Правовая семья мусульманского права

Прежде всего следует обратить внимание на то обстоятельство, что понятия “мусульманское право” и “право мусульманских стран”, образующих семью мусульманского права, далеко не идентичны. Мусульманское право в его современном понимании, это не система юридических норм, а скорее религия закона, действующего в мусульманских странах, его нравственно-религиозная основа. Поэтому не следует отождествлять мусульманское (религиозное) право с позитивными правовыми системами мусульманских государств. В настоящее время семья мусульманского права включает национальные правовые системы светских государств мусульманского мира, таких как Объединенные Арабские Эмираты, Йемен, Пакистан, Алжир, Саудовская Аравия, Египет, Турция и др., а также тех государств, которые по форме правления являются теократическими – Исламская республика Иран, Мавританская Исламская республика, Ливан, либо же страны, имеющие тенденцию к тотальной исламизации, например Афганистан и Ичкерия[87].

Для рассматриваемой правовой семьи характерны две противоречивые тенденции. С одной стороны, это процесс, известный под названием вестернизация, т.е. процесс “врастания” мусульманского права в правовые семьи и системы других стран, возрастание влияния западных правовых систем на него. В связи с этим многие юристы считают, что главной опасностью, угрожающей мусульманскому праву, в настоящее время является не “риск разделения ислама как когда-то, а риск того, что это право, застывшее в неподвижности, станет теорией обязанностей чисто идеального характера и сугубо идеологического значения, интересующей только некоторых набожных ученых, в то время как реальная жизнь будет управляться законами, все более отдаляющимися от концепций собственно мусульманских”[88].

С другой – исламизация, т.е. процесс, обратный вестернизации, пред­полагающий усиление влияние ислама как религиозно-нравственной основы на дальнейшее развитие той или иной позитивной правовой системы некоторых мусульманских стран.

В этой связи все правовые системы мусульманских стран можно подразделить на четыре основные группы.

Первая группа включает страны с мусульманским населением, в которых мусульманское право судами практически не применяется – это государства, входящие в состав РФ, или страны, в наименьшей степени сохранившие влияние мусульманского права на позитивную правовую систему, например Турция.

Вторая группа включает государства, практически не затронутые вестернизацией: Саудовская Аравия, Йемен, Аден, Объединенные Арабские Эмираты, Сомали. Эти страны, которые “теоретически живут по нормам мусульманского права, а фактически – по нормам обычного права, которое признает превосходство и совершенство мусульманского права, но которое часто значительно с ним расходится”[89].

Третья группа объединяет правовые системы государств, в которых исламское право сохраняется для регулирования отдельных сторон общественной жизни, затрагивающих личный правовой статус, религиозные институты, а иногда и земельные, брачные или наследственные правоотношения. В свою очередь эти правовые системы можно подразделить на две подгруппы, в зависимости от того, какая западная правовая система оказала большее влияние на дальнейшее развитие права в этой стране: общее право (Малайзия, Северная Нигерия, др.) или романо-германское (Тунис, Марокко, Алжир, Египет).

Четвертая группа начала выделятся сравнительно недавно, 10–15 лет назад, в связи с возрастанием в современном мире влияния исламского фактора. В нее входят правовые системы государств, в которых сфера влияния мусульманского права возрастает (Иран, Афганистан, Пакистан, Судан). Если в наиболее развитых странах исламского мира законодательство формируется на основе рецепции западного права, то для этих стран характерен обратный процесс – исламизация. В ряде государств законодательство воспринимает прежние институты мусульманского права, например, деликтное право и систему наказаний, судоустройство (в Пакистане после прихода к власти генерала Зия-уль-Хака; Иране – после исламской революции, Афганистане – после прихода к власти исламских фундаменталистов, Чечне, после военных действий 1995–1996 гг.).

Индусское право

 

В компаративистской литературе отношение к индусскому праву неоднозначное. Одни авторы склонны рассматривать индусское право как часть религиозно-традиционных систем, не выделяя его в отдельную правовую семью[90], или относя его к общему праву[91], другие – как вполне самостоятельную правовую систему – правовой круг[92], или как правовую семью[93], третьи – вообще не считают необходимым более детально рассматривать этот вопрос[94]. Однако все авторы отмечают определенное своеобразие индусского права.

