О торговле в Архангельске середины XVII в.

 

«Торговать как воевать: кому Бог пособит»

Словарь Тонниса Фенне. 1607 г.

 

Основанный в 1584 г. на берегах Северной Двины, Архангельск в течение XVII века являлся важнейшим центром международной торговли, через который Московское царство вело обмен товарами со странами Западной Европы. Немецкий путешественник Адам Олеарий, неоднократно бывавший в нем в 1630–1640-е годы, писал об Архангельске: «Как говорят, сам по себе город невелик, но он славится из-за многочисленных купцов и заморской торговли. Ежегодно приезжают сюда голландские, английские и гамбургские суда с различными товарами. В то же самое время собираются в путь купцы по [всей] стране, особенно немцы из Москвы, а зимою со своим товаром на санях они вновь возвращаются отсюда домой»[187].

Ярким свидетельством выдающейся экономической роли этого северного города является небольшой фрагмент донесения шведского предпринимателя Иоганна де Родеса (1653), публикуемый ниже.

Биография И. де Родеса, к сожалению, известна плохо. По собственному свидетельству, он был сыном брабантского дворянина, некоторое время служил у купцов из Ревеля (Таллина), затем поступил на шведскую службу. В 1647 г. де Родес вместе со шведскими послами совершил поездку в Россию, где ему было поручено изучить состояние русской торговли.

В 1650 г. шведское правительство возложило на де Родеса чрезвычайно ответственную миссию: привезти из Москвы 190 тысяч рублей, которые царские власти обязались выплатить Швеции в качестве компенсации за перебежчиков, покинувших земли, которые отошли к шведам по условиям Столбовского мирного договора (1617). Деньги «Ягану Деродесу» (как нарекли негоцианта в России) выделили, но в другой просьбе, касавшейся беспошлинного приобретения хлеба, отказали. Доставка столь значительной суммы, сама по себе, была делом непростым. К тому же выплата денег шведам стала причиной мощных восстаний в Пскове и Новгороде. Дело в том, что часть суммы шведы решили взять хлебом, в котором очень нуждались. Крупные закупки зерна, сопровождавшиеся злоупотреблениями со стороны русских купцов, привели к росту цен на хлеб и спровоцировали волнения[188].

По собственному рассказу де Родеса, он принимал все меры предосторожности, чтобы доставить деньги в целости, и во время ночевок «расставлял всегда на поле в круг военный обоз, и сам помещался с деньгами посередине, а вокруг военного обоза приказывал ставить караульных»[189]. В итоге деньги прибыли в Ниенщанц.

Шведское правительство было очень довольно своим представителем, и вскоре он стал постоянным поверенным в торговых делах Швеции на территории Московского государства. На этом посту де Родес оставался до самой смерти (декабрь 1655 г.).

В течение всего своего пребывания в Москве он вел крупные закупки русских товаров для шведской казны и, одновременно, вел тщательное изучение русской торговли, составлял и направлял в Швецию подробные донесения с точным указанием объемов русского экспорта и импорта, цен на товары. Особенно интересовала де Родеса торговля зерном, в котором страны Северной Европы испытывали постоянный недостаток. Он несколько раз покидал столицу и в 1652 г., по королевскому указу, совершил поездку в Архангельск, из которого морем отправил в Швецию закупленную им рожь.

В октябре 1653 г. Родес составил «Подробное донесение о происходящей в России коммерции», в известной мере обобщившее его наблюдения. Особое внимание он уделил Архангельску. При этом, хорошо понимая значение северного порта, шведский коммерсант последовательно выступал за перенос центра торговли России с европейскими странами на Балтику, в порты, находившиеся в руках у шведов (Ревель и Нарву). По его утверждению, с началом в мае 1652 года войны между Англией и Голландией для данной операции сложилась исключительно благоприятная ситуация, ибо из-за военных действий на море в Архангельске «в коммерческих делах наступило сильное колебание»[190].

В сентябре 1652 г. де Родес направил из Архангельска королеве Христине весьма откровенное рассуждение о благоприятном для Швеции, по его мнению, развитии событий: «Если бы эта война продолжалась несколько лет, или же если бы вообще англичане, так как они хотят процветать вместо Голландии, сделали на этот морской порт (Архангельск – А.М., Е.Р.) нападение, подчинив или уничтожив его, <….> то это было бы самое лучшее и самое сильное средство, благодаря которому можно было бы достигнуть желаемого перенесения этой торговли на Восточное море»[191].

