История возникновения и источники интеллектуального права.

Для того чтобы понять, почему понятие интеллектуальной собственности возникло в эпоху перехода к капитализму, рассмотрим социально-экономические отношения в Древнем мире и в Средние века.

В Древнем мире можно констатировать неразвитость рынка, т.е. отсутствие конкуренции производителей, что было следствием низкого уровня производительных сил. Вспомним: в качестве приводов, т.е. силовых установок, человек в те времена использовал либо мускулы (свои или животных), либо потоки воды или ветра. Если и появлялось какое-то техническое новшество, его воспроизведение было связано с большими затратами из-за отсутствия станочного парка. А отсутствие бумаги и дороговизна пергамента и папируса заставляли «распространять» литературные произведения путём их пересказа. Творения же художников и скульпторов становились известны всем благодаря тому, что чаще всего создавались на глазах публики.

Говоря учёным языком, можно утверждать, что в то время отсутствовали социальные потребности в кардинальных усовершенствованиях как используемых приводов в частности, так и производительных сил в целом. Размеренная жизнь повторялась от поколения к поколению, и общество не требовало изобретать что-то новое, а потому у общества не было средств для тиражирования новшеств, а стало быть, не было и стимула заботиться о соблюдении прав изобретателей или иных творцов.

Средние века мало чем отличались в этом отношении от Древнего мира. По-прежнему рынок нельзя назвать развитым настолько, чтобы он не только полностью удовлетворял, но и формировал спрос. Наоборот, покупается всё, что производится, а производится столько, чтобы хватило самому производителю, и лишь излишки – как правило, сельскохозяйственные – идут на продажу. Это ещё не товарное производство, когда конкурируют производители. Поэтому новшества по-прежнему не востребованы настолько, чтобы массовость их производства давала возможность получать от этого существенный доход. К тому же цеховая организация ремесленников строго охраняла секреты производства. Надо иметь в виду, что использовавшийся в цехах режим секретов производства был большим тормозом для того же рынка, поскольку запрет на распространение технологических сведений за пределы конкретного цеха имел своей обратной стороной запрет для цеховых мастеров использовать какие-либо новые приёмы в своей работе. Поэтому все мастера одного цеха должны были пользоваться одними и теми же – сохраняемыми в тайне от других – приёмами работы. Говоря современным языком, новшества в Средние века охранялись в режиме коммерческой тайны.

При переходе от Средних веков к эпохе Возрождения правители стараются преодолеть раздробленность территорий, где жители говорят на одном и том же языке или на достаточно близких диалектах, но наталкиваются при этом на противодействие других крупных землевладельцев. Поиски союзников приводят их к живущим в городах ремесленникам, купцам и прочим горожанам. Привлечь их на свою сторону король мог, даруя горожанам те или иные привилегии, свободы. Такие привилегии становятся сами по себе достаточно привлекательными для тех, кто в городах не живёт. Начинается рост численности населения в городах, т.е. рост числа потенциальных потребителей товаров и услуг и рост числа ремесленников и купцов, которые могут и готовы предоставить эти товары или услуги. А раз появляется много поставщиков однотипных товаров и услуг, у потребителей появляется возможность выбора более качественных или хотя бы более дешёвых товаров (услуг). Значит, производители начинают конкурировать между собой, либо повышая качество, либо снижая цену (а иногда делая и то, и другое).

Снизить цену или повысить качество можно либо за счёт интенсификации труда путём его механизации, либо за счёт выпуска нового товара. Но оба этих пути почти сразу становятся известны другим производителям, которые вполне в состоянии не только оценить выгоды чужих новшеств, но и быстренько перенять их. Но, в отличие от тех, кто эти новшества придумал и ввёл в хозяйственный оборот, т.е. затратил усилия, время, может быть здоровье и, безусловно, деньги на то, чтобы придумать, довести до ума и внедрить свои новшества в практику, «повторители» уже готовых новшеств затрачивают куда меньше ресурсов, а потому и цену могут установить ниже той, которую предлагают первопроходцы нового.

В этой ситуации создатель новшества обращается к королю с прошением оградить его от посягательств. И король жалует новатору (и скорее всего, не даром) привилегию, по которой только этот новатор может использовать своё новшество. А чтобы и другим подданным было не обидно, эта привилегия выдаётся не на всю жизнь, а лишь на ограниченное время, после чего это новшество может использовать всякий желающий.

