История Мурманского побережья

 

Долгое время правительство России мало интересовалось делами Кольского края. События середины XIX в., связанные с нападением англичан в 1854 года в ходе Крымской войны, показали, что царские власти ошибались. Власти пореформенной России предпринимали определенные меры для исправления ситуации. Однако даже поощрение колонизации Мурманского берега с 1860-х годов, воссоздание Печенгского монастыря в 1886 году, открытие пароходного сообщения, проведение телеграфа и телефона, и основание Александровска в 1899 г., не смогли кардинально изменить положения Кольского Заполярья.

Особенно это было заметно в сравнении с Северной Норвегией. В соседней норвежской провинции Финмарк, территория которой была в несколько раз меньше Кольского края, обитало в несколько раз больше жителей. Даже поселение колонистов на Мурманском берегу мало что могло изменить. Так в 1911 году, через полвека колонизации Мурмана, численность колонистов была только 3 тысячи человек[17]. При этом, в колонизации Мурманского берега участвовали не только русские, но и иностранцы.

Среди поселившихся на мурманском побережье колонистов финнов, норвежцев и шведов было 40,8%, а русских – 46,6%, остальные – карелы с саамами. Большая часть финнов и норвежцев жила на приграничном Западном Мурмане. Это вызывало беспокойство у правительства и общественности России. Так в Норвегии, только в 1905 г. получившей независимость от Швеции, были сильны националистические настроения. В Финляндии, входившей в состав Российской империи на правах автономии, было множество сторонников идей независимости. Кроме того, в Финляндии было много сторонников присоединения Западного Мурмана, считавших, что эти земли им обещал Александр II.

Развитие капитализма в России способствовало появлению на Кольском Севере в последнем десятилетии XIX века лесопильной промышленности. В крае появилось три завода в районе Ковды, по одному: в Умбе, Дровяном и на полуострове Рыбачьем. Правда, лесозавод на Рыбачьем быстро закрылся, а в Дровяном часто бездействовал. Таким образом, районом деятельности лесопильной промышленности стал юг Кольского края. На лесозаводах края работало несколько сотен рабочих, в основном, приезжие из других уездов Архангельской губернии и из Олонецкой губернии. Местные жители рассматривали работу как приработок, нанимались на заводы, как правило, зимой.

В итоге рыболовство по степени доходности отошло на второе место в сравнении с лесопильной промышленностью. Несмотря на то, что в крае рыбными промыслами занималось гораздо больше людей, чем было занято в лесопромышленности. Роль играла, прежде всего, низкая техническая оснащённость рыболовного хозяйства на Мурмане.

Хотя в конце XIX – начале XX в. число жителей Кольского края увеличивалось, во многом, за счет приезжих, однако, население было по-прежнему немногочисленным. Численность населения Кольского края накануне Первой мировой войны составляла: в Александровском уезде около 13 тысяч человек, а вместе с Кандалакшей и Ковдой, входивших в состав Кемского уезда – 15–16 тысяч[18]. Таким образом, плотность населения в крае была – один человек на 8–9 квадратных километров.

Несмотря на то, что социальный и национальный состав Кольского Севера в пореформенное время стал более разнородным, поморы продолжали составлять большинство. Тем более, что поморы преобладали и среди колонистов Мурманского берега. Ввиду того, что в Архангельской губернии не было земств, местное самоуправление ограничивалась поморской общиной, мало чем отличавшейся от традиционной русской. Особенности хозяйствования способствовали высокому уровню коллективного общественного сознания поморов, влиявшего на все стороны их жизни, а также на их отношения с правительством и иностранцами. Жившие во внутренних районах Кольского полуострова саамы, как и переселившиеся в конце XIX в. коми-ижемцы с ненцами не участвовали в политических перипетиях начала XX в. (да и всего ХХ века).

