Правовых систем современности

Правовые системы различных государств отличаются определенным своеобразием, и наверное трудно сравнивать столь непохожие друг на друга национальные правовые системы Швеции и Афганистана. Развитие каждой национальной правовой системы определяется многими факторами, которые можно объединить в две группы. Первая включает в себя уровень социально-экономического развития, культурно-исторические, политические, этнические, религиозные и иные особенности, характерные для той или иной страны. Вторая – характеристики самой правовой системы: уровень правовой культуры и правосознания, юридическую терминологию, юридическую технику, правоприменительную практику и т.п.

Вместе с тем, глубокое и всестороннее познание правовой системы конкретного государства предполагает ее изучение не изолированно, а в сравнении с другими существующими, или существовавшими когда-либо правовыми системами. Решение этой задачи осуществляется в рамках такого направления юридических исследований, которое принято именовать “сравнительное правоведение”, или “компаративистика” (от англ. comparative lаw – сравнительное право).

В этой связи возникает необходимость выяснить объем понятий, охватываемых термином “сравнительное правоведение” (компаративистика). Дело в том, что указанная отрасль научных исследований именуется по-разному: во Франции – “сравнительное право”, в странах Латинской Америки – “сравнительное законодательство”, в России и ФРГ – “сравнительное правоведение”. Однако представляется, что проблема не в терминологических различиях, а в том, что на сегодняшний день существует множество мнений по данному вопросу, в значительной мере отличающихся друг от друга. В результате нет также единого представления об этом явлении.

В одних случаях под сравнительным правоведением понимается направление научных исследований, в основе которого сравнение правовых явлений, т.е. сопоставление того, как решаются сходные правовые вопросы в различных правовых системах.

В других случаях под сравнительным правоведением понимается сравнительное изучение отдельных отраслей законодательства или правовых институтов. В рамках этого направления исследуются главным образом действующие в различных правовых системах конституционные и обычные законы, например, во Франции, где существует Общество сравнительного законодательства, созданное еще в 1869 г.

В третьем случае речь идет о сравнении правовых систем в целом, когда процессом сравнения охватываются не только отдельные нормативно-правовые акты, отрасли права и правовые институты, а все элементы правовой системы общества.

Безусловно, существующие в современной юридической науке подходы к пониманию сравнительного правоведения не исчерпываются перечисленными выше. Важными представляются наиболее общие, устоявшиеся положения сравнительного анализа правовых явлений, применимые для исследования основных правовых систем современности. В этих целях необходимо рассмотреть основные подходы к сравнительному правоведению.

Сравнительное правоведение базируется на признании того, что использование сравнительного метода для изучения правовых явлений, есть не субъективный, а объективно необходимый процесс. В его основе лежат объективные правовые процессы, происходящие во всем мире. Они заключаются в расширении тенденций к аккультурации – процессу взаимодействия правовых систем и взаимопроникновения правовых явлений. В этих условиях сравнительное правоведение приобретает особый статус. Компаративистика, как отмечается во многих исследованиях[67], повсеместно признана в качестве самостоятельной отрасли науки и учебной дисциплины, имеющих свою научную и учебную автономию.

Как и любая другая отрасль научных исследований, сравнительное правоведение характеризуется наличием собственной структуры, предмета и методологии.

Структура сравнительного правоведения включает в себя три части: методологическую, теоретическую и практическую.

Методологическая часть включает в себя учение о методе сравнительного анализа (в форме сопоставления и противопоставления), его соотношение с другими общими и частными методами, его место и значение в методологическом аппарате юридической науки.

Теоретическая часть включает в себя положения, касающиеся понятия и содержания сравнительного правоведения, его целей и механизма.

Практическая часть компаративистики сводится к выработке рекомендаций по наиболее эффективному использованию полученных знаний, по практическому применению в той или иной правовой системе сравниваемых юридических актов, норм и институтов.