Здесь, попутно, стоит заметить, что конкуренция между Англией и Голландией касалась не только доминирования на северных морях, но и русской торговли. Началась борьба за российский рынок задолго до Англо-голландской войны 1652–1654 гг., но особенно успешно голландцы стали теснить своих конкурентов после того, как в 1649 г. царь Алексей Михайлович лишил английских купцов их привилегий.

Расчеты де Родеса на вред, который англо-голландская война могла нанести Архангельску, не были беспочвенны. Хотя нападать на русский порт британцы не стали, количество кораблей, приходивших в него, сократилось, тогда, как торговые обороты балтийских портов росли. Немалую роль играли также готовность шведского правительства взимать невысокие пошлины и удаленное географическое положение Архангельска. Адам Олеарий, например, писал: «Так как купцам эти (русские – А.М., Е.Р.) пошлины несколько обременительны, а с другой стороны его величество король шведский желает брать лишь пошлину в 2% при провозе товаров через Лифляндию к Нарве, то полагают, что большая часть торгового движения будет отвлечена от Архангельска и направится через Балтийское море в Лифляндию, тем более, что здесь этой торговле угрожает меньше опасностей»[192].

Впрочем, де Родес не уповал на одни лишь политические и экономические реалии, но рекомендовал своему правительству принимать конкретные меры к подрыву ведущей роли Архангельска, дабы «архангельскую торговлю отвлечь опять на Восточное (Балтийское – А.М., Е.Р.) море»[193].

В частности он предложил скупать в большом количестве товары, которые производились исключительно (или преимущественно) в России, сначала сбивать на них цену, а затем перепродавать дешево в балтийских портах и дорого (дабы цены там выросли) в Архангельске. Начать подобные операции де Родес рекомендовал с юфти. Именно для такой коммерческой борьбы он и снабдил свое правительство подробными данными о количестве привозимых в Архангельск товаров и о ценах на них.

При этом собственно балтийскую торговлю шведы стремились сделать своей монополией. Русский дипломат Д. Мышецкий в 1656 г. жаловался датскому королю Фредерику III, что «шведский король всякими мерами промышляет, чтобы ему Варяжским морем одному завладеть»[194]. С другой стороны русские цари всегда смотрели на земли, утраченные по Столбовскому миру, как на свое исконное владение и стремились их вернуть.

В мае 1656 г., всего через несколько месяцев после смерти де Родеса, между Россией и Швецией вспыхнула война, в ходе которой русские войска смогли захватить некоторые территории в Прибалтике. Однако затем, в силу сложной политической ситуации, Россия отказалась от завоеваний (1661). Стремление Швеции к гегемонии на Севере Европы привело ее к конфликтам с Речью Посполитой и Данией, а в 1658 г. в борьбу против шведов вступила также Голландия. Первая Северная война (1655–1660) надолго сделала ситуацию на Балтийском и Северном морях крайне неспокойной.

Архангельск сохранил свою роль центра международной торговли, крайне привлекательного и важного для иностранных купцов. В 1670-е годы курляндец Я. Рейтенфельс, характеризуя Московское государство, отмечал: «…Архангельск обладает знаменитейшей по всей России гаванью на Белом море. Если он, по малочисленности зданий, не может найти себе места среди тех городов Московии, что по-знатнее, то, несомненно, он стоит выше всех остальных по громадной торговле и удобному положению, несмотря на то, что в течение полугода он окутан мраком ночи»[195].

* * *

Подробное донесение о происходящей в России коммерции. Октябрь 1653 г.[196]

<…> Тут следует извлечение[197] из архангельских таможенных книг[198], причем собственно можно видеть, какие виды товаров вообще и как много их в один год через Архангельск вывозится, равным образом, во сколько почти всякий вид (товара – А.М., Е.Р.) по своему достоинству оценивается на капитал и таковые в отдельности закупаются и скупаются.

Итак, я начну с хлеба; из него рожь и зерно вывозится на кораблях не всякий год, но только при высокой цене.