Индусское право не следует отождествлять с позитивной правовой системой Индии, это – “право общины, которое в Индии и других странах Юго-Восточной Азии исповедует индуизм, то есть брахманизм”[95]. Современное индийское право, в отличие от индусского, включает правовые системы Индии (как федеративного государства в целом) и правовые системы индийских штатов.

Индусское право – древнейшая религиозно-философская и в то же время правовая система общины, исповедующей индуизм. Она сформировалась в глубокой древности (более двух тысяч лет назад) и, пройдя сложный путь исторического развития, сохраняет свое влияние на многие миллионы людей и по-прежнему регулирует целый пласт общественных отношений. Главной причиной подобной “живучести” индусского права является его связь с традиционными социальными институтами индийского общества (включая и индусские общины за пределами Индии). Благодаря этому индусское право на протяжении многих веков сохранило не только свою форму, но в определенной мере и содержание[96]. Его главной особенностью, как в случае с мусульманским правом, является неразрывная связь с религией: оно часть религии – индуизма с собственной сложной структурой и не имеющей аналогов ни в одной правовой системе, собственной системой понятий. Собственно и сам индуизм – это не только религия, это своеобразнейший феномен, система традиционно-религиозного регулирования, “охватывающая различные религиозные верования и обряды, философские и другие идеологические ценности, предполагающие определенный образ жизни, определенный общественный порядок, определенную социальную структуру”[97].

Основы индусского права содержатся в священных текстах Шурти (1500–600 гг. до н.э.) и в более поздних – Шастра. Шурти – тексты, включающие Ригведу (четыре Веды), веданги и Упанишады.

Таким образом, есть все основания полагать, что индийское национальное право сегодня тяготеет к общему праву, а национальная правовая система Индии входит в англо-американскую правовую семью. В настоящее время под индусским правом понимают личное право индусов, видоизмененное законами и обычаем. Как отрасль права оно непосредственно или косвенно применяется в Индии, Бирме, Сингапуре и в Восточной Африке (Кении, Уганде), где оно также изменено законодательством.

 


[1] См.: Философский словарь. М., 1987. С. 278.

[2] См.: Теория государства и права. М., 1987. С. 18.

[3] См.: Современный словарь иностранных слов. СПб.: Дуэт, 1994. С. 648.

[4] См.: там же. С. 478.

[5] См.: Современный словарь иностранных слов. СПб.: Дуэт, 1994. С. 424.

[6] Токарев С.А. Проблемы происхождения ранних форм религии // Вопросы философии. 1956. № 6. С.137.

[7] См.: Современный словарь современных слов. М.: Рус. яз., 1992. С. 392.

[8] Антагонистические противоречия – противоречия, которые объективно, сами по себе не могут быть разрешены.

[9] Цит. по.: Общая теория государства и права. Академический курс: в 2 т. Т. 1: Теория государства. М., 1998. С. 41.

[10] См.: Алексеев С.С. Государство и право. Начальный курс. М., 1993.

[11] См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. С. 68.

[12] Теория государства и права: Учеб. для средних специальных учебных заведений / Отв. ред. Б.М. Курицин, З.Д. Иванова. М., 1986. С. 106.

[13] Там же. С. 184.

[14] См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. Спб., 1908.

[15] См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 31. Ст. 2990.

[16] Старр М. Управление производством. М., 1983. С. 8.

[17] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. д-ра филол. наук проф. Н.Ю. Шведовой. 13-е изд., испр. М., 1981. С. 599.

[18] См.: Даль В. Толковый словарь великорусского языка: В 4 т. М., 1882. Т. 4. С. 89.

[19] См. напр.: Керимова Т.В. Методологические предпосылки исследования социального управления // Вопросы философии. 1972. № 1. С. 52.

[20] См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1996. Т. 1: Теория права. С. 76.

[21] См.: Урсул А.Д. Проблема информации в современной науке. М., 1975. С. 28; Венгеров А.Б. Указ. соч. С. 77.

[22] Данная концепция информации в современной литературе представляется наиболее убедительной. Ее разделяют кибернетики У.Р. Эшби, В.М. Глушков, Ст. Бир, философы и правоведы С.С. Алексеев, В.С. Тюхтин, А.Д. Урсул и др. [См.: Алексеев С.С. Теория права. М., 1995. С. 30; Урсул А.Д. Указ. соч.]

