Арктическая политика Канады

ВПР Канады весьма активно проводит множество военных и гражданских программ по освоению региона. Согласно Северной стратегии Канады[49], документа определяющего политику этого государства в Арктике, среди приоритетных целей – защита суверенности арктических территорий; социально-экономическое развитие региона, с учетом большого количества проживающих здесь коренных народов; защита и сохранение окружающей среды; развитие органов местного самоуправления. В понимании ВПР Канады, суверенность ее арктических территорий неоспорима. Исключение составляет лишь принадлежность о. Ханс, за обладание которым ведутся переговоры с Данией. Кроме этого, существуют разногласия касательно проведения линии морской границы в море Бофорта с США и в море Линкольна с Данией.

По мнению ВПР Канады, в Арктическом регионе, прежде всего, необходимо создать следующие условия:

– оптимальную социальную атмосферу и инфраструктуру для жизни местного и коренного населения;

– надежные, гибкие и эффективные органы местного самоуправления;

– реализовать экономический потенциал региона;

– безопасную экологическую обстановку;

– обеспечить защищенность территорий на суше, море и в воздухе, для чего наращивать свое военное присутствие.

В рамках усиления военного присутствия предусматривается дальнейшее строительство и ввод в эксплуатацию Учебного центра СВ (бухта Резольют-Бэй)[50], а также модернизация частей и подразделений канадских рейнджеров.

Кроме того, продолжается постройка самого большого и мощного ледокола в истории ВС Канады для подразделений береговой охраны (к 2017 г.), осуществляется строительство глубоководного причала и дозаправочной станции в н.п. Нанисивик. Реализуется программа модернизации и количественного увеличения патрульного флота, способного к проведению длительных походов по акватории Северо-Западного прохода в периоды навигации. Для обеспечения мониторинга ситуации в регионе министерство обороны Канады использует систему «Полар Эпсилон», задействующую спутники РАДАРСАТ-2 (RADARSAT-II) и проводит мероприятия по ее совершенствованию

Также ВС Канады представлены в Командовании воздушно-космической обороны Североамериканского континента (NORAD). Благодаря этому канадское ВПР имеет возможность оптимизировать часть военных расходов, разделив их с США, и развивать совместные функции системы объединенной ПВО, включив в них воздушное патрулирование, наблюдение за морскими пространствами и ледокольные операции. Некоторые эксперты считают перспективным использование в Арктике американских БПЛА, управляемых через общий спутник связи. Кроме этого, ВС Канады имеют приемную станцию радиотехнической разведки на своей военной базе «Алерт» (самый северный населенный пункт в мире).

Из наиболее интересных гражданских программ, использование которых может быть применено в интересах ВС, введение системы геопозиционирования (составление подробной карты месторождений природных ресурсов с использованием спутниковых, компьютерных технологий, данных наземных и подводных датчиков, исследовательских экспедиций и станций).

Для повышения уровня боевой подготовки и готовности к действиям в сложных климатических условиях МО Канады регулярно участвует и организует военные учения в арктических широтах, такие как «Операция Нанук»[51]. К участию в некоторых канадских арктических учениях привлекаются ВМС США и Дании. Нужно добавить, что Дания участвует в вышеуказанных или в проводимых с 2010 г. учениях «Операция Нуналивут» несмотря на существующие разногласия между двумя государствами о принадлежности о. Ханс.

В 2011 г. характер политического курса канадского руководства касательно развития возможностей национальных ВС в Арктике претерпел некоторые изменения. Анализ имеющихся сведений, а также мониторинг зарубежных СМИ свидетельствуют об обеспокоенности ВПР Канады решением руководства Российской Федерации о развёртывании дополнительных войск в Арктике (Арктическая бригада).

В ряде статьей канадские политики и военачальники вызывают крайнюю озабоченность решением России наращивать своё военное присутствие в Арктическом регионе. Вместе с тем, по их мнению, наилучшим вариантом для развития национальных интересов страны будет не соперничество, а сотрудничество с Россией, которая имеет в Арктике значительный военный и научный потенциал. Одновременно руководство канадских ВС на своем официальном веб-сайте заявило о «реальном, постоянно растущем и длительном присутствии в арктическом регионе» Канады. Многие наблюдатели расценили данное заявление как неофициальный ответ Канады российскому руководству по вопросу арктической политики.