 

10000 ластов[199] ржи, ячменя и пшеницы, гуртом по 25 рублей рублей 250000
600 ластов льняного семени, по 24 руб. - 14400
Руб.
Меха
579 сороков всякого рода соболей, считая без разбора по 100 руб. сорок рублей
355950 штук белок, тысяча по 16 руб. - 5688
360 сороков куниц, по 18 руб. - 6480
287 сороков «норок», или «минков»[200], по 16 руб. - 4592
15970 штук всякого рода лисиц, по 7 1/2 руб. десяток - 11978
288 сороков горностаев, по 3 руб. - 864
18748 собольих хвостов и пупков - 4687
598 собольих опушек, по 2 1/2 руб. - 1.495
15500 собольих кончиков, по 50 руб. 1000 (штук) - 775
28795 штук всякого рода кошек, по 5 руб. сорок - 3600
Руб.
Всякого рода кожи
5925 штук сырых лосиных кож, по 4 руб. рублей
75000 свертков юфти, составляющих 225000 пар, а сверток весом 1 1/4 пуда, по 3 1/2 руб. (пуд) - 335125
8978 козлиных кож, 100 (штук) по 36 руб. - 2922
4500 бараньих или соленых кож, по 70 руб. - 3150
300 штук воловьих кож, 100 (штук) по 90 руб. - 270
1170 пар сафьянов, 100 пар по 80 руб. - 940
31060 штук тюленьих сушеных шкур, по 5 алтын - 4809
Руб.
Москотильный товар[201]
70 пудов бобровой струи[202], по 100 руб. пуд рублей
150 пудов ревеня, иногда более, а иногда и менее, по 50 руб. - 7500
60 пудов агарика[203], по 5 руб. - 300
Руб.
Всякого рода купеческие товары
168500 аршин русского сукна, или «ватмана», 100 аршин по 4 руб. рублей
325980 аршин того же[204] полотна, 100 аршин по 5 руб. - 16299
389000 штук рогож, 1000 по 16 руб. - 6224
3500 пудов воска, по 4 1/2, руб. - 15750
115080 пудов сала, 10 пудов по 11 руб. - 126588
5700 пудов свиной щетины, по 4 1/2, руб. - 25650
6000 тонн[205] ворвани[206], по 1 1/2 руб. - 9000
5500 шиффунтов[207] шпика и мяса, по 6 руб. - 33000
20000 пудов кавиара[208] в 400 бочках, по 1 1/2, руб. - 30000
250 пудов слюды вполне цельные куски, по 12 руб. - 3000
3000 бочек поташа[209] по 4 шиффунта, шифт. по 10 руб. - 120000
3000 фунтов бобровой шерсти, по 3 1/4 руб. - 9750
200 ластов смолы и дегтя, по 20 руб. - 4000
Руб.
Персидского шелка приходит почти раз в каждый третий год по 120–150 тюков, пуд по 90 ртр[210], а весят они почти 900 пудов, что составляет вместе 40500 руб., из которых третья часть составляет Руб. 13500
Сумма руб.

Русские туземные товары, отпускаемые через Архангельск

 

Раньше я уже упомянул, как собирается хлеб[211]. Теперь следует далее (указать – А.М., Е.Р.), где находятся и собираются другие здесь вышеотмеченные товары.

Льняное семя находится около Казани, Нижнего, Костромы, Ярославля, Вологды, Галича и по Двине внутрь страны и оно равно, как и зерно, свозится в Архангельск.

О мехах, которыми пользуется Их Цар В-ство, также было выше упомянуто, но другие, которые добываются здесь и там по всей стране, кроме соболей, которые добываются только в Сибири, свозятся простыми людьми, каждый сорт из тех мест, где добывается, в Вологду; но меха, добываемые в Сибири и в местах вокруг лежащих, доставляются в Архангельск вниз по реке, называемой Югой, которая у Устюга впадает в Двину, а далее по течению Двины в Архангельск, куда также идут вниз (по Сухоне и Двине – Ред.) из Вологды предыдущие (вышеупомянутые меха – А.М., Е.Р.).

