Промышленный переворот в России

 

Утверждение в ряде европейских стран и США так называемого индустриального общества явилось следствием промышленного переворота, который рассматривается историками и экономистами как закономерное историческое явление, важный этап в развитии капитализма. Первоначально под промышленным переворотом понималась серия технических изобретений конца ХVIII – начала ХIХ в., преобразовавших производство. Речь идет о подготовленном научно-техническим прогрессом переходе от мануфактуры к фабрике (заводу). В современной научной литературе обращается внимание на отдельные стороны этого феномена, промышленным переворотом называется система экономических, технико-технологических и социально-политических изменений, обеспечивающих переход от основанного на ручном труде мануфактурного производства к машинному производству. Началом промышленного переворота является изобретение и применение рабочих машин, а его завершением — производство машин машинами. Сторонники формационного подхода подчеркивают, что в итоге промышленного переворота происходит окончательная победа капиталистического способа производства над феодальным. Промышленный переворот предполагает не только технические изменения – вытеснение ручного труда машинным, переход от мануфактуры к фабрике, но и социальные трансформации – формирование промышленной буржуазии и промышленного пролетариата.

Родиной промышленного переворота стала Англия. Академик С.Г.Струмилин писал: «Промышленный переворот в Англии открыл собой новый этап в развитии мирового капитализма». Говоря о технической стороне промышленного переворота, следует подчеркнуть, что толчком к промышленному перевороту в Англии стало изобретение паровой машины и машин для обработки хлопка во второй половине ХVIII в., что снизило стоимость тканей. В результате трех изобретений (Харгревса, Хайса и Кромптона) в 60—70-х гг. ХVIII в. была создана прядильная машина, повысившая производительность труда прядильщиков, в 80-х гг. ХVIII в. был изобретен ткацкий станок Картрайта, что привело к росту производительности труда ткачей в 40 раз. Широкое распространение получила прядильная машина «Дженни» Дж. Харгревса, построенная в 1768 г. К 1787 в английской промышленности использовалось уже свыше 20 тыс. таких машин. Применение к изобретенным машинам универсального парового двигателя Дж. Уатта, сконструированного в 1782 г., стало главным признаком промышленного переворота в текстильной промышленности. С конца 90-х гг. ХVIII в. в английской промышленности этот запатентованный в 1784 г. паровой двигатель «двойного действия» получил широкое использование. К 1810 г. в Великобритании насчитывалось уже приблизительно 5 тыс. паровых машин. Справедливости ради следует отметить, что первую паровую машину создал русский изобретатель И.И.Ползунов в 1763 г., однако, это изобретению не привело тогда к промышленному перевороту в России. В металлургии промышленный переворот ознаменовался изменением технологии, позволяющей удешевить выпуск продукции. Так, в Англии произошел переход от древесного угля к каменному благодаря открытому в 30-х годах XVIII в. Дерби способа выплавки чугуна на каменном угле. В 80-х гг. этого века другой английский металлург Корт нашел способ переплавки этого чугуна на железо также па каменном угле (пудлингование). Английская металлургия быстро вышла на первое место в мире. Превращение Англии в индустриальную державу обеспечили ей преобладание в мировой экономике. К концу 60-х гг. Англия добывала угля в 5 раз больше, чем Германия, в 4 раза больше, чем США, выплавка чугуна составляла половину мирового производства. “Наставница европейских народов в промышленности”, “мастерская мира”, Англия явилась страной, подражая и заимствуя опыт которой на путь промышленного переворота вставали другие государства - к 1870 г. индустриальным переворотом были охвачены экономики Франции, Бельгии, США, Германии, России, Австро-Венгрии, Японии. В дальнейшем наблюдался общий рост английской промышленности, однако ее доля в мировом производстве уменьшалось. Если в 1870 г. промышленное производство Англии достигало 32%, США – 23%, Германии – 13%, то в 1900 г. доля Англии составляла 22%, США – 31%, Германии – 16%.