Впервые этот механизм «сработал» ещё в 1474 году в Венеции, где изобретателю оригинального, нового на территории Венеции и имеющего промышленный характер изобретения предоставлялось исключительное право на использование этого изобретения в течение 10 лет. Сходные привилегии стали выдаваться и других странах. (По некоторым данным, первый патент на изобретение был выдан ещё в 1421 году во Флоренции.) Но выдача привилегий – это ещё не современная патентная система. Привилегия – это милость короля, и она не обязательно выдаётся на использование изобретения. К началу XVII века на родине первого в мире парламента, в Англии, к примеру, существовало до полутора тысяч монополий, в том числе право на производство и торговлю солью, сельдью, мылом, селитрой, кожей, парусиной. При этом носившие бессистемный характер монополии зачастую становились тормозом для развития промышленности и торговли.

И вот в 1623 году при короле Якове I Стюарте английский парламент принял, а король подписал документ, который вошёл в историю под названием «Статут о монополиях». Этим документом все ранее выданные привилегии в части исключительных прав на покупку, продажу, использование и изготовление вещей и предметов признавались недействительными. Впредь королю запрещалось жаловать какие бы то ни было привилегии – за исключением привилегий на новые методы производства. Т.е. провозглашалось исключительное и не зависящее от воли короля право каждого, кто создаст и применит техническое новшество, монопольно пользоваться в течение 14 лет выгодами и преимуществами, доставляемыми таким новшеством.

Правда, до патентной системы было ещё чуть ли не два века. Но начало было положено. Теперь каждый изобретатель мог самостоятельно распоряжаться своим новшеством, а значит, он мог не только сам делать и продавать свой новый товар или использовать новшество при изготовлении товара, но и предоставлять право на использование этого новшества другим – за плату, т.е. получать дополнительный доход.

Те, кто хотел бы обойти чужую привилегию без платы за лицензию (буквально «дозволение»), имели три возможности обхода. 1) Криминальная: делать и продавать охраняемый патентом товар без всякого разрешения, – авось, не поймают. Но если уж поймают, не избежать крупного штрафа, ведь государству (королю) невыгодно умаление своей власти и своих доходов. 2) Эгоистичная: сделать запатентованный товар только себе и, может быть, нескольким близким и остановиться, а если узнают, сказать, что не продавал, а дарил. Общее правило здесь: нет прибыли – нет и нарушения привилегии. Но много таким путём не заработать, разве что благосклонность одариваемых. 3) Радикальная: придумать новый товар, который не будет нарушать чужой патент, но будет не менее привлекателен на рынке. В этом случае нужно также испросить привилегию на этот новый товар.

Дальше наверняка найдутся желающие получать монопольные доходы от привилегированного товара и не желающие платить за лицензию на уже существующие привилегии. И эти изобретатели тоже приобретут привилегии на свои новшества – и процесс уже нельзя остановить. Собственно в данном случае уместнее сказать не «процесс», а «прогресс». Вот что мы получили в итоге от внедрения того, что со временем выросло в патентную систему.

Конечно, у научно-технического прогресса много причин, но патентная система несомненно занимает среди них видное место. Именно возможность получения правовой охраны новшеств от бесконтрольного использования всеми прочими даёт стимул не только изобретать и даже не только получать прибыль от своего изобретения, но и обеспечивает возможность сделать рыночным товаром само монопольное право на использование изобретения. Ни о чём подобном ни в Древнем мире, ни в Средние века никто и не помышлял. И поэтому эпоху Возрождения, названную так вследствие обращения к культурному наследию античности, вполне уместно считать также эпохой зарождения института правовой охраны промышленной собственности в виде патента, т.е. ограниченной в пространстве и во времени монополии создателя новшества в обмен на раскрытие этого новшества для всего общества.

Настоящая патентная система взамен системы временных привилегий появилась в конце XVIII века. Во время Великой французской революции пришедшее к власти третье сословие – буржуа, т.е. буквально «жители городков» (bourg – по-французски значит небольшой город), вдохновлялось идеями просветителей, в частности, развитой ими теорией естественного права. По этой теории всё, сделанное человеком, – неважно, руками или умом – естественным образом принадлежало этому человеку, поэтому-де никакие законы в отношении этих результатов не нужны. Вот французский Конвент и отменил в 1789 году все прежние привилегии. И начался разгул того, что мы сейчас называем контрафактным использованием исключительного права – ведь такое право устанавливается законами, а их при естественном праве якобы не нужно. Так что уже в 1791 году во Франции был принят патентный закон, устанавливавший исключительное право творца на реализацию всякой новой идеи, которая может быть полезной для общества. Фактически это и было началом патентной системы в Европе, хотя в законе штата Массачусетс сходное утверждение появилось уже в 1789 году. В конце XVIII века патентные системы были созданы также в некоторых германских княжествах и скандинавских странах. Позже других развитых стран, в конце XIX века, появился патентный закон в Германии, которая только к этому времени объединилась из разрозненных немецких земель.