Лосиные кожи также в достаточном количестве возятся из Сибири и прилежащих мест в Архангельск вниз по сейчас названной реке (Юге – А.М., Е.Р.) и также по течению Двины. Другие лоси, добываемые здесь и там в стране, также доставляются из одного города в другой, и что простым человеком не может быть продано туземным русским купцам, то везут в Москву, чтобы их продать иностранным купцам; но если они также не могут сойтись с этими, отправляются по санному пути на Вологду; тут они оставляют (кожи – А.М., Е.Р.) лежать до полой воды, а тогда же спешат к архангельской ярмарке.

Юфти вывозятся в большем количестве, и приготовляют в казанской, нижней (Нижегородской – Ред.) и московской, но больше всего и наилучше в ярославской и костромской (землях – А.М., Е.Р.). Но другие, которые приготовляются в новгородской и псковской, совсем не могут быть сравниваемы с предыдущими. <…>

Соленые кожи, бараньи, воловьи и козлиные кожи свозятся со всей страны и больше всего возятся в Архангельск.

«Сафьяны» приходят из Персии и доставляются оттуда, как выше было сказано о шелке, но ими может всякий свободно торговать.

Бобровую струю русские получают из Сибири. Относительно этого товара чрезвычайно удивительно, что иностранцы торгуют и продают русским бобровые меха, а потом русские в свою очередь продают иностранцам бобровую шерсть, которую вычесывают из мехов, потому что русские неохотно или совсем не желают покупать бобровых мехов, которые уже вычесаны; это ни от чего другого не происходит, как оттого, что они умеют лучше с этим обходиться, гораздо тщательнее принимать все во внимание и хорошо рассчитывать.

О ревене уже выше было подробно сделано сообщение[212].

Агарик, который обладает почти одинаковыми достоинствами и качеством с ревенем, добывается около Архангельска и по пути к самоедам; вывозится через Архангельск.

Русское сукно, или «ватман» в большом количестве вывозится через Архангельск; оно делается в вологодской и ярославской (землях – А.М., Е.Р.). В Голландии оно отправляется на кораблях в Индию, а также много употребляется на корабельное платье лодочников.

Русское полотно находится тоже в таком положении и делается больше всего в ярославской, вологодской (землях – А.М., Е.Р.), у Двины и Ваги внутри страны.

Рогожи всякого рода делаются в вологодской области и оттуда привозятся в Архангельск.

Воск добывается в большом изобилии в нижней (Нижегородской земле – А.М., Е.Р.) казанской, также в Мордве и еще в других местностях. Его, говорят, можно было бы вывозить в гораздо большем количестве, когда бы не так много его сжигалось и употреблялось во всей стране перед их образами в церквах и процессиях.

Сала много добывается в казанской, нижней (нижегородской), московской, ярославской и вологодской областях и со всех мест доставляется по зимнему пути в Вологду, оттуда по Верхней и Нижней Сухоне и дальше по Двине – в Архангельск. Русские по своим законам не могут есть телятины[213], по моему мнению, только потому, что им от теленка нет пользы, напротив, когда он станет хорошо выросшим быком, то дождутся сала и, сверх того, хорошей кожи, что также есть несомненной причиной так много добываемых в стране бычачьих и коровьих кож.

Свиная щетина собирается крестьянами, которые там и тут в городах имеют своих определенных покупателей; потом она вся собирается в свою очередь более крупными (купцами – А.М., Е.Р.) в одне или несколько рук. Она покупается голландцами, которые большею частью обрабатывают ее в Голландии, а частью, если она чисто выварена, везут ее во Францию и Италию.

Ворвань вытапливается из тюленей, которые бьются рыбаками и крестьянами, как и самоедами, на Белом море, у самоедского берега. Они доставляются в таком виде, как они убиты, к Архангельску в своих собственных кожах, некоторые из них сшиваются, как мешок; только там они вытапливают и вываривают ворвань. Больше всего покупается бременцами.

Шпик и мясо добывается по всей стране, и весь шпик зимой, когда он сильно замерзнет, в разных местах свозится крестьянами в города. Там его покупают купцы и отправляют в Вологду, где его оттаивают, солят, потом укладывают в бочки и (отправляют далее – Ред.) в Архангельск, а копченый шпик бьется осенью и на местах, где его добывают, солится и коптится. Приходит больше всего из казанской и нижней (нижегородской – А.М., Е.Р.) областей.

