Созидательная работа в Римской империи


У Римского государства было немало и позитивных сторон. Рим обустраивал империю, украшал города, строил дороги. Строительство шло повсюду. Ведь не случайно Рим назван «мировым городом». Афиней называл жителей Рима даже «народом вселенной», говоря, что без ошибки можно было бы назвать Рим и «выжимкой вселенной». Напомним, что ко II в. н. э. население Рима составляло около 1 млн жителей, а все население греко?римского мира 50–60 млн человек. Поэтому действительно, глядя на Рим, можно было одним взором окинуть «все города мира», как бы разместившиеся в нем. Многие из посетивших этот город легко могли бы тут по разным приметам увидеть: и «золотую Александрию», и «прекрасную Антиохию», и «великолепную Никомедию», не говоря об Афинах. Так, Афиней подчеркивает: «Мне дня недостало бы, возьмись я перечислять все города в небесном граде римлян, – не хватило бы и всего календаря – настолько Рим многолик! И целые народы поселились в нем, собравшись в одно место, – не говоря о прочих, назову каппадокийцев, скифов, понтийцев». Град Мира!

Старая Аппиева дорога в наше время

При Августе построен «Большой цирк», рассчитанный на 150 тысяч зрителей. Дорожная сеть империи составляла более 80 тысяч километров, а если взять все дороги, созданные за 200 лет, называют цифру и вовсе поразительную – 300 тысяч километров! Одной из самых известных дорог была знаменитая Аппиева дорога, прекрасно сохранившаяся до сих пор, которая начинается у Терм Каракаллы. Она как бы открывает Риму «окно на Восток». Виа Аппиа – одна из старейших дорог мира, прозванная «regina viarum» («царица дорог»). Постройку ее в 312 г. до н. э. начал римский государственный деятель Аппий Клавдий. Затем дорогу дотянули до Бриндизи. После падения Империи дорога была заброшена, о ней почти забыли, «открыв» вновь в эпоху Ренессанса. Когда?то в мире говорили: «Все дороги ведут в Рим». Впрочем, не только в Рим. Например, из Карфагена в Марокко (через нынешний Алжир) шла непрерывная дорога длиною в 2 300 км. Строились храмы, выполнявшие не только религиозные, но и иные функции. Храм Артемиды в Эфесе превращен жрецами в банк, где хранились богатства знати. Конечно, нельзя не сказать еще об одном из чудес Рима – грандиозном римском Пантеоне.

Интерьер Пантеона

Пантеон построен до начала нашей эры Марком Агриппой в честь императора Августа – и в 120 г. новой эры (при Адриане) обрел современные формы. Из всех известных античных памятников он дошел до нас в наилучшей сохранности. В этом памятнике привлекает гармоничное сочетание фронтального портика с тимпаном, что как раз и характерно для греческих храмов, с круглым корпусом. Такая же форма была принята и для римских бань. Его полусферический купол превышает высотой даже купол собора Св. Петра. Диаметр основания и высота здания равны (43 м). Храм отличает удивительная ясность, легкость пропорций. В Пантеоне захоронены останки многих выдающихся художников Италии (Рафаэль, Каррачи).
В Риме вы видите и великолепные мавзолеи… Все прочие своими размерами превосходит изумительный мавзолей Адриана. Правда, по тому, что осталось от него, трудно составить представление, каково было сие сооружение в древности. Византийский историк Прокопий оставил нам его описание. Это был наиболее значительный после Колизея памятник римской архитектуры. Мавзолей имел квадратное основание, на котором возвышалась высокая башня, украшенная дорическими колоннами, статуями и нишами для эпитафий по умершим. На вершине башни находилась колоссальная скульптурная группа из бронзы, изображавшая Адриана на квадриге. Стены огромной толщины облицованы благородным мрамором. Здесь потом захоронят останки целого ряда римских императоров – до Каракаллы включительно. Мавзолей был свидетелем многих событий истории, был укреплен и превратился в настоящую крепость на Тибре.

