые клетки подвергаются разрушению с помощью защиты, еще не утраченной на этом уровне. Таким образом, этот же пациент может иметь активно растущий рак на тканевом уровне, что указывает на несостоятельность процесса защиты на низшем уровне, хотя на высоком уровне он эффективен.

Иерархическое прогрессирование рака можно рассматривать как прогрессивную утрату способности к иммунологической защите. В то время как организм сохраняет способность к защите на более высоком уровне, низший иерархический объект уже не противостоит раковой болезни. Отсутствие взрывоподобного распространения болезни объясняется не отсутствием раковых клеток в крови или органах, а наличием эффективной защиты на указанных уровнях, что и оставляет рак все еще локальным состоянием.

Метастазы

Относительная независимость при утрате способности защищаться у разных объектов объясняет одну из наиболее трудных проблем рака—почему определенные раки имеют тенденцию к метастазированию в определенные ткани и органы. Ряд раков дают костные метастазы, другие распространяются на многие органы, в то время как другие распространяются только в определенных органах. Это можно объяснить утратой защитной способности на органном уровне. Ряд органов утрачивает способность к аллергической защите, другие ее сохраняют. У первых циркулирующие раковые клетки вызовут образование множественных метастазов, но не у вторых.

Таким же механизмом можно объяснить персистенцию неактивных раковых клеток в течение нескольких лет после операции. Защитный механизм, в то время как он уже не способен воздействовать на клетки и разрушать их, все еще достаточно активен на тканевом уровне, предотвращая распространение болезни на данном уровне. Раковые клетки начинают инвазировать этот уровень только тогда, когда тканевой уровень неспособен больше себя защитить от инвазирующих клеток. Тканевой уровень, утрачивая способность к аллергическому ответу, даже усиливает соответствующую низшую первичную стадию защиты, что представляет собой продленную липидную фазу с индуцируемыми последующими изменениями. Среди них будет и появление боли.

При указанных условиях, общее иммунологическое состояние, благоприятное для иерархически прогрессирующего развития рака, должно рассматриваться как утрата способности разных уровней к эффективному аллергическому ответу в отношении раковых объектов. Иммунологическая проблема рака, таким образом, отличается от всех иных известных болезней, при которых имеется неэффективный иммунологический ответ. При других болезнях проблема неспособности побороть антиген представляет таковую, заключающуюся в невозможности мобилизовать, или развивать, эффективный иммунологический ответ. При раке организм утрачивает ранее, до болезни, имевшуюся способность. При других болезнях иммунологическая проблема состоит в создании нового и благоприятствующего борьбе с антигеном состояния благодаря развитию средств, которые не существуют у здорового индивидуума. При раке иммунологическая проблема будет состоять в предотвращении утраты свойства, имеющегося у здоровых субъектов, а в случае уже наступившей утраты - в отыскании средств для его возвращения.

Указанные соображения и изучение разных факторов, вовлеченных в развитие стадии прогрессивной защиты, побудило нас опять обратиться к роли липидов в указанных процессах. Появление стадии в механизме защиты, вероятно, сильно зависит от выполнения качественных требований по отношению к предыдущей стадии. Дефицит существенных факторов на одной стадии представляет препятствие для следующей стадии. В случае рака утрата специфической аллергической фазы можно отнести на счет качественно неадекватной предыдущей липидной фазы. Уровень не способен преодолеть аллергическую защиту, потому что липиды, которые можно мобилизовать, являются качественно неадекватными. Даже ненормальная обогащенность липидами может интерпретироваться как результат их качественной неадекватности. Этот имеющийся избыток указывает на их важность.

Иммунологический лечебный подход

Присутствие эффективных защитных ресурсов на более высоком уровне не означает, что они будут действовать на более низком уровне.

Подобный взгляд на ненормальные иммунологические процессы при раке открыл новые пути лечения. С лечебной точки зрения проблема состоит в том, как индуцировать возврат на необходимом для организма уровне утраченной иммунологической способности, и как побороть раковые объекты с помощью специфической аллергической защиты. Более того, способность к указанной специфической аллергической защите утрачивается разными уровнями организации независимо. Непосредственная задача будет состоять в том, каким образом защита может быть восстановлена на том именно уровне, на котором была утрачена. Наличие эффективной защитной способности на организменном уровне не означает избавление от рака, потому что подобная способность может не быть сохранена на низших уровнях, где, например, рак присутствует, из-за независимости уровней друг от друга. Только производство коагулянтных или иммунных антител против рака на выбранном уровне переведет индивидуум в достаточно активную защитную фазу, делающую возможным разрешение проблемы на указанном уровне.

