Глава 5. РОССИЯ В ВЕКЕ XVII, ВЕКЕ «БУНТАШНОМ»

 

Всемирно-исторический процесс на рубеже XVI и XVII вв. имел свои характерные черты.

Произошло становление западной (европейской) цивилизации, когда решающую роль для дальнейшего развития играла Реформация в форме протестантизма, который освободил людей от давления религии в практической жизни и дал начало утверждению идеалов индивидуализма, прагматизма и неприкосновенности частной собственности, породил ростки демократизации в виде зарождения парламентаризма.

Для восточной цивилизации в этот период характерна потеря динамизма в своем развитии, подавление рационалистической тенденции в культуре. Давление религиозной харизмы на общественное сознание стало более жестким и сильным, чем прежде. Она становится господствующей не только в отправлении культа, но и в домашней, семейной, а также государственной жизни. В деятельности данного общества стали приоритетными: централизация и укрепление государства; установление деспотии; рост значимости духовных ценностей; дальнейшее утверждение коллективизма в рамках корпоративности социума.

 

Русская смута

 

Период конца XVI – начала XVII в. был для России своеобразным и получил в истории Отечества и исторической науке название “Смутное время”. Это понятие некоторыми историками XVIII и XIX вв. трактовалось как отражение роста крестьянских восстаний и грабежей, других проявлений социальных противоречий. Однако изучение источников непосредственно XVII в. показывает, что люди того далекого времени видели смуту, прежде всего, в реальной угрозе потери российской государственности, утраты духовных и национальных ценностей русским народом.

Что же представляла смута как историческое явление? В своей основе это глубокий, всеобъемлющий экономический, социальный и политический кризис московского общества на рубеже XVI – XVII вв., делавший в условиях сложной международной обстановки реальной угрозу утраты русским и другими народами нашей страны государственной и национальной самостоятельности. Поскольку исторически Россия изначально формировалась по европейскому типу и его элементы сохранялись, то во время смуты у страны появилась альтернатива: или по-прежнему идти путем, близким к восточному, и, следовательно, превратиться в обычную деспотию; или вернуться на европейский путь, что означало необходимость предоставления свободы обществу.

В смутное время разверзлась острая борьба общественных сил за выбор пути развития. На разных его этапах она протекала по-разному, но всегда присутствовала тенденция к европейскому типу. Рассмотрим это на конкретном историческом материале.

К XVI в. Московское царство подошло к стадии социальной катастрофы, чему свидетельствуют основные черты социально-экономического развития страны в тот период.

Во-первых, В 1603 г. в России разразился страшный голод. В начале XVII в. сельское хозяйство России, разрушенное Ливонской войной и опричниной, испытало последствия общего похолодания в Европе и нарушения погодного цикла. Длительные дожди и ранние морозы 1601 г. помешали созреванию хлебов, что привело к использованию незрелых семян. В результате на озимых полях хлеб либо вообще не пророс, либо дал плохие всходы, морозы 1602 г. довершили дело. Цена на рожь выросла в 9 раз. Очевидцы свидетельствовали, что голодающие, исчерпав запасы продовольствия, принялись за кошек и собак, а затем стали есть траву и липовую кору. Только в Москве, где население составляло 500 тыс. человек, по данным современников, умерло от голода более 120 тыс. человек.

Во-вторых, продолжился процесс закрепощения крестьянства, начатый еще в 1497 г.[130] Однако эти меры не могли спасти разорявшегося быстрыми темпами дворянства. Лишенное частной собственности и инициативы, оно видело спасение лишь в покровительственной политике самодержавного государства. Многие дворяне желали возвращения опричных порядков, видя главную причину своих бед в боярстве, которому удалось вернуть порядки догрозненских времен при правлении Федора Иоанновича. В 1581 – 1582 гг. была проведена перепись населения России. В ходе ее крестьянин записывался за тем хозяином, у которого он находился в данный момент, т.е. фактически прикреплялся к земле и становился собственностью ее владельца. В 1597 г. царь Федор Иоанович подписал “Указ об урочных летах”. Им устанавливался 5-летний срок сыска беглых крестьян и холопов, который затем был увеличен до 15 лет. Окончательное закрепощение, крестьян было оформлено Соборным уложением 1649 г. Оно устанавливало бессрочный сыск беглых крестьян и холопов; наследственность крепостного состояния; смертную казнь за выступления против царя, служилого сословия и церкви. Все вышесказанное, а также ужесточение феодальной эксплуатации привели к увеличению количества беглых крестьян и холопов, и в первую очередь, на Дон, Днепр, Яик, в Поволжье и Сибирь. Оставшиеся крестьяне и посадские люди вынуждены были платить подати и налоги, нести повинности за бежавших от крепостной неволи, но их рук не хватало, чтобы прокормить всю дворянскую массу.

