О военно-воздушном десанте России в Арктике

Глава канадского МИДа Л. Кэннон осудил этот план России, заявив, что Канада рассматривает его как очередной эпизод российских провокаций в арктической зоне. «Мы внимательно следим за планами высадки российских десантников на Северном полюсе», – заявил канадский министр обороны П. Маккей. Министр не сообщил, что конкретно Канада намерена предпринять в случае высадки российского десанта в Арктике, однако указал, что правительство готово к защите государственных границ. «Любая страна, которая приближается к воздушному пространству или территории Канады, будет встречена канадцами», – приводит слова П. Маккея канадская телекомпания CTV.

Представитель российского посольства С. Худяков выразил недоумение в связи с резкой реакцией Канады на известие о планируемой высадке российского десанта на Северном полюсе. Он направил письмо в редакцию Canwest News Service, в котором объяснил, что зона Северного полюса не подпадает под юрисдикцию ни одного государства. Как он написал, «идея высадки десанта имеет отношение к Северном полюсу, который является частью международного воздушного пространства». Полюс располагается «в морской зоне на удалении от территориальных вод какого бы то ни было государства».

В апреле 2010 года десантирование на Северный полюс состоялось. Выбрасывались группой в 26 человек, сюда входили и 8 иностранцев: из США, Австралии, Австрии, Голландии и Южной Африки и др. Условия десантирования были достаточно сложные. Температура воздуха – минус 29 градусов, ветер – 12 метров в секунду. Однако посадку все произвели удачно. На отметке Северного полюса были установлены флаги России, и иностранных государств, представители которых участвовали в десанте, а также указатель с расстояниями до Москвы и еще ряда столиц.

Политическое значение высадки десанта на Северном полюсе по-разному оценивается политологами. Уже упоминаемый нами Роб Хьюберт из Университета Калгари говорит: «Просто оцените политический символизм этого шага и то, какие военные возможности он демонстрирует. Очевидно, что русские проявляют самоуверенность, я бы даже сказал, граничащую с агрессивностью, всячески подчеркивая свою способность контролировать полярный регион». По мнению Хьюберта, причастность к высадке парашютистов российского политика и исследователя Арктики Артура Чилингарова, уполномоченного Москвы по связанным с Арктикой вопросам, только усиливает ее стратегическую важность. Хьюберт считает, что Канаде следует наращивать свой оборонный потенциал в Арктике в противовес долговременному и широкомасштабному российскому военному присутствию в регионе. Майкл Байерс, профессор Университета Британской Колумбии специалист по международному праву и автор готовящейся к выходу книги «Кому принадлежит Арктика», относится к операции российских парашютистов не столь серьезно. «По международным конвенциям русские в своем праве, – полагает он. – Северный полюс считается частью открытого моря, а в открытом море военные постоянно проводят операции». Байерс высказал мнение, что «можно было бы использовать это десантирование для укрепления международного сотрудничества», если бы Канада, например, предложила послать своих парашютистов присоединиться к «юбилейному» мероприятию русских. По его мнению, это сгладило бы напряженность вокруг события.

Трения относительно десанта на Северном полюсе – не единственные сложности в российско-канадских отношениях. В феврале 2009 года канадское министерство обороны объявило о перехвате российских бомбардировщиков, приблизившихся к канадскому воздушному пространству. Тогда П. Маккей также довольно резко отреагировал на инцидент. Он созвал пресс-конференцию, во время которой объявил, что с базы в Колд-Лейке в воздух по тревоге было поднято два истребителя F 18, которые вынудили два российских бомбардировщика развернуться на 180°.

Российские же дипломаты заявили, что полет был учебным, и посетовали на возвращение к ментальности «холодной войны»[263].

В последнее время в проблематике милитаризации Арктики, обсуждаемой в СМИ, появилось мнение, что армиям необходимо готовиться не только к опасности возникновения вооруженного конфликта. Предполагается, что им придется реагировать на возможные катастрофы в Арктике. Так, Хизер Конли, глава Европейской программы в Центре стратегических и международных исследований в Лондоне, предупреждает, что вооруженные силы должны быть готовы к масштабным спасательным мероприятиям в этом регионе. «Не война, а природные и антропогенные катастрофы, как например кораблекрушение или экологическая авария, в настоящий момент представляют наибольшую угрозу. И эта угроза будет возрастать по мере того, как резкими темпами будут увеличиваться исследовательская и иная деятельность человека в Арктике. Милитаризация не представляет такого риска, как вероятная неспособность среагировать на катастрофу в таких суровых условиях», – считает эксперт[264].