О кавиаре уже выше упоминалось[214]. Слюда[215] добывается между Новой Землей и Архангельском за Сибирью; открывается в утесистых горах.

О бобровой шерсти самое необходимое раньше упоминалось при бобровой струе.

Смола и деготь гонится в каргопольской (земле – А.М., Е.Р.) и у Ваги и по Ваге, которая впадает в 12 милях выше Холмогор в Двину, по ее течению везется до Архангельска.

Вот то, что я мог разузнать для сообщения о товарах, вывозимых через Архангельск.

Иностранные товары, привозимые в Архангельск

 

Теперь следовало бы также здесь же поместить извлечение из таможенных книг о приходящих товарах, но, хотя оно мне и было обещано, я еще не мог его получить, несмотря на обещанное за это большее вознаграждение; но как скоро я его получу, оно будет сюда присовокуплено, а, таким образом, я приведу их только в главных чертах по их названиям.

Преимущественно ежегодно большое количество сукон, как туземных тонких, так и других всяких сортов, привозится в Архангельск, как и всяких шелковых товаров, особенно атласов, камок, кармазина, камлотов, бархата, цветных тафт, золота и серебра; также туда привозится золотая и серебряная проволока, золотые и серебряные кружева и позументы, также – всякого рода шерстяной мелкий товар, как-то: крон-раш, перпетуан, камки, камлоты, бомазея и фальшивая золотая и серебряная проволока, или мишура; также – всякого рода мелочной нюренбергский товар; равным образом – всякого рода пряности, также всякого рода краски, из которых больше всего привозится индиго и фернамбук, или бразильское дерево, также красная медь, желтая медь, железо и всякого рода тянутая из этого проволока, как и белая вылуженная жесть.

Вот виды товаров, которые в свою очередь ввозятся. Должно быть, немного недостает, чтобы количество этих названных товаров по достоинству равнялось капиталом с вывозными и ранее рассмотренными товарами, кроме хлеба.

 

 

Рис. 1. Архангельский порт во второй половине XVII века


А.Ю. Протасов

Профессор кафедры экономической теории

экономического факультета Санкт-Петербургского

государственного университета,

доктор экономических наук, профессор

 

Экономическое значение нашего Севера:

политэкономические предпосылки, возможности и ограничения

 

1. Экономическое значение Севера России в контексте истории развития мировой экономики

1.1. Экономическое и хозяйственное значение российского Севера невозможно анализировать вне контекста глобальных экономических трендов, динамика которых имеет свою внутреннюю логику и механизмы самореализации.

1.2. В этой связи целесообразно рассматривать экономическую роль северных территорий России, опираясь на методологические предпосылки современных наиболее интересных концепций экономического развития. В частности, речь идет о:

— теории технико-экономических ценозов Л. Бадалян – В. Криворотова;

— теории технологических укладов С.Ю. Глазьева;

— теории технологических революций К. Перес;

— теории системных циклов накопления капитала Дж. Арриги.

1.3. Обращение к этим теоретическим концепциям оправдано тем, что они наиболее точно описывают современные тенденции развития мировой экономики, а вне этого контекста анализировать хозяйственное значение российского Севера было бы не осмотрительно.

В этой связи приведем один пример. В декабре 2007 года миллиардер Джим Роджерс продал свой особняк в Нью-Йорке и переехал в Сингапур. Такой экстравагантный поступок Дж. Роджерс, один из «сильных мира сего», объяснил тем, что настала эпоха перемещения инвестиционного потенциала мировой экономики из Европы в Азию.

В свою очередь еще в 1994 году итальянский социолог и экономист Дж. Арриги опубликовал одну из наиболее заметных сегодня политэкономических работ под названием «Долгий XX век», в которой он, по своему прочитав К. Маркса, удивительно точно спрогнозировал ренессанс и восхождение азиатской экономики в целом, и китайской экономики в частности, уже в начале XXI века.

В этой связи поступок Дж. Роджерса уже не кажется удивительным. Тонко ощущая глобальные структурные сдвиги на мировых глобальных рынках, поступок Дж. Роджерса показывает, что мировая экономика развивается нелинейно и циклично.