В-третьих, чрезвычайное ухудшение положения народных масс вело к резкому обострению социальных противоречий. В 1602 – 1603 гг. во многих уездах России появились отряды повстанцев, грабительских же ватаг и шаек было бессчетное количество. Одним из наиболее крупных был отряд Хлопка, насчитывавший до 500 человек, действовавший в Подмосковье и доходивший до Тверских ворот столицы — нынешний район Пушкинской площади. На его разгром царь Борис Годунов был вынужден послать регулярные войска во главе с воеводой Иваном Басмановым, который погиб в бою с повстанцами. Хлопок же был ранен, пленен и казнен в Москве. Многие историки полагают, что восстание было первым всплеском гражданской войны и началом Смуты.

Исходя из концепции С.Ф. Платонова, выделяются 3 периода (разделенные на 8 моментов) Смуты.

I период Смуты — династический (1598 – 1606 гг.). Главным его содержанием была борьба различных боярских родов и политических сил за царский трон и верховную власть в государстве.

Первый момент Смуты: боярская смута. В царствование болезненного Федора Иоанновича (1584 – 1598 гг.) фактически правителем страны являлся Борис Годунов. Основным его соперником в дворцовых интригах были бояре Вольские и Глинские, связывавшие свои надежды с сыном Грозного от последней жены Марфы Нагой — царевичем Дмитрием. Царевич, его мать и другие Нагие, не без влияния Бориса, были высланы из столицы и проживали в Угличе. 15 мая 1591 г. 9-летний Дмитрий был найден во дворе с перерезанным горлом. Следственная комиссия князя Василия Шуйского пришла к выводу, что с царевичем во время игры с ножом случился припадок падучей болезни (эпилепсии). Народная же молва и противники Годунова приписывали убийство Борису, для которого Дмитрий действительно был единственной серьезной преградой на пути к царскому трону.

Одним из наиболее ярких дел царствования Федора Иоанновича было учреждение, не без подсказки Б. Годунова, патриаршества на Руси в 1589 г. (первым патриархом стал Иов). Этот акт сделал Русскую Православную Церковь полностью самостоятельной, повысил ее международный авторитет как центра православия и укрепил позиции церкви в московском обществе, особенно в условиях, когда большинство христианских церквей Европы подписали Флорентийскую унию, в том числе московский митрополит Исидор, за что был изгнан со священного престола.

После смерти в январе 1598 г. царя Федора, в чем многие его современники обвиняют Годунова, династия Рюриковичей прекратила свое существование. Полтора месяца шла ожесточенная борьба за трон между партиями Б. Годунова и Федора Никитича Романова (будущий патриарх Филарет). В ход шло все: интриги, подкуп, угрозы, выдача дворянскому войску жалования за три года вперед и т.п. Несмотря на сопротивление боярской думы, 17 февраля 1598 г. Земский собор, по предложению патриарха Иова, избрал царем Б. Годунова (1598 — 1605 гг.). Выбранный на царство вопреки воле определенной части крупного боярства, Борис, как верный ученик Ивана Грозного, проводил политику экономического и политического ограничения власти крупных феодалов, делая ставку на дворянство и бюрократию. Борис Годунов освободил дворянские земли от обложения налогом, выделив их в так называемые “белые земли”. Им были приняты меры по ужесточению сыска беглых крестьян. Боярам было запрещено выводить крестьян из черных земель для заселения своих вотчин. Эту привилегию оставили лишь дворянам.

Одним из ярких проявлений противостояния боярства и Годунова были события 1600 г. Осенью здоровье Бориса резко ухудшилось, появился призрак вновь освобождавшегося трона. В центре заговора против Годунова встали бояре Романовы. 26 октября 1600 г. царские стрельцы разгромили двор Романовых в Москве, на котором находилось несколько сот их вооруженных сторонников и дворовых людей. Среди последних присутствовал еще никому не известный Юрий Отрепьев. Поводом для разгрома послужил донос на Александра Никитича Романова, якобы хранившего у себя “колдовские коренья” с целью извести Бориса и всю его семью. Коренья действительно были найдены, и начался самый большой «колдовской» процесс XVII в. Многие из двора Романовых были казнены, сами же бояре попали в опалу.