В европейских странах и США происходили важные научные открытия, наблюдались инновации в технике и технологиях, имевшие исключительное значение в производстве и сфере транспорта: изобретение парохода Фултоном, паровоз С.Стефенсона, что повлекло развитие парового железнодорожного транспорта; созданы предпосылки для применения электричества в промышленности, в передаче на расстояние буквенно-цифровых сообщений телеграфной связи, для освещения помещений, улиц (дуговое освещение, лампа накаливания), на транспорте (трамвай), в быту. С начала ХIХ в. наладилось использование в машиностроении токарных станков, гидравлических прессов, механических молотов. В 1856 г. английский инженер Г.Бессемер зарегистрировал патент на конвертер для передела жидкого чугуна в сталь продувкой воздухом без расхода горючего, который стал основой т. н. бессемеровского процесса. Его метод был дешевле пудлингования. В 1864 г. была изобретена печь с открытым очагом Сименса-Мартена. Сталь благодаря этим изобретениям стала дешевой и широко доступной.

В эпоху промышленного переворота популярными стали различные теории экономического либерализма (учения Адама Смита, Давида Рикардо, Иеремии Бентама). В основе либеральных экономических доктрин лежали представления о частной собственности, ограниченному вмешательству государства в экономическую жизнь, саморегулировании экономики, основанной на свободном договоре, свободной торговле, частном предпринимательстве и свободной конкуренции. Экономический либерализм оказался оправданным.

Помимо технической и экономической сторон промышленный переворот имел социальную сторону, связанную с усилением процесса урбанизации. Другим социальным последствием промышленного переворота было формирование буржуазии и пролетариата. Буржуазия в Англии, которая к середине ХIХ в. составляла 8,1% от общей численности населения, заняла лидирующие позиции в экономической жизни. Со временем мелкая и средняя буржуазия разорялась, решающую роль начала играть крупная буржуазия (крупные фабриканты и заводчики, торговцы и банкиры). С ростом производства увеличилась численность рабочих. К 70-м годам ХIХ века в Англии она достигла 4,8 млн. человек. В целом, в середине XIX века в мире насчитывалось 10 млн. рабочих: в Англии – 4,1 млн. (1851), во Франции – 2,5 млн. (1848), в США – 1,4 млн. (1850), в Германии – 0,9 млн. (1850). К 70-м гг. ХIХ в. в трех крупнейших промышленно развитых странах (Англия, Франция и США) численность индустриальных рабочих составляла 12-13 млн. Из общего числа рабочих почти половина приходилась на Англию. К концу XIX в. по численности рабочего класса первое место заняли США, где насчитывалось 10,4 млн. промышленных рабочих. Если в 70-80-х гг. XIX в. наиболее многочисленным отрядом промышленных рабочих были рабочие текстильной промышленности, то к началу XX в. машиностроители, металлурги и железнодорожники превратились в наиболее многочисленный отряд рабочего класса. Горькой была жизнь рабочего класса, лишенного собственности на средства производства, источником существования которого являлась продажа рабочей силы, целого класса, обреченного на политическое бесправие, изнурительный труд, жизнь в трущобах, голод, низкую заработную плату. Тяжелое положение рабочих становилось катастрофическим в период экономических кризисов. Эрик Хобсбаум в этой связи пишет: «Если можно одним словом сформулировать, что определяло жизнь рабочего в ХIХ веке, этим словом будет «нестабильность». Задавая вопрос, можно ли говорить о рабочих как об однородной массе или вообще о классе, исследователь отвечает, что объединяющим фактором была даже не нищета, а «одинаковое восприятие ручного труда и эксплуатации, а также общая судьба всех, чья жизнь зависит от зарплаты», «их объединяла все более разраставшаяся пропасть между ними и классом буржуа, чье благосостояние увеличивалось, в то время, как их жизнь оставалась все такой же нестабильной». Такое отношение поднимало волну негодования, находились активные лидеры рабочего класса, которые ломали стереотип послушания и поднимали забастовки. Силовое подавление забастовок преследовало цель обезглавить низшие классы.