Обозреватели считают, что главные ставки на Арктику сделали Россия, Канада и Соединенные Штаты. США, немного уставшие от войн в Ираке и Афганистане, сейчас отодвинули свои северные силы на задний план. Тем не менее, благодаря флоту подводных лодок, способных месяцами бороздить водные просторы подо льдом, США все равно на шаг впереди. «Мы хотим, чтобы у нас здесь всегда все было под контролем», – сказал Ян Джонсон, капитан USS Connecticut, одной из самых совершенных арктических подводных лодок, которая в прошлом году прибыла прямо к Северному полюсу. «Наши интересы в Арктике никогда не ослабевали», – добавил он[265]. Однако в недавно опубликованном докладе Военно-морской академии США констатируется, что военно-морской флот «недостаточно готов для долговременной операции в Арктике», поскольку ему не хватает кораблей, способных пробивать лед и обеспечивать передовые базы[266].

Обозреватели отмечают, что с военной точки зрения Арктика является для России важным инструментом обеспечения её «жёсткой безопасности». С принятием в мае 2009 года новой Стратегии национальной безопасности до 2020 г. российские военные корабли и самолёты значительно усилили патрулирование в Северном Ледовитом океане. Также на принадлежащих России островах планируется строительство нескольких военных портов с размещением там военных подразделений.

Профессор канадского университета Калгари Роб Хьюберт, обращает внимание на то, что россияне основательно переорганизовали свой военный арсенал в Арктике и значительно повысили контроль над территорией за счет бомбардировщиков и подводных лодок. По мнению обозревателя портала «Дайжи Уорлд» (Индия)[267], военное усиление РФ в Арктике вызвано возможностью присутствия ВМС НАТО с установленными на них элементами ПРО в акваториях Северного морского пути, в близости к российским границам. Помимо этого индийские обозреватели сообщают о намерениях РФ по размещению общевойсковых соединений, частей пограничной и береговой охраны в регионе. В статье «Арктика: шахматная доска в глобальной игре» интернет-сайта «Индийские новости о России»[268] сообщается, что в июне 2008 года Москва объявила о планах по расширению области действия подводных лодок Северного флота, а бывший министр обороны А. Сердюков высказывал планы по созданию двух специализированных для действий в Арктике бригад – одна из них – 200-я отдельная мотострелковая бригада (п. Печенга).

В свою очередь американское информационное агентство «Экзаминер»[269] высказывает беспокойство о том, что тактическое управление 200 омсбр было передано в ведение Северного флота, что значительно расширило возможности, так называемой, «арктической» бригады. А обозреватель информационного агентства «Баренц Обзервер»[270] отмечает, что вследствие данного факта бригада получила возможность действовать в любых условиях. Аналитик Международного института стратегических исследований (США)[271] указывает на возросшее внимание военно-политического руководства РФ к модернизации частей и соединений российских вооруженных сил, способных действовать в арктических широтах и обеспечивать государственную целостность и безопасность в случае возникновения предпосылок к вооруженному конфликту в регионе. По сведениям обозревателей «Баренц Обзервер», формирование «арктической» бригады планируется к завершению в 2015 г. с получением специализированной для работы в арктических широтах техники. При этом обозреватели «Экзаминер» отмечают, что не совсем ясна мотивация военно-политического руководства РФ по размещению общевойскового соединения, на данный момент способного вести боевые действия в любых условиях, в арктических широтах и в отсутствии явной угрозы национальной безопасности. Также высказываются опасения по поводу того, что российская 200 омсбр дислоцируется в непосредственной близости к норвежской границе. А в материалах новостного агентства «Голос Европы»[272] размещение 200 омсбр на границе с Норвегией называется как «недружелюбное поведение со стороны России». Авторы статьи отмечают, что коррупция, ненадлежащее состояние дисциплины и боевой подготовки делают т.н. «арктическую» бригаду менее боеспособной и не представляющей угрозы для Норвегии. Видимо, на такие выводы обозревателей повлияли вскрывшиеся осенью 2012 г. факты коррупции и мошенничества в министерстве обороны России. Также ряд обозревателей пишут, что 200-я отдельная мотострелковая бригада исторически развернута в арктических широтах, в течение многих лет является одним из самых боеспособных соединений ВС РФ.