1.4. Глобальный маятник мирового экономического развития двинулся не только в Азию, но и на Север.

С точки зрения теории технико-экономических ценозов, в хозяйственном развитии человеческого общества существует объективная закономерность, связанная с тем, что людям приходилось неизбежно, на протяжении всей истории, осваивать новые территориальные ниши, которые размещались в своих особых уникальных геоклиматических зонах:

- первые цивилизации процветали в сверхплодородном крошечном регионе дельт Великих рек. Необходимость ирригационного земледелия привела к возникновению «коммунальной» экономики, державшейся на работе больших коллективов. Высокая плотность населения обеспечивалась огромными урожаями. По некоторым оценкам урожаи того времени превосходили даже современные показатели;

- классическая цивилизация Древней Греции и Рима развилась в засушливом Средиземноморье. Эта зона хозяйствования не годилась для ирригации, однако была благоприятной для развития рыночной экономики полиса, основанной на выращивании оливков и винограда. Хозяйственный тип рыночной экономики Античности базировался на садоводчестве и огородничестве, которые были ориентированы на извлечение прибыли. Технологически экономика была основана на механике, что позволяло в производстве условной единицы продукции обойтись меньшим числом народа. В качестве основной тяговой силы использовался вол;

- после варварских нашествий и «темных» веков, началась эпоха средневекового освоения тяжелых глинистых европейских почв и соответствующее освоение лесов. Для обработки более тяжелых земель была применена новинка – тяжелый колесный плуг и массовое использование крестьянских лошадей, что привело к возникновению экономики манора;

- эпоха Великих географических открытий сопровождалась ростом коммерческого рыболовства и животноводства, прежде всего на Атлантическом побережье. Сформировалась экономика раннего индустриализма, основанная на силе стихий, ветра и воды;

- эпоха промышленной революции, была связана с нехваткой лесов и рек, которые были основным энергетическим ресурсом предыдущей эпохи. Этот недостаток был восполнен за счет технологической революции, в результате которой уголь стал доминантным неэластичным ресурсом. Сформировалась индустриальная экономика угля;

- наконец, современная развитая экономика нефти возникла в США в зоне экстремального климата. Основу ее составил массовый автомобиль на двигателе внутреннего сгорания, способный осуществлять скоростную доставку товаров на рынок. Производительность труда возросла в ходе очередной технологической революции, связанной с внедрением электричества, механизации и конвейерного производства и сформировавшей общество массового потребления.

Таким образом:

1) Каждый новый исторический период формировался в своей уникальной геоклиматической зоне, которая формировала соответствующую специализированную экономику и институты власти.

2) После освоения всей наличной территории зоны победивший технологический и социальный уклад распространялся сначала на ближнюю периферию, а затем, после исчерпания доминирующего ресурса, и на и ее дальние окрестности. Эти дальние окрестности менее всего подходили для сформировавшейся доминантной экономики с ее хозяйственными стилями и архетипами, и жители периферии развивали собственные альтернативные варианты хозяйства. Так закладывался новый уклад и ядро будущей зоны хозяйствования на более суровой территории.

Эта логика соответствует концепции эволюционной экономики, которая в несколько измененном виде получила свое развитие в теории технико-экономических ценозов, технологических укладов (ТУ) и системных циклов накопления (СЦН).

Эти теории показывают, что развитие идет по направлению освоения все более неудобных и труднодоступных территорий (неудобий). Однако этот объективный процесс порождает возникновение открытий новых доминирующих ресурсов, которые становятся основой будущей эпохи.

Доминантом каждой эпохи становится страна, которая первой осваивает будущий доминантный ресурс. Так было с Британской империей, так произошло с современными США.

1.5. В этом контексте становится более-менее понятно, почему ядро мировой экономики стало перемещаться в Азию, с ее еще не освоенным энерго-ресурсными и минерально-сырьевым потенциалом.

Понятно и другое – Север России начинает приобретать ключевое значение в этих глобальных сдвигах в мировой экономике. Если осваивать и развивать его в экономическом, социальном и культурном отношениях будем не мы, то за нас это сделают другие.

