ТЕМА 7. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

1. История развития концепции гражданского общества. Структура гражданского общества.

2. Доктрина полицейского государства. Возникновение и развитие идеи правового государства.

3. Понятие и черты правового государства.

4. Проблемы формирования гражданского общества и правового государства в современной России.

 

1.Термин «гражданское общество» и обозначаемое им понятие принадлежат древнегреческому философу, основателю политической науки Аристотелю. Выясняя в своем трактате «Политика» смысл понятия «гражданин», он говорит о совокупности граждан, гражданском сообществе, которое возможно лишь в правильном государстве («политике»), где лица, признаваемые гражданами, принимают «равное участие во всех выгодах общественной жизни» и действуют «в интересах общей пользы». Аристотель не отождествлял государство с гражданским обществом, но и не противопоставлял их четко, ибо разные аспекты того и другого в общественной жизни античного полиса тесно соприкасались. Кроме того, он считал гражданское общество совместимым лишь с политикой как совершенным демократическим организмом, каким был в принципиальных чертах античный полис: выборность и подотчетность государственных органов, сроки полномочия, разделение властей, свобода слова, свобода передвижения внутри и за его пределами, невмешательство государства в частные отношения, равенство граждан перед законом.

Возврат к античной модели гражданского общества происходит в Новое время, которая становится предметом исследования крупнейших мыслителей: Г. Гроция, Т.Гоббса, Дж. Локка, Т. Пейна, Руссо, Гельвеция, Гольбаха, Канта, Гегеля и др. В XVII в. понятие гражданского общества еще не отделяется от понятия политического общества (государства), но и не отождествляется с существовавшими государственными формами.

В трудах мыслителей XVIII в. различие между гражданским обществом и государством просматривается четко. По-видимому, первым в этом отношении был Руссо, противопоставившийподданных, образующих государство, и граждан(суверена) как самодвижения соответствующей ассоциации - гражданского общества.

Глубокое осмысленное понятие «гражданское общество» получило в фундаментальном труде Гегеля «Философия права».

Прежде всего, ученый подчеркивал, что гражданское общество создано лишь в современном ему мире, т.е. в период «созревания» буржуазного общества начала XIXвека.

Одним принципом этого общества, по Гегелю, является конкретное лицо, имеющее свои особенные цели, т.е. индивид. Другим принципом – «всеобщность», т.е. «соотношение лиц между собой». Таким образом, философ поднимает вечный глобальный вопрос о взаимодействии индивида и общества.

Сюда же относится и глубокое замечание Гегеля о новой проблеме, появившейся в связи с функционированием этого гражданского, буржуазного общества, а именно, о необходимости индивидам платить налоги. Без этого государство до того оскудеет, что индивидыне смогут вообще удовлетворять свои потребности.

Гегель раскрывает содержание гражданского общества, которое включает в себя целенаправленную трудовую деятельность индивидов, свободу предпринимательства и другие свободы, собственность, правильное взаимодействие личности и общества, четко работающую судебную систему, осуществляющую защиту на основе права, деятельность полиции и корпораций.

Нельзя не отметить, что Гегель отнюдь не идеализирует гражданское общество. Оно глубоко эгоистично, поскольку состоит из себя­любивых индивидов, объединяемых, прежде всего, нуждой. А так как каждый из них преследует собственные цели, кол­лективность эта подвержена разного рода случайностям и нуждается в более высокой «форме всеобщности» — в госу­дарстве. Таким образом, гражданское общество — связующее звено, находящееся между разрозненными индивидами и го­сударством как высшей формой человеческой организации.

Проблему гражданского общества не обошел в своих исследованиях и К. Маркс, как известно, немало позаимствовавший у Гегеля. Но если в ранних работах он пользуется этим понятием в подлинном его значении, то позже отходит от него, рассматривая гражданское общество как совокупность производственных отношений. Маркс фактически отождествил гражданское общество с базисом. А поскольку согласно марксистской модели общества государство, право, мораль, искусство и религия причисляются к надстройке, понятие гражданского общества оказалось расчлененным и утратило свое самостоятельное значение. Не случайно впоследствии ортодоксальному марксизму-ленинизму не было известно понятие гражданского общества, как и советскому гуманитарному знанию.