Таким образом, проблема иммунитета на соответствующем уровне представляет ключ, обеспечивающий любую иммунологическую противораковую атаку. Это очевидно и для других заболеваний и побуждает применять локальную вакцинацию при локализованных инфекциях (307, 308).

Изучение противовирусного иммунитета позволило нам распознать важность иммунитета на разных уровнях. Вирусная инфекция является типичной клеточной болезнью, вирус размножается лишь в клетке. Теоретически, иммунитет на всех уровнях можно индуцировать с помощью вирусов. В соответствии с освещенными выше взглядами, однако, системный иммунитет с циркулирующими антителами не обеспечит клеточной защиты. Он будет вмешиваться лишь тогда, когда вирус проходит через системный уровень, и его активность будет продолжаться лишь то время, пока присутствуют циркулирующие антитела. В это время вирусу не будет позволено достигать клеток. Если циркулирующих антител больше нет, клетки должны быть защищены. Таким образом, для обеспечения эффективной защиты от вирусов необходим внутриклеточный иммунитет. Применение вакцины из мертвых вирусов обеспечит лишь системный иммунитет, о чем будут свидетельствовать циркулирующие антитела.Мало вероятно, что убитый вирус войдет в клетки. Он на них не воздействует и не индуцирует клеточный иммунитет. Даже слабая клеточная инфекция живым вирусом создаст необходимый долговременный клеточный иммунитет. Это объясняет необходимость использования против вирусной инфекции живых, а не убитых, вирусов в вакцине, как первым постулировал Pasteur.

Идентичный уровневый иммунитет может объяснить различия, наблюдаемые между иммунитетом, возникшим в результате использования микробных вакцин, и произведенным естественной болезнью. Тифоидная инфекция дает пожизненный иммунитет, вакцинация - только относительный и временный иммунитет. Объясняется это явление тем, что при болезни, вместе с септицемией, происходят явные изменения в органах и тканях. Селезенка и лимфатические ткани особенно поражаются при тифоиде. Поэтому, возможно, что развитие защиты на их уровне объясняет пожизненный иммунитет как следствие перенесенной естественной инфекцией.

При раке проблема будет заключаться в индукции не системной защиты, которая при инвазивном раке все еще существует, а эффективной тканевой, или даже клеточной, защиты. Иммунологическое лечение рака должно восстановить способность к защите на тканевом и, возможно, клеточном, уровнях благодаря эффективному аллергическому ответу. Иммунологическая профилактика рака должна состоять не в создании указанной защиты, или ее количественном усилении, а в ее качественном совершенствовании. Успешная аллергическая защита на указанном уровне будет иметь профилактический и, даже, лечебный эффект. Применение липидов в индукции механизма защиты тканей имеет интересное применение при раке. Системное лечение липидами, или липоидами, может изменить защитный ответ таким образом, что он может стать эффективным на специфическом уровне, на котором еще неадекватен. Для инвазивного рака липидная активность должна индуцироваться на клеточном уровне. Активные липоиды для этой цели подходят потому, что они высоко аффинны по отношению к раковой клетке.

Поскольку измененные клетки обычно демонстрируют одинаковую способность связывать назначаемые липоиды, указанная общая активность становится препятствием, если присутствуют измененные объекты, иные, чем раковые клетки. Указанные соображения побудили нас попытаться использовать методы, которые обеспечат активность липидов на клеточном уровне.

При одной из указанных методик, выбранные липоиды приводились в непосредственный контакт с раковыми клетками путем выполнения местных инъекций в область расположения опухолей. Одиночные инъекции вызывали в опухолях лишь ограниченные изменения. Для индуцирования эффективного ответа необходимы местные инъекции, повтореные таким образом, чтобы гарантировать присутствие липоидов однажды, а затем опять, 15 днями позже. Липоиды, или липиды, отбирались таким образом, что, в случае их связывания с составляющими частями они вызовут аллергическую реакцию или ответ иммунной защиты. Кислотные липиды бацилл туберкулеза, биксина или морских свинок особенно склонны к индукции аллергических реакций, в то время как липиды микробов, таких как кишечной палочки, тифа или дифтерии, вызывают иммунный ответ.