Еще следует отметить одну особенность: зарубежные СМИ, уделяя повышенное внимание модернизации возможностей вооруженных сил РФ по действиям в арктических широтах, не принимают во внимание прозрачность политики России в данной области. Авторы, выражая беспокойство по поводу размещения российского общевойскового соединения в непосредственной близости от границы со страной-членом НАТО (Норвегией), не замечают того, что руководство этого северного государства одной из приоритетных целей своей политики считает развитие сотрудничества с Россией. Беспокойства по поводу дислокации (не менявшейся уже долгие годы) российского общевойскового соединения у норвежского руководства не возникало. Тем не менее, требуется учитывать, что в планах по модернизации национальных вооруженных сил, правительство Норвегии также имеет свои национальные задачи по наращиванию военного присутствия в регионе.

Государственный секретарь Норвегии считает[273], что на ситуацию в арктическом регионе влияют три фактора: изменения климата, усиление позиций РФ (с которой выстраивается исторически сложившаяся парадигма взаимодействия) и глобальный экономический кризис. Кроме этого на статус арктического региона может повлиять политика по отношению к нему со стороны НАТО после завершения операции в Афганистане. По мнению руководства Норвегии, необходимо создать стабильную, рабочую атмосферу в регионе и не допустить эскалации конфликта путем выработки дипломатических соглашений. Членство в блоке НАТО рассматривается Норвегией в качестве гаранта национальной безопасности. При этом основным условиям обеспечения обороноспособности страны заявлена модернизация национальных вооруженных сил. Анализ материалов СМИ позволяет утверждать, что для сохранения безопасной обстановки в Арктике высшее политическое руководство Норвегии намерено развивать взаимодействие в рамках альянса, продолжать развитие вооруженных сил страны, проводить научные исследования в арктической зоне и укреплять отношения с РФ. После визита госсекретаря США Х. Клинтон в Норвегию в июне 2012 года в СМИ появились сообщения, что теперь американские вооруженные силы получат право тренироваться на севере Норвегии. Взамен, Вашингтон продаст Осло современные ракеты «воздух–море» для 48 истребителей F-35, о покупке которых Норвегия ранее договорилась. Любопытно, что предпринимая дорогостоящие и непростые шаги по наращиванию боеспособности в условиях Арктики, эти страны продолжают называть регион мирным и стабильным.

Крупнейшей победой Москвы в борьбе за Арктику зарубежные обозреватели считают ратифицированный Государственной Думой 27 марта 2011 года договор с Норвегией по демаркации границ в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, положивший конец более чем сорокалетнему спору этих государств по данному вопросу. Как считает портал BarentsObserver.com, это поможет Москве в обосновании претензий на залегающие в недрах Баренцева моря запасы нефти и других природных ресурсов и достижении иных стратегических целей.

В канадских СМИ внимание обращается на то, что россияне усиливают свой военный контроль над Арктикой. По мнению профессора Канадского университета Калгари Р. Хьюберта, это заставило остальные арктические державы возобновить свои военные учения, которые в этой местности не проводились со времен распада Советского Союза. «Огромный регион, который раньше сковывали льды, теперь открывается миру, – сказал агентству Associated Press Хьюберт. – Все обстоятельства говорят об одном: военное присутствие в этой области будет расти и дальше»[274].

А чешская «iDNES.cz» резюмирует, что в Арктике в последнее время появляется все больше солдат. И эксперты считают, что будет еще хуже. Канада, Россия, Соединенные Штаты, Норвегия и Дания планируют защищать свою часть полезных ископаемых от загребущих рук. Если осуществятся самые страшные сценарии военных стратегов, тогда одна из будущих крупных битв произойдет на северном полюсе, однажды киношники вместо «west-ернов» будут снимать «north-ерны»[275].

