Мировая политика как предмет исследований

 

При государственно-центристской модели мира внутренняя и внешняя политика какого-либо государства во многом были раздельными сферами, хотя влияли друг на друга. Научные направления, которые изучали ту и другую, развивались чуть ли не параллельно. «Чистые» политологи зани­мались исследованием внутриполитических проблем, а представители та­кой дисциплины, как международные отношения*, анализировали взаи­модействия государств, которые, по популярнейшей в среде этих специа­листов метафоре, сталкивались на мировой арене беспорядочно, подобно бильярдным шарам {Арнольд Уолферс).

 

Обратите внимание Первая кафедра международных отношений была образована в Ве­ликобритании в 1919 г. Эту дату принято считать началом формиро­вания новой научной дисциплины.

Примерно к концу 1970-х гг. в рамках неолиберализма сложилось науч­ное направление под названием мировая политика*. Его развитие связыва­ют с авторами журнала «Международная организация» (International Organization», США), а также с трудом Кеохейна и Ная «Транснациональные

отношения и мировая политика». Разделение двух дис­циплин — международных отношений и мировой по­литики — как раз и обусловлено тем, в какой мере про­цессы глобализации, деятельность неправительственных акторов включаются в научное и педагогическое рас­смотрение. Правда, до сих пор такое деление довольно условно, и оба понятия нередко используются в каче­стве синонимов, но при занятиях международными от­ношениями преимущественное внимание обращено обычно на межгосударственные проблемы, а в миро­вой политике изучается более широкий круг акторов. Однако все чаще специалисты применяют и третий, более нейтральный термин — международные иссле­дования (англ. international studies), имея в виду, что под этим названием объединяются оба направления.

На рубеже 1990-х гг. теоретическая интерпрета­ция политических реалий преобразования мира не ус­певала за ходом новейших процессов. Это подчеркивали многие ученые, в т.ч. Валлерстайн, Кьелл Гоулдманн (род. 1937), Кеохейн, Йель Фергюсон, Ричард Мансбах (род. 1943), причем политики и представители иных на­учных дисциплин нередко упрекали исследователей международных отно­шений в том, что они не смогли предсказать распад СССР и биполярной структуры мира.

 

Мы никогда не перестаем удивляться. Резкое окончание холодной войны, неожиданная война в Персидском заливе, внезапный рас­пад Советского Союза поразили буквально всех — правительствен­ные круги, научное сообщество, средства массовой информации, политических аналитиков. Вместе с тем во всех этих событиях не было чего-то особо невероятного: холодная война когда-нибудь должна была закончиться, на Ближнем Востоке всегда были вой­ны, а грядущее поражение коммунизма отчетливо просматривалось уже в течение ряда лет. Однако сам факт, что все это случилось как бы вдруг, показывает: средства, с помощью которых современные политики и их пророки пытаются определить политическое буду­щее мира, неадекватны.   Дж. Гэддис, «Теория международных отношений и окончание холодной войны»  

В конце XX в. в этой области исследований наметились видимые пере­мены, в т.ч. связанные с распадом государственно-центристской модели мира. Более проницаемыми стали не только межгосударственные границы, но разграничения между научными дисциплинами, предметные области которых — как внутренняя, так и глобальная политика. Перспективное сбли­жение интенсивно осуществляется между предметами сравнительной по­литологии, международных отношений и мировой политики: отныне ха­рактерная для них сфера научного анализа, как правило, не ограничена рам­ками отдельного государства. В результате междисциплинарными сейчас становятся такие проблемы: взаимодействие различных политических сис­тем (например, справедливо ли утверждение о том, что демократии не вою­ют друг с другом); адаптация государств к нарушениям их суверенитета; участие государственных и негосударственных акторов в формировании новой политической модели мира, их сотрудничество при урегулировании конфликтов и в противостоянии терроризму.

Значительно большая открытость границ позволяет также сгладить различия между внешней и внутренней политикой, а в научном плане — между политологией прошлого и первой половины XX столетия с ее тра­диционной ориентацией на изучение внутригосударственных проблем и современными международными исследованиями. Тем самым политоло­гия (в т.ч. прикладные субдисциплины) совершенно определенно выхо­дит за традиционные пределы анализа политики в ее национальном выра­жении. Политика в новом качестве комплексного гуманитарного научно­го знания расширяет свою предметную область до глобального уровня. Общие тенденции развития мироустройства — и с этим согласно боль­шинство политологов — уже определяют внутриполитическое состояние отдельных стран, территорий, регионов.

 






Дата добавления: 2016-05-28; просмотров: 1281; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.005 сек.