Селенья Кольского края образовывали сельские общества, которые объединялись в волости. Так в Александровском уезде накануне Первой мировой войны было семь волостей: Мурманско-Колонистская, Териберская, Кольско-Лопарская, Понойская, Тетринская, Кузоменьская и Умбская. Кроме вопросов внутренней жизни, которые решали сходы, для несения государственных повинностей выбирались должностные лица. Для разборов местных дел имелись выборные волостные судьи, действовавшие на основе обычного права. На уровне уезда все дела решали государственные чиновники.

Несмотря на все изменения, происходившие на Мурмане в конце XIX в. – начале ХХ в., в течении полувека до Первой мировой войны темпы развития в крае всё же были низкими, по сравнению с центральной Россией.

В ходе Первой мировой войны в Мурманском крае появилась железная дорога, связавшая новый населенный пункт на Кольском заливе со столицей, появился порт, через который Россия наладила связь с остальным миром. Мурман сосредоточил большую часть флотилии Северного Ледовитого океана. В результате, к коренному населению края добавились новые социальные группы рабочих, военнослужащих и городских средних слоев, и численность населения края выросла в три раза. Имея военное управление, Кольский край фактически не подчинялся губернским властям в Архангельске.

Мурман стал связующим звеном между Россией и Антантой. Жизнедеятельность новой инфраструктуры целиком зависела от бесперебойных поставок из-за рубежа, гарантией которых было участие России в мировой войне. В таких условиях для Мурмана продолжение войны в союзе с Антантой было насущной необходимостью. Осознание этого населением способствовало формированию устойчивых просоюзнических и антигерманских настроений в крае.

В ходе февральского этапа революции 1917 г. на Мурмане у разных групп населения появились собственные организации. В гражданской сфере заметную роль стали играть профсоюзы железнодорожников. В военной сфере наибольшее влияние имела организация военных моряков – Центральный комитет Мурманской флотилии (Центромур).

К октябрьским событиям Мурман подошел, имея выборные организации, опиравшиеся на все более радикализирующееся население. Учитывая социальный состав населения края, основной формой самоуправления в крае стали Советы. На Мурмане Советы, в основном, сотрудничали с военными властями, понимая необходимость единения всех сил перед лицом военной опасности.

Неспособность местных властей обеспечить должный порядок вынудила Временное правительство ввести должность главного начальника Мурманского укрепленного района и Мурманского отряда судов, сосредоточившего в своих руках всю власть в крае. На эту должность был назначен контр-адмирал К.Ф. Кетлинский, которому и пришлось решать насущные проблемы Мурманского района.

Провозглашение Советской власти 26 октября 1917 г. объединенным собранием президиумов всех организаций Мурманска и создание Временного революционного комитета не означало ликвидации здесь старых органов управления. Адмирал К.Ф. Кетлинский сумел сплотить вокруг себя как революционные силы, так и старую администрацию, став олицетворением компромисса.

Коалиционный характер власти на Мурмане сохранился и после гибели К.Ф. Кетлинского в конце января 1918 г. Советские силы создали коллегиальный орган местных советских организаций с функциями главнамура – Народную Коллегию. Штаб главного начальника Мурманского укрепленного района вошел в состав Народной Коллегии в качестве Управления. Народная Коллегия способствовала организации краевого управления, в результате чего был создан Мурманский Краевой Совет.

Несмотря на то, что как по своим задачам, определяемым как классовые и направленным на защиту интересов трудящихся, так и по организации, деятельность Мурманского Краесовета не выходила за рамки, принятые в Советской России, в то же время он существенно отличался от обычных советских стандартов отказом от классового принципа построения. Это, во многом предопределило тот факт, что, проводя в экономической сфере мероприятия, связанные с реквизициями и национализацией, в целом, Краесовет занимал весьма умеренные по сравнению с Центром позиции[19]. Пользуясь поддержкой большинства членов Краесовета, руководство края получало возможность укреплять свою власть и влияние, ограничивая возможности вмешательства настроенных оппозиционно по отношению к Краевому Совету Центромура и Совжелдора. Сравнительно низкая активность военных моряков, железнодорожников и рабочих усиливала влияние средних городских слоев и поморов, выступавших за всеобъемлющее сотрудничество с союзниками. Все это создавало условия для обеспечения политики компромисса. Однако, если до февраля 1918 г. компромисс означал уступки со стороны старой администрации пробольшевистским силам, то с февраля 1918 г. политика компромисса выражалась в постепенном и последовательном ослаблении большевистского влияния.