[23] Жуков Н.И. Философские основы кибернетики. Минск, 1976. С. 114.

[24] Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М., 1959. С. 285.

[25] См.: Венгеров А.Б. Указ. соч. С. 77.

[26] См.: Петрушенко Л.А. Принцип обратной связи (некоторые философские и методологические проблемы управления). М., 1967. С. 242–256.

[27] Украинцев Б.С. Особенности самоуправляемых систем. М., 1970. С. 7.

[28] См.: Петрушенко Л.А. Указ. соч. С. 222–256.

[29] См.: Пеньков Е.М. Социальные нормы – регуляторы поведения. М., 1972. С. 40.

[30] См.: Лукашова Е.А. Право. Мораль. Личность. М., 1986. С. 12–13.

[31] См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 741.

[32] См.: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 6.

[33] См.: Мукабаева Г.А. Нормативная саморегуляция личности: Автореф. дис. …
д-ра юрид. наук. Алма-Ата, 1995. С. 18.

[34] См., напр.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 40; Гойман В.И., Радько Т.Н. Право в системе нормативного регулирования // Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1996. С. 112; Венгеров А.Б. Право в системе социальных регуляторов // Теория государства и права. М., 1996. Т. 1. С. 76; Матузов Н.И. Право в системе социальных норм // Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. Н.Новгород, 1993. С. 242; Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1995. С. 142; Дробницкий О.Г. Понятие морали. М., 1974. С. 275; Проблемы нравственности. М., 1977. С. 84; Лукашова Е.А. Право в системе социального регулирования // Теория государства и права. М., 1995; Комаров С.А. Право в системе нормативного регулирования // Общая теория государства и права. Саранск, 1994. С. 136; Лейст О.Э. Право в системе социальных норм // Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1995. С. 104–105; Венгеров А.Б. Право в системе социальных регуляторов // Теория государства и права. М., 1996. Т. 1. С. 75; и др.

[35] См.: СЗ РФ. 1997. № 39. Ст. 4465.

[36] См.: Гофман А.Б., Левкович В.П. Обычай как форма социальной регуляции // Сов. этнография. 1973. № 1. С. 15.

[37] См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1996. С. 113; Головкин Р.Б., Мамчун В.В. Теория государства и права: Конспект лекций. Владимир, 1996. С. 42; Зыкин И.С. Обычай в советской правовой доктрине // Сов. государство и право. 1981. № 3. С. 128; Свечникова Л.Г. Понятие обычая в современной науке: подходы, традиции, проблемы (на материалах юридической и этнологической наук) // Государство и право.1998. № 9. С. 98–102.

[38] Таким примером могут служить государства Средней Азии, которым насильственно было навязано советское право. Возникший в результате этого конфликт между правом и местными обычаями привел к созданию двух форм правления: официальной – республики и неофициальной – монархии.

[39] Ожегов С.И. Указ. соч. С. 140.

[40] См.: Общая теория права и государства: Учеб. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 103.

[41] Проблемы общей теории права и государства: Учеб. для вузов / Под общ. ред. члена-корр. РАН, д-ра юрид. наук, проф. В.С. Нерсесянца. М., 1999. С. 415.

[42] См.: Бабаев В.К., Баранов В.М. Общая теория прав: Крат. энцикл. Н.Новгород, 1998. С. 173.

[43] См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 208–209.

[44] См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С.211.

[45] См.: Образование и развитие СССР как союзного государства // Сб. законодательных и других нормативных актов. М., 1972. С. 164–169.

[46] См.: Конституции зарубежных государств / Сост. В.В. Маклаков. М., 1996.

[47] Ведомости Верховного Совета РФ. 1992. № 7. Ст. 300; Собрание законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 169; № 24. Ст. 2256; № 30. Ст. 2870.

[48] Рос. газ. 1997. 24 дек.

[49] Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1455.

[50] Рос. газ. 1997. 31 июля.

[51] Рос. газ. 1997. 23 дек. Изм. и доп. внесены Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1997 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 1. Ст. 1.

[52]См.: Власенко Н.А. Коллизионные нормы в советском праве. Иркутск, 1984.