Игнорирование самостоятельного значения гражданского общества во взаимосвязи с государством означает игнорирование его социальной ценности, что может иметь пагубные последствия. Агрессивные атрибуты советского тоталитаризма (приоритет классовых интересов перед интересами общества, классовая борьба, огосударствление собственности, игнорирование самоценности личности и т.д.) имели своим следствием поглощение гражданского общества государством. В результате человек как личность не воспринимался, права и свободы утратили значение естественных и неотчуждаемых, ибо все было поглощено государством. В отличие от тоталитарного в гражданском обществе человек свободен в политическом волеизъявлении и свободен реализовать его посредством политического действия.

Теперь становится понятным, почему и для российского общества, только теперь, в начале XXI века, вступившего на путь формирования гражданского общества, так важно знать исходные теоретико-правовые положения, характеризующие его.

Ясно, отчего эта категория было исключена из лексикона отечественной теории государства и права на предыдущем этапе. Гражданское общество, если и интересовало теорию, то только в историческом плане и в плане критики буржуазии, капитализма. Действительно, в теории и практике социалистического государства идея независимого гражданского общества была отвергнута, т.к. ограничивала формы и способы вмешательства государства в жизнь самих граждан, прежде всего контроль за ними.

История XX века показала, что основ­ные принципы гражданского общества — свобода личности, частная собственность и др. — оказались жизнеспособнее всех других, и современный либерализм как идеология гражданского общества, на данном историческом этапе, похо­же, победила своих главных врагов — идеологию коммунизма и фашизма. Это дало основание Френсису Фукуяме, американскому политологу японского происхождения, летом 1989 г. объявить, что главные противоречия современного мира раз­решены, холодная война окончена и наступил конец истории. Однако, как показывают бурные события последнего десятилетия, философ явно поторопился. История может завершиться лишь с концом всего человечества.

Характеризуя современное гражданское об­щество, ряд авторов выделяют три уровня общественных от­ношений.

Первый уровень связан с производством самого человека и охватывает сферу семьи, быта и культуры (в частности, образование).

Второй уровень охватывает область экономики, включая в себя производство, распределение, обмен и производитель­ное потребление (личное потребление осуществляется на пер­вом уровне — в быту). Именно здесь реализуется тот про­цесс обмена вещами (товарами) и деятельностью, который объединяет изолированных индивидов в общественный кол­лектив. Субъектами отношений здесь выступают, во-первых, индивиды; во-вторых, социальные группы, в которые оказа­лись объединенными индивиды, занимающие одинаковые ме­ста в системах общественного разделения труда, собственно­сти, культуры и т.д., и которые образуют социальный состав гражданского общества; в-третьих, различные объединения индивидов, профессиональные союзы, союзы предпринимате­лей, общества потребителей и т.п. Все эти субъекты уста­навливают между собой разнообразные по своему характеру связи помимо государства (в частности, договорные), кото­рые позволяют в определенных пределах обеспечивать гар­моническое развитие гражданского общества без вмешатель­ства государства как политической силы. Последнее присутствует здесь лишь потенциально. Таким образом, характер­ной чертой гражданского общества является его саморегули­руемость, самодетерминированность. То, что оно способно к саморазвитию, и то, что оно — результат свободного объ­единения индивидов, расширяет возможности гражданского общества определять свое развитие. Если оно окажется способным преодолевать возникающие противоречия, то оно смо­жет избегать революций как средства насильственной замены одного общественного строя другим.

На третьем уровне гражданского общества его члены всту­пают в политическую жизнь. Политика — область обще­ственных отношений, в которых реализуется борьба за уча­стие в общих делах населения, осуществляемых государ­ством, и в определении направлений его деятельности. Субъ­ектами политического процесса в современных его формах являются индивиды (граждане), их политические объедине­ния — организации (партии, движения, союзы и т.п.) и государство.

Чем ближе структуры гражданского общества (разумеется, сформировавшиеся традиционным образом) к человеку, тем больше возможностей в реализации его интересов, стабильнее общество в целом, значительнее духовные ценности.