В исследовании правовых явлений, основывающихся на сравнительно-правовом методе, принято выделять макро- и микроуровни сравнительного правового анализа[68].

Макроуровень предполагает проведение сравнительно-правовых исследований в рамках отдельных типов права, правовых семей или на уровне отдельных правовых систем.

Микроуровень охватывает аналогичные исследования на уровне элементов национальной правовой системы – на уровне отдельных правовых категорий, институтов и норм.

Кроме того, при проведении сравнительно-правовых исследований правовых систем следует различать внутреннее и внешнее сравнение.

Внутреннее сравнение осуществляется в рамках отдельного типа права или конкретной правовой семьи. (Например проведение сравнительного исследования в рамках правовых систем, построенных на принципах федерализма и конфедератизма).

Внешнее сравнение предполагает выход сравнительного анализа за пределы отдельных типов права или правовых семей. (Например сравнительный анализ техники юриспруденции в англо-американском и скандинавском праве). Необходимо отметить, что на практике чаще всего внутреннее и внешнее сравнения нередко переплетаются и взаимно дополняют друг друга.

Также следует обратить внимание на общность целей и задач, которые преследуются в процессе проведения сравнительно-правовых исследований. В их числе называют: стремление к улучшению действующего законодательства; стремление к унификации права или к гармоничному сочетанию правовых систем и институтов; использование сравнительного правоведения для более глубокого понимания и толкования юристами разных стран собственного, национального права и для приобретения ими общей юридической культуры; максимальное удовлетворение потребностей юридической практики, связанной с использованием норм и институтов различных правовых систем[69].

Некоторые авторы выделяют следующие цели сравнительного правоведения: а) познавательную, б) информационную, в) аналитическую,
г) интегративную, д) критическую, е) пропагандистскую[70]
.

 

Методологические проблемы исследования
основных правовых систем современности (правовых общностей)

Одним из важнейших приемов научного познания, применяемого в рамках сравнительного правоведения, является юридическая классификация (типология). Она представляет собой распределение правовых явлений по классам (типам) в зависимости от различных критериев. Как отмечает один из авторитетнейших отечественных специалистов по сравнительному правоведению А.Х. Саидов, юридическая типология “выступает необходимой предпосылкой многоаспектного, разносторонне дифференцированного анализа правовой карты мира”[71]. В этом смысле классификация (типология) – важный способ научного познания, позволяющий раскрыть не только внутренние (структурные) взаимосвязи права, “но его отношения с более широким социальным контекстом, что открывает новые возможности в изучении юридических явлений”[72]. Результатом применения сравнительного метода к анализу различных национальных правовых систем является группировка их по различным признакам, распределение их по типам, семьям, структурным общностям.

Основным вопросом юридической типологии является вопрос о выборе критериев для построения классификационных групп (типов) правовых систем. В качестве таковых выступают типологические признаки. Выбор типологических критериев определяется позицией исследователя по вопросу природы права, его социальной сущности, юридического своеобразия. Иными словами, он обусловлен философско-мировоззренческой позицией той или иной школы правоведения, в рамках которой осуществляется классификация правовых явлений. Отсюда – множество различных подходов к типологии правовых систем, сторонники которых используют различные идеологические, этические, расовые, религиозные и специально-юридические факторы права. Эти факторы в той или иной мере учитываются во всех типологических подходах, и сочетаясь в определенных комбинациях, составляют типологические критерии.

В отечественной юридической науке долгое время доминировал классовый подход к изучению явлений правовой действительности, основывающийся на марксистском экономическом учении. Основополагающим тезисом этого учения является тезис о первичности экономического базиса и детерминированности социально-политической надстройки типом экономических отношений.

В рамках марксистско-ленинской теории права сравнительно-правовой метод исследования правовых систем сводился главным образом к определению принадлежности конкретной правовой системы к тому или иному историческому типу права.

Исторический тип права – это совокупность сущностных признаков, свойственных всем без исключения правовым системам в рамках одной общественно-экономической формации.