Российская история патентного права начинается в 1812 году (за полтора месяца до вторжения Наполеона) принятием закона, который назывался «О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремёслах» и в котором сформулировано стремление «учредить постоянный порядок и согласить частные выгоды и поощрение изобретателей с общественною пользою». По этому закону выдача привилегий с публикацией описания изобретения осуществлялась без всякой их проверки.

В 1833 году этот закон был существенно изменён и дополнен системой предварительного исследования изобретений. Не выдавались привилегии «на незначительные открытия, изобретения и усовершенствования, показывающие единственно остроту или изобретательность ума», на изобретения, которые «могли обратиться во вред обществу или государственным доходам», на изобретения в области обороны. В 1870 году привилегии стали выдаваться «упрощенным порядком» за подписью одного министра финансов.

В 1896 году было принято «Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования». По этому закону изобретение должно было относиться к области промышленности и иметь существенную новизну. Не подлежали патентованию научные открытия и отвлечённые теории, а также химические вещества, лекарства и способы их приготовления. Привилегия действовала 15 лет, причём владелец привилегии должен был осуществить своё изобретение в течение 5 лет под угрозой прекращения её действия.

В 1864 году было принято «Положение о праве собственности на фабричные рисунки и модели», закреплявшее право собственности на объекты, называемые сейчас промышленными образцами.

В 1919 году советский Декрет отменил все законы и положения о привилегиях на изобретения и объявил все изобретения достоянием РСФСР, т.е. фактически разрушил патентную систему. Авторам изобретений гарантировалось лишь ничтожное вознаграждение.

В период НЭПа (т.е. новой экономической политики) в 1924 году было принято Положение о патентах на изобретения, по которому патенты выдавались на 15 лет на новые изобретения, допускающие промышленное использование. Кроме того, было восстановлено действие досоветских патентов. Одновременно было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О промышленных образцах (рисунках и моделях)».

В 1931 году было принято Положение об изобретениях и технических усовершенствованиях, поощрявшее переуступку автором своего исключительного права государству в обмен на авторское свидетельство. Это положение пересматривалось в 1941, 1959 и 1973 годах, но суть его оставалась неизменной: предусматривались две формы правовой охраны (авторское свидетельство и патент), а охранный документ выдавался в результате проверочной экспертизы.

Закон о промышленных образцах был отменён в 1936 году и лишь в 1965 году было принято положение «О промышленных образцах», которое, однако, запрещало охранять предметы галантереи, швейные и трикотажные изделия, обувь, головные уборы. В 1981 году было утверждено новое Положение о промышленных образцах, по которому от промышленного образца требовалась мировая новизна и стал охраняться внешний вид изделий лёгкой промышленности.

В мае 1991 года был принят Закон «Об изобретениях в СССР» и Закон «О промышленных образцах». Но вслед за этим произошёл распад СССР, и эти законы утратили свою силу.

В 1992 году были приняты Патентный закон РФ, закон РФ «О товарных знаках» и ряд других законов, регламентирующих отношения в сфере интеллектуальной собственности. В 2003 году вступили в силу новые тексты всех этих законов.

А с 1 января 2008 года вступила в силу Часть IV ГК, содержащая Раздел VII. «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», специально посвящённая вопросам интеллектуальной собственности. Таким образом, все интеллектуальные права определяются позитивным (т.е. установленным) правом.

 

Источники права.

Следует всегда помнить, что патент является формальным документом, удостоверяющим исключительное право его обладателя на использование запатентованного новшества. Поэтому условия получения патента устанавливаются соответствующим нормативным актом. Из приведённой краткой истории патентного права следует, что источниками патентного права являются прежде всего акты государственной власти. Кроме того, источниками патентного права являются подзаконные акты (правительства, патентного ведомства). Помимо этого, к источникам патентного права в нашей стране относятся международные соглашения, которые могут либо ратифицироваться – и тогда такое соглашение становится как бы актом национального законодательства, либо трансформироваться, когда нормы международных соглашений вносятся в основные нормы национального закона (п. 2 ст. 7 ГК). В некоторых зарубежных странах источниками патентного права являются судебные решения.

В России основным, базисным источником права является Конституция Российской Федерации, т.е. верховный закон, устанавливающий правовые основы всей жизни в стране. Пункт 1 статьи 44 Конституции РФ провозглашает:

«Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом.»