Мавзолей Адриана

Безусловно, Рим способствовал развитию ремесел, подъему промышленности, разделению труда. В трактате Катона сказано: «Лучшие плуги изготавливаются в Риме… В Капуе и Ноле следует закупать ведра, амфоры для масла, ковши для воды и вообще медную посуду… канаты же для прессов следует приобретать в специальной мастерской Гая Менния, сына Луция, в Венеафре». Однако занятие ремеслом (что собственно и создает общественное богатство) считалось делом презренным и ничтожным. К ремесленникам знать относилась как к мужланам и невеждам. И все же это не мешало вести большую и успешную созидательную работу по обустройству империи. Вечный город, да и другие города империи требовали внимания. Возникла пожарная служба, насчитывавшая в Риме 7 тысяч человек. Учредил коллегию пожарных Плиний Младший, бывший при Траяне легатом и куратором города. Основа водопроводной системы Рима сохранилась до наших дней. «Если бы, – писал Плиний, – кто?нибудь захотел измерить все количество воды, текущей для общественного употребления в банях, прудах, каналах, дворцах, садах, пригородных имениях, измерить те расстояния, которые она протекает, сооруженные арки, прорытые горы, сровненные долины, то он должен был бы сознаться, что во всем мире никогда не было ничего более достойного удивления». Римляне строят акведуки, мосты, бани, театры и т. п.

Колизей в XIX в.

В 75 г. н. э. при императоре Веспасиане приступили к строительству Колизея (окончен в 80 г. н. э. при Тите). Его создали на месте искусственного озера в садах «Золотого дома» Нерона, одного из самых знаменитых памятников эпохи Римской империи. Свое название он получил от латинского слова colosseum – «колоссальный». Считают, что это определение первоначально относилось не к амфитеатру, а к стоявшей рядом огромной 30?метровой статуе императора Нерона, изображенного в образе бога Солнца. Колизей превосходил все, что до той поры было создано римлянами. Поэтому римский поэт Марциал назвал его чудом света. Строили его рабы и военнопленные из покоренных Римом стран, включая евреев, захваченных в 70 г. н. э. после покорения восставшей Иудеи. Эта стройка века шла днем и ночью под руководством архитектора Квинтия Атерия. Колизей (амфитеатр Флавиев) мог одновременно вмещать до 50 или даже 80 тысяч человек.

Колизей сегодня. Вид сверху

Здание, покоившееся на мощном каменном фундаменте толщиной в 13 метров, спроектировано удобно для зрителей. Внизу находилась напоминающая эллипс чаша арены. От нее отходило 80 радиальных стен, пересекающихся семью кольцевыми. На каркас этой конструкции опирались ряды зрительных мест, куда зрители попадали через 80 входов и выходов. При строительстве Колизея использовались различные материалы: сиденья были мраморными, радиальные стены арены – из туфа, концентрические – из травертина, некоторые арки – из кирпича. Для облицовки здания применялись мраморные плиты и мозаичные панно. Амфитеатр имел три уровня: на первом из них, на широком подиуме, располагались ложа императора и мраморные кресла сенаторов. Далее шли три яруса мраморных скамей, предназначенные для свободных граждан Рима. Выше располагались деревянные сиденья и галерея со стоячими местами – для прочей публики. В проемах арок второго и третьего ярусов стояли мраморные статуи. Арена Колизея имела деревянный подвижной пол, который мог опускаться и подниматься (обычно засыпаемый песком). Еще ниже находились подземные галереи, откуда по специальным ходам попадали наверх все действующие лица устраиваемых тут спектаклей и празднеств. С помощью подходившего к зданию ответвления водного акведука пол мог заполняться водой. И тогда на арене Колизея устраивались «морские битвы». Размеры арены были таковы, что на ней одновременно могли находиться до 3 тысяч гладиаторов. По сути, это был театр, равного которому тогда не было в мире… Торжества в честь открытия Колизея продолжались ровно сто дней. По случаю праздника было убито масса гладиаторов и 5 тысяч диких зверей. В 249 г., во время празднеств по поводу тысячелетия Рима, на арене Колизея погибли тысячи гладиаторов, 40 диких лошадей, 20 диких ослов, 60 львов, 10 тигров, 30 леопардов, 10 жирафов, 32 слона, 6 гиппопотамов и несколько зебр. За всю историю Колизея тут погибло 80 тысяч людей – ради потехи толпы! Кровавые зрелища были запрещены императором Гонорием в 405 г. н. э. Поводом для запрета послужил поступок христианского монаха Телемаха. Тот бросился на арену остановить убийство, но был растерзан жаждущей зрелищ разъяренной толпой.