Впрочем, Э.Хобсбаум отмечает, что в мире буржуа ситуация тоже отличалась нестабильностью: «Они находились в постоянном состоянии войны, на которой могли пасть жертвой конкуренции, обмана или экономического спада». И все же нечто единое представлял собой и класс буржуазии, «буржуазная семья», внутри которой вращались отдельные ее члены – Ротшильды, Круппы, Форсайты. Социальная и экономическая история XIX века была историей этих предпринимательских династий. С экономической точки зрения существенная часть буржуазии представляла собой предпринимателей. В Германии их называли грюндерами. Многие из них занимались политикой. Так, во второй половине XIX века от 25 до 40 % членов швейцарского Федерального Совета являлись предпринимателями и рантье. Одной из главных отличительных черт буржуазии было то, что этот класс общества объединял только влиятельных людей, чего-то добившиеся в жизни, чье влияние объяснялось благосостоянием. Буржуазия третьей четверти XIX века была «либеральной» по идеологии, верила в капитализм, конкуренцию частных предприятий, в технологии, науку и разум, прогресс, представительное правительство, гражданские права и свободу, но только так, чтобы при этом сохранялся порядок, державший бедняков на своих местах. Быть буржуа означало не просто быть исключительным, но и проявлять превосходство. Буржуа был не просто независимой личностью, человеком, которому никто (кроме государства и Бога) не мог показывать, он был не просто служащим, предпринимателем или капиталистом, он был «хозяином», «господином». Своим успехом человек был обязан собственным заслугам, неудачи объяснялись нехваткой подобных заслуг. У истоков предпринимательства преимущественно стояли люди «практического ума». Следует отметить, что это было время, о котором писатель С. Смайлз писал: «Опыт, получаемый человеком из книг, хотя и важен, но по природе своей носит характер заученности, а опыт, полученный из жизни – это и есть мудрость. Недостаток последнего неизмеримо более тяжел, чем большой запас первого».

В дальнейшем же буржуазное общество превращалось в общество самоуверенных индивидов, гордящихся своими достижениями. Образованные люди не просто гордились своей наукой, но готовились к тому, чтобы подчинить науке все остальные формы интеллектуальной деятельности человека. Концепция прогресса была ведущей концепцией эпохи.

В России зачатки машинной индустрии появились в начале ХIХ в., еще при господстве мануфактуры. Несмотря на потенциальные возможности (наличие живой самостоятельной, творческой технической мысли – достаточно вспомнить имена Кулибина и Ползунова; богатство рабочей силы и природных ресурсов), в России существовал сильнейший тормоз, которым являлось крепостное право (узость рынка сбыта, потребность в свободном труде и низкий уровень культуры населения в целом). Первый машиностроительный завод Карда Берда возник в России в 1792 г., но паровая машина была установлена на нем не раньше 1795 г. Первая механическая бумагопрядильная фабрика в России возникла около 1800 г., а паровой машиной оборудована не ранее 1805 г. Однако дальнейший ход машинизации в России оказался крайне медленным. Лишь с 30-х гг. ХIХ в. механическое бумагопрядение в России сделало скачок вперед, достигнув подъема в 40-х гг. ХIХ века. Эта передовая отрасль даже в России базировалась на вольнонаемном труде. Отставало в России в темпах своего развития от западных стран и в области бумаготкачества. В 1848 г. в России насчитывалось не менее двух десятков механических заводов, а к 1861 г. их число доходило уже до сотни. Кроме того, Россия активно ввозила машины из-за границы.