Существует множество определений понятия гражданского общества. Наиболее адекватна нынешнему состоянию науки, как нам представляется, дефиниция профессора К.С. Гаджиева: «Это система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и межличностных отношений, которые создают условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов и через которые выражаются и реализуются частные интересы и потребности - индивидуальные и коллективные».

2.Теория полицейского государства как особого политико-юридический института занимало достаточно длительный исторический период в раз­витии практически всех европейских народов и только относительно недавно уступило место более прогрессивной модели - правовому государству. Причем, ту модель, каковую в первой трети XIX в. немецкие юристы К.Т. Велькер, Р. фон Моль и др. назвали Rechtstaat (правовое государство), реализовывать на практике стали много позже, в середине следующего столетия. Разумеется, теория полицейского государства сегодня явно устарела, что называется «не в моде», но чтобы всерьез говорить о сущности правового государства, необходимо выявить, в чем же суть полицейского государства, и почему без прохождения этого этапа невозможно перейти к следующему.

Идеологической основой полицейского государства явилась эвдемоническая философия (доктрина, признающее счастье высшей целью человеческой жизни). Наиболее выдающийся ее представи­тель X. Вольф усматривал цель государства в достижении на­родного благоденствия, что, впрочем, свойственно любой теории. На первый план выдвигалась материальная сторона: имущественное благополучие и достаток всех членов общества по всем показателям. Признавая счастье целью личной и государственной жизни, Вольф и его школа сред­ством достижения этой цели считали самосовершенствование лич­ности и государства. Для Вольфа мораль являлась наукой о до­стижении индивидом своего счастья, тогда как политика - теорети­ческим обоснованием достижения счастья государством.

Идеологи и практики полицейского государства полагали, что счастье можно достичь благодаря регламентации всего и вся, поскольку надеяться на то, что индивид может сам понимать, что для него, а, следовательно, и для государства является хорошим, а что плохим, занятие тщетное.

Главнейшая черта полицейского государства - исключительная многопредметность административной деятельности, регламен­тация мельчайших подробностей жизни общества, опека подданных во всем. Жизнь человека в таком государстве должна быть полностью определена властью. Формальные правила и регламенты, касающиеся всего и вся, по сути, стирали всякую границу между сферой индивидуальной свободы и компетенцией чиновничьей администрации. Управленческая деятельность часто определялась не столько правовыми нормами, сколько соображениями «пользы и целесообразности». Причем мнения и взгляды, а тем более возможные возражения со стороны граждан, власть просто не интересуют. Обыватель не уверен, что конкретно хочет от него власть, и какова будет ее реакция на те или иные поступки.

И в то же время особенность полицейского государства, сегодня обычно не принимае­мая во внимание (исключение составляет, пожалуй, лишь профессор В.В. Лазарев), заключалась как раз в том, что оно стремилось к благоденствию граждан, устранению всей совокупности социальных проблем, на которые был так богат XIX век, правда, весьма своеобразными метода­ми. В теории государство этого типа пыталось сделать жизнь каж­дого человека достойной в первую очередь в материальном смысле. В этой связи не следует сводить сущность полицейского государства только к голому насилию, как это почти всегда имеет место. Благополучие, в первую очередь материальное, объявлялось естест­венным правом человека. Полицейское государство стремилось достичь некоего идеала, исключив при этом человека, и, естественно, было обречено на провал, как и всякая утопическая идея.

В первой статье Конституции нашего государства зафиксировано положение о том, что Российская Федерация есть правовое государство. Что же означает данная категория и каковы ее исторические корни ?

Правовое государство как определенная теория и соответствующая практика организации политической власти и обеспечения прав и свобод человека является одним из существенных достижений человеческой цивилизации. История идеи правового государства имеет большое научно-познавательное и нравственно-воспитательное значение.

Несмотря на то, что сам термин «правовое государство» (Rechtsstaat) возник и утвердился в немецкой юридической литературе в 30-х годах XIX века, значительное влияние на формирование теоретических представлений, а затем и практики правовой государственности оказали политико-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима, античный опыт демократии, республиканизма и правопорядка. Именно там начались поиски принципов, форм и конструкций для установления надлежащих взаимосвязей и согласованного взаимодействия права и власти. Довольно рано сформировалась идея о разумности и справедливости такой политической формы общественной жизни людей, при которой право благодаря признанию и поддержке публичной власти становится властной силой (общеобязательным законом), а публично-властная сила (с ее возможностями насилия), признающая право, ограниченная и оправданная им одновременно, - справедливой государственной властью.