Форумы в Риме

Запад воспел этот триумф созидательной миссии Рима. Шпенглер восторженно писал о римлянах, творцах знаменитых сооружений: «Я предпочитаю римский акведук всем римским храмам и статуям. Я люблю Колизей и гигантские своды Палатина, поскольку еще и сегодня коричневыми массами своих кирпичных конструкций они являют взору доподлинный рим?ский дух, грандиозное практическое чутье их инженеров. Они стали бы мне безразличны, если бы все еще сохранялась пустая и надменная роскошь цезарей с ее вереницами статуй, фризами, вычурными архитравами». Даже недруги признавали заслуги Рима… «Работы этого народа все?таки достойны удивления, – говорил еврей Р. Иуда бар?Илаи. – Они устраивают форумы, строят мосты, сооружают термы». Хотя собеседник возразил: «Велика заслуга! Для своей пользы это делается: форумы для помещения лупанариев; бани для забавы; мосты для взимания платы». Слова эти не совсем верны: бани и водопроводы, акведуки и дороги строились, конечно, не для забавы. Нужно было не только воевать, но и созидать, сохраняя жизнь в огромном теле империи. Лица «инженерной» профессии (строители и гидрологи, дорожники и инженеры, скульпторы и оружейники, торговцы и пекари) были отнесены к «неблагородным» специальностям (artes non liberales). И тем не менее если посмотреть на ту работу, что проделана на просторах Римской империи, поневоле усомнишься в неуважении к труженику. Согласимся с Н. Морли, что в книге «Метрополия и захолустье: Рим и итальянская экономика в 200 г. до н. э. – 200 г. н. э.» подчеркивает созидательную миссию Рима.

Термы Диоклетиана

Вершиной античной бытовой культуры и технологии, на наш взгляд, явились бани… Римляне строили их везде, где только было можно (во Франции, Англии, Испании, на Рейне и по Дунаю, в Египте и Африке). Возникнув накануне Троянской войны (1260 г. до н. э.), из год в год они все более расстраиваются и совершенствуются. Даже в маленькой Помпее было две бани. Греки и римляне любили чистоту духа, как и чистоту тела. Дело еще и в том, что омовение в бане было необходимостью. Рим в то время представлял собой скученный и довольно грязный город. В городе были фонтаны и была вода, но не в изобилии. Дома люди обычно споласкивали лицо, скребли лицо железной бритвой (стали не знали, как не знали еще и мыла) и шли по делам. Намотавшись по жаре, все в поту, они смывали пот и грязь в бане. В Риме к концу I в. н. э. насчитывалось 170 общественных бань, принадлежавших городу или частным владельцам. А в IV в. н. э. в том же Риме имелось уже около тысячи бань, в каждом районе их было от 60 до 80. Имелись они и в захолустных городках, и в селениях. Поход в баню значил многое для римлянина. Агриппа завоевал благодарность римлян, когда в бытность эдилом, предоставил гражданам даровое посещение бань в течение всего года, уплатив из собственных средств годовой доход владельцам.

Женские бани

Они говорили: «Бани, любовь и вино – до старости жили мы вместе». Нечто вроде популярной пословицы: «Воздух, баня и вино – всё на радость нам дано». Известно, что уже Гомер описал посещение Одиссеем банных чертогов Цирцеи. Ратовал за развитие общественных бань и Платон. Гиппократ сравнивал бани с курортом, справедливо считая их местом наивысшего наслаждения тела и духа. Особенно преуспели в литургии тела и духа римляне. Бирт отмечал пристрастие римлян к баням: «Это было доведенное до крайности, утонченное наслаждение чистотой, к которому не может хотя бы отчасти приблизиться наше время».

П. Рубенс. Союз Земли и Воды

Выстроенные в центре Рима, посреди Марсова поля, бани были отделаны дорогим египетским мрамором. Стены украшены веселыми сценами и стихами нескучного содержания… В тексте «Бани, любовь и вино – до старости жили мы вместе» автор поставил слово «бани» впереди по требованию гексаметра. Но и по своему значению они занимали первое место в жизни древнего римлянина. Ежедневное посещение бани вошло в обычай с I в. н. э. Это предписывалось и требованиями гигиены. На юге ойкумены, где жаркое солнце вызывало обильный пот, особенно в городах, где большая теснота и скученность, бани – не роскошь, а необходимость. Довольно часто вместе мылись мужчины, женщины и дети.
Порой посещение бань разными полами как?то упорядочивалось (женщины – в первую половину, мужчины – во вторую половину дня). Были любительницы?женщины, которые предпочитали мыться с мужчинами, о чем пишет Марциал (мылись «вместе с юношами и стариками»). Такие эмансипированные дамы то и дело мелькают на страницах произведений Марциала и Ювенала. Даже Плиний восклицал, взывая к тени Фабриция: «О, если бы он увидел… женщин, которые моются вместе с мужчинами!» Чтобы не было места соблазну и разврату при посещении бань, император Адриан установил «раздельное мытье для мужчин и женщин». Но порочная натура человека известна. Все вскоре забыли о запрете. Запретный плод особенно сладок. Марку Аврелию пришлось снова «воспретить совместное мытье». Но Гелиогабал не только вновь разрешил его, но сам всегда мылся вместе с женщинами. Александр Север вновь запретил смешанные бани. Так что борьба «моралистов» и «нудистов» шла в Риме с переменным успехом.