Относительно датировки промышленного переворота в России нет абсолютного согласия. По мнению С.Г.Струмилина хронологические рамки промышленного переворота в Англии охватывают период 1770-1800 гг., а в России – 1830-1860 гг. Ученый выделяет два этапа в ходе промышленного переворота в России: 1) с 1800 г. до 1830 г. – период спорадического возникновения фабрик и господства мануфактуры; 2) с 1830-х гг. до начала 60-х гг. ХIХ в., отличающийся борьбой фабрики с мануфактурой (до 1845 г. фабрика еще не достигает перевеса над мануфактурой, а после 1845 г. фабричная продукция начинает уже вытеснять продукцию мануфактур с рынка). По мнению отдельных историков экономики, промышленной переворот в России начался в последнее пятилетие перед реформой 1861 года. А завершился он к середине 80-х гг. ХIХ века. В последующие десятилетия, по его представлениям, капиталистическая индустриализация страны продолжалась, и даже еще в более значительных размерах, но, развитие шло по пути, определившемуся в 1850-1880-е гг., и потому не имело того решающего значения, как в период промышленного переворота. О времени завершения промышленного переворота в историографии продолжаются дискуссии, противопоставляются две даты – рубеж 70-80-х годов и середина 90-х годов ХIХ в. Сторонники первой даты объясняют ее высоким удельным весом фабричного производства продукции шести ведущих отраслей обрабатывающей промышленности (преимущественно легкой и пищевой), превышающим 50% общего объема продукции. Тезис о завершении промышленного переворота в 90-х гг. ХIХ в. был сформулирован уральским исследователем Б.Л.Цыпиным. Он был обоснован «наиболее существенным и важным моментом в социальной стороне промышленного переворота, чем является процесс окончательного складывания пролетариата как самостоятельного класса буржуазного общества». А.М.Соловьева, автор монографии «Промышленная революция в России в ХIХ в.», выделяет длительный подготовительный период перехода от мануфактуры к фабрике в дореформенной России, связанный с созданием внутреннего капиталистического рынка, первоначальным накоплением капитала, появлением массы экспроприированных людей, широким развитием мануфактуры с высокой степенью общественного разделения труда и контингентом квалифицированных рабочих. Все эти факторы, по мнению автора, создали предпосылки для внедрения машинного производства в ведущих отраслях промышленности (начиная с 50-х гг. ХIХ в. было типично массовое внедрение машинной техники в текстильной промышленности, в частности) и транспорта. А.М.Соловьева датирует промышленный переворот 50-90-ми гг. ХIХ века. и выделяет в нем два этапа: 1) особенностью первого экстенсивного этапа промышленной революции (60-70-е гг.) являлось длительное существование крупной фабричной индустрии с предприятиями переходного типа, сочетавшими машинное производство с широким применением дешевого ручного труда, с повсеместным развитием «домашне-капиталистической» (надомной) системы труда как «придатка» фабрики; 2) интенсивный этап развития промышленной революции (80-е гг.) совпал с глубинными сдвигами экономической структуры мирового капитализма, где главенствующую роль завоевала тяжелая индустрия с присущей ей гигантской концентрацией производства и централизацией капитала. Наивысшего развития, по мнению исследователя, промышленная революция в России достигла во время экономического подъема 90-х гг. ХIХ в., с которым связан бурный рост железных дорог и фабричной индустрии на окраинах страны, что свидетельствовало о всероссийском масштабе этого исторического процесса. Дискуссионность проблемы датировки промышленного переворота сохраняет свою актуальность. Преобладающая же часть историков относит его к более позднему времени, чем это сделал С.Г.Струмилин, т.е. к середине ХIХ в.

В суконном и шерстяном производстве в 1860 г. фабрики давали 63% всей продукции, в писчебумажном производстве, производстве фарфора и фаянса – 80%. В сахарной промышленности первый завод с применением паровых машин появился в 1840 г., а через 20 лет на долю таких заводов приходилось уже 85% всей продукции. В 1860 г. фабрики производили 56,8% продукции всей обрабатывающей промышленности. Промышленный переворот ускорил процесс формирования буржуазии и пролетариата. В это время на предприятиях обрабатывающей и горной промышленности работало свыше 800 тыс. рабочих.

Промышленность и торговля в пореформенный период испытали необычайное оживление. Становление и развитие рыночной капиталистической экономики в пореформенной России шло циклически. После реформы 1861 г. промышленность находилась в состоянии застоя. Капитал устремился в сферу обращения (торговля, банки) и на строительство железных дорог, а в конце 1860-х годов начался период учредительской горячки. В 1869 – 1873 гг. возникла 281 акционерная компания с капиталом в 697 млн. руб. Оживилось железнодорожное строительство. Продукция хлопчатобумажной промышленности в 1867 – 1872 гг. увеличилась на 42 %.

Мировой экономический кризис в 1873 г. относительно слабо отразился на России. Однако уже осенью 1875 г. страну охватил кризис перепроизводства, осложненный неурожаями 1875 – 1876 гг. Кризису способствовало перенапряжение российской экономики, вызванное активным строительством фабрик и сооружением новых железных дорог в это время. В период кризиса произошло замедление темпов развития основных отраслей промышленности, и сократились торговые обороты. Следующий подъем 1878 – 1880 гг. оказался кратковременным, уже в 1881 г. уменьшилась выплавка стали, а в 1882 г. кризис стал общим, затронув все отрасли промышленности.