Россия, значительная часть которой находится за полярным кругом, по мнению обозревателей, сейчас, очевидно, наиболее активна в своих попытках стать державой номер один. Анализ материалов сайта «По-настоящему чистый мир» (США)[276] показывает, что зарубежные политологи считают одной из основных целей нынешней деятельности Российской Федерации в Арктике – доказательство географической и территориальной принадлежности хребтов Ломоносова и Менделеева к российской части арктического шельфа. Анализируя широкий спектр интересов России на арктическом пространстве, политологи утверждают, что она не откажется от борьбы за доминирование в данном регионе. Соответственно, на основе научных исследований, историко-географических традиций она готовит новые обоснования своего присутствия в Арктике. Так, в зарубежной прессе широко комментировалось то, что в июле 2007 года российское министерство природных ресурсов объявило о реализации инвестиционного проекта стоимостью 50 миллионов долларов по «гидрографическим и геофизическим исследованиям в Северном Ледовитом океане», цель которого – «доказать право [России] на владение дополнительной частью морского дна в Арктике».

По сообщениям СМИ подобные исследования ведутся и другими арктическими странами. Так, канадские ученые выполняют работы по составлению карты дна Северного Ледовитого океана. О важности этой деятельности можно судить по тому, как широко канадские СМИ освещали поездку главы МИДа Л. Кэннон на развертывание первого автономного подводного аппарата (AUV) Канады, который предназначен для беспрецедентно эффективного сбора данных о конфигурации морского дна. Ученые проводят исследования, которые лягут в основу отчёта Канады по границам континентального шельфа, который она передаст в Комиссию Организации Объединённых Наций. В масс-медиа сообщается, что канадские исследователи уже опубликовали первый полный геологический атлас Арктики. Указывается, что это результат двухлетней работы геологов Марка Сент-Онжа и Кристофера Харрисона, которые собрали научные данные из Швеции, России, Норвегии, Финляндии, Дании и США, использовали съемки со спутника, данные подводных исследований, сейсмические профили. «Крайний Север настолько велик, что предприятиям нужна будет помощь, чтобы понять, где проводить разведывательные работы», – говорит Марк Сент-Онж, чей атлас будет продаваться добывающим компаниям.

Политологи отмечают, что за исследованиями канадских ученых отчетливо прослеживаются стратегические интересы Оттавы. Их открытия быстро приобрели политическую окраску. Так, Марк Сент-Онж уверяет, что хребет Ломоносова, подводная гряда, которую Россия считает геологическим продолжением российского континентального шельфа, является составной частью североамериканского континентального плато. «Необходимо дополнительно изучить эту зону, но, кажется, она – канадская», – утверждает геолог.

По сообщениям СМИ – это не первая претензия на хребет Ломоносова: еще ранее Дания заявила, что она претендует на его подводную горную цепь, тянущуюся от Гренландии в сторону России. Норвегия, США и выдвигают свои территориальные притязания на земли Арктики. Франция подала в ООН заявку на расширение континентального плато Сент-Пьер и Микелон. Мысль о том, что Франция может расширить свои границы, вызвала гневную реакцию в Оттаве. Министр обороны Канады Питер Маккей считает, что «это плато, этот участок континента, является собственностью Канады».

Арктика – «горячая» темав политических кругах Канады еще и благодаря Северо-Западному проходу, который, скорее всего, в недалекой перспективе будет свободен ото льда хотя бы часть года. По сообщению ISN Security Watch Канада заявляет, что проход этот находится в ее внутренних водах, поскольку ей принадлежат находящиеся вокруг него острова. А другие страны, в первую очередь, США утверждают, что он проходит в международных водах. По этому поводу госсекретарь США Х. Клинтон в интервью CTV сказала, что американское правительство начало «серьезно обсуждать спор» о Северо-Западном проходе, права на который заявляет Канада, однако Вашингтон полагает, что его стоит рассматривать как международный водный путь. Также США заявили свои права на морское дно и разрабатывают военные и коммерческие планы на регион. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, страны, граничащие с Арктикой, могут отстаивать свои права на владение природными ресурсами в пределах до 200 миль от побережья.