В критические годы разрухи, голода и внутренних сумятиц в России появилось новое явление — самозванство. Некоторые современные исследователи полагают, что “питательным слоем” для самозванцев был постепенный распад древнерусской соборной ментальности, вызревание индивидуального сознания, выходившего из рабского подчинения коллективному мнению, а также традиционное “мифологическое осмысление мира”, основанное на узнавании, отождествлении новых предметов, образов с увиденными ранее.

В 1603 г. в Братчине — имении польского князя Адама Вишневецкого объявился 22-летний беглец из Московии, заявивший, что он чудом спасшийся младший сын Ивана Грозного — угличский царевич Дмитрий, впоследствии получивший прозвище Лжедмитрий. Историкам удалось более или менее полно реконструировать его жизненный путь. Юрий Богданович Отрепьев родился в небогатой дворянской семье, предки которой выехали из Литвы на службу в Москву. Отец его был сотником в стрелецких войсках. Честолюбивый молодой дворянин поступил на службу к Михаилу Никитичу Романову и занял, по всей видимости, при нем достаточно высокое положение. Последнее обстоятельство заставило его осенью 1600 г. скрыться от царского гнева и виселицы в Суздальском Спасо-Ефимьевском монастыре. Через некоторое время опальный чернец Григорий, воспользовавшись протекцией одного священнослужителя и своего деда Елизария Замятни, бывшего в Москве объезжим головой (ведал охраной порядка в части Белого города от Неглинной реки до Алексеевой башни), поступил монахом в аристократический Чудов монастырь. Благодаря уму и недюжинным, в том числе и литературным способностям, Григорий Отрепьев стал фактически “референтом” при патриархе Иове, сопровождал его на заседания боярской думы и при визитах к царю. Довольно долго обретавшись в боярских и патриарших хоромах, на царском дворе, будущий “царевич” много узнал об угличской трагедии, дворцовых делах и интригах. Из Чудова монастыря Григорий Отрепьев бежал в Киев, а оттуда в Литву и, наконец, появился в Польше. О причинах этих поступков Лжедмитрия у историков имеются различные суждения.

Многие исследователи Смуты, например, С.Ф. Платонов, прямо высказывали мысль о том, что подготовка и появление Лжедмитрия I была делом рук боярской оппозиции Годунову. В.О.Ключевский подчеркивал, что Лжедмитрий “был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве”. Князь Адам Вишневецкий доставил Лжедмитрия к своему родственнику, одному из богатейших магнатов Польши, сандомирскому воеводе Юрию Мнишеку. Последний сообщил о ценной находке польскому королю Сигиз-мунду III. Весть о царевиче Дмитрии быстро распространилась по Европе, дойдя до Рима и до Москвы. Царское правительство объявило его самозванцем, галическим дворянином Юрием Отрепьевым. Однако польско-литовских феодалов и католическую церковь, с давних пор устремлявших свои взгляды на русские земли, больше устраивала версия о сыне Ивана Грозного. Весной 1604 г. Лжедмитрий был принят Сигиз-мундом III и папским нунцием (послом) в Кракове Рангони. Самозванец тайно принял католичество и письменно обратился к папе Клименту VIII за помощью в возвращении отцовского трона, обещая взамен быть верным сыном католической церкви и слугой папского престола.

Получив благословение папы римского, Лжедмитрий начал формирование войска из польского шляхетства, обещая в качестве вознаграждения будущие завоеванные земли в России и всяческие привилегии. Он получил поддержку богатейших семей Польши, предложил свою руку Марине Мнишек, пообещав, взойдя на престол, сделать ее царицей и уплатить ее отцу 100 тыс. злотых, а заодно и погасить все его долги. Сигизмунду III Лжедмитрий пообещал отдать Польше Новгород, Псков, Смоленские и Северские земли. Одновременно самозванец обратился за помощью к запорожским и донским казакам, недовольным политикой ограничения их свобод, проводимой Борисом Годуновым. Прелестные грамоты самозванца были широко распространены по всей русской земле и породили в душе народа веру в доброго царя Дмитрия, который освободит его от лютого голода и других напастей и бед, навалившихся на Россию. Кроме того, многие боярские роды, желая свалить Бориса Годунова, готовы были заключить союз с любым противником царя. Наряду с этим, подчеркивал В.О.Ключевский, на руку самозванцу сыграла и вера народа в божественное происхождение царской власти, что делало в его глазах Дмитрия истинным наследником Богом данной Ивану IV власти, а Годунова не настоящим, а кем-то избранным царем.