Римские амулеты?фасцинумы из Геркуланума

Помимо прочего, по воззрениям тогдашней медицины, бани принадлежали к числу действенных врачебных средств, и при лечении некоторых болезней без них нельзя было обойтись. В Древнем Египте и Древней Греции были известны и широко использовались в медицинских и терапевтических целях 14 видов вод (пресная, морская, минеральная, кислая, щелочная), и каждую применяли для лечения разных видов заболеваний. Так, императора Августа его личный врач, Антоний Муза, лечил от неврастении и ожирения специальными ваннами, а для укрепления здоровья рекомендовал пить специальные целебные воды. Говорят, он даже спас от алкоголизма великого Горация, давая ему пить морскую воду.

Мозаика терм Каракаллы

В Риме с 1,3?миллионным населением уже во времена Августа насчитывалось 865 общественных и 800 частных бань. Общественные термы (их создатель – Меценат) работали днем и ночью, и плата за вход была невысока. Народ по достоинству оценил эти «телесные чистилища». На одной из плит терм кто?то нацарапал игральную доску, а в ее клетки вписал такую вот «формулу жизни»: надо «охотиться, мыться, играть (в кости), смеяться – это вот жизнь». Каждый отделывал свою баню по своему вкусу. Богачи превращали бани в подлинные произведения искусств: декорировали бани колоннами и статуями, устраивали искусственные водопады, инкрустировали, облицовывали мрамором, заказывая дорогую мозаику для пола («мы дошли до такой прихоти, что желаем ступать только по драгоценным камням»). Наибольшей роскошью отличались, конечно, императорские бани. Первые термы в Риме выстроил Агриппа. Он завещал их в бесплатное пользование римскому населению. Рядом с ними на Марсовом Поле построил термы Нерон. Недалеко от них находились термы Тита и Траяновы термы. Были еще и термы Каракаллы, лучше всего сохранившиеся, занимавшие площадь около 50 га, включавшие огромный плавательный бассейн, галереи с различными типами ванн, двор для занятий спортом. В банях могли принимать водные и парные процедуры одновременно 1800 человек. Термы Каракаллы, где была еще и библиотека, считались достопримечательностью Рима V в. н. э.

Победа венчает Каракаллу

Еще более грандиозным сооружением считались термы Диоклетиана. Помимо огромного бассейна и 3 тысяч ванн, в которых одновременно могли находиться до 3600 человек, тут были прекрасные сады и библиотека. Бани работали таким образом: внутри стен и под полом по медным трубам циркулировала горячая вода, нужную температуру поддерживали с помощью громадной печи, которую топили сотни рабов. Сток воды осуществлялся по специальным серебряным желобам, так как серебро обладало обеззараживающим свойством. Термы стали любимым местом времяпровождения граждан Рима: здесь слушали музыкантов и ораторов, восхищались гимнастами, поэтами, торговали, вкушали напитки и яства, занимались спортом. Для любителей книг тут имелись библиотеки. Поэт Марциал, перечисляя то, чем, на его взгляд, особенно привлекательна и хороша жизнь, называет наряду с любимыми избранными книгами и римскую баню. Говоря иначе, римские бани представляли собой одновременно театр, стадион, оздоровительно?культурный центр, концертный зал и политический форум. Рим имел особый вкус к строительству. Относительно строек Домициана Плутарх говорил: стоит взглянуть на колоннаду его дворца, на одну из бань или на покои любовницы, как хочется воскликнуть в адрес создателя: «Тебя нельзя назвать ни благочестивым, ни честолюбивым – ты болен: у тебя есть страсть строиться; как и известный Мидас, ты хочешь превращать все в золото и мрамор». Похвальное качество – превращать все, что можно, в красивые и полезные сооружения…
К слову сказать, и наши далекие предки очень уважали бани… По словам того же Геродота, у скифов уже существовали прообразы бань (обтянутая войлоком юрта, в которой стоял чан с горячей водой, куда бросали раскаленные камни). На камни сыпали семена конопли. И поднимался такой сильный и духовитый пар, какого, по мнению Геродота, «…никогда не бывало в греческой паровой бане». Мифы и летописи древних славян говорят, что боги черпают свою силу в бане. Даже происхождение человека, по мнению первых русичей, тесно связано с баней. Русские строили бани по приницпу древнегреческих, с соблюдением принятых в Греции лечебных процедур. Такие бани назывались заведениями «для немогущих». Это отражено и в Уставе великого князя Владимира в 966 г. Хотя русские, в силу мест их обитания, создавали бани как «дома из дерева».