Согласно международным законам, страны могут считать воды на расстоянии до 12 миль (20 километров) от побережья своей территорией. Если они подписали Конвенцию ООН по морскому праву, воды на расстоянии до 200 миль от берега, лежащие над континентальным шельфом страны, считаются «эксклюзивной экономической зоной». США еще не подписали конвенцию, но президент Барак Обама сказал, что собирается это сделать. Но – и тут, отмечается в СМИ, возникает пространство для споров – если страны, которые подписали конвенцию, могут доказать, что их континентальный шельф простирается на расстояние более 200 миль, они также могут претендовать на ресурсы, расположенные в этой зоне.

Британский экономист лорд Николас Стерн в Financial Times от 8 декабря 2011 года заявил, что разрушающиеся тропические леса в бассейне Амазонки в Латинской Америке, а также в Центральной Африке и Индонезийском архипелаге объявлены «всеобщим достоянием» на основании того, что их сохранение жизненно важно для поддержания здоровья глобальной экосистемы. Эти экологические ресурсы, как утверждается, не могут рассматриваться в качестве эксклюзивных национальных ресурсов тех стран, в которых они расположены. Остальной мир имеет законный интерес в том, чтобы их разработка осуществлялась экологически обоснованным образом. Точно так же для международного сообщества имеет жизненно важное значение сохранение чрезвычайно хрупкой экологии Арктики, нарушение которой может негативно отразиться на выживании народов всей планеты. Северный Ледовитый океан в такой же степени «всеобщее достояние», как и Антарктида. Неарктическим странам, таким как Индия, необходимо отстаивать свое право голоса в освоении Арктики. Оно не может быть исключительной привилегией арктических прибрежных стран. Индия должна мобилизовать международное общественное мнение в пользу объявления Арктики всеобщим достоянием человечества и утверждения международного правового режима, подобного Договору 1959 года об Антарктике.

СМИ свидетельствуют, что интерес к Арктике в последние годы очень быстро увеличивается, и этим регионом сегодня интересуются не только прибрежные страны Северного Ледовитого океана. Сообщается, что Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI) опубликовал недавно доклад, в котором документально подтверждается усиление интереса Китая к Крайнему Северу. А Европейский Союз даже разработал собственную полярную стратегию. Этому блоку из 27 стран не удалось с первой попытки получить статус постоянного наблюдателя в Арктическом совете, однако в будущем году его заявка будет рассмотрена снова.

Огромный резонанс в мировых СМИ вызвало заявление контр-адмирала китайских ВМС в отставке Инь Чжо в марте 2010 года, когда в своем выступлении на Китайской народной политической консультативной конференции он сказал: «Арктика принадлежит всем людям мира, так как ни одна нация не обладает суверенитетом над ней»[277]. Китай, сказал он, должен также иметь долю ресурсов региона. Авторы статьи «Арктика: шахматная доска в глобальной игре» сайта «Индийские новости о России», пишут, что поход в Ледовитый океан китайского ледокола в августе 2012 года еще раз заставил арктические государства задуматься о возможном участии КНР в борьбе за ресурсы региона, показал заинтересованность китайской стороны в деле его освоения.

КНР уже давно не делает секрета из своего интереса к Арктике. По данным правительственного сайта Chinese Arctic and Antarctic Administration, китайцы с 2004 года используют исследовательскую базу в Норвегии и, кроме того, они организовали четыре экспедиции в этом регионе. Дания открывает Пекину двери для вхождения в Арктику с дипломатической стороны, а также со стороны инвестиционной, обещая ему проекты по добыче полезных ископаемых в Гренландии.

По сообщениям СМИ Дания приняла стратегическое решение уделить первостепенное внимание экономическим отношениям с Китаем, и сейчас эта страна превращается в ключевой коридор для китайского коммерческого и стратегического проникновения в Арктику. Дания выступает за то, чтобы предоставить Пекину место за столом переговоров, где обсуждается арктическая политика. Датский посол в Китае Фриис Арне Петерсон заявил в октябре 2012 года, что эта страна имеет в Арктике «естественные и законные экономические и научные интересы». Важным козырем в игре, которую Дания ведет с Китаем, пытаясь расположить его к себе, является Гренландия. Этот остров обладает значительными запасами минералов, включая редкоземельные металлы, уран, железную руду, свинец, цинк, нефть и драгоценные камни. Дания управляет внешней политикой Гренландии и в СМИ высказывается предположение, что Копенгаген использует богатый геологический потенциал этого острова в качестве приманки для Пекина, стремясь к развитию и укреплению датско-китайских торговых отношений.