1.6. С точки зрения концепции СЦН Дж. Арриги, исторически выделяются так называемые четыре «долгие» века:

- Долгий XV–XVI века (1340–1620 гг.),

- Долгий XVII век (1560–1780 гг.),

- Долгий XIX век (1740–1870 гг.),

- Долгий XX век (1870–н.в.).

Суть этих «долгих» веков в том, что они определяются СЦН, т.е. экспансией капитала, сначала в развитие производства и торговли, а затем по мере снижения нормы прибыли в материальном производстве, его экспансией в финансовую сферу. Длительность СЦН больше века (об этом свидетельствует эмпирика). В каждом СЦН и «долгом» веке был свой «доминант» – итальянские города-государства (Генуэзский СЦН); Голландия (Голландский СЦН); Британия (Британский СЦН) и США (Американский СЦН). Сегодня есть все основания судить о том, что происходит завершение 4-го Американского СЦН и Арриги прогнозирует возникновение следующего СЦН с центром в Азии (Китай).

Китайская экспансия в мире очевидна, также как и японская и других азиатских государств. Это свидетельствует о нарастании конкурентной борьбы за ресурсы Севера, роль которого в экономическом отношении возрастает многократно, с учетом реализации сценария, сформулированного в концепции технико-экономических ценозов.

 

2. Экономическое и коммерческое значение нашего Севера в современных геоэкономических условиях развития России

2.1. С точки зрения долговременных тенденций можно предположить, что одним из важнейших факторов, определяющих расстановку и вза­имодействие различных экономических сил в XXI в., будет борьба за ресурсы. В этой связи вероятно объективное нарастание геоэкономических противоречий на Севере и в Арктике, связанное:

- с их ресурсным потенциалом и транспортным значением, с одной стороны,

- и с отсутствием признанной и нормативно оформленной демаркации морских пространств и шельфа – с другой.

2.2. В настоящее время основные экономические риски в неразграниченных пространствах Севера и арктического бассейна сосредоточены в трех основных сферах:

2.2.1. Рыболовство.

Борьба ведется за ресурсы рыболовства:

– на Берингово море приходится почти 50% общего вылова США, а для Норвегии продукция рыболовства – вторая по значимости статья экспорта (более 3,0 млрд евро).

2.2.2. Углеводородные ресурсы.

Углеводородные ресурсы арктического шельфа превышают 100 млрд т у.т., из них практически две трети приходится на российскую Арктику, в то время как объем добычи на норвежском шельфе будет неуклонно сокращаться (сейчас он обеспечивает почти половину общего объема потребления в ЕС).

2.2.3. Транспортные коридоры и пространство.

Особое значение приобретают транспортные коридоры и их режим (национально регулируемый или свободный).

Экономические противоречия в этих сферах определяются:

- борьбой за правовой контроль над пространствами, финансовый и технологический контроль за видами экономической деятельности;

- военный контроль (как и экологическая политика) – в виде до­полнительного инструмента обеспечения экономических интересов.

2.3. Оценка конкурентных преимуществ экономического потенциала российского Севера (по нефти и газу).

2.3.1. Запасы нефти.

- Тезис о масштабности запасов нефти в национальной экономике весьма сомнителен (см., например: Паршев. Почему Россия не Америка).

- При их удельном весе в мировых запасах в размере менее 5% наша экономика работает в очень истощительном режиме, производя более 15% мировой добычи нефти.

- Не случайно во многих экспертных заключениях звучат опасения, что в ближайшем будущем спад в этом секторе неизбежен.

- Для примера. В США, когда несбалансированность их системы нефтедобычи достигла в 80-е годы примерно такого же уровня, как в России: в течение 15 лет объемы добычи нефти внутри страны снижались с 600 до 350 млн тонн, формировался стратегический резерв и неприкосновенный ресурс для будущих поколений, дефицит же сырья компенсировался наращиванием импорта.

При этом использовались два независимых источника:

- далеко добываемая, но дешевая нефть из Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов,

- и более дорогая, но с коротким транспортным плечом нефть из Канады.

Т.о., стабильность и самодостаточность сформировавшейся системы поставок нефти на американский рынок делает малоперспективными любые попытки найти нишу для поставок туда российской нефти, отличающихся повышенными затратами и рисками.

2.3.2. Запасы газа.