Термы (реставрация по Виоле де Дюк)

Мраморные и каменные бани появились у нас довольно поздно. Как известно, приехавший в Россию шотландский архитектор Чарлз Камерон (1743–1811) тут выстроил не только Павловск, Адмиралтейство, царскосельские залы, но и создал знаменитые «Термы римлян». Он более всего другого гордился термами в Царском Селе, которые считал самым дивным своим произведением. В них он воплотил всё, чем восхищался в молодые годы, производя раскопки древних терм в Риме. В так называемых агатовых комнатах он поместил на первом этаже Царскосельских терм теплые и холодные ванные помещения с комнатами для отдыха и массажа, на втором этаже – залы для занятий и бесед и библиотеку для отдыха интеллектуалов. Агатовые комнаты соединил с дворцом висячим садом, разросшимся до высоты второго этажа. К его саду примыкала большая галерея, названная позднее имемем Камерона (с нее удобно смотреть на иллюминации, гуляния в парке и на озере). С галереи вниз шла лестница с пологим пандусом.
По мере роста богатств менялись постройки, принадлежавшие состоятельным римлянам. Так, восхищаясь простотой бани Сципиона, Сенека писал о термах: «Человек сочтет себя жалким бедняком, если по стенам его бани не вставлены сверкающие большие круги драгоценного мрамора, если александрийский мрамор не отделан инкрустацией из нумидийского, если бассейны, куда мы опускаем наше тело, выпаренное обильным потением, не выложены фасосским мрамором, который раньше был редкостью в храме, если вода льется не из серебряных храмов! Теперь назовут берлогой баню, где солнце не льется круглый день через широчайшие окна, где нельзя одновременно мыться и загорать, где из ванны нельзя глядеть на поля и на море». Так изменился Рим.

А. Левшин. Общественные бани в разрезе

Учитывая всевозраставшую необходимость жителей Рима и империи в воде, всюду создавались каналы, шлюзы, резервуары для регулировки, хранения вод, длинные и мощные акведуки, по которым вода с гор доставлялась в населенные пункты. «Акведуки – главное свидетельство величия Римской империи», – заявил сенатор Юлий Фронтин, заведовавший водоснабжением Рима в начале II в. н. э. И в самом деле, иные из них представляли собой шедевры архитектурной и инженерной мысли. Это и акведук Марция длиной в 90 км; и акведук Клавдия длиной в 30 км, имевший мосты и тоннели, и знаменитый акведук через реку Гард на юге Франции (Пон?дю?Гард) для г. Ним, в виде трехъярусной аркады высотой 49 м, длиной 50 км (вода в этот галльский город доставлялась по водопроводным трубам протяженностью до 30 км). Как?то об акведуке Клавдия римский ученый Плиний Старший сказал: «Ничего более удивительного не было на всем земном шаре». Открыт был в Риме и новый водопровод Aqua Virgo, созданный Агриппой. Все в один голос сочли его замечательным вкладом в деле обустройства Вечного города. Первый акведук появился в Риме еще в IV в. до н. э., а к III в. н. э. миллионный Рим снабжали водой уже 11 прекрасных акведуков. Все тот же Фронтин, оценивая их значимость, справедливо заметил, что «нельзя сравнивать их каменные громады с бесполезными пирамидами Египта или с самыми прославленными, но праздными сооружениями греков».

Акведук через реку Гард

В Риме и в других городах Италии, как показывают развалины, найденные в Тимгаде, имелись весьма удобные и даже комфортабельные уборные. Город, в котором нет приличных уборных (таково наше твердое убеждение), не может содержать в чистоте и здравии не только тело, но и душу… Один автор писал: «На улице, расположенной недалеко от форума, следовательно, в центре города, где происходило наиболее оживленное движение, устроено отхожее место на 24 человека. У входа – маленькая прихожая, в которой находился, вероятно, раб, взимавший с посетителей небольшую плату. Сиденья не отделены друг от друга перегородками; зато устроены необходимые приспособления для спускания воды, а сиденья снабжены спинками, украшенными резными дельфинами».