В целом же, несмотря на эту цикличность, фабричная промышленность, которая пользовалась усиленным правительственным покровительством, сделала огромные успехи. Количество фабрик выросло к 1887 г. до 25 865. В целом за период 1854 – 1881 гг. фабрично-заводская промышленность развивалась очень быстро. Число фабрик увеличилось в 2,3 раза, объем их производства – в 6,2, число рабочих – в 1,7 раза. К середине 1890-х гг. число фабрик выросло еще в 1,4 раза, объем производственной продукции и число рабочих – в 1,8.

Характерной чертой рассматриваемого периода стало усиленное сооружение рельсовых путей и улучшение каналов, быстрое расширение железнодорожных и пароходных сообщений, почтовой и телеграфной связи. Это стимулировало торгово-промышленную деятельность и экономическое развитие в целом.

Государственная телеграфная сеть, протяженность которой к началу царствования императора Александра II равнялась всего 2000 верст (2130 км.), к 1880 г. достигла 74863 верст линии (79,7 тыс. км) и 142 584 верст проводов (151,9 тыс. км). Параллельно развивались железнодорожные и частные телеграфные линии.

К началу 1857 г. длина рельсовых путей составляла всего 979 верст (1043 км). Но в результате целенаправленной правительственной политики строительство железных дорог в пореформенной России пошло даже более быстрыми темпами, чем в Англии и Германии. К 1876 г. их сеть составляла более 18000 верст (свыше 19 тыс. км).

В 1870-х годах финансовое положение страны улучшилось. Сокращение расходов на вооружение, быстрое развитие железнодорожной сети и оживление промышленной деятельности способствовали преодолению финансового кризиса. В 1860 г. был учрежден Государственный банк, получивший право выдавать краткосрочные ссуды.

В 1862 г. было утверждено Положение о городских общественных банках, в 1863 г. – устав первого учреждения краткосрочного кредита (Петербургского общества взаимного кредита), а в 1864 г. в Санкт-Петербурге был учрежден первый в России Акционерный коммерческий банк. С 1869 г. началась активная полоса грюндерства в банковском деле. К 1874 г. уже было создано 33 банка. Важным результатом экономического развития пореформенной России была победа капитализма.

Однако неустойчивое еще положение сельского хозяйства, когда даже неурожай одного года провоцировал голод во многих губерниях, и рост налоговой тяжести постоянно препятствовали росту уровня благосостояния народа. В 1889 – 1892 гг. Россия пострадала от неурожаев, и деревенский спрос на промышленные изделия сократился. В 1890 г. возник частичный кризис перепроизводства в отраслях легкой промышленности, связанных с крестьянским рынком. Потребление хлопка упало на 20 %. Снизились цены на нефть. Кризис начала 1890-х гг. сильнее всего отразился на отраслях тяжелой промышленности.

С 1893 г. начался общий подъем, который завершился кризисом 1900 – 1903 гг. Важную роль в промышленном подъеме 1890-х гг. сыграл прилив иностранного капитала. В 1870 г. иностранцам принадлежало только 26,5 млн. руб. акционерного капитала, функционировавшего в России. А в 1900 г. – уже 911 млн. руб. К началу XX в. в их руках находилась половина акционерного капитала, приносившего очень высокие прибыли. О значении последнего десятилетия XIX в. свидетельствует хотя бы один факт — в это время возникли 40 % крупных промышленных предприятий из числа существовавших в 1900 г.