Тем не менее, в целом, политика Канады в регионе не является направленной исключительно на милитаризацию Арктики. Параллельно с укреплением своего военного потенциала Канада выступает за развитие международного сотрудничества и определенную демилитаризацию Арктики. Данный факт ясно виден из инициативы ВПР страны по созданию в Арктике зоны, свободной от ядерного оружия. Естественно, что подобные инициативы крайне негативно воспринимаются США и РФ, уделяющих повышенное внимание военно-стратегической значимости региона.

Норвегия

С геополитической точки зрения страна является одним из главных участников международных отношений в Арктическом регионе. Связано это, прежде всего, с тем, что Норвегия – член НАТО и выступает по этой причине своего рода проводником интересов стран Западной Европы и США в регионе.

Примечательно, что страна одной из первых ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву, а в 2006 г. подала заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа с требованием расширения границ своей экономической зоны в трех районах Арктики – в Северном Ледовитом океане, Баренцевом и Норвежском морях.

В декабре 2006 г. премьер-министр Норвегии Й. Столтенберг представил новую государственную стратегию на Крайнем Севере[52]. Несмотря на вполне мирный характер декларируемых задач, Норвегия посредством реализации выбранной стратегии намерена извлечь максимум экономических и военно-политических преимуществ.

Необходимо отметить, что предлагаемые НАТО совместные мероприятия практически полностью совпадают с рекомендациями уже упоминавшегося доклада Т. Столтенберга: мониторинг воздушного и морского пространств, создание единых спасательных подразделений, проведение совместных маневров, образовательные обмены, защита энергопотоков, экологический мониторинг и пр. Кроме этого, территория Норвегии регулярно используется для проведения совместных натовских учений.

Дания

Ратифицировав в 2004 г. Конвенцию ООН по морскому праву, Дания сразу же на основании ст. 76 указанного документа заявила в Комиссию ООН по разграничению континентального шельфа свои права на установление юрисдикции в пяти шельфовых районах, находящихся за пределами 200-мильных экономических зон Гренландии и Фарерских островов. Из них наиболее важным в плане прогнозируемых запасов углеводородного сырья и наиболее спорным в международно-правовом отношении является хребет Ломоносова (как возможное продолжение шельфа Гренландии).

Основой политики Копенгагена в регионе является Арктическая стратегия Королевства Дании на 2011–2020 г.[53] Примечательно, что документ разработан и принят совместно с правительством Фарерских островов и о. Гренландия, т.е. является первым совместным документом, определяющим политику использования арктического региона. Стратегией определяется ряд пунктов, выполнение которых направлено на обеспечение безопасности и суверенности территорий Королевства. Так, одной из целей ВС заявлено формирование Арктического соединения быстрого реагирования из состава уже существующих частей и подразделений ВС. Задачи данного соединения будут определяться отдельно, в соответствии с появлением угроз безопасности, конкретно запланированными мероприятиями, учениями, в случае кризиса. Помимо собственно военных функций, на ВС возлагаются задачи по проведению спасательных операций, оказание помощи полиции и таможенным властям, борьба с браконьерством, наблюдение и борьба с загрязнением окружающей среды.

Другая задача, установленная Стратегией, наращивание видимого военного присутствия в регионе, в том числе на территориях и в акваториях Фарерских островов и о. Гренландия. Стратегией особо подчеркивается выказываемые ВПР Дании надежды на близкое взаимодействие с жителями о. Гренландия в деле обеспечения безопасности и сохранения суверенитета, проведения мероприятий боевой подготовки, обмена специалистами.

Также среди целей ВС Дании в регионе – анализ возможных угроз безопасности о. Гренландия ввиду ожидаемого роста интенсивности транспортных перевозок, исследовательских работ и разработок ресурсного потенциала в регионе.

Однако первоочередная задача, установленная Стратегией, ВПР Дании уже выполнена – 31 октября 2012 г. в Нууке (Гренландия) состоялось открытие Объединенного арктического командования Дании. Оно призвано стать оперативным штабом вооружённых сил страны в Арктическом регионе, который включает Гренландию и Фарерские острова. Главная задача арктического командования – «координировать развёртывание частей и подразделений ВС в Северной Атлантике и Арктике. Пост главы арктического командования занял генерал-майор Стиг Нильсен Остергор. Личный состав командования насчитывает 40 военнослужащих. Новое командование дислоцировано в нуукском порту, а подразделение связи – в Торсхавне (Фарерские острова). Гренландское командование и командование Фарерских островов, соответственно, были упразднены[54].