13 октября 1604 г. 3-тысячное войско Лжедмитрия I (1 тыс. поляков, 2 тыс. казаков) вторглось в Россию, и его численность, в силу указанных причин, начала быстро расти. Обойдя Смоленск, Лжедмитрий через Северную Украину начал движение на Москву, беря города Моравск, Чернигов, Новгород-Северский, Путивль, Рыльск, Курск, Кромы. Большинство городов, охваченных народными восстаниями против Годунова, добровольно перешло на сторону самозванца. Наконец, в январе 1605 г. 60-тысячному царскому войску удалось разбить Лжедмитрия под Добрыничами (близ Севска), однако воеводы, князья Мстиславский, Василий и Дмитрий Шуйские, отказались от преследования противника и его полного уничтожения. Лжедмитрий с остатками своих войск отошел в Путивль.

Второй момент Смуты: воинская смута. В этот критический момент, 13 апреля 1605 г., внезапно умер царь Борис, и на престол вступил его 16-летний сын Федор. Бояре не признали царя и составили заговор. В начале мая 1605 г. воеводы Басманов, Голицын, Ляпунов подняли мятеж в лагере царского войска в Кромах и перешли на сторону самозванца. В конце мая в Москве вспыхнул мятеж, руководимый противниками Годунова, царь Федор и его мать царица Ирина были брошены в застенок, а затем убиты. Опора Годунова — патриарх Иов был заточен в монастырь, патриархом стал Игнатий. Мятежники признали Лжедмитрия царем. 20 июня 1605 г. он вступил в Москву, а через месяц венчался на царство. Но царствованию его не суждено было быть долгим, хотя он и проявил, по мнению В.О. Ключевского, незаурядные организаторские и другие способности.

Лжедмитрий не торопился выполнять обещания, данные полякам, и потерял их поддержку. Он стал активно опираться на дворянство, раздавая звания и земли, вследствие чего перестал быть “добрым царем” для народа. Самозванец вознамерился стать самодержавным властителем, чем не оправдал надежды боярства на то, что будет марионеткой в его руках. И, наконец, национальные чувства русских людей были поруганы наводнившими Россию поляками, их пренебрежительным отношением ко всему русскому и православному. В ночь на 17 мая 1606 г. 200 вооруженных дворян во главе с князем Василием Шуйским и братьями Голицыными ворвались в Кремль и, перебив охрану, убили самозванца. Труп его был сожжен, а пепел выстрелян через те ворота, в которые он вошел в Москву, в сторону Польши. Бояре, зная отношение к себе простого народа и дворян, не решились на созыв Земского собора, а собрав через три дня после гибели Лжедмитрия на Красной площади народ, вывели под руки на Лобное место князя Василия Ивановича Шуйского и выкрикнули его царем (1606 — 1610 гг.).

II период Смутного времени (1606 – 1610 гг.) начался с воцарения Василия Шуйского. Он характеризуется, в первую очередь, третьим моментом Смуты: народная смута. В 1606 – 1607 гг. шла масштабная гражданская война. Ее наиболее драматичные страницы связаны с именем Ивана Болотникова. Бывшему холопу князя Телятьевского удалось собрать под свои знамена всех противников старой боярской аристократии и царя Василия. Провозгласив себя воеводой доброго царя Дмитрия, Болотников с июня 1606 г. по октябрь 1607 г. дошел от Путивля до Москвы, пытался взять ее, оборонял Тулу, а после ее падения был ослеплен и утоплен. В советской исторической науке события 1606 — 1607 гг. традиционно рассматривались как антифеодальная крестьянская война под руководством И.Болотникова. Какие социальные силы участвовали в политической борьбе в 1606 – 1609 гг.?

I.Дворянство, почувствовавшее значимость своего положения при самодержавии И.Грозного и Б.Годунова, решительно выступило против старой боярской аристократии и ее ставленника Василия Шуйского, а также против опричного боярства. Так, наиболее сильную и организованную часть болотниковской армии составляли дворянские отряды Истомы Пашкова с Украины, Григория Самбулова и Прокопия Ляпунова из Рязани. Как подчеркивал С.М. Соловьев, они выступали “против правления бояр, охранявших старину, не допускавших в свои ряды людей новых”. Вместе с тем приверженность дворянства крепостному строю сделали их союз с широкими крестьянскими массами лишь временным. Именно измена дворянских отрядов обрекла болотниковцев на поражение под Москвой.

II. Старая боярская олигархия — Мстиславские, Шуйские, Голицыны — стремились восстановить доопричные порядки, расширить свои вотчины и укрепить политическую власть. Они выступили с оружием в руках и против опричного боярства, и против дворянских царей Б. Годунова и Лжедмитрия I, и против крестьян, посадских жителей и казаков, над которыми они пытались установить свою власть.