Символическим выражением подобных представлений стал образ богини правосудия, олицетворяющей единение силы и права. По представлениям древних, этот образ правосудия выражает смысл и идею не только справедливого суда как специального органа, но и идею справедливой государственности вообще, т.е. справедливой организации власти в человеческом обществе.

В эпоху перехода от феодализма к капитализму в развитии новых представлений о правовой государственности основное место занимают проблемы политической власти и ее правовой организации в виде упорядоченной системы раздельных государственных властей. Учения о правовом государстве сыграли огромную роль в критике феодального неравенства, произвола и беззаконий, в преодолении средневековых теологических концепций государства и права, в утверждении идей формального равенства и свободы всех людей.

В трактовке английского мыслителя XVII в. Д. Локка идея господства права предстает в виде государства, в котором верховенствует закон, соответствующий естественному праву и признающий неотчуждаемые естественные права и свободы индивида, и осуществлено разделение властей на законодательную, исполнительную (куда им включалась и судебная власть) и федеративную (внешнюю исполнительную власть). Такое государство с господством права им противопоставлялось всем остальным видам правления, именованным деспотизмом. К Локку восходят многие положения классической либеральной доктрины прав и свобод индивида в условиях правовой государственности, в частности «доктрины законности сопротивления всяким незаконным проявлениям власти».

Новые представления о разделении властей получили свою систематическую разработку в творчестве французского юриста XVIII в. Ш. Л. Монтескье. Различая в каждом государстве три рода власти - законодательную, исполнительную и судебную, - он отмечает, что для предотвращения злоупотреблений властью необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга. Такое состояние властей, по мнению Монтескье, является главным условием для обеспечения политической свободы в государственном устройстве. При этом политическая свобода состоит не в том, чтобы делать то, что хочется. Свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане.

Влияние учений Локка и Монтескье, и, прежде всего, о разделении властей и обеспечении прав и свобод граждан, оказали заметное влияние не только на теорию правового государства, но и раннебуржуазное конституционное законодательство и государственно-правовую практику. Это влияние отчетливо проявилось и в Конституции США 1787 г., и во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г.

«Отцы-основатели» американского конституционализма Т. Джефферсон, А. Гамильтон, Д. Мэдисон внесли большой вклад в разработку доктрины правовой государственности. Так, Джефферсон с республиканских и демократических позиций отстаивал идею разделения властей, поскольку именно народ является подлинным и единственным источником власти. Он подчеркивал необходимость создания надлежащих институциональных и правовых барьеров против вторжения одних властей в сферу компетенции других, отмечал важность предохранительных мер против коррупции и тирании в политической жизни. Концепция «сдержек и противовесов» между различными властями была обстоятельно развита Д. Мэдисоном. По его мнению, одного лишь обозначения на бумаге конституционных сфер деятельности и компетенций различных властей еще недостаточно, чтобы предотвратить нарушения на практике принципа разделения властей, необходима еще и надлежащая внутренняя организация государственной власти в целом.

Важная веха в истории идей правового государства связана с философской разработкой этих проблем И. Кантом и Г.Ф.В. Гегелем.

Канту принадлежит заслуга последовательного обоснования либеральной теории правового государства. «Государство, - отмечал он, - это объединение множества людей, подчиненных правовым законам». Каждое лицо является абсолютной ценностью: никто не может рассматриваться в качестве средства для выполнения хотя бы и самых благородных планов. Существует некий закон, не связанный ни с какими человеческими обстоятельствами, - категорический императив, который гласит: «поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом». Реализация требований категорического императива в сфере государственности предстает у Канта как правовая организация государства с разделением властей (законодательной исполнительной и судебной). В соответствии с наличием или отсутствием принципа разделения властей он различает и противопоставляет две формы правления: республику (чем и является правовое государство) и деспотию. Причем Кант отвергает идею «равновесия» различных властей, отстаивая верховенство законодательной власти как выразительности народной воли и подчеркивая ее приоритет по отношению к другим властям. Акты исполнительной власти не должны нарушать верховенства закона, а судебная власть должна осуществляться только судьями. Обосновываются независимость суда и необходимость введения выборного суда присяжных. В целом республика выступает в трактовке Канта не как существующая реальность, а как идеально-теоретическая конструкция (модель), которой следует руководствоваться как требованием разума и целью в практической организации государственно-правовой жизни.