Дания в своей арктической политике делает акцент на сотрудничестве, а не соперничестве. Однако подобный подход не совсем совпадает с оценками датских военных. Подтверждением тому может служить один из докладов датской военной разведки, опубликованный в 2009 г. Особая опасность, по мнению авторов доклада, заключается в «экспансионистской» политике России, которая, как «продемонстрировал» конфликт 2008 г. с Грузией, якобы склонна применять военную силу по отношению к более слабому противнику. Таким образом, налицо некоторые расхождения между документами, рассчитанными на широкую публику, и внутриведомственными, что, в свою очередь, вызывает опасения касательно истинного характера военно-стратегических целей Дании в Арктике.

Тем не менее, необходимо отметить, что к настоящему времени Дания остается единственной страной, чьи отношения с претендентами на Арктику можно назвать сбалансированными. Подтверждением этого служит также предложение датского руководства России, Канаде, США и Норвегии о созыве международной конференции арктических государств с целью выработки общих принципов делимитации арктических границ. Подтекстом этого предложения является тот факт, что в случае «стихийного», в т.ч. силового, раздела арктических территорий Дания, по сути, потеряет больше всех остальных участников такого передела.

Между тем, как показывает практика, полностью устраняться от арктического раздела территорий Дания не намерена. Помимо вопроса о правах на хребет Ломоносова и о. Ханс, остается нерешенным и территориальный спор между Данией и Великобританией, которая все активнее включается в арктическую гонку. Объектом спора выступает скала Рокалл в Норвежском море и прилегающая к ней акватория. Если Дании до 2014 г. удастся доказать свои права на этот остров, на который к тому же претендует и Исландия, страна получит богатую углеводородами территорию радиусом более 370 км.

Необходимо добавить, что некоторые европейские государства, входящие в состав НАТО, предпринимают попытки реализации собственной арктической политики и в том числе, военно-стратегических интересов, не в составе блока, а под эгидой Евросоюза, стремясь сформировать новые альянсы.

Внешняя политика государств Евросоюза в отношении Арктики отражает, прежде всего, их экономические интересы. Такие страны, как Великобритания, Франция, Германия, Польша, Финляндия и Швеция,не имеют возможности участвовать в прямом территориальном разделе Арктики, но намерены активно включиться в процесс освоения природных ресурсов региона. Данная позиция всесторонне поддерживается и крупными европейскими компаниями, занятыми в сфере добычи и переработки углеводородов и имеющими свою инфраструктуру на севере Европы. Весьма вероятно, что совместное государственное и частное лоббирование интересов со стороны Европы будет носить агрессивный характер.

 

 

Рис. 1. Военный корабль Норвегии в Арктике


В.Н. Конышев

Профессор факультета международных отношений

Санкт-Петербургского государственного университета,

доктор политических наук, профессор

А.А. Сергунин

Профессор факультета международных отношений

Санкт-Петербургского государственного университета,

доктор политических наук, профессор

Россия и иностранные державы в Арктике:

очерк новейшей истории[55]

На протяжении нескольких веков России приходится отстаивать свои интересы в арктическом регионе. В различные эпохи различные иностранные государства пытались оспорить российский суверенитет над теми или иными арктическими территориями и (или) навязать свою «помощь» в освоении природных богатств региона. После окончания «холодной войны» вновь резко возрос интерес к Арктике со стороны всего мирового сообщества. Причем, это касается не только пяти официальных арктических стран (Россия, США, Канада, Норвегия и Дания), но и других государств, расположенных далеко от этого региона (например, Китай, Япония, Южная Корея) и ряда международных организаций, которые ранее не участвовали в арктических делах (например, НАТО и ЕС). Этот интерес объясняется, прежде всего, тем, что в Арктике сосредоточены огромные природные богатства (особенно углеводороды). По некоторым оценкам, в Арктике находятся 90 млрд баррелей нефти, 47,3 трлн куб. м газа, 44 млрд баррелей газового конденсата. По зарубежным оценкам, это составляет около 25% от неразведанных запасов углеводородов в мире[56]. Северный морской путь представляет важную транспортную артерию не только для России, но и для других стран и регионов планеты. Возрастает интерес различных стран к организации и развитию кроссполярных перелетов (особенно из Северной Америки в Азию и обратно). Арктика также имеет огромные биологические ресурсы, имеющие общемировое значение. Наконец, Арктика влияет на состояние окружающей среды во всем мире (климат, уровень Мирового океана и пр.).

Неслучайно, в мировой публицистической и даже научной литературе появились броские утверждения о том, что мы живем в «век Арктики», что будущее всего человечества зависит от этого региона и пр. На фоне этих дискуссий возникает вопрос: а каковы интересы России в этом регионе? И как ей строить свои отношения с иностранными государствами, проявляющими активный интерес к Арктике?






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 2417; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.039 сек.