III. Новое боярство, выслужившееся в опричном войске — Бельские, Шаховские, Романовы, Шереметевы, — сознавая, что старые хозяева жизни не простят им многого, предпочитали уничтожить их вместе с Василием Шуйским. В частности, когда Шуйский осадил болотниковцев в Калуге, то именно князья Шаховской и Телятьевский разбили царские войска. Опричное боярство первым побежало из Москвы в лагерь Тушинского вора. Новая боярская аристократия стремилась подчинить себе дворянство и ужесточить крепостное право, т.е. выступала против широких народных масс.

IV. Владельческие и черносошные крестьяне, выступая против бояр, землевладельцев и дворян, против ужесточения крепостного права, одновременно боролись и с “ненастоящим” царем Василием за истинного царя от Бога — Лжедмитрия I. При известии о живом Дмитрии обездоленные массы сразу же сбежались под знамена Лжедмитрия II. Крестьянство, как впрочем и казачество, являлось одной из главных сил политических партий Лжедмитрия I, II, Ивана Болотникова, да и В.Шуйского, когда поддерживало его борьбу против окружения Б.Годунова. У крестьян вызывали недовольство и привилегии казачества.

V. Часть казачества, выступавшая против попыток Б.Годунова распространить крепостное право на казачьи районы и урезать их привилегии, сначала поддержала Лжедмитрия I. При этом она столкнулась с другой частью казаков, верной царю Борису. После смерти первого самозванца казаки примкнули к Лжедмитрию II. Затем часть из них, недовольная политикой по отношению к себе, ушла с Иваном Заруцким в Поволжье. Царская власть Василия Шуйского, ограниченная по сути лишь Московским уделом, также не удовлетворяла волжских и яицких казаков, долго не получавших денежное, хлебное и другое жалование, и они примкнули к И.Болотникову. Командовал ими Илейка Горчаков, выдавший себя за царевича Петра — Петра Федоровича, внука Ивана Грозного. Казачество также было против вмешательства в казачье самоуправление местного дворянства и крестьянства.

VI. Посадское население, стремясь к реализации своих интересов, безусловно, было настроено против боярства. Но призывы Болотникова “побивать гостей и торговых людей” привели к тому, что горожане Москвы встали с оружием в руках, чтобы отбросить болотниковцев от города. В условиях безвластия горожане были рады любой власти, способной навести порядок. Так, часть городов к северу и северо-востоку от Москвы добровольно перешли под руку “Тушинского вора”; Псков отказался повиноваться царю Василию Шуйскому; новгородский митрополит Исидор и воевода князь И.Одоевский признали свою зависимость от шведского короля.

Можно сделать вывод, что в 1606 – 1609 гг. в России имели место гражданская война, в которую были вовлечены все социальные слои; распад общества и государства, ознаменовавшие собой тяжелейшую социальную катастрофу. В ходе гражданской войны возникли недолговременные союзы противоборствующих сторон. Призывы же Болотникова — убивать и грабить бояр брать себе их жен, грабить торговых людей, обещание сделать простых людей, весь состав его войска боярами, стольниками, окольничими — свидетельствуют, что ни о какой крестьянской войне, направленной на изменение существующего строя, не могло быть и речи.

Летом 1607 г. в Польше, в Стародубе (Брянщина) появился Лжедмитрий II, выдававший себя за спасшегося во время Московского восстания 1606 г. царевича Дмитрия. Происхождение этого нового самозванца историкам не удалось установить. Ясно лишь, что он был ставленником крупных польских земельных магнатов, а также шляхетства и пользовался их всесторонней поддержкой. Осенью 1607 г. Лжедмитрий II во главе нескольких тысяч польских шляхтичей вторгся в русскую землю для того, чтобы добыть “отцовский трон”. По пути к Москве его войско пополнилось за счет недовольных боярским царем дворян, остатков крестьянской армии И.Болотникова и отряда донских казаков, который привел атаман Иван Заруцкий. Летом 1608 г. самозванец подошел к Москве и начал ее осаду, расположив свой лагерь в Тушино. Отсюда он и получил прозвище “Тушинский вор”. Сложилась ситуация, когда ни у самозванца, ни у царя не хватило сил для разгрома противника.