При другой методике выбранные липиды связывали с раковыми объектами in vitro. Раковые клетки получали и обрабатывали in vitro липидами, под влиянием которых организм приобретает способность вырабатывать аллергические или иммунные антитела. Коллоидные суспензии этих липидов, или липоидов, готовились, как было уже описано. Они смешивались с суспензиями раковых клеток, содержались при температуре 37°C в течение нескольких часов, затем отделялись от нефиксированных липидов и вводились путем инъекции пациентам. Для получения хорошего результата было необходимо выполнить инъекцию указанного материала, по крайней мере, дважды с интервалом более двух недель для гарантирования наступления аллергической реакции в отношении клеточно-липидного препарата. Поскольку одна инъекция давала хорошие результаты только в очень малом числе случаев, повторные инъекции были явно эффективнее. Когда раковые клетки удавалось получить у пациентов в результате выполнения биопсии, мы их использовали для обработки липокислотами in vitro. Когда биопсионный материал отсутствовал, мы использовали раковые клетки такого же происхождения, что и опухоль индивидуума.

Условием, определяющим успех указанных методов, как было установлено, является присутствие клеточно-липидного комплекса к моменту появления антител. В этом можно убедиться лишь при повторении инъекции. Другим интересным аспектом иммунологической проблемы рака, связанным с потерей естественного механизма защиты, является утрата раковыми объектами своей способности использовать определенные химические элементы, которые известны своим вмешательством в защитный механизм. Роль магния в системе пропердина, меди - в цитохромоксидазе, кальция - в общей защите доказывает наличие связи между недостаточным их использованием при раке и утратой защиты. Ниже мы обсудим эту проблему, после обзора фармакологического аспекта указанных элементов.

 

 

ГЛАВА 8 СВЯЗЬ МЕЖДУ ОСНОВНЫМИ КОНЦЕПЦИЯМИ

Здесь представлена ясная взаимосвязь между ранее обсуждавшимися четырьмя основными концепциями, позволяющими нам рассматривать их вместе и составить унифицированную точку зрения. Все четыре, как видно, представляют разные части одной фундаментальной проблемы биологии - способа разрешения объектом энергетических различий между ним и окружающей средой.

Мы увидели, что в рамках фундаментальных законов, управляющих природой, материя может рассматриваться в виде островков гетеротропии, противостоящих гомотропической тенденции эволюции. Сохранение свойств существующего объекта, как оказалось, представляет главное средство, благодаря которому может быть достигнута гетеротропия. Гетеротропия обеспечивается особым образом, благодаря поддержке констант объектов, как величин, отличных от таковых, свойственных окружающей среде.

Иерархическая организация

Продолжающаяся тенденция природы прогрессировать в сторону максимальной гомотропии сделала сохранение существующих объектов насущной острой проблемой. Проблема, поставленная постоянно изменяющейся окружающей средой не может быть решена благодаря изменениям в самих объектах. Любая "адаптация" самого объекта затронет его постоянные величины и, поэтому, будет противоположна фундаментальной цели гетеротропии. Природа решила указанную проблему совершенно иным способом. Поскольку сам объект должен оставаться неизменным, а влияние окружающей среды должно уравновешиваться, природа использовала иерархическую организацию. Вторичные части, воспроизводящие ближайшее окружение, соединены с существующими объектами, часто окружают их, и выполняют роль буфера в отношении влияний среды. Через указанные дополнительные вторичные части иерархические объекты организованы так что они воспроизводят характеристики окружающей среды, существовавшие ко времени своего образования. Благодаря этим, многократно повторяющимся, событиям, любой объект может сохраняться неизменным в условиях, идентичных изначальным, несмотря на продолжающиеся изменения в окружающей среде.

Таким образом, иерархическая организация представляет главный механизм, благодаря которому гетеротропические достижения, представляемые объектами, противостоят влиянию, оказываемому гомотропической силе. В концептуальном плане иерархическая организация, как было показано, представляет форму защиты, приобретенную в свое время объектами для противодействия специфическому фактору, прогрессивным гомотропическим изменениям в окружающей среде. Последовательные шаги иерархической организации, касающиеся иерархических объектов, воспроизводят вкратце эволюцию связи, развившейся между объектом и меняющимся миром. Иерархическая организация сжимает филогенетическую эволюцию специфической части защиты между объектом и меняющейся окружающей средой. Благодаря такой точке зрения мы смогли интегрировать организацию в общую защиту, при этом иерархическая организация служит частью механизма, используемого для противодействия прогрессирующей гомотропии.