После заключения Мурманским Советом так называемого «словесного соглашения» 2 марта 1918 г. с союзниками, влияние последних все больше усиливалось. Сложная внешнеполитическая игра, проводимая советским государством, официально заявлявшим о разрыве отношений с союзниками, но неофициально продолжавшим поддерживать связи с Антантой, определяла, в свою очередь, и его политику на Мурмане. Расчет на возможное сохранение нейтралитета в развертывавшейся в России гражданской войне весной 1918 г. приводил к поощрению со стороны Центра контактов с союзниками в крае. Однако неудача в избранной стратегии резко изменила и отношение к позиции мурманских властей, что и обусловило последующий разрыв их с Центром.

Разочарование местного населения в большевиках, не могущих решить имевшиеся проблемы края, стало причиной отсутствия заметного противодействия разрыву с советским Центром в конце июня 1918 г. Население Мурмана не могло также принять политику территориальных уступок Совнаркома, как красной, так и белой Финляндии, и сотрудничество советского правительства с Германией, в то время как немцы и белофинны нападали на территорию края. Естественным в этих условиях оказалось признание им правомерности политики Краевого Совета, направленной на сотрудничество с союзниками, обещавшими защитить край и обеспечить его продовольствием. В то же время, популярность среди населения Советской власти на первых порах не позволяла все более расходящемуся с большевиками руководству Совета отказаться от советской формы управления.

Мурманский Краесовет после разрыва с Совнаркомом подписал 6 июля 1918 г. соглашение с союзниками, ввел осадное положение, и серией приказов отнял власть у Центромура и Совжелдора, а затем разогнал их. Но первые приказы Мурманского Краевого Совета после разрыва ослабляли власть и самого Краесовета в пользу военных, а в тех условиях – союзников. Участие Краесовета в организации Мурманской армии больших успехов не принесло. Добровольческий набор в армию провалился. В то же время, назначенные для создания вооруженных сил Мурманского края коменданты военных районов постепенно концентрировали в своих руках всю местную власть в округе, как это было в Кандалакшском военном районе.

Политические репрессии против оппонентов Краесовета совпали с началом миграции масс пришлого рабочего населения в Россию из-за продовольственного и финансового кризиса. Союзники не смогли сразу оказать поддержку населению края. В результате социальная стабильность в крае была подорвана. Высылки ненадежных из края и миграция населения привели к исчезновению отдельных социальных групп военных моряков и железнодорожников, слившихся с общей массой рабочего населения, перешедшего в оппозицию к союзникам. Средние городские слои и коренное население продолжали надеяться на союзников.

Краесовет в своей политике сделал поворот в сторону признания неприкосновенности частной собственности и рыночных отношений. Трансформация Краесовета в сфере управления происходила в том же направлении, что и у других представительных органов в ходе гражданской войны, то есть шло усиление исполнительных органов. После образования антибольшевистского правительства в Архангельске Краесовет был распущен.

После окончания Первой мировой войны и ликвидации германо-финской угрозы Мурман оказался на задворках интересов как союзников, так и белых властей Архангельска. Правительство в Архангельске не собиралось учитывать местные условия Мурмана, не давая это делать и краевому главе В.В. Ермолову. Так, проведение следственных действий белыми против советских работников затронуло и руководство Краесовета, что еще более сузило опору белых в крае, где и так была нестабильная обстановка. Руководитель края и так имел мало возможностей что-то предпринимать, находясь в зависимости от интервентов. Возросшее недовольство рабочего населения выплеснулось весной 1919 года, и власти вынуждены были разрешить выезд в Россию.

Местным властям не хватало ресурсов для стабилизации положения в крае, а финансирование из Архангельска было недостаточным.