В отношениях между Китаем и другой арктической державой – Норвегией произошло заметное охлаждение после того, как расположенный в Осло Нобелевский комитет объявил о присуждении премии мира диссиденту Лю Сяобао. О том, как они будут развиваться в будущем, в СМИ высказываются различные предположения[278].

У КНР в настоящее время лишь один действующий ледокол «Снежный Дракон», однако в 2014 году в строй может быть введено еще одно ледокольное судно водоизмещением 8000 тонн. Вместе с уже существующим ледоколом он сможет принять участие в следующих трех экспедициях, запланированных на период до 2015 года. Предполагается, что китайские ледоколы готовятся к проводке судов по канадским и российским путям в Северном Ледовитом океане, когда она станет более рентабельной.

Маршрут в западном направлении из Нуука на западе Гренландии в Циндао через канадскую часть Арктики примерно наполовину короче пути через Панамский канал, а восточный маршрут через российскую часть Северного Ледовитого океана составляет менее двух третей пути до Циндао через мыс Доброй Надежды.

Индийская позиция в отношении участия в освоении арктических ресурсов достаточно определенно изложена в статье «Холодная война за Арктику: ставки Индии» газеты «The Hindu». В ней утверждается, что следовать примеру Китая и претендовать на долю в эксплуатации арктических ресурсов для обеспечения своего продолжающегося экономического роста, для Индии было бы недальновидно. Такая позиция не учитывает гораздо больший ущерб по сравнению с любой возможной выгодой, который Индии, возможно, придется понести, если Арктика по-прежнему будет эксплуатироваться в угоду неподконтрольной человеческой жадности. Кроме того, Индия не имеет ни финансовых, ни технологических возможностей для конкуренции со странами, ведущими сегодня схватку за Арктику. Результаты участия в ней могут оказаться скудными. Поэтому Индия должна тщательно взвесить, следует ли ей подтвердить свою заявку на вступление в Арктический совет в качестве постоянного наблюдателя. В статье говорится, что Индия должна вместо этого настаивать на аналоге Договора об Антарктике, по которому территориальные претензии государств отложены на время действия договора[279].

Арктический совет является форумом для принятия политических решений, связанных с полярным регионом. Он был образован в 1996 году, и первоначально использовался в качестве площадки для обсуждения мер по защите окружающей среды в Арктике, но затем сфера его деятельности была расширена, и теперь она включает в себя научные исследования, изучение вопросов устойчивого развития, а также действия в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Арктический совет состоит из восьми членов, а именно: США, Канады, России, Норвегии, Дании, Швеции, Финляндии и Исландии. Есть пять постоянных наблюдателей – Великобритания, Франция, Нидерланды, Польша и Италия. Бразилия, Китай, Япония и Южная Корея также выразили заинтересованность в присоединении к числу постоянных членов. Следует, однако, отметить, что условием предоставления такого статуса является получение суверенных прав членов Арктического Совета над Северным Ледовитым океаном.

Западные СМИ пытаются представить Россию страной, не способной с экологической точки зрения безопасно осваивать Арктику и контролировать ее территорию и морские пути. Муссируется тема «попрания» российским бизнесом (прежде всего нефтегазовым, лесозаготовочным и транспортным) прав «не имеющих своей государственности малочисленных народов Севера».В частности, Сара Уилер, известный публицист, автор книги «Магнетический Север или Путешествие по Арктике», пишет в британской газете«The Independent»[280], что Россия стремится расширить границы нефтедобывающей промышленности за счет одной из самых хрупких экосистем на планете, где лед, штормы и тьма делают очистку практически невозможной. Автор указывает на последствия нефтяных разливов в тундре, которые никак не устраняются. Хотя, как было заявлено российской стороной на Международном форуме «Арктика: настоящее и будущее», состоявшемся в декабре 2012 года в Санкт-Петербурге[281], такие работы ведутся – была, например, очищена территория Земля Александры от отходов деятельности министерства обороны на авиабазе Нагурская.