[53] Подробнее об этом см.: Законодательная техника / Под ред. Д.А. Керимова. Л., 1965; Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. М.,1991; Керимов Д.А. Законодательнаятехника: Науч.-метод. и учеб. пособие. М., 1998; Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Курс лекций. Екатеринбург, 1996; Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1972; Власенко Н.А. Основы законодательной техники: Прак. руководство. Иркутск, 1995; Иеринг Р. Юридическая техника: Пер. с нем. СПб., 1996; Нашиц А. Правотворчество. Теория и законодательная техника. М., 1974.

[54] См.: Большой энциклопедический словарь. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 1199.

[55] См.: Murray J. A new English dictionary. Oxford, 1901. Vol. 9. P. 136.

[56] См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Курс лекций: В 2 т. М., 1982. Т. 2. С. 268.

[57] См.: Карташов В.Н. Юридическая техника, тактика и технология (проблемы соотношения) // Юрид. техника. Н.Новгород, 2000. С. 8.

[58] Ожегов С.И. Указ. соч. С. 711.

[59] См.: Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979; См. также: Общая теория государства и права: Акад. курс: В 2 т. / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2: Теория права. С. 323.

[60] См. подробнее: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 298–299.

[61] См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 291–292.

[62] Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учеб. для вузов. М., 1998. С. 317.

[63] Лазарев В.В., Липень С.В. Указ. соч. С. 319.

[64] См., напр.: Общая теория государства и права: Акад. курс: В 2 т. / Под ред. проф. М.Н. Марченко. Т. 2: Теория права. С. 327.

[65] См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. С. 301–303.

[66] См.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. С. 225–226.

[67] См. напр.: Общая теория государства и права: Акад. курс: В 2 т. / Под ред. проф. М.Н. Марченко. М., 1999. Т. 2. С. 98.

[68] См.: Сравнительное правоведение: Сб. ст. / Сост., ред. В.А. Туманов. М., 1978.

[69] См.: Общая теория государства и права: Акад. курс. Т. 2. С. 99.

[70] См. подр.: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 35–41.

[71] Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н.Новгород, 1993. С. 49.

[72] Теория права и государства / Под ред. проф. Н.А. Катаева, проф. В.В. Лазарева. Уфа, 1994. С. 242.

[73] См.: Саидов А.Х. Юридическая типология и основные правовые системы современности // Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н.Новгород, 1993. С. 51.

[74] Саидов А.Х. Указ. соч. С. 244.

[75] См.: Давид Р. Основные правовые системы современности (Сравнительное право). М., 1988., Давид Р., Жофре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996.

[76] См.: Давид Р. Указ. соч. С. 39–48.

[77] См.: там же. С. 30.

[78] См., напр.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Т. 1: Основы: Пер. с нем. М., 1995.

[79] См., напр.: Алексеев С.С. Теория права; Сравнительное правоведение: Сб. ст. / Сост., ред. В.А. Туманов. М., 1978; Супатаев М.А. Обычное право в странах Восточной Африки. М., 1984; Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. М., 1986; Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 1993; Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справ. М., 1993.

[80] См.: Алексеев С.С. Теория права. С. 195 и следующие.

[81] См.: Коваленко А.И. Теория государства и права (В вопросах и ответах). М., 1993. С. 43–48.

[82] См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учеб. для вузов. М., 1998. С. 194.

[83] См.: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996. С. 112–140.

[84] См.: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 1993; его же. Введение в сравнительное правоведение. М., 1988; его же. Введение в основные правовые системы современности. Ташкент, 1988.

[85] См.: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996.

[86] Давид Р. Указ. соч. С. 252.

[87] Правовая система Чеченской Республики, которая хотя формально и является субъектом РФ, реципировавшей романо-германское право, но в то же время имеет тенденцию к исламизации и дальнейшей суверенизации.

[88] Давид Р. Указ. соч. С. 402.

[89] Там же. С. 410.

[90] См.: Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. С. 196.

[91] См.: Давид Р. Указ. соч. (Сравнительное право). С. 438–441.

[92] См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч.

[93] См.: Саидов А.Х. Введение в основные правовые системы современности. Ташкент, 1988; Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996.

[94] См., напр.: Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. С. 107–122.

[95] Давид Р. Указ. соч. С. 413.

[96] Крашенинникова Н.А. Индусское право. М., 1982. С. 11.

[97] Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. С. 77.






Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 1704; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.087 сек.