Ужесточение белого режима после эвакуации союзников осенью 1919 года привело к тому, что власти потеряли поддержку даже городских средних слоев и поморов. Правда, попытка пробольшевистских сил свергнуть белых в ходе эвакуации союзников, потерпела крах. Партизанская борьба, начавшаяся на юге Кольского полуострова, оказалась безуспешной из-за неприспособленности района для долговременной борьбы. Главная угроза мурманскому режиму возникла изнутри. Из-за всеобщей мобилизации все воинские части на Мурмане оказались ненадежны, как из-за активной вражды мобилизованных к власти, так и из-за пассивности их поведения, что при усложнении положения было чревато падением белой власти.

Белые власти Архангельска, потеряв поддержку извне, обратили внимание на Мурман. Кольский край должен был стать центром эвакуации белых сил из Архангельска. Была даже создана должность главноуполномоченного по эвакуации в Мурманском крае[20]. Однако, полномасштабная эвакуация так и не была проведена. После получения известий об оставлении белыми Архангельска, в Мурманске 21 февраля 1920 г. произошло восстание, в результате которого власть белых на Кольском Севере пала.

В 1920 г. советское правительство, проводя политику нормализации отношений с соседними государствами, пошло на передачу Финляндии района Печенги.

Важность Мурмана для Советской России, прежде всего, основывалась на его приграничном положении. Так, в Государственном плане электрификации России 1920 г. главное развитие товарообмена с заграницей должно было пасть на Мурманск, который как порт стал бы конкурировать с Петроградом. В результате это способствовало тому, что в 1921 г. была образована Мурманская губерния с центром в городе Мурманске. Тем более, что после образования Карелии, как отдельной административной единицы, Мурман перестал на суше граничить с Архангельской губернией. В том же 1921 г. было провозглашено создание Мурманского губернского комитета РКП(б), избран его секретариат и утверждена структура.

Прорыв дипломатической изоляции СССР и возобновление товарообмена между Россией и странами Запада привели к оживлению работы Мурманского торгового порта и Мурманской железной дороги. Стремясь к комплексному развитию территории, правительство в мае 1923 г. создало Мурманский транспортно-промышленный и колонизационный комбинат, основой которого стала Мурманская железная дорога.

НЭП с её отменой государственной монополии на рыбные промыслы, освобождением от продналога создала благоприятные условия для восстановления и развития промышленности. В Мурманской губернии были восстановлены старые лесозаводы в Умбе и Ковде и построены новые в Кандалакше и Хибинах, а также первый консервный завод в Кандалакше, кирпичный завод в Шонгуе. Основной отраслью народного хозяйства края в 1920-е годы оставались рыбные промыслы. В 1924 г. был создан Северный государственный рыбный трест, ставший основой рыбной промышленности Мурманска. Из Архангельска в Мурманск был переведен траловый флот, который начал пополняться траулерами иностранной постройки.

В 1927 г. Мурманская губерния была реорганизована в Мурманский округ Ленинградской области. Эта перемена способствовала значительному притоку средств и квалифицированных специалистов на развитие Кольского края, совпав с начавшейся индустриализацией на Мурмане. В ходе преобразований значительно обновилась техническая база морской промышленности. В 1930-е годы в постоянно действующую транспортную магистраль превратился Северный морской путь (СМП). Особенно активно эта задача стала решаться после того, как в декабре 1932 г. было создано Главное управление СМП («Главсевморпуть») во главе с академиком О.Ю. Шмидтом. Мурманск стал крайней западной базой освоения Арктики: именно отсюда в августе 1933 г. в поход ушел ледокольный пароход «Челюскин».

Индустриализация оказала свое влияние и на центральные районы полуострова, где благодаря достижениям геологической науки были открыты новые месторождения полезных ископаемых в Хибинских и Ловозерских тундрах, в Мончетундре. На основе разведанных запасов формировались новые отрасли промышленности и строились предприятия. В 1930 г. первую руду добыл Хибиногорский рудник. Впоследствии для нужд рудника и расположенного рядом с ним города Хибиногорска были построены первые в области гидроэлектростанции (каскад Нива-1). В 1935 году рядом с поселением Монча-Губа началось строительство комбината «Североникель». После запуска комбината население посёлка стало стремительно увеличиваться, и в 1937 г. ему был присвоен статус города под названием Мончегорск.