В отличие от кантовской концепции разделения властей, в принципе признающей идею народного суверенитета, учение Гегеля о разделении властей исходит из признания суверенитета монарха в рамках конституционной монархии. Тремя властями, на которые подразделяется государство, по Гегелю являются: законодательная власть, правительственная власть (к коей относится и судебная) и власть государя. О суверенитете можно говорить лишь тогда, когда в государстве установлен конституционный строй и господствуют законы.

Если у Канта правовые законы и правовое государство - это долженствование, то у Гегеля они - действительность, т.е. практическая реализованность разума в определенных формах обыденного существования людей. В этом смысле действительность разумна и именуется им идеей, которую не следует смешивать с идеалом. В целом Гегель - правовой этатист (государственник), он подчиняет права индивидов и общества государству не как аппарату насилия, а как более высокому праву - всей системе права.

В истории русской правовой мысли первым идею правового государства сформулировал М.М. Сперанский в подготовленной им для императора Александра I записке «Введение к изменению государственных законов».

Теоретическую завершенность концепция правового государства получила в работах представителей теории и философии права: В.М. Гессена, Н.М. Коркунова, С.А. Котляревского, С.А. Мурашова, П.И. Новгородцева, Г.Ф.Шершеневича, Б.Н. Чичерина. Важно подчеркнуть, что названные исследователи связывали будущее своей страны с идеями конституционализма как главнейшего условия для построения правового государства, которое предполагает господство права во всех сферах государственной жизни, отрицает всякий абсолютизм и произвол власти и бесправие подвластных, причем не только в сфере частных отношений граждан с государственной властью. Разумеется, до практической реализации этих идей дело тогда не дошло.

Основные теоретические позиции русских юристов, основанные на идеях классиков концепции правового государства, таковы:

- жизнь человека - абсолютная ценность в обществе и государстве;

- права человека «естественны», поскольку эти права изначально присущи людям как человеческим существам, а не членам той или иной социально-политической системы;

- государство обязано обеспечить и гарантировать гражданам право на достойное их существование;

- закон выше политической и экономической власти;

- в обществе необходимы как минимум две независимые политические силы;

- государство есть правовая организация народа.

При освещении истории развития идей правовой государственности необходимо остановиться на юридико-позитивистской концепции правового государства. К его приверженцам относятся К. Гербер, А. Дайси, Г. Еллинек, Р. Иеринг, А. Эсмен и др. Суть их концепций состоит в попытке создать ту или иную конструкцию самоограничения государства им же самим созданным правом. При этом отрицается различие права и закона, и право сводится к установленным и защищаемым государством нормам (в самых разнообразных видах). Права и свободы личности и общества в целом с позиций такого подхода лишаются объективного и самостоятельного смысла и оказываются октроированными (дарованными) властями благами, которые могут произвольно отбираться обратно.

Несостоятельность подобных конструкций правового государства очевидна. С одной стороны, государство, само творящее право, возвышается над ним, а с другой стороны, в праве усматривается средство для «связывания» силы государства, т.е. собственного творца. Следовательно, возможность нового произвола со стороны государства должно быть обуздано своим старым произволом. Гарантии против произвола, таким образом, в самом произволе.

 

3. Правовое государство - это многомерное, сложное явление. С учетом опыта прошлого и многочисленных современных исследований оно может быть охарактеризовано как форма осуществления народовластия, политическую организацию граждан, функционирующую на основе права, инструмент защиты и обеспечения прав, свобод и обязанностей каждой личности.

Экономическая основа правового государства есть производственные отношения, базирующиеся на многоукладности, на различных формах собственности (государственной, муниципальной, коллективной, частной) как равноправных и в равной мере защищенных юридически.

Социальная основа правового государства есть саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан.