Понятие «интеллектуальная собственность» введено на рубеже XVIII и XIX веков ввиду того, что возникла необходимость охраны прав творцов в условиях развивающегося рынка. Т.е. нужно было выработать механизм правовой защиты, который выполнял бы такую же экономическую функцию, как существовавший тогда уже несколько тысячелетий и весьма подробно разработанный институт права собственности на материальные вещи. Естественно, поэтому, было воспользоваться уже знакомым понятием «собственность», но отграничить его от вещного права собственности уточняющим определением «интеллектуальная». Как подробно обосновывает В.А. Дозорцев[1], это, во-первых, явным образом отражало рыночный характер новых объектов; во-вторых, – поскольку собственность в период буржуазных революций была прямым выражением свобод нового класса – закрепление термина «интеллектуальная собственность» в отношении результата, полученного творцами новых идей и решений, было провозглашено энциклопедистами как политический лозунг Великой французской революции; в-третьих же – и отнюдь не в последнюю очередь, – это позволяло использовать многие уже известные нормы права или юридические конструкции применительно к новому объекту рыночных отношений. Именно поэтому термин «интеллектуальная собственность» и производные от него «промышленная собственность», «литературная собственность» закрепились в юридической теории и практике. Термины эти стали традиционными при упоминании прав изобретателей, авторов книг и картин и иных творцов нового. Они вошли в международные соглашения и названия общепризнанных организаций, к примеру, ВОИС – Всемирная организация интеллектуальной собственности, РГАИС – Российская государственная академия интеллектуальной собственности. Именно традицией можно объяснить и появление термина «интеллектуальная собственность» в Конституции РФ.

Однако традиция – штука коварная. В конце п. 2 данной лекции уже показана возможность непонимания того, что же именно скрывается за выражениями «интеллектуальная собственность» или «промышленная собственность». Именно желанием прояснить, очистить понимание сущности того, что стоит за указанными понятиями, и продиктовано, на мой взгляд, принятие Части IV ГК.

Вообще Гражданский Кодекс РФ (как, впрочем, и кодекс любой иной отрасли права) является источником права следующего после Конституции РФ уровня. Он представляет собой основу для юридического регулирования отношений между участниками гражданского оборота, т.е. именно рыночных отношений в обществе.

В структуре ГК отдельный Раздел VII посвящён как раз отношениям, которые входят в понятие «интеллектуальная собственность». Данный раздел объединил в себе все нормы, которые ранее регулировались Патентным законом РФ, законом «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», законом «Об авторском праве и смежных правах», законом «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», законом «О правовой охране топологий интегральных микросхем» и законом «О селекционных достижениях», отменив действие всех этих законов и ряда других норм.

До введения в действие Части IV ГК все упомянутые выше законы были источниками права в интересующей нас области на следующем после Кодекса уровне. Кроме того, источниками права выступали также соответствующие подзаконные акты, принятые на основании каждого из этих законов и устанавливавшие правила, по которым участники гражданского оборота могли приобрести или использовать права интеллектуальной (в том числе промышленной) собственности. В настоящее время эти подзаконные акты (правила составления, подачи и рассмотрения заявки на соответствующий объект промышленной собственности) отменены, а взамен приняты Административные регламенты, которые можно найти на сайте Роспатента www.fips.ru.

Кроме того, источниками права являются такие подзаконные акты как принимаемые Правительством РФ Положения о пошлинах или тарифах. Сюда следует отнести, например, Совместное распоряжение от 16.08.2004 № 1363/1001 Администрации Президента РФ и Аппарата Правительства РФ, согласно которому, в частности, за Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам сохранено сокращённое наименование Роспатент. Конечно же, приказы Роспатента тоже являются источниками права, хотя и распространяются только на сотрудников этого ведомства.

Не забудем и о таких вышеупомянутых источниках патентного права как различные международные соглашения.

Можно для полноты отметить, что в некоторых странах (Великобритания, США) источниками патентного права являются судебные решения, прецеденты, по названию которых право этих стран именуется прецедентным правом. Разумеется, далеко не всякое судебное решение считается прецедентом – это, как правило, решения высших или верховных судов (например, в области патентного права в Великобритании это Палата лордов, а в США Федеральный суд округа Колумбия). Интересно отметить, что в Европейском патентом ведомстве (ЕПВ), которое является межгосударственным образованием и в котором по определению не может быть никаких судов, используются принципы прецедентного права, когда решения Расширенной палаты апелляций становятся руководством для экспертных отделов ЕПВ.

Заметим в заключение, что в настоящее время ведётся работа по совершенствованию Части IV ГК, поскольку опыт её применения показал наличие множества недоработок и нестыковок.


Лекция 2






Дата добавления: 2021-01-11; просмотров: 121; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.047 сек.