Возникновение общинно-родового строя

 

Крупные сдвиги в развитии производительных сил повлекли за собой не менее крупные изменения в органи­зации общества. Возросшая техническая вооруженность человека в его борьбе с природой сделала возможным существование относительно постоянных хозяйственных коллективов. Но в то же время она требовала эффектив­ного использования преемственности и дальнейшего совершенствования усложнившихся орудий и навыков труда. Первобытному стаду с его аморфной не­устойчивой структурой эта задача была не под силу, по­этому стадо неизбежно должно было уступить место более прочной форме общественной организации.

Ряд обстоятельств определял характер этой организа­ции. Во-первых, при крайне низком уровне развития раннепалеолитического общества, в условиях которого нача­ла складываться новая организация, едва ли не единствен­но реальной основой для упрочения социальных связей были стихийно возникшие узы естественного кровного родства. Во-вторых, можно думать, что при неупорядо­ченности полового общения, и, следовательно, отсутствии понятия отцовства отношения родства должны были устанавливаться только между потомками одной матери, т. е. строиться по материнской, женской линии. Наконец, в-третьих, наиболее стабильной частью кол­лективов того времени были женщины, игравшие важную роль во всех областях хозяйственной жизни и исключительную роль в заботе о детях, поддержании огня, ведении домашнего хозяйства. В силу этих обстоятельств первой упорядочен­ной формой организации общества, непосредственно сменившей первобытное человеческое стадо, вероятно, был коллектив родственников, связанный общим происхож­дением по материнской линии, то есть материнский род.

Половые отношения

 

Половые отношения - одна из основных линий борьбы биологических и социальных начал в первобытном человеческом стаде.

Каким же образом половые отношениябыли организо­ваны в зоологическом объединении предков человека? Известную аналогию можно увидеть во взаимоотношени­ях приматов, обитающих в настоящее время. Одни виды ныне живущих обезьян, такие как шимпанзе и горилла, живут парными семьями, другие — гаремными семьями, состоящими из одного-двух десятков особей во главе с крупным, сильным самцом. Кроме вожака в гаремную семью входят молодые самцы, но обычно они не участву­ют в размножении из-за невозможности выдержать со­перничество с вожаком. Когда несколько семей объеди­няются в стадо, каждая из них сохраняет известную обо­собленность, не исключающую, однако, драк из-за самок. Можно предполагать, что сходные порядки существовали и в стадах предков человека. Во всяком случае, и здесь гаремная или любая другая семья была антагонистична стадному сообществу.

Поэтому ряд ученых считают, что первобытное человеческое стадо(начальная форма общественной организации) могло возникнуть лишь в результате растворения в нем зоологических семей и взаимной терпимости взрослых самцов - в установлении нерегламентированных половых отно­шений, или промискуитета (ргоmiscuus — общедоступный). Сторонники этой гипотезы опираются не только на логику, но и на некоторые этнографические дан­ные, а именно — на известные многим отсталым племе­нам промискуитетные оргиастические праздники, в которых видят последствия первоначальной свободы обще­ния полов.

Однако существует и другая точка зрения, в соответствии с которой, первобытное человеческое стадо унаследовало от предшествовавших ему животных объединений гаремную семью со свойственной ей зоологической регламентацией половой жизни. Если это так, то стадо должно было со­стоять из нескольких гаремных объединений, время от времени изменяющих состав вследствие смерти их глав, драк из-за женщин и т.д. Такие объединения были менее устойчивыми, чем само первобытное стадо.

В настоящее время нет достаточных данных для того чтобы с уверенностью судить о взаимоотношениях полов в первобытном человеческом стаде. Несомненно, что половой промискуитет и тем более гаремная или подобная ей организация не могли не быть посто­янным источником внутренних конфликтов, осложнявших производственную жизнь и объединение формировав­шегося общества. Поэтому родовой строй с его формами брачной организации возник не сразу, это был длительный период, на протяжении которого человеческое стадо еще только подходило к выработке брачных институтов.

 

Брак и семья

 

Вопрос о начальных формах семьи и брака в настоящее время решается неоднозначно. Многие исследователи считают, что первой истори­ческой формой общественного регулирования отношений между полами был экзогамный дуально-родовой группо­вой брак, при котором все члены одного рода имели пра­во вступать в брак со всеми членами дру­гого определенного рода. Иначе говоря, предполагается, что эта древнейшая форма брака заключала в себе, во-пер­вых, запрещение брака с сородичами, во-вторых, требова­ние взаимобрачия двух определенных родов (направленная экзогония), в-третьих, требование супружеской общ­ности. Универсальность и глубокая древность дуально-родовой экзогонии доказывается огромным этнографичес­ким материалом и в настоящее время общепризнанна. Что же касается супружеской общности, то есть группового бра­ка, то ее реконструкция основывается на анализе, во-первых, ряда сохранившихся брачно-семейных институтов и форм, во-вторых, так называемой классификационной си­стемы родства.