Джон Видал из английской «The Observer» пишет, что немалую тревогу у экологов вызывает то, что для разработки нефтегазовых ресурсов Арктики Россия планирует создать целый флот плавучих и даже подводных атомных электростанций. Прототип плавучей АЭС уже строится на Балтийском заводе. Российская государственная ядерно-энергетическая корпорация «Росатом» заключила с правительством Якутии соглашение о сооружении еще четырех станций.

Станции мощностью 70 мегаватт – они представляют собой гигантские стальные платформы с двумя реакторами на каждой – будут снабжать электроэнергией «Газпром». Это позволит ему эксплуатировать буровые установки, необходимые для освоения нефтегазовых месторождений в Баренцевом и Карском море, относящихся к числу самых труднодоступных в мире. Топливо и отходы предполагается складироваться на борту станций, способных передвигаться своим ходом; они смогут работать без перезагрузки реактора в течение 12–14 лет. Также появились сообщения, что уже сконструированы подводные буровые платформы с атомными энергетическими установками, обеспечивающие одновременное бурение восьми скважин. В СМИ высказываются опасения о том, что ядерные отходы, которые возникнут в процессе эксплуатации АЭС, будут сбрасываться в море.

Эксперты отмечают, что геостратегическим интересом многих стран являются связанные с таянием ледников новые возможности судоходства в Северном Ледовитом океане. Уже сейчас вдоль берегов России осуществляется сезонная навигация в Японию, Китай и на Дальний Восток по более короткому Северному морскому пути. По утверждению ученых, через десять лет корабли в Северном Ледовитом океане смогут плавать в течение всего летнего сезона. Это говорит о том, что роль России в развитии судоходства возрастёт. В связи с этим в последнее время в масс-медиа, как на Западе, так и на Востоке, все чаще поднимается вопрос о превращении Северного морского пути, контроль над которым принадлежит России, в транзитную магистраль под транснациональным управлением. В СМИ обсуждается возможность пересмотра статуса арктических проливов как внутренних вод России, обусловливается, прежде всего, тиражируемой в информацией о предстоящем глобальном потеплении и, соответственно, высвобождении из-подо льда значительной части проходов, соединяющих Ледовитый океан с Тихим и Атлантическим.

Бронвен Мэдокс, главный комментатор по международным вопросам английской газеты «The Times» высказал интересную мысль о том, что если арктический лед и вправду растает, потепление в Сибири может превратить и саму Россию в другую страну. У нее появятся прежде недоступные возможности, которые будут гораздо интереснее и проще для разработки, чем окраины арктического морского дна. Однако эта перспектива еще не получила отражения в СМИ. В центре внимания журналистов и политологов – «арктическая» лихорадка.

В последнее время все чаще средства массовой информации обращают внимание на интересы коренного населения арктических районов Канады, США, России, Гренландии и Норвегии, а также крайних северных территорий Финляндии и Швеции, которые раньше оставались за рамками дискуссии. В связи с тем, что российский регион Арктики стал зоной высокой экономической активности, представители экологических и этнических организаций ведут дискурс «попрания» российским бизнесом (прежде всего нефтегазовым, лесозаготовочным и транспортным) прав «не имеющих своей государственности малочисленных народов Севера», лоббируют обсуждение этой проблемы в структурах ООН и ЕС.

Тема Арктики нашла отражение и в создании компьютерных игр, которые широко используются для воздействия на людей с целью изменения в нужном направлении их настроений, чувств, внедрения в сознание необходимых идеологических и социальных установок, формирования определенных стереотипов мышления и поведения. Кроме того, видеоигры стали одним из самых действенных инструментов разъяснения «правильности» государственной политики, создания позитивного образа страны и ее вооруженных сил, а также негативного образа противника либо конкурента. В данном контексте обращает на себя внимание выход весной 2012 года игры «Война на море: Северный полярный круг» (Naval War: Arctic Circle). Создание игры совпало с повышением интереса к освоению Арктики, сопровождающимся аналитическими сообщениями и публикациями о перспективах возникновения в регионе военных конфликтов.