Термы Адриана в Лептис Магна. Ливия

Надо сказать, не только в Риме создавались прекрасные сооружения. Всюду, где римляне обосновывались достаточно прочно, они строили новые города, а мелкие поселения превращали в городские населенные пункты. При Августе и его ближайших преемниках в первую половину I в. н. э. основаны были в Галлии такие города, как Немаус (Ним), Виенна (Вьенн), Карпентрис (Карпентер), Толоза (Тулуза), Авеннио (Афиньон). Для расселения военных ветеранов была заложена колония Августа Винделикорум (ныне Аусбург в верховьях Дуная). Рим укрепил город Тауринор (Турин). Прокладывались всюду дороги, ставили миллиарии (верстовые столбы). При Августе была организована императорская почта, доставлявшая госдепеши с необычной для того времени скоростью.

Указательный столб Империи

В провинциях произвели перепись населения, установили имущественный ценз, организовывали муниципальное управление. Возникали и профессиональные корпорации ремесленников и предпринимателей, поощрялась торговля. Города имели свои собрания, свои праздники. Велось активное строительство жилых кварталов и общественных зданий (амфитеатров, храмов, акведуков, терм). Так, к примеру, стоит отметить, что если по всей Италии насчитывалось тогда около ста зрелищных сооружений, то только в галльских городах в течение I–III вв. н. э. появилось около ста пятидесяти великолепных строений… Среди них такие как: знаменитый акведук через реку Гард, мост в виде трехъярусной аркады, через который были проложены трубы водопровода длиной в 30 км; амфитеатр в г. Ниме на 25 000 зрителей, позднее расширенный и перестроенный; арка в Карпентрисе, театр в Араузио, храм в Вьенне и т. п. В развалинах Нима найдены скульптуры греческой и римской работы, в том числе и колоссальная голова императора Тиберия. Влияние Рима ощущается в хозяйственном строительстве повсюду. Местные архитекторы перестраивают города по римским канонам – в Иерусалиме при Ироде, в Кесарии и в Иерихоне и т. п. Главные улицы ряда городов украшаются весьма схожими колоннадами. Бани входят в планировку практически и всех городов Греции. В «Жизнеописании Аполлония Тианского» сказано, что эфесцы очень гордились роскошью своих бань; в Магнесии на Меандре доходы с бань шли в пользу местной герусии (II в.); в Милете пользовались немалой известностью бани Фаустины; о банях в Прусе упоминал Дион Хрисостом. Историк Плиний писал императору Траяну: «У жителей Прусы, владыка, баня старая и грязная. Они сочли бы благом постройку новой. Мне кажется, ты можешь снизойти к их желаниям. Деньги на постройку будут: это, во?первых, суммы, которые я уже начал возвращать и требовать от частных лиц, а затем они сами готовы внести на сооружение бани то, что обычно тратят на масло. Постройки этой требуют и достоинство города, и великолепие твоего времени». На это Траян так отвечал Плинию: «Если возведение новой бани жителям Прусы по силам, то мы можем снизойти к их желанию, лишь бы для этого не надо было новых обложений и не уменьшились средства на будущие необходимые расходы». Причем часто бани соединяли с любимыми греками гимнасиями. В таком огромном эфесском гимнасии, занимавшем почти восьмую часть площади города, термы примыкали к палестре. Тут же был зал императорского культа. Такое соединение греческих гимнасий и римских бань отмечено в Сардах, Траллах, во многих городах. Так, бани?гимнасии получили широкое распространение и в других провинциях Востока (Египет). Римскими по духу стали и увеселения. По примеру римлян греки строят амфитеатры, где идут гладиаторские бои или травли диких зверей (вместо греческих трагедий).

Подъемный кран. II в. н.э.