Завершение промышленного переворота в России было очевидным. Внедрение машинной техники приобрело широкий размах. Впереди шла хлопчатобумажная промышленность, фабричная система производства победила и в ткацком деле. В 1860 – 1870-е гг. утвердилось механическое льнопрядение. В сахарной промышленности на смену «огневым» заводам пришли паровые. Полная перестройка произошла в писчебумажном производстве. В металлургии промышленный переворот задерживали элементы докапиталистических социально-экономических укладов, сохранявшиеся, например, на Урале. Однако и на Урале были видны следы промышленного переворота. По данным Д.В.Гаврилова, число мартеновских печей возросло с 12 в 1890 г. до 42 в 1900 году. В 1880 г. в структуре общей мощности энергетического хозяйства уральской горнозаводской промышленности на долю паровых двигателей приходилось 27,4% (на долю водяных – 72,6%), в 1890 г. – 33,4% (на долю водяных – 66,6%), в 1900 г. – 49,8% (на долю водяных – 50,2%). В 1882 г. на паровые машины и водяные турбины приходилось 63 % энергетических мощностей русской металлургии. Развивалось и производство бессемеровской стали, необходимой для изготовления рельсов. Важной составляющей процесса завершения промышленного переворота стало развитие отечественного машиностроения. В 1860 – 1890 гг. число машиностроительных заводов увеличилось с 92 до 338. Главную массу фабричных рабочих составили обезземеленные крестьяне.

За 1860 – 1900 гг. в России добыча угля увеличилась в 53,9 раза, выплавка чугуна – в 8,7, железа и стали в 12,8 раза. Стоимость продукции машиностроения увеличилась в 5,1 раза. В1865 г. нефти было добыто 557 тыс. пудов (8,9 тыс. т.). А в 1900 г. – 633,6 млн. пудов (10,1 млн. т.). Продолжился интенсивный рост и в текстильной промышленности: в 1860 – 1900 гг. стоимость продукции хлопчатобумажного производства увеличилась в 10 раз, переработка хлопка – в 5,7 раза. За 1890 – 1900 гг. добыча каменного угля увеличилась на 271 %, железной руды – на 345, производство железа и стали на 262 %, нефти – на 262, хлопчатобумажная промышленность увеличила переработку хлопка на 94 %. Старая промышленность Урала уступила первенство по объему производства металла южным центрам металлургии. В 1897 г. они дали 40,4 % общеимперской выплавки чугуна.

Главной сферой формирования крупных капиталов была торговля. Ее необычайное расширение ускоряло обогащение купечества. Русская буржуазия устремлялась на окраины, где было еще возможно осуществить первоначальное накопление.

Расслоение крестьянства ускоряло формирование рынка рабочей силы. Отходничество стало массовым. За первое десятилетие после реформы в 50 губерниях было выдано 12,9 млн. паспортов, за второе – 36,9 млн. Аграрное перенаселение и массовая экспроприация крестьянства вызвали огромный приток пролетарского элемента в города.

В сфере железнодорожного строительства самыми крупными начинаниями стали начало строительства Закаспийской железной дороги (1886) и Великого сибирского рельсового пути (1892). В 1868 – 1896 гг. перевозки грузов по железным дорогам увеличились с 439 до 6145 млн. пудов (с 7 млн. до 98 млн. т.). Благодаря этому Средняя Азия стала поставлять для русской промышленности хлопок, Азербайджан – нефть, Грузия – марганцевую руду, Сибирь – хлеб, Казахстан – шерсть, кожи. Всего за период 1885 – 1900 гг. товарооборот внутренней торговли вырос в 2,3 раза – с 5,3 до 12,2 млрд. руб.

В период промышленного переворота Россия находилась под сильным влиянием европейской цивилизации, переживая сходные социально-экономические процессы, усиливалась социально-экономическая интеграция России и Европы, чему способствовало вступление России на путь капитализма. В процессе капитализации российской экономики просматриваются циклы, которые во многом совпадали с ритмом мировых экономических циклов:

1861—1871 гг. — выход из общенационального кризиса, проведение реформ, способствующих новым социально-экономическим отношениям и развитию капитализма;

1872—1882 гг. — начало ускоренной индустриализации (добыча угля за десятилетие увеличи­лась в 3,5 раза, нефти — в 32,8, выплавка стали — в 27 раз, выпуск про­дукции машиностроения — на 62%, протяженность железных дорог — на 62%), происходило утверждение капитализма в виде господствующего экономиче­ского уклада, что сопровождалось подъемом уровня жизни, успехами в развитии науки и образования;

1883—1892 гг. — дальнейшее развитие промышленного производства и транспорта (хотя и более медленными, чем в предыдущем десятиле­тии, темпами: добыча угля за десятилетие возросла на 84%, нефти — в 5,9 раза, выплавка стали — в 2,1 раза, производство машинострои­тельной продукции — всего на 6%, длина железных дорог — на 33%). Вместе с тем, обострялись социальные противоречия, проводились преобразования в русле консервативных начал;