К числу таких институтов относятся, прежде всего, брачные классы австралийцев. Так, у австралийцев Запад­ной Виктории племя разделено на две половины — Бело­го и Черного Какаду. Внутри каждой из них брачные связи строго запрещены, в то же время мужчины одной по­ловины с самого рождения считаются мужьями женщин другой половины, и наоборот. Такая же или чаще более сложная система четырех или восьми брачных классов имеется и в других австралийских племенах. Система брачных классов не означает, что все мужчины и женщины соответствующих классов фактически состоят в групповом браке, но они берут из предназначенного им класса мужа или жену и в определенных случаях, например, на некоторые праздники, вправе вступать в связь с другими мужчинами или женщинами. У австралийцев зафиксиро­ван и другой пережиток группового брака — институт «пирауру», дающий как мужчинам, так и женщинам право иметь наряду с основными несколько дополнительных жен или мужей. Сходные брачные обы­чаи засвидетельствованы и у некоторых других племен, например, симангов Малакки. Н.Н. Миклухо-Маклай так писал: «Девушка, прожив несколько дней или несколько недель с одним мужчиной, переходит добровольно и с согласия мужа к другому, с которым живет лишь некото­рое, короткое время. Таким образом, она обходит всех муж­чин группы, после чего возвращается к своему первому супругу, но не остается у него, а продолжает вступать в новые временные браки, которые зависят от случаяи же­лания». Также спорадически, в зависимости от случая и желания, общаются со своими женами и мужчины.

Другое основание для исторической реконструкции группового брака — классификационная система родства, в разных вариантах сохранившаяся почти у всех отстав­ших в своем развитии народов мира. Эта система, в противоположность описанным, различает не отдельных ин­дивидуальных родственников, а их группы или классы. Так, австралийская аборигенка называет матерью не толь­ко родную мать, но и всех женщин ее брачного класса, мужем не только своего действительного мужа, но и всех мужчин его брачного класса, сыном не только собствен­ного сына, но и всех сыновей женщин своего брачного класса. Естественно полагать, что такая система возникла не в индивидуальной, а в групповой семье, члены кото­рой не делали различия между собственным ребенком и ребенком любого из своих сородичей. Это, конечно, объяс­нялось не тем, что люди не знали своих ближайших кров­ных родственников, а тем, что во внимание принималось не биологическое индивидуальное, а социальное группо­вое родство. Подобный порядок нельзя не поставить в связь с некоторыми сохранившимися у отсталых племен обычаями детского цикла, например, отмеченным у буш­менов обычаем, по которому новорожденного первое время должна была вскармливать не мать, а другие жен­щины.

Будучи крупным шагом вперед по сравнению с пер­воначальной неупорядоченностью половых отношений, дуально-родовой групповой брак все же еще оставался очень несовершенной формой социального регулирования. Экзогамиявынесла брачные отношения за пределы рода, но оставила место для соперничества, столкновений на почве ревности между принадлежащими к одному роду групповыми мужьями или женами членов другого рода. Поэтому должны были возникать все новые и новые запреты, направленные на сужение брачного круга. По-види­мому, именно так появилось запрещение браков между лицами разных возрастных категорий, пережитки которо­го частью удержались до нашего времени в виде широко распространенных обычаев избегания между зятьями и тещами, невестками и тестями.

Постепенно первоначальный групповой брак, охватывающий всех членов двух взаимобрачных родов, сузился до группового брака только между лицами, принадлежав­шими к одному поколению этих родов — так называемом кросс-кузенного (перекрестно-двоюродного) брака. Он назван так потому, что при этой форме брака мужчины женились на дочерях братьев своих матерей, т. е. на дво­юродных сестрах.

В дальнейшем брачный круг продолжал сужаться за счет ограничения группового кросс-кузенного брака. В обы­чаях многих племен может быть прослежен последова­тельный процесс запрещения браков сначала между пере­крестно-двоюродными, затем перекрестно-троюродными братьями и сестрами. Система брачных запретов все более усложнялась, практическое осуществление груп­пового брака делалось все более затруднительным, эпизо­дическое сожительство отдельными парами становилось менее эпизодическим. Материалы этнографии австралий­цев, бушменов, огнеземельцев и других наиболее отста­лых охотничье-собирательных племен позволяют считать, что уже в эпоху ранней родовой общины постепенно сло­жился парный, или синдиасмический брак.

Хотя в парном браке соединялась только одна опре­деленная пара, он продолжал оставаться непрочным, лег­ко расторжимым и относительно недолговечным. Отно­сительной была и сама его парность, так как он еще долго переплетался с разнообразными остатками групповых брачных отношений. Часто супруги, вступавшие в пар­ный брак, продолжали иметь дополнительных жен и мужей. У многих народов известны обычаи полиандрии — многомужества, соро­рата — брака с несколькими сестрами одно­временно, а в дальнейшем развитии с сестрой умершей жены и левирата — сожитель­ства с женой старшего или младшего брата. Наконец, парному браку вообще долго сопутство­вало терпимое, а подчас и поощрительное отношение к добрачным и внебрачным половым связям.

Однако главной отличительной чертой парного брака была не его неустойчивость, а то, что основанная на нем парная семья хотя и обладала некоторыми хозяйственны­ми функциями, однако не составляла обособленной, про­тивостоящей родовой общине экономической ячейки. Муж и жена на протяжении всей жизни оставались связанными каждый со своим родом, не имели общей собственности, дети принадлежали только матери и ее роду.

Таким, в общих чертах, представляется развитие брачно-семейных форм в ранней родовой общине. Как отме­чал Энгельс, его закономерность заключалась «в непре­рывном суживании того круга, который первоначально охватывает все племя и внутри которого господствует общ­ность брачных связей между обоими полами». Это суживание все более исключало отношения брачного соперни­чества между сородичами и в то же время не вело к воз­никновению семей, как экономически обособленных внутриродовых единиц. Как групповой, так и сменивший его парный брак отвечали экономическим интересам ро­диной общины, были органическим проявлением ее внутренней спайки.

 






Дата добавления: 2016-12-09; просмотров: 2299; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.026 сек.