Римляне старались, где можно, установить и поддержать приличные отношения с народами. Регионы Азии, Причерноморья усваивали греко?римскую культуру и сами вносили в нее вклад. Так, в Смирне и Эфесе возникли музеи, ставшие очагами культуры, медицинские школы Пергама и Эфеса пользовались мировой славой. В Гераклее Понтийской, что была тесно связана с центром, Херсонесом Таврическим и другими городами Северного Причерноморья, они расширили порт и даже, видимо, построили маяк. Везде велось интенсивное строительство дорог. На первых порах римляне в Понте опирались на местных династов или на храмы, но с течением времени римляне взяли бразды правления в свои руки, к середине I в. н. э. почти повсеместно отказались от услуг власти местных правителей. Однако некоторые сдвиги в строительстве, культуре, медицине сопровождались, конечно же, значительным ростом эксплуатации и гнета масс. Разумеется, все эти строения возводились прежде всего за счет жителей тех регионов. Все провинции облагались большими налогами и вынуждены были терпеть всевозможные поборы Рима. Немалая часть побежденных продавалась в рабство, а лучшие земли провинций конфисковались в пользу императора, его приближенных, его семьи, его полководцев и солдат. Об этом нельзя забывать.
Примеров тому немало. Вот, скажем, в Прусе городская беднота, возмущенная дороговизной хлеба, вдобавок еще и взвинченной спекулянтами, выступила против богачей, пыталась поджечь дом Диона, а его самого побить камнями. То же видим и в других провинциях. В Ликии и Памфилии устанавливались столь тяжкие налоги, что пришлось даже учреждать особый фонд помощи беднякам.

Портик биржи Евмахии

Даже в тех случаях, когда римляне были вынуждены действовать уступками и миром, вестготы, остготы, бургунды получали землю скорее как дар или дань. Да, это сделало иных помещиками, но это не принесло ожидаемых результатов. Дельбрюк пишет: «Дело заключалось в том, чтобы приспособить германский быт к условиям римской культурной жизни. Это было совершенно невозможно, чтобы дикие воины продолжали свой прежний образ жизни среди римлян… Крупные римские помещики, которые до этого времени содержали варварских наемников, платя огромные натуральные повинности и подати, и которые все же при возникновении спора должны были быть готовы к тому, чтобы их поместье было самым безжалостным образом разграблено этими же самыми наемниками, освободились от части этих тягот посредством уступки земли. Германцы разделились на сравнительно сильные отряды соответственно числу крупных земельных поместий. Каждый их предводитель завладел половиной дома, двора, сада, виноградника, леса и двумя третями пахотной земли с находящимися на ней дворами колонов. В пустые дворы или в те, которые для этой цели были освобождены, он посадил своих товарищей по роду или своих подданных с их семьями, и эти люди должны были хозяйничать на этих дворах так, как они это умели или насколько их к этому побуждало их прилежание. Но своим основным призванием они все же по?прежнему считали военное дело и в большинстве случаев надеялись на то, что именно оно их прокормит». Те, кто привык жить войной и всерьез не занимался земледелием, вряд ли будет готов в скором времени перековать мечи на орала. Да и соблазны богатств, нажитых быстрым и скорым насильственным путем, губят нации скорее, чем катастрофы.

Вид Эфеса (реставрация)

Впрочем, некоторые императоры действительно внесли огромнейший вклад в процветание провинций и регионов, откуда они были родом или же к которым особо благоволили. Повезло Финикии, которую римляне, не любившие евреев, привечали, возможно, потому, что финикийские города поддерживали их во время войн с Иудеей, Персией, Сасанидской Персией и Пальмирой. Это было почти шесть веков благоденствия и процветания. Вот уж для кого Pax Romana был периодом «всеобщего счастья». Ряд финикийских городов был освобожден от налогов, граждане их пользовались и другими привилегиями. Как писал Квинт Курций Руф, говоря о городе Тире, «под охраной римского гуманного владычества он (Тир) пользуется продолжительным миром, содействующим всеобщему процветанию». По всей Италии финикийские купцы открывали свои конторы. В Риме возник финикийский квартал, крупные поселения финикийцев возникли в Остии, Неаполе, Мизенах. Император Адриан проявлял похвальную и удивительную рачительность, объявив все ценнейшие и высокогорные леса государственной собственностью. Он обнес границы заповедника наскальными надписями и стелами. К сожалению, столь же разумного и давно уж назревшего решения никак не могут принять современные вожди России – сохранить леса.