Природные ресурсы Кольского полуострова обеспечили пристальное внимание к нему Центра, что позволило привлечь значительные трудовые ресурсы на малообжитой и малопригодный для жизни Крайний Север. Эта проблема решалась зачастую не путем установления материальных льгот для желающих работать на Крайнем Севере, а путем принудительной отправки заключенных и раскулаченных крестьян из южных районов страны. Именно они составили большинство населения Хибиногорска, Нивастроя, совхоза «Индустрия» и ряда других. Даже среди переселившихся добровольно значительную часть составляли те, кто переселялся на Север вынужденно: многие крестьянские семьи уезжали из своих деревень на Север, опасаясь репрессий коллективизации. Приезжали также завербованные в средней полосе рабочие (из Вологодской, Псковской, Пензенской, Владимирской и других областей) и специалисты (по разнарядке или добровольно) из Ленинграда, Москвы, Архангельска и др. Вокруг промышленных предприятий возникали рабочие поселки и города.

Вслед за индустриализацией была проведена коллективизация рыболовецких и оленеводческих хозяйств Кольского Севера. Коллективизация заметно изменила жизнь поморов и мурманских колонистов: увеличились объемы промысла (если в 1930 г. вылавливалось 63 тыс. ц, то в 1932 г. – 164 тыс. ц), в селах и становищах появились клубы, библиотеки, школы, больницы. В быт рыбаков вошли электричество, радио, газ и книги. Колхозное строительство в тундровых районах, как и на побережье, проходило административно-командными методами. При этом наряду с оленеводством в селах стали заниматься рыболовством, земледелием, разводить овец и свиней. Менялся быт оленеводов, переходивших на оседлый образ жизни. Появились целые колхозные поселки. Оленеводы стали получать зарплату и деньгами, и натуральными продуктами.

В целях изучения ресурсной базы Кольского полуострова и омывающих его морей на Мурмане была создана сеть стационарных научных учреждений, в том числе Полярное отделение Всесоюзного института растениеводства, Кольская база Академии наук СССР, Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии. Общий валовый продукт вырос с 2,4 млн руб. в 1920 г. до 361 млн руб. в 1939 г. Увеличивалась и численность населения области: если в 1914 году на территории всего Кольского полуострова проживало 13 тыс. чел., то в 1930 году в одном только Мурманске было 20 тыс. жителей, а в 1935 г. – свыше 100 тыс. чел.

Таким образом, в результате индустриализации, коллективизации и культурных преобразований к концу 1930-х гг. на Кольском полуострове выросла мощная тяжелая промышленность, был реконструирован морской и железнодорожный транспорт, создана надежная энергетическая база. Превращение Кольского Севера в экономически развитый район страны стало предпосылкой смены его административного статуса, в 1938 г. он был преобразован в самостоятельный регион – Мурманскую область (из Мурманского округа и Кандалакшского района Карельской АССР).

Росло значение Кольского Севера и с точки зрения обороноспособности страны. Советское руководство, осознавая неизбежность надвигающейся войны, попыталось извлечь уроки из Первой мировой войны, в которой проявилась значительная геополитическая роль Европейского Севера. Все это заставило власти заняться милитаризацией края. В 1933 г. на Мурмане была сформирована Северная военная флотилия (с 1937 г. – Северный флот), выбор места базирования которой осуществил лично И.В. Сталин.

Началось укрепление и сухопутных границ Мурманской области, с чем, в частности, была связана проведенная летом 1940 г. по приказу наркома внутренних дел Л.П. Берии массовая депортация так называемых «инонационалов» (в особенности финнов и норвежцев, а также других представителей зарубежных, прежде всего, европейских народов), считавшихся «политически неблагонадежным элементом»[21].

Организация военных структур на Кольском полуострове обеспечила тесное взаимодействие с ними органов гражданской власти, весьма успешно проявившееся впоследствии в годы Великой Отечественной войны.