- Россия имеет в этой сфере стратегические преимущества: более 25% мировых запасов и такой же удельный вес производства.

- Традиционно основным потребителем российского газа является Европа, куда поступает более 90% отечественного экспорта.

- В ближайшее время положение только осложнится, так как за пределами 2012 г. начнется существенное сокращение добычи, как газа, так и нефти в Северном море, и в результате Европейский союз будет испытывать острую необходимость замещения выбывающих источников.

- В этом аспекте газ Штокмановского месторождения, при всех технологических проблемах и высоких затратах, может стать приоритетным для этого рынка.

- В настоящее время сжижается почти 15% мировой добычи природного газа, что составляет около 40% всего экспорта.

- Почти 90% этой продукции потребляется странами Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь Японией и Южной Кореей.

Т.о., строительство заводов по сжижению газа является не только технологическим прорывом для России, но и важнейшим шагом в диверсификации поставок на мировые рынки.

Вместе с тем, в этой сфере существует проблема:

Если брать не ресурсы, а запасы, то доля российских нефтегазовых провинций в общем российском балансе углеводородного сырья крайне невелика: по запасам газа она составляет 8%, по нефти – и вовсе 1%.

В газовой составляющей из отмеченных процентов подавляющая часть приходится на Штокмановское месторождение. Других подготовленных запасов сегодня нет, а средства, выделяемые государством на их подготовку, как следует из Стратегии изучения и освоения нефтегазового потенциала континентального шельфа на период до 2020 г., крайне малы для масштабного освоения этого важнейшего мегарегиона.

Т.о., в настоящее время разведанные запасы углеводородного сырья на российском арктическом шельфе вряд ли могут иметь стратегическое значение из-за их небольших объемов и сложности освоения месторождений. Однако при существующих масштабах мировой добычи нефти и газа, а тем более с учетом резкого расширения емкости азиатского рынка ресурсы в первую очередь Баренцева и Карского морей могут стать важным фактором в обеспечении сбалансированности европейского рынка и сохранении на необходимом уровне энергетической безопасности России.

2.3.3. Запасы стратегического сырья, руд цветных и редких металлов.

В северных зонах России сосредоточена большая часть этих металлов:

- золото – 40%,

- хром и марганец – 90%,

- металлы платиновой группы – 47%,

- коренные алмазы – 100%,

- уголь, никель, кобальт, олово, и т.д. – 50%,

- медь – 60%, и т.д.

В целом общая стоимость минерального сырья только в недрах Арктики по разным оценкам превышает 30 трлн долл.

2.3.4. Биоресурсы.

- Арктическая морская среда является ареалом распространения многих видов животных.

- Более 150 видов рыб населяют арктические и субарктические воды, в т.ч. для рыбного промысла.

- Рыбохозяйственный комплекс арктической зоны обеспечивает до 15% вылова водных биоресурсов России.

 

3. Перспективы развития ведущих секторов экономики российского Севера (Европейская часть России и Арктика)

- Начало освоения месторождений углеводородных ресурсов и минерального сырья на континентальном шельфе, а в более отдаленной перспективе – на океанических склонах.

- Развитие транспортных грузопотоков, в первую очередь морских перевозок, в том числе на основе развития Мурманского и Архангельского транспортных узлов.

- Диверсификация рыбопромышленного и лесопромышленного комплексов на основе углубления переработки и освоения нетрадиционных видов ресурсов.

- Повышение инновационного уровня производства, в том числе за счет создания центров технологического «прорыва» (особых экономических зон) и на их основе – кластеров конкурентоспособности.

Таким образом, энергетические ресурсы российского Севера и российского сектора Арктики и транспортный потенциал региона, в частности Северный морской путь, при эффективном их использовании могут обеспечить повышение роли и статуса этого региона, как на национальном пространстве, так и на международной арене и стать одним из инструментов системной модернизации экономики страны. Это особенно важно в условиях усиления процессов глобализации и с учетом необходимости встраивания России в новую геоэкономическую модель мирового развития как полноценного глобального игрока.


В.С. Кузнецов

Заместитель директора

национального парка «Русская Арктика»,

кандидат географических наук

Экология Русского Севера:






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 3999; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.064 сек.