Четвертый момент Смуты: правительственная смута. В Тушино была основана как бы вторая столица. Здесь был свой царь — Дмитрий, своя дума, приказы, воеводы, среди последних первое место занимали гетман Михаил Ружинский и паны Аисовский и Ян Сапега. К Лжедмитрию переметнулись многие знатные противники В.Шуйского: князья Шаховские, Трубецкие, Ф.Барятинский, С.Звенигородский, Д. Черкасский, боярин М. Салтыков-Морозов и др. В Тушино оказался и Ростовский митрополит Филарет, он же бывший боярин Федор Никитич Романов, насильно постриженный в монахи после событий осенью 1600 г., и отец будущего первого царя из рода Романовых. Он был взят в плен в Ростове и пребывал в Тушино на правах пленника, однако не охранялся, явно не спешил возвращаться к царю Василию, дарил подарки самозванцу, бывал у него на приемах и, наконец, был избран в лагере “Тушинского вора” всероссийским патриархом. В довершение ко всему в Тушино приехала Марина Мнишек, признавшая своего “чудом спасшегося” мужа, и, горячо желая царской короны, тайно обвенчалась с Лжед-митрием II. К концу 1608 г. отряды Лжедмитрия II овладели городами: Суздаль, Ростов, Владимир, Ярославль, Кострома, Галич-Костромской, Торопец, Ржев и др. Однако грабежи, насилия, творимые польскими панами и их приспешниками, попытки насаждения католичества, бесчисленные поборы пробуждали русский народ к борьбе против иноземных захватчиков. Первый сильный отпор оккупанты получили при попытке взять 30-тысячным войском Троице-Сергиев монастырь, обороняемый тремя тысячами стрельцов, монахов, посадских людей. В течение 16 месяцев, с сентября 1608 г. по январь 1610 г., поляки под командованием Сапеги и Лисовского пытались штурмовать и осаждать Лавру, но, в конце концов, были вынуждены отступить. Началась борьба против Лжедмитрия и в других районах страны: во Владимирской области, в Среднем Поволжье.

Пятый момент Смуты: властная смута. Не находя сил для отражения иноземных врагов, Василий Шуйский еще летом 1608 г. отправил в Новгород своего племянника князя М.В.Скопина-Шуйского с целью собрать ополчение в северных землях Руси и получить помощь из-за моря. В конце 1608 г. стольник Головин и дьяк Зиновьев заключили договор с поверенными шведского короля Карла IX. Согласно договору, король давал 2 тысячи конницы и 3 тысячи пехоты наемного войска и обязывался прислать еще войск. Шуйский же отказывался за себя и своих наследников от прав на Ливонию, обязывался быть в постоянном союзе с королем и его детьми против Сигизмунда Польского и его наследников, а также отдавал шведам г. Корелу. Весной 1609 г. 15-тысячное русско-шведское войско под командованием двадцатичетырехлетнего талантливого полководца М.В.Скопина-Шуйского двинулось из Новгорода на Москву, пополняя свои ряды и нанося поражения отрядам самозванца под Торжком, Тверью, Калязином, Александровой слободой. 12 марта, деблокировав Москву, Скопин-Шуйский торжественно вступил в столицу, жители которой восторженно встретили князя-освободителя. Но в разгар торжеств в Москве Скопин-Шуйский скоропостижно скончался. “Тушинский вор” под угрозой разгрома бросил свой лагерь и бежал в Калугу. Тушинское правительство пало.

III период Смуты (1610 – 1613 гг.) С.Ф.Платонов называл национальным. Необходимо отметить, что главным содержанием этого периода была реальная угроза потери национальной самостоятельности русским народом и его борьба против этой угрозы. Польско-литовские феодалы, видя, что их деньги, уже вторично вложенные в “царевича Дмитрия”, могут не дать “прибыли”, начали открытую интервенцию в Россию. Осенью 1609 г. Сигизмунд III предпринял 20-месячную (с сентября 1609 г. по июнь 1611 г.) осаду Смоленска, оборону которого возглавил воевода, боярин М.Б. Шеин. Лишь когда к июню 1611 г. число жителей города сократилось с 80 до 8 тысяч, а способных держать оружие осталось лишь 200 человек, полякам удалось ворваться в город, последние защитники которого взорвали себя вместе с пороховыми погребами. Командование гарнизона было пленено поляками. Оборона Смоленска приковала к себе главные силы интервентов и дала возможность развернуться национально-освободительной войне. Одновременно с осадой Смоленска часть польских войск под командованием гетмана Жолкевского двинулась для захвата Москвы. Под Клушином (Можайск) Жолкевский разбил войско царя Василия и подступил к Москве. В это же время в Коломенском под Москвой развернул свой лагерь, отсидевшись в Калуге, Лжедмитрий II. Боярская верхушка в Москве лихорадочно искала выход из сложившейся ситуации. 17 июля 1610 г. бояре, умело опираясь на недовольных царем дворян, свергли Василия Шуйского с престола и насильно постригли его в монахи. Власть перешла к боярской думе, а точнее — к семи ее наиболее родовитым членам во главе с князем Федором Мстиславским. Наступил период, получивший в народе название “семибоярщина”. Сигизмунд III попытался в это время утвердить на московском престоле своего сына Владислава, которого приглашало на царствование еще русское окружение Лжедмитрия II в Тушино, в том числе и Филарет. Теперь же “Тушинский вор” попытался выкупить у Владислава царскую корону, но у него ничего не вышло.