В 1940 г. после окончания Советско-финляндской войны 1939–1940 гг. в состав Мурманской области вошли отошедшие к Советскому Союзу западная часть полуостровов Рыбачьего и Среднего.

Захвату Кольского полуострова в 1941 г. Германией уделялось особое внимание в связи со стратегически выгодным расположением региона. Немецкое командование планировало захватить Мурманск и Кировскую железную дорогу. Для этого германские и финляндские войска наносили удар по трём направлениям: Мурманск, Кандалакша и Лоухи.

29 июня 1941 г. германские и финляндские войска начали наступление, нанося главный удар на мурманском направлении и второстепенные – на кандалакшском и лоухском направлениях. На кандалакшском и лоухском направлениях советские войска остановили продвижение немецко-финских войск, пытающихся выйти к железной дороге, и они были вынуждены перейти к обороне.

Военные действия возобновились 8 сентября 1941 г. Командование армии «Норвегия» в соответствии с приказом ставки вермахта перенесло главный удар на мурманское направление. Но и здесь наступление усиленного немецкого горнострелкового корпуса провалилось. Северная группа немцев, наступавшая на Полярный, за 9 дней смогла продвинуться всего на 4 км. Южной группе при поддержке авиации удалось к 15 сентября перерезать дорогу Титовка – Мурманск и создать угрозу выхода в район Мурманска. Однако 14-я армия частью своих сил при поддержке авиации и артиллерии Северного флота 17 сентября нанесла контрудар и разгромила 3-ю горно-егерскую дивизию, отбросив её остатки за реку Западная Лица. После этого германское командование прекратило наступление на Мурманск. В ходе этих боев защитникам Заполярья удалось отстоять основную часть Кольского края, обеспечив свободу действий Северного флота в Баренцевом море, плавание кораблей по Северному морскому пути, возможность морского пути для северных конвоев и функционирование Кировской железной дороги.

Весной 1942 г. обе стороны готовили наступательные действия: немцы – с целью захватить Мурманск, советские войска – с целью отбросить противника за линию границы. Первыми перешли в наступление советские войска. В ходе весенней Мурманской операции 1942 г. и морского десанта в губе Большая Западная Лица добиться решительного успеха не удалось. Но запланированное немецкое наступление было сорвано, и на фронте в Заполярье масштабных операций больше не проводилось до октября 1944 года.

7 октября 1944 г. советские войска перешли в наступление, нанося главный удар из района озера Чапр по правому флангу 19-го немецкого корпуса в направлении на Луостари – Петсамо. Преследуя отступающие немецкие войска 14-я армия при поддержке сил флота выбила противника с советской территории, пересекла финскую границу и начала захват Петсамо. 22 октября советские войска пересекли норвежскую границу и 25 октября освободили норвежский город Киркенес. К 1 ноября боевые действия в Заполярье закончились, район Петсамо был полностью освобожден советскими войсками.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 декабря 1944 г. была учреждена медаль «За оборону Советского Заполярья», которой было награждено 24000 жителей области. Около ста пятидесяти участников боёв стали Героями Советского Союза. Трое – лётчик Сафонов, катерник Шабалин и разведчик Леонов – удостоены этого звания дважды. Позже, 6 мая 1985 г., за героические действия в ходе войны Мурманску был присвоен статус город-герой[22].

Главной целью первых послевоенных лет в Мурманской области было восстановление разрушенного войной хозяйства и достижение уровня довоенного производства. Эта работа началась еще в ходе войны, однако только с 1945 года она приобрела приоритетный характер. Несмотря на серьёзные разрушения, в частности, Мурманск был разрушен почти полностью, уже к 1948 году уровень экономики в регионе вышел на довоенные показатели, а к 1952 году довоенного уровня достиг объём жилой площади в столице области.

В 1950 г. был основан поселок Ревда, в связи с началом добычи и переработки лопаритовой руды. В 1951 г. рабочий посёлок Ваенга, расположенный в 25 километрах к востоку от Мурманска на берегу Кольского залива, получил статус города и новое название – Североморск.