Составные части

Таким же образом мы можем и в дальнейшем интегрировать в этот же защитный механизм разные составляющие, образующие вторичные части иерархических объектов. Таким образом, мы попытались связать указанные составляющие более непосредственно с последовательными окружающими средами, в которых объекты эволюционировали. Выше мы увидели, как это можно применить к элементам, общим и превалирующим, к объектам и окружающим средам, соответствующим среде, в которой эволюционировали указанные объекты. Благодаря корреляции между элементами, входящими в иерархическую организацию на разных уровнях, и их положением в периодической таблице, особое значение приобретает последовательный филогенетический переход от одной окружающей среды к другой. В среде, сформированной элементами с более низким атомным весом, влияние, оказываемое прогрессивной гомотропией, менее явное. Изменения элементов, как компонентов организма, могут быть, таким образом, также интегрированы в тот же защитный механизм.

Кроме элементов, другие составляющие могут быть таким же образом интегрироваться в защиту от изменений в окружающей среде. В непосредственном защитном процессе против вредоносных агентов мы увидели последовательное участие разных составляющих—энзимов, липидов, липопротеинов и протеинов, в этом порядке. Высокая степень индивидуальности и независимость объектов в иерархической организации позволили нам составить представление об этих составляющих, как об объектах, относительно независимо участвующих в процессах. Присутствие всех указанных составляющих в каждом более высоком биологическом объекте, составляющем часть сложного организма, свидетельствует о том, что указанные составляющие вступали в образование этих объектов в результате их вмешательства в защитный механизм. Таким образом, следует признать, что в процессе филогенетического развития каждый объект прошел через ряд защитных фаз, в которых преобладали особые группы составляющих - энзиматические, липидные, липопротеиновые и протеиновые. В действительной организации, в то время как все более высокие объекты имеют в своей основе одинаковые составляющие, разные вещества преобладают на разных уровнях. Это можно объяснить преобладанием особенного защитного механизма на особенном уровне. В соответствии с этим взглядом, указанная защита находится, главным образом, в первой стадии, которая для большинства образований эндодермы имеет энзиматическое происхождение. Для образований эктодермы - это продленная липидная стадия, для ретикулоэндотелиальной системы - липопротеиновая, а для клеток - протеиновая. Посредством указанных связей составляющие могут более полно интегрироваться в защиту.

Виды особой защиты развились на разных уровнях организации, хотя, благодаря преобладающим специфическим составляющим, это не сопровождалось полным отказом от иных составляющих, которым подобные роли несвойственны. Вместо этого, последние сохранились в объектах в меньших количествах и неактивных формах. Это придает объекту способность мобилизовать указанные составляющие и использовать их, когда возрастает необходимость дачи незамедлительного ответа. Проферементы и даже ферменты в митохондриях; жирные кислоты и антижирные кислоты связанные в виде эфиров, липопртоеинов и протеинов, в разных сочетаниях, представляют неактивные составляющие, легко преобразующиеся в активные агенты. Борясь с новым вредоносным вмешательством, объект будет прибегать к высвобождению или активации составляющих частей, находящихся в запасе. Каждый объект и уровень организации делает это независимо от других объектов и уровней, поскольку составляющие, активированные на одном уровне, могут действовать и на других уровнях. Успех или неудача защиты, особенно на ее первых стадиях, зависит не только от внутренностной ценности доступных составляющих, но также и от способности атакованного объекта использовать указанные средства путем их активации. Хотя процессы активации становятся поразительно явными при патологических состояниях, подобные процессы кажутся важными даже в самом поддержании существующих объектов.

Дуализм, как мы уже показали, характеризует, как нормальную, так и патологическую физиологию. То, что расценивается как норма, является результатом противоборствующих влияний двух групп противоположных составляющих, производящих колебательное движение и динамическое равновесие. Дуализм, наблюдающийся при патологии, когда какой-либо противоборствующий фактор продолжительно доминирует, связан с иерархической организацией и защитным механизмом. Дуализм происходит из участия двух фундаментальных сил в природе - гомотропии и гетеротропии. Даже простейший анализ делает явным гомотропический или гетеротропический характер многих симптомов и процессов. Например, изъязвление или ферментативный гидролиз белка должен интерпретироваться как гомотропический эффект, в то время как растущая опухолевая масса, или синтез белка, можно считать гетеротропическим. Для прочих проявлений это свойство не столь явно очевидно и может распознаваться лишь при дальнейшем анализе. Дуализм, как и другие концепции, таким образом, могут быть интегрированы в защиту объектов от окружающей среды, которая прогрессивно изменяется в направлении максимальной гомотропии.