Дворец Диоклетиана

В Ливане и сейчас можно видеть более ста римских надписей, запрещающих рубку деревьев в здешних лесах. После прихода к власти императора уроженца Африки, Септимия Севера, родом из древней финикийской колонии Лептис в Северной Африке, в Римской империи получили широкое распространение финикийские боги. Тогда на историческую родину императоров, в Финикию, устремлялись многие римляне. Во время гражданской войны Септимий Север был в Сирии и ощутил поддержку со стороны Тира. После победы Септимий Север пожаловал Тиру право римской провинции. Там строились дома, а затем воздвигли один из крупнейших в мире ипподромов (480 м длина, 92 м ширина). Другой император династии Северов – Элагабал (218–222) – поддерживал культ Баала. Он был жрецом бога вплоть до провозглашения императором и носил его имя. Затем бог финикийцев Баал стал и высшим божеством империи. Евтропий недовольно сказал, что он «опорочил себя всяческими мерзостями». Финикия росла и хорошела. Свет имперской благодати падал и на новые города. Так вот поднялся Берут (нынешний Бейрут), где в 15 г. до н. э. Марк Агриппа, зять императора Августа, поселил ветеранов пятого и седьмого римских легионов.
К замечательным творениям римских зодчих отнесем и дворец Диоклетиана – великолепный памятник древнеримского искусства. В 284 г. н. э. Диоклетиан встал во главе римского государства. Это был последний правитель единого Рима… Огромность империи и возникшие проблемы с управлением территориями вынудят его поделить империю, западная часть которой будет отдана соправителю, Максимилиану. Сам же он стал управлять восточной частью (будущей Византией). Граница двух империй прошла тогда как раз по территории нынешней Далмации и Хорватии, где и расположен на побережье Адриатического моря Сплит (тогда этот город назывался Салона и тут, согласно преданию, родился Диоклетиан).

Триумфальная арка

Он построил дворец?крепость, которая и стала его резиденцией. Византийский император Константин Багрянородный писал: «Император Диоклетиан основал город Аспалат и построил в нем дворец, превышающий всякое описание, которого остатки носят следы древнего величия, хотя они уже почти стерты веками». Это сказано в X в., а в XIX в. русский ученый и путешественник Е. Ковалевский писал: «Дворец императора Диоклетиана – увы, обезображенный, застроенный и заслоненный, все еще поражал воображение воспоминанием прежнего величия». Немецкий архитектор Г. Неман в начале XX в. произвел детальные обмеры и исследования памятника, а в 1910 г. он же сделал хорошую реконструкцию фасада дворца, Перистиля и других частей дворцового комплекса. Впоследствии другие архитекторы дополнят реконструкцию. Дворец был грандиозным сооружением площадью более 30 тысяч квадратных метров. Он располагался на самом берегу бухты, так что южная стена поднималась из воды на высоту 25 метров (северная – 18 метров). «Можно себе представить, – пишут наши искусствоведы, авторы труда о Сплите и Дубровнике, – какой вид открывался на императорскую резиденцию со стороны моря. Огромный дворец из белоснежного камня с легкими красными и голубыми прожилками сверкал на солнце, как сказочное чудо, поднимаясь из мор?ских глубин. В настоящее время камень изменил свой цвет, века наложили патину на стены дворца, и они уже не поражают искрящейся белизной только что отшлифованного блока». От тех времен до нас дошел Перистиль, огромный прямоугольный зал (24 ґ 13,4 м) под открытым небом, расположенный между Мавзолеем и храмом Юпитера. В Средние века храм Юпитера стал баптистерием, крещальней Иоанна Крестителя – уже в XX в. тут установлена бронзовая золоченая фигура Иоанна работы крупнейшего скульптора Югославии Ивана Мештровича. В настоящее время на территории дворца Диоклетиана в Сплите разбросаны сотни древних построек, возраст которых насчитывает 500–600–700–800 лет. Иные из них – подлинные шедевры архитектуры.

Триумфальная арка императора Тита

Всевозможные дворцы, арки, башни, колонны строились всюду. Прославлению власти Рима служили многочисленные арки и рельефы, возводившиеся по всему миру, там, где только ступала нога римлянина, где он смог обрести господство. Рельефы на триумфальных арках рассказывают о событиях, связанных с тем, как совершалось покорение народов. Если верить историкам, впервые сцены, изображавшие битвы римлян, воины пронесли в год триумфального шествия полководца Папирия Куроса, покорившего самнитов (272 г. до н. э.). Сцены побед над пунийцами заказал Тиберий Гракх после редкой победы над ними в 214 г. до н. э. Картина не только прославляла победу его отца, но и в тяжелое для Рима время поднимала дух квиритов. Тогда всем казалось, что победа Ганнибала над Римом близка. Во время триумфа Сципиона Африканского демонстрировали картину, на которой изображался его успех при Заме (201 г. до н. э.). Во время галльского триумфа Юлия Цезаря участники шествия несли изображения разрушенных городов противника и сцены смерти галльских вождей. То же делалось в честь Помпея, в 61 г. до






Дата добавления: 2016-07-29; просмотров: 882; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2018 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.015 сек.