В данном случае в основу классификации правовых систем положены социально-экономические критерии: тип производственных отношений, господствующий способ производства, характер собственности, социальная структура общества, классовая сущность права.

Такой подход к классификации правовых систем принято именовать глобальной типологией.

Вместе с тем в рамках исторического типа производилась и внутритиповая классификация, посредством которой определялась принадлежность конкретной национальной правовой системы к той или иной структурной правовой общности (правовой системе). На основе последней выделялись главным образом две основные правовые системы буржуазного права: романо-германская (континентальная правовая система) и англо-саксонская, а также правовая система мусульманского права.

Следует учитывать, что понятия “типология” и “классификация” далеко не тождественны. А.Х. Саидов отмечает, что по сравнению с классификацией, типология характеризуется более высоким порядком абстракции – она принимает во внимание лишь качественно однородную совокупность, все единицы которой имеют общую закономерность развития[73]. В сущности, типология – это несколько иной, более общий, нежели юридическая классификация, срез сравнительно-правовых исследований. Соотношение между этими двумя явлениями может быть выражено как соотношение общего (глобальная типология) и особенного (юридическая классификация).

Не умаляя достоинств формационного подхода к типологии, а они безусловно имеются, обратим внимание лишь на два момента, которые заставляют не ограничиваться при изучении разнообразия правовых систем только вышеупомянутым подходом.

Первый связан с излишней идеализацией, заидеологизированностью учения об историческом типе права. Формационная доктрина типологии ведет прежде всего к широкому униформизму в объяснении различных правовых систем. Предполагается, что народы, государства, регионы, относящиеся к одной общественно-экономической формации, имеют в принципе единое, т.е. унифицированное право. Причем, преимущество признается только за одним “правом нового и высшего исторического типа” – социалистическим правом. Рассуждая подобным образом, можно предположить, что причисляемое к социалистическому типу право Монголии, Кубы или Китая более совершенно, чем национальные правовые системы США, Великобритании или ФРГ, которые относятся к буржуазному типу.

Второй связан с тем обстоятельством, что формационный подход “не позволяет в должной мере учесть конкретно-историческую, культурно-национальную и собственно-юридическую специфику права, относясь к ней как в принципе несущественным “особенностям”, выступающим подчас даже в качестве объекта “преодоления”, “изживания”, “вытеснения”, что и делает правовое регулирование внутри той или иной общественной формации однородно обезличенным”[74]. В связи с этим и возникает необходимость обратить внимание на иные подходы к типологии правовых систем, в том числе подходы, ставшие достоянием зарубежной правовой мысли.

В зарубежном сравнительном правоведении сложились два основных подхода, суть которых отражена наиболее известными типологическими теориями: теорией трихотомии и теорией правовых кругов.

Теория трихотомии получила наиболее глубокое обоснование в работах французского ученого-юриста Рене Давида[75]. Он выдвинул идею выделения трех основных “правовых семей”: романо-германской, англо-саксонской и социалистической, к которым примыкают религиозные и традиционные правовые системы, охватывающие четыре пятых правовой карты мира[76].

Классификация Р. Давида строится в зависимости от таких обстоятельств, как структура права, особенности теории и практики определения источников права, представления о месте права в жизни общества и государства, применяемая в рамках тех или иных правовых систем юридическая техника, философские, политические и иные (например религиозные) основы и принципы построения права[77]. Указанные обстоятельства объединяются в два совокупных критерия: идеологический и юридической техники.

Идеологический критерий включает факторы религии, философии, экономической и социальной структуры общества.

Критерий “юридической техники” охватывает особенности, структуру и источники права, юридическую технику, используемую при создании и применении нормативно-правовых актов.

Вышеназванные критерии, по мнению Р. Давида, должны использоваться не изолированно, а в совокупности.