Мы применили указанный концептуальный фундаментальный взгляд при изучении многих проблем биологии. Это побудило нас сформулировать соответствующую рабочую гипотезу. Несмотря на ее недостатки, когда эту основную концепцию применяют в конкретных ситуациях, она служит ориентиром при установлении связи специфических проблем с фундаментальными законами, управляющими природой. Это также порождает плодотворную новую интерпретацию соответствующих данных. Благодаря связи выше обсуждавшихся четырех концепций и фундаментального защитного механизма, нам удавалось анализировать многие проблемы, не прибегая к эмпирицизму. Некоторые из указанных проблем, лучшее понимание которых было отчасти достигнуто благодаря этому подходу, обсуждаются ниже.

 

ГЛАВА 9 ШОК

Несмотря на прогресс, достигнутый в последнее десятилетие, шок остается одной из наиболее актуальных проблем медицины. То, что липиды играют ключевую роль в патогенезе шока, становится очевидным из долговременного исследования активности жирных кислот в индукции ненормально темного цвета крови, наблюдаемого при шоке. Результаты этого исследования будет здесь обсуждаться не только в связи с интересом к самому шоку, но потому, что шок часто представляет терминальную стадию рака и многих иных болезней. В данной работе мы будем стараться оставаться в рамках нашего подхода к пониманию этого явления. Часть указанных исследований была опубликована в 1943 году. (40)

При изучении очень сложного феномена шока, следует учитывать ряд четко очерченных проблем. Для шока характерны не только большое число причин, но и очень разнообразные клинические проявления. Первой проблемой было установление общего между разными типами шока. Например, между шоком, который приводит индивидуум к смерти всего за несколько минут после тяжелой непредвиденной травмы, и шоком, вызванным глубокими системными метаболическими нарушениями, убивающим за несколько дней. Что общего и что разного между ними с точки зрения патогенеза? Какие составляющие участвуют при шоке, и каким образом? К решению этих и иных проблем подошли системно.

Типы шока—Для начала мы попытались классифицировать типы шока и обнаружили интересную связь, отражающую время их возникновения, представленным интервалом между применением вредоносного стимула и появлением симптомов. Согласно указанным критериям, выделяем три его типа.

Существует тип немедленного шока, который появляется в течение нескольких минут после применения вредоносного агента. Экспериментально у животных он индуцируется при внутривенном введении вредоносного вещества, ошпаривании животного горячей водой или путем нанесения тяжелой механической травмы. Для него характерно преобладание симптомов со стороны центральной нервной системы, включая экзофтальм и паралич задних конечностей, за которым следуют хронические судорожные движения, обычно с летальным исходом. Подобный тип сверхострого шока иногда наблюдается у людей после переливания крови, несовместимой по групповому признаку. Также его наблюдают после очень тяжелой травмы. В случае огнестрельного ранения, например, пули большого калибра могут повлечь быструю смерть. Во многих указанных случаях ни внезапное кровотечение, ни повреждение органов не могут быть достаточными, сами по себе, для ускорения наступления смерти. Тем не менее, это можно объяснить быстрым и интенсивным участием центральной нервной системы в этом подостром типе шока. Иногда подобный шок у животных и людей не заканчивается летальным исходом, а сменяется упадком сил, окончательным, но медленным, выздоровлением. Мы называем такой тип шока "подострым".

При втором типе шока, чаще встречающемся у людей, симптомы появляются через какое-то время. Подобный шок часто наблюдается после прямых трансфузий, когда темп инфузии слишком быстрый, или, когда шприц, трубки не были хорошо покрыты маслом или парафином, или, когда наблюдалась несовместимость между донором и реципиентом по подгрупповой принадлежности крови. Обычно в течение 30 минут пациент испытывает тяжелый озноб. Вслед за ознобом повышается температура, что продолжается обычно от 15 до 60 минут, или больше. Затем пациент испытывает потоотделение, после чего эпизод обычно заканчивается. В некоторых случаях симптоматика отличается. Через те же 30 минут после трансфузии отмечаются, например, гипотензия с гипотермией, нарушения дыхания, a также сильная одышка. В указанных случаях может быстро последовать смерть. Подобная реакция иногда встречается, обычно приблизительно через 30 минут, после освобождения жгута. Мы применили термин "острый шок" ля описания второго типа, характеризующегося появлением приблизительно через 30 минут после вредоносного вмешательства.

Третья форма, "состояние шока", начинается обычно медленнее и персистирует много дольше. Характеризуемая гипотензией, нарушением циркуляции, нарушениями дыхания, заметным энофтальмом, она может привести к смерти всего за несколько дней, в течение которых болезнь становится все тяжелее. Это, однако, может закончиться и выздоровлением. Эта форма наиболее часто встречается в клинической медицине, при раке и многих т



Дата добавления: 2021-02-19; просмотров: 278;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2024 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.027 сек.