Нравственную основу правового государства образуют общечеловеческие принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности, ее чести и достоинства.

Политическая природа правового государства наиболее четко проявляется в его суверенитете, который концентрирует в себе суверенитет народа, наций и народностей, населяющих страну. Осуществляя верховенство, всеобщность, полноту и исключительность власти, такое государство обеспечивает свободу общественных отношений, основанных на началах справедливости, для всех без исключения граждан. Принуждение осуществляется в таком государстве только на основе права, что исключает беззаконие и произвол. Государство ограничивает свободу отдельного человека, если его поведение угрожает свободе других людей.

Характеристикиправового государства выглядят следующим образом:

1) Верховенство правового закона как акта представительной (законодательной) власти.

2) «Связанность» законом государства его органов и должностных лиц.

3) Незыблемость и гарантированность прав и свобод личности.

4) Наличие эффективных форм контроля и надзора за деятельностью всех государственных органов и должностных лиц.

5) Полная реализация принципа разделения властей, т.е. недопустимость подмены выполнения функций одной государственной подсистемы (законодательные учреждения, исполнительно-распорядительные органы, органы судебной власти) другой.

6) Взаимная ответственность государства и личности. Определяя в законах меру свободы личности, государство в этих же пределах ограничивает себя в собственных решениях и действиях.

7) Относительно высокий уровень материального обеспечения населения, сказывающийся на атмосфере, психологии и структуре общества.

8) Высокий уровень культуры населения, устойчивый правопорядок и прочная законность - все это составные части категории «гражданское общество».

 

4.Концептуальные положения о путях формирования правового государства, столь глубоко исследованные в трудах дореволюционных русских правоведов и забытые на долгие десятилетия, в последние годы вновь оказались в центре внимания отечественных ученых. Такие авторы, как А.В. Венгеров, В.Е. Гулиев, В.Н. Кудрявцев, Б.М. Лазарев, Р.З. Лившиц, Е.А. Лукашова, В.С. Нерсесянц, Б.И. Топорнин, В.А. Четвернин и др., много сделали для исследования большого круга проблем, связанных с этой огромной темой.

Для серьезных ученых стало общим местом констатировать тот факт, что признание Российского государства правовым на сегодняшний день нельзя рассматривать как реальность, а всего лишь как одну из задач в ходе реформирования страны.

Перспективы правового государства у нас зависят от того, насколько успешно будут преодолеваться обстоятельства, препятствующие до сих пор его формированию. Вот некоторые причины того, почему в Российской империи, а затем в СССР концепции правового государства не суждено было утвердиться:

1) Среди подданных, а затем граждан России право никогда не обладало той значимостью, каковую оно имело в развитых государствах.

2) Правовой нигилизм всегда был присущ не только населению, но и чиновничьей администрации.

3) Низы во все времена и эпохи (не исключая и сегодняшнюю) стремились найти высшую справедливость не в праве, а в высшем правителе (Государе, Генеральном секретаре ЦК КПСС, Президенте РФ).

5) Большая протяженность границ России, пестрый национальный состав и иные исторические факторы развития страны и формирования государства утверждали имперское сознание и имперские пути властвования.

6) Идеи большевизма, монопольно утвердившиеся после 1917 г., отвергали преемственность в правовом развитии, отрицали общечеловеческие ценности и теорию естественного права.

7) Обесценение права в ходе революции, гражданской войны, массовых репрессий наложило отпечаток и на сегодняшнее отношение к нему со стороны немалой части населения.

8) Всегдашний достаточно невысокий материальный уровень жизни народа в целом.

Необходимость построения правового государства должно быть осознано, по крайней мере, большинством населения (причем как управляемых, так и правящих) как единственная форма общежития в современном мире, только тогда декларация обретет жизненную силу.

Кроме того, не следует превращать строительство правового государства в самоцель: невозможно российские столетние авторитарные традиции трансформировать в демократические институты в одночасье. Поэтому проблема реализации принципов правового государства будет стоять перед страной долгие годы даже при наличии поступательного движения в сторону действительного народовластия и повышения материального уровня населения.

 






Дата добавления: 2021-12-14; просмотров: 46; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.077 сек.