Второе направление западной компаративистики представлено в работах К.О. Эберта, М. Ренстайна, К. Цвайгерта, Х. Кетца и выражено в теории “правовых кругов”. Наиболее известным представителем этого направления является К. Цвайгерт[78]. Он выделяет восемь правовых кругов: романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, право ислама, индусское право, обычное право.

В основе типологии К. Цвайгерта – лежат три критерия: 1) исторический генезис правовых систем; 2) система источников права;
3) структура правовой системы (ведущие правовые отрасли, институты и отрасли права). Сравнительно-правовые исследования, осуществляемые в отечественной юриспруденции не ограничиваются только учением об историческом типе права. В работах отечественных авторов рассматривались также и проблемы классификации правовых систем[79]. Следует отметить, что в отечественном правоведении существует известный плюрализм взглядов на проблему юридической типологии. Авторы, исследующие данную проблему, выделяют разное количество правовых систем и используют при этом различные терминологические наименования выделяемых групп правовых систем. Так, С.С. Алексеев использует термин“семьи национальных правовых систем, выделяя романо-германское право, англо-саксонское общее право, религиозно-общинные (неотдифференцированные) юридические системы ряда стран Азии и Африки, заидеологизированные правовые системы при авторитарных политических режимах[80]. А.И. Коваленко использует термин “правовые системы” и выделяет романо-германскую, англо-саксонскую, мусульманскую правовые системы и правовую систему стран Африки[81]. В.В. Лазарев и С.В. Липень, используя термины “правовая семья” и “правовая система” (как равнозначные), выделяют романо-германскую правовую семью (систему континентального права), англо-американскую (систему “общего права”) и семью религиозно-традиционного права[82].

Ю.А. Тихомиров, пользуясь термином “правовая система”, выделяет континентальную (романо-германскую) систему, систему общего права, социалистическое право (а в рамках последнего – славянское или евразийское право), правовые семьи религиозно-нравственной ориентации (исламское право), систему североевропейского права, латиноамериканскую правовую семью и “кочующие” правовые семьи[83].

Полагаем, что терминологические и количественные различия в вопросах юридической типологии принципиального значения не имеют. Гораздо важнее отметить общность взглядов на многообразие существующих правовых систем и близость позиций относительно основных, базовых правовых систем.

С нашей точки зрения, в отечественной юриспруденции проблемы методологии юридической типологии наиболее основательно рассмотрены в работах А.Х. Саидова[84] и Ю.А. Тихомирова[85]. В этой связи представляется необходимым более подробно остановиться на методологическом аппарате юридической типологии.

 

Понятийно-категориальный аппарат сравнительно-правового
исследования правовых систем современности

Основополагающей категорией юридической типологии является категория “правовая система”. Термин этот многозначен и охватывает достаточно широкий круг явлений. С точки зрения системного подхода, правовыми системами являются множество явлений, изучаемых общей теорией государства и права: позитивное право (как формализованная система юридических норм), норма права (как трехэлементная система, составными частями которой являются гипотеза, диспозиция и санкция), механизм государства (как система взаимодействующих государственных органов), правоотношение (как система элементов, характеризующаяся субъектно-объектной структурой). В то же время в контексте рассматриваемой темы значительный интерес представляют не все правовые системы, а лишь те из них, которые составляют предмет юридической типологии. Его исследование осуществляется с помощью собственного понятийно-категориального аппарата, который включает в себя следующие понятия: национальная правовая система, внутрисемейная группа, правовая семья (структурная общность), исторический тип права, правовая карта мира.

Национальная правовая система – в данном случае термин “правовая система” употребляется в самом узком смысловом значении и подразумевает всю совокупность правовых явлений, существующих в той или иной стране, обществе (право конкретного государства).

Правовая карта мира – вся совокупность национальных правовых систем, существующих на земном шаре в тот или иной исторический период. В ряде случаев используются и другие терминологические обозначения: “юридическая география” (В.А. Кнапп), “сообщество правовых систем” (Ж. Сталев).