Шестой момент Смуты: государственная смута. Правительство “семибоярщины” заключило договор с Сигизмундом, собрав подобие земского собора, избрало Владислава на российский престол, целовало ему крест и привело к присяге ему москвичей. Самозванец, в чьи войска перешло множество недовольных жителей Москвы, попытался овладеть столицей, но был отброшен от ее стен польскими войсками. Лжедмитрий II снова бежал в Калугу, где и был убит в ходе очередной своей интриги одним из татарских царевичей. Члены “семибоярщины”, опасаясь народного гнева против царя-католика, пригласили польские войска вступить в столицу. 21 сентября 1610 г. польские интервенты оккупировали Москву и расположились в Кремле и Китай-городе. Видя сложное положение России и расторопность своего противника — Речи Посполитой, шведские феодалы решили также поживиться в ослабленном государстве. Способствовало им то, что в 1590 — 1593 гг. Россия возобновила (после Ливонской войны) боевые действия против Швеции. Их итогом стал Тивзинский мир, подписанный в мае 1595 г. в районе Новгорода, по которому к России отошли Иван-Город, Ям, Копорье, Орешек, Ни-еншанц, Корела. Теперь же по приказу короля Карла IX шведские наемные войска, которые привел на помощь Шуйскому полководец Делагарди, захватили 16 июля 1611 г. Новгород и предложили на русский престол сына шведского короля принца Карла-Филиппа. К весне 1612 г. шведы захватили значительную территорию на северо-западе России: Ям, Орешек, Гдов, Порхов, Ладогу, Тихвин. Московский трон оказался весьма заманчивой целью для многих. После взятия Смоленска Сигизмунд III отказался отправить своего сына Владислава в Москву и потребовал, чтобы русская земля присягала ему самому как царю. Тем временем в стране росло народное движение против шведских и польских интервентов (последние были заперты в Москве и сидели в осаде).

Седьмой момент Смуты: подавление смуты. Центром сопротивления оккупантам весной 1611 г. стала Рязанская земля, где было сформировано Первое (Рязанское) ополчение. В начале марта 1611 г. оно, в количестве 20 тысяч из более чем 50 городов и уездов центра и севера России, под руководством Переяславль-Рязанского воеводы Прокопия Ляпунова, его брата Захария и князя Дмитрия Пожарского, выступило на Москву. Главной военной силой ополчения были рязанцы и казачьи отряды князя Дмитрия Трубецкого и Ивана Заруцкого. В него также входили и дворяне. 30 июня в стане ополченцев был принят “Приговор от имени Московского государства разных земель царевичей, бояр, окольничих, дворян и детей боярских, атаманов и казаков” об организации власти в Российском государстве. Приговор определил также и состав Временного правительства: Д.Трубецкой, И.Заруцкий, П.Ляпунов. Соперничество за единоличную власть между членами правительства, острые противоречия и разногласия между дворянами и казаками привели к тому, что летом 1611 г. П. Ляпунов был зарублен в ссоре с казаками, а первое ополчение рассеялось, абсолютное большинство отрядов разошлось по своим городам и областям. Князь Трубецкой и Иван Заруцкий вместе со своими отрядами признали Марину Мнишек царицей, а ее сына царевичем.

Восьмой момент Смуты: ликвидация смуты. После распада Первого ополчения центром собирания национально-патриотических сил и их организации становится Нижний Новгород. Осенью 1611 г. здесь начинает формироваться Второе ополчение. Его организатором и, в известной степени, финансистом стал нижегородский посадский человек, а по ряду косвенных источников — купец, Кузьма Минин Сухорук (? - 1616 гг.). Он же был инициатором сбора “пятой деньги” на нужды ополчения, что дало возможность установить годовой оклад ополченца от 35 до 50 рублей — по тем временам это были немалые деньги. Минин был избран земским старостой в Нижнем Новгороде. По предложению Минина, ополченцы выбрали воеводой князя Дмитрия Михайловича Пожарского (1578 – 1642 гг.), бывшего в молодости стряпчим у царя Федора Иоанновича, а затем несшего дозорную службу царским стольником на южных рубежах России и активно участвовавшего в Первом ополчении. Духовным отцом Второго ополчения стал глава Нижегородского духовенства протопоп Савва Ефимьев, неоднократно обращавшийся в своих проповедях с призывом к русским людям встать на защиту Отечества. Большую роль сыграл в общерусском деле и патриарх Гермоген, рассылавший по городам грамоты с призывами к всенародному восстанию против захватчиков-католиков. Впоследствии он умер в заточении у интервентов.