В 1957 г. посёлок Оленье преобразован в город Оленегорск, в 1965 г. статус города получил посёлок Ковдор, а в 1966 г. – Апатиты. В период с 1955 по 1965 год запущен целый ряд предприятий: Оленегорский и Ковдорский горнообогатительные комбинаты, Кировская гидроэлектростанция и Апатито-нефелиновая обогатительная фабрика в Апатитах. 18 мая 1969 г. началось строительство Кольской атомной электростанции, 29 июня 1973 г. начата её эксплуатация. В то же время Центр фактически отказался от дальнейшей широкомасштабной разработки внутренних районов Кольского полуострова. При этом получило развитие рыболовство в водах Мирового океана, развивалось сельское хозяйство. К 1980 г. в области насчитывалось 19 совхозов, среди них «Тулома», «Арктика», «Полярная звезда» и зверосовхоз «Кольский», 7 колхозов, 25 подсобных хозяйств, птицефабрики и «Мурманский тепличный комбинат».

По состоянию на конец 1970-х гг. Мурманская область занимала второе в северо-западном регионе место по объёму валовой промышленной продукции. В то же время как в новых, так и в традиционных сферах экономики области был очевиден сырьевой характер развития региона. Истощение запасов сырья, потребовавшее более совершенной, а потому и более дорогостоящей техники для его извлечения, привело к удорожанию производимой продукции, оказавшейся недостаточно конкурентоспособной на рынке. Обязательства, взятые по социальным программам, еще более осложняли положение. Все это привело к заметному ухудшению положения населения, выразившемуся в возросшем дефиците промышленных товаров, перебоях с продовольствием, вынужденном введении нормированного снабжения продуктами питания. Что стало особенно заметным в Мурманской области в годы «перестройки».

Руководство области оказалось не готовым к решению проблем. В 1988 г. ушел на пенсию 1-й секретарь обкома КПСС В.Н. Птицын, проработавший на этой должности 18 лет. Мурманская область, как и остальные регионы страны, переживала тяжёлые времена. Развал Советского Союза и последующая гиперинфляция вызвали экономический кризис. Количество рыболовных судов в одной только столице области снизилось с более 400 рыболовных судов в 1989 году до 290 в 1997 году. Резко сократился грузооборот портов. По всей области замерли строительные комплексы, появилась безработица.

Кроме того, в самом начале 1990-х гг. произошёл массовый отток населения из области. Основными причинами отъезда населения были резкое ухудшение экономической ситуации, а также большая социальная мобильность относительно молодого населения Мурманской области. Так к 2002 году число жителей города Мурманска сократилось на 150 тысяч по сравнению с 1989 г., то есть почти на треть. По данным Всероссийской переписи 2010 г. число мурманчан еще сократилось до 307,3 тысячи человек. Численность населения Мурманской области также снизилась с 1146 тыс. чел. (1989 г.) до 795 тыс. чел. (2010 г.) по данным переписей.

В современной Мурманской области приоритетными отраслями являются рыбная, горнодобывающая, химическая промышленность и цветная металлургия. В последние годы стал набирать силу экологический туризм, в основном это иностранные туристы, желающие пожить в местах, где «не ступала» нога человека.

Таким образом, в ХХ веке из малолюдного окраинного региона, не имевшего промышленности, Мурманская область превратилась в один из значительнейших и важнейших индустриальных центров страны. Кольский край и базирующийся на его территории Северный флот обеспечивают решение оборонно-стратегических задач, стоящих перед современной Россией.

В то же время в последние десятилетия развитие Мурманской области имело скорее отрицательную динамику. Особенно это стало заметным в XXI в., когда край стал заметно отставать по сравнению с остальной страной. Основная надежда властей Мурманской области на освоение нефтегазовых богатств арктического шельфа пока себя не оправдала.

 

 

Рис. 1. Город Мурманск


В.В. Писахов

Военный эксперт

 






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 2238; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.067 сек.