Исторический тип права – обобщенная сущностная характеристика национальных правовых систем, принадлежащих к одной общественно-экономической формации. Эта категория отражает полисистемное образование, включающее в себя подсистемные элементы – группы национальных правовых систем, обладающих сходными юридическими признаками. Для их выделения в рамках исторического типа права производится внутритиповая классификация и распределение национальных правовых систем по определенным структурным общностям – правовым семьям.

Правовая семья –более или менее широкая общность национальных правовых систем, обладающих сходными юридическими признаками. Эта категория отражает те особенности национальных правовых систем, которые обусловлены сходством их конкретно-исторического развития: структуры, источников, ведущих отраслей и институтов, правовой культуры, традиций и др. В то же время, несмотря на общность юридических признаков национальных правовых систем, принадлежащих к одной правовой семье, в рамках последней можно произвести более детальную дифференциацию. Такая дифференциация производится с учетом социально-экономического, правового развития, юридического своеобразия, характерного не для всех правовых систем, входящих в ту или иную правовую семью, а для некоторых из них. Она позволяет выделить в рамках той или иной правовой семьи внутрисемейную группу.

Внутрисемейная группа –выделяемая в рамках той или иной правовой семьи совокупность национальных правовых систем, обладающих однородными признаками.

Каждая национальная правовая система обладает целым рядом сущностных характеристик, которые могут быть использованы в качестве классификационных критериев при определении ее принадлежности к тому или иному историческому типу права, той или иной структурной общности (правовой семье) или внутрисемейной группе. К их числу относятся следующие признаки национальной правовой системы:

всеобщие – черты, свойственные всем правовым системам, праву вообще и позволяющие отграничивать их от иных системных образований (социальных, экономических, экологических систем);

типологические – признаки, свойственные всем без исключения национальным правовым системам, принадлежащим к одной общественно-экономической формации ( в их основе главным образом социально-экономические и политические характеристики);

внутритиповые – юридические признаки, характерные для всех национальных правовых систем внутри конкретного исторического типа права (на их основе устанавливается принадлежность конкретной правовой системы к той или иной правовой семье);

внутрисемейные – признаки, выражающие единство группы национальных правовых систем в рамках той или иной правовой семьи (используются в юридической классификации для установления принадлежности конкретной национальной правовой системы к той или иной правовой семье);

специфические – черты, присущие только данной национальной правовой системе, отражающие ее культурно-историческое, национальное, религиозное и собственно юридическое своеобразие.

С учетом перечисленных признаков формируются классификационные критерии, к числу которых можно отнести следующие: исторический генезис правовой системы и особенности правового развития; систему источников; систему (структуру) права (деление права на частное и публичное, на отрасли и правовые институты); наличие кодификации (конституции, кодексы); особенности правоприменительной практики (роль свободы усмотрения правоприменителя при разрешении юридических дел), уровень техники юриспруденции (юридической и правоприменительной), роль правосознания.

Представляется, что в качестве дополнительных классификационных критериев могут быть использованы и иные обстоятельства, например особенности этнокультурного развития группы стран, роль традиций, религиозных, идеологических регуляторов в системе нормативно-традиционного регулирования.

На основе выделенных классификационных критериев считаем возможным выделить следующие семьи национальных правовых систем (структурные общности): романо-германскую, включающую в себя три внутрисемейные группы: романскую, германскую и славянскую; англо-американскую, включающую группы английского и американского права; скандинавскую; латиноамериканскую; мусульманскую; индусскую; дальневосточную; правовую семью обычного права. Может быть есть смысл выделять религиозные правовые системы, а в рамках последней – две внутрисемейные группы: группу исламского и группу индусского права, а в качестве самостоятельной правовой семьи выделять правовую семью славянского права. Также спорным является вопрос о выделении дальневосточной правовой семьи. Собственно, эти вопросы можно рассмотреть и в проблемном ключе.

 






Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 2412; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.053 сек.