В марте 1612 г. Второе ополчение, избегая движения по разоренным местностям и удара поляков в тыл, начало путь на Москву через Кострому и Ярославль, присоединяя к себе все новые отряды. В Ярославле было сформировано правительство “Совет всей земли” во главе с Д. Пожарским и К.Мининым, которое стало организатором борьбы с интервенцией по всей русской земле. В то же время стремление политических авантюристов к власти чуть было не нанесло сильный урон общерусскому делу. Атаман И.Заруцкий, все еще обретавшийся под Москвой со своим правительством, видя в Д.Пожарском соперника своих честолюбивых планов, попытался блокировать движение Второго ополчения, захватывая города на его пути и дважды посылая к князю Д.Пожарскому убийц. В Ярославле численность ополчения выросла с 10 до 30 тысяч человек, в том числе за счет татар и других народов Поволжья. В июле 1612 г. руководителям ополчения стало известно о движении на помощь окруженным в Москве полякам сильного польского войска во главе с гетманом Яном Ходкевичем. Объединенная рать русских земель выступила на освобождение столицы.

С приближением Второго ополчения И. Заруцкий бежал от Москвы, соединился с отрядом Марины Мнишек, затем выдвигал ее сына на русский престол, возглавлял крестьянско-казацкое движение на Дону и в Поволжье в 1613 — 1614 гг., был выдан яицкими казаками правительству и казнен. Вместе с ним была выдана и Марина Мнишек, умершая в заточении, а сын ее и Лжедмитрия II был повешен. Другая же часть Первого ополчения, бывшая под Москвой во главе с князем Д. Трубецким, примкнула к Минину и Пожарскому. 22 – 24 августа 1612 г. в ходе решающих боев за Москву войска Ходкевича были разбиты и бежали к Вязьме. 22 октября ополченцы взяли Китай-город, а 26 октября 1612 г. польские интервенты, засевшие в Кремле, капитулировали. Столица Российского государства была освобождена российским народом. Сигизмунд III попытался вернуть Москву, но смог дойти только до Волоколамска, где был остановлен и вынужден уйти обратно в Смоленск.

Освобождение Москвы имело огромное значение и создало условия для изгнания интервентов из всех областей русской земли и восстановления государственной власти. Народ повсюду поднялся на борьбу с польско-литовскими захватчиками, их гарнизонами и отрядами. В это время совершил свой подвиг костромской крестьянин Иван Сусанин. По одной из версий он завел в болото на погибель вражеский отряд, искавший Михаила, по другой — умер от пыток, отказавшись выдать место, где скрывался будущий царь.

21 февраля 1613 г. Земский собор избрал русским царем сына митрополита Филарета Михаила Федоровича Романова (1613 – 1645), племянника бывшего царя Федора Иоанновича, т.е. формально преемственность с Рюриковичами была соблюдена. Фактически же у руля государственной машины впоследствии встал вернувшийся из польского плена Филарет, который в 1619 г. был избран патриархом всея Руси.

В.О.Ключевский подчеркивал, что “конец смуте был положен вступлением на престол Михаила Романова, ставшего родоначальником новой династии”. Тем самым восстановление российского социума на традициях московского общества связывают с новой династией.

В 1613 – 1616 гг. шведы продолжали оккупацию большей части Новгородской земли и пытались овладеть Псковом. Героическая оборона Пскова и подготовка к войне с Германией вынудили нового шведского короля Густава-Адольфа заключить в феврале 1617 г. Столбовский мир с Россией. К Швеции отошли русские города Иван-город, Ям, Копорье, Орешек. Выход в Балтийское море вновь был утерян Россией. Польские феодалы попытались вернуть утраченное. Летом 1617 г. королевич Владислав вторгся в Россию и осадил Москву. Русские войска разбили в боях под Москвой польских захватчиков и вынудили поляков подписать 1 декабря 1618 г. Деулинское перемирие сроком на четырнадцать с половиной лет. Согласно ему, Владислав так и не отказался от претензий на русский престол, и за Польшей остались Смоленские, Черниговские, Нов-город-Северские земли с 29-ю городами.

В 1632 – 1634 гг. <






Дата добавления: 2020-10-25; просмотров: 70; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.042 сек.