Разработчиком игры является норвежская компания «Турбо тэйп геймз» (Turbo Tape Games), специализирующаяся на создании компьютерных игр и симуляторов в развлекательных, образовательных и научных целях. Данная компания, основанная в феврале 2008 г., сотрудничает с частными и государственными организациями, среди которых Университет Нордланда, Музей искусств г. Бергена, научно-исследовательский центр г. Бергена – «ВилВите» (VilVite), скандинавская исследовательская организация «Синтеф» (Sintef) и др. Издатель игры – шведская компания «Парадокс интерактив» (Paradox Interactive), расположенная в Стокгольме и занимающаяся созданием исторических стратегий. Общими чертами игр, компании являются высокая степень реалистичности и соответствия историческим фактам.

В ходе указанного развлечения игроку предстоит выступить в роли командующего флотом на стороне НАТО, Северного союза (вымышленного альянса скандинавских стран), России или США. В игре используются современные образцы оружия и боевой техники, а сражения проходят с участием надводных и подводных кораблей, военной авиации. Игроку предстоит вступать в боевые действия за контроль над природными ресурсами и транспортными коридорами арктического региона. Согласно замыслу разработчиков сюжет «сражений» проходит в ближайшем будущем, а «боевые действия» ведутся в водах вдоль побережий Норвегии, Великобритании, вблизи Исландии и Гренландии, по Северо-Западному морскому пути и у берегов Северной Америки[282].

Необходимо отметить, что игра создана в рамках сотрудничества стран, которые проводят активную политику с целью укрепления собственных позиций в Арктике. Стратегические программы этих стран по освоению Арктики содержат пункты, в которых говорится о необходимости наращивания военного присутствия в этом районе с целью более эффективного обеспечения национальной безопасности.

Другой компьютерной игрой, немного иного жанра, но также описывающей ситуацию силового противостояния в ходе борьбы за превосходство в арктическом регионе, является многопользовательская онлайн-игра от первого лица «Битва за Арктику» (“Arctic Combat”), в которой игроки, разбившись на команды, выполняют различные задания и противостоят друг другу. Противоборствующими сторонами при этом выступают спецподразделения США и РФ. Разработчиком игры является южнокорейская компания WebZen. В ней игрокам предстоит продемонстрировать тактические навыки действий в ходе боев в различных условиях с применением новейших образцов вооружений и военной техники, беспилотной авиации, бронетранспортеров и т.д.[283] По замыслу разработчиков, события игры демонстрируют боевые действия в ходе Третьей мировой войны, которая начинается с борьбы за территории и ресурсы арктического региона[284]. Необходимо отметить, что, несмотря на проработанную графику и множество возможностей для проведения соревнований, игра распространяется бесплатно и позволяет привлечь к ней внимание и популяризировать ее среди широкой аудитории.

Выпуск компьютерных игр, подобных «Войне на море» и «Битвы за Арктику», в которых господство в Арктике завоевывается при помощи военной силы, может рассматриваться как оказание информационно-психологического воздействия, направленное на внедрение в общественное сознание идеи о возможности регионального военного конфликта, участниками которого будут реально существующие заинтересованные стороны.

Рис. 1. 2 августа 2007 года: исторический момент экспедиции «Арктика-2007» – установка флага России и капсулы с посланием потомкам на дно Северного Ледовитого океана

 

Таким образом, мониторинг зарубежных СМИ с июля 2007 по декабрь 2012 года показывает, что российская экспедиция «Арктика-2007» разворотила казавшийся нерушимым муравейник истории и надолго смешала всем карты. В связи с этим в ряде публикаций зарубежных аналитиков делается вывод, что сегодня мир ввязывается в новую геостратегическую игру XXI века – игру вокруг Арктики, которую ряд политологов сравнивает с процессами, которые происходили во второй половине ХХ века на Ближнем Востоке.


[1] Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций // Резолюция Генеральной ассамблеи ООН A/Res/55/2/ – 55 Сессия ГА ООН, 18 сентября 2000 (http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N00/559/53/PDF/N0055953.pdf?OpenElement).

[2] См.: Додин Д.А., Каминский В.Д., Золоев К.К., Коротеев В.А. Стратегия освоения и изучения минерально-сырьевых ресурсов российской Арктики






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 1380; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.023 сек.