1893—1903 гг. — период ускоренного промышленного подъема. Массовый приток иностранного капитала (по темпам экономического роста Россия обогнала развитые страны). В 90-х годах среднегодовые темпы прироста промышленного производства по 50 гу­берниям Европейской России составили 6,2%, тогда как в Германии — 5,1%, Англии — 1,7%. Период аграрного кризиса (тяжело сказались на сельском хозяйстве неурожаи 1889, 1891 и 1892 гг.), уменьшился вывоз хлеба.

Сравнивая историческое развитие российской и западной цивилизаций, очевидно, что Россия сумела сравнительно быстро продвинуться по пути индуст­риального прогресса,сократив отставание от лидирующих стран (США, Гер­мании, Великобритании). Но слишком большим был первоначальный разрыв. Россия находилась в группе стран среднего уровня развития (Австро-Венгрия, Испания, Япо­ния), лишь в 4 раза превышая уровень Индии. Россия переживала периодичес­кие экономические кризисы, совпадавшие с мировыми.

Во второй половине ХIХ – начале ХХ в. повысилась открытость России Европе и миру в целом. С 1860 по 1901 гг. объем внешней торговли России увеличился в 7,5 раз. В Россию активно устремился иностранный капитал: его доля в общем вложении капитала в 1860 — 1880 гг. составила 47%, а в производствен­ных вложениях — 72%. В процессе капитализации российской экономики импортировались передовые зару­бежные технологии, рыночные механизмы и дух предпринимательства. Значительная часть прибыли вывозилась за рубеж; в целом же активное привлечение иностранного капитала и интернационали­зация российского капитала дали импульс для ускорения индустриализа­ции страны.

Для экономики была характерна многоукладность: крупное капиталистическое производство соседствовало с патриархальным крестьянским и полуфеодальным помещичьим хозяйствами. Наблюдались резкие диспропорции по основным отраслям экономики. Бурный рост промышленности контрастировал с рутинным состоянием сельского хозяйства. Вместе с тем, создавались структуры, типичные для стран с передовой экономикой, увеличивался финансовый капитал, развивалась банковская система, увеличивалось число акционерных обществ, складывался всероссийский рынок.

После отмены крепостного права и превращения России в аграрно-индустриальную страну наблюдались изменения в социальной структуре населения. Росла его численность, увеличивалась доля городского населения, особенно занятого в промышленности, уменьшалась доля сельского населения. Росла численность крестьян в городах. Переходный период исторического развития России во второй половине ХIХ в. и многоукладность экономики обусловливали своеобразие социальной структуры. Сохранилось сословное деление общества, каждое сословие (дворянство, крестьянство, купечество, мещанство, духовенство) обладало четко зафиксированными привилегиями или ограничениями. Происходили изменения в социально-классовой структуре, сопоставимые с социальными процессами в западном обществе. Под воздействием капитализма формировались новые классы капиталистического общества (буржуазия и пролетариат). В социальной структуре переплетались черты старого (сословного) и нового (буржуазного) общественного строя.

Господствующее положение в стране по-прежнему принадлежало дворянам, которое оставалось опорой самодержавия, занимало ключевые позиции в чиновничье-бюрократическом аппарате, армии и общественной жизни. Быстро росла буржуазия, набиравшая экономическую силу. Часть буржуазии вырастала из крестьян, обогатившихся за счет ростовщичества, торговли и отхожих промыслов. Происходила дифференциация крестьянства, выделение зажиточных и разорение других, что являлось результатом проникновения в деревню капиталистических отношений. Положение российского рабочего класса, подверженного жестокой эксплуатации и находящегося в тяжелых условиях труда и быта при отсутствии системы страхования, существенно отличалось от положения западноевропейского.

В конце ХIХ – начале ХХ в. буржуазия постепенно становилась ведущей силой в экономике страны, но в отличие от западноевропейской, которая в результате буржуазных революций пришла к власти, не имела подобного политического веса. Общая численность крупной и средней буржуазии была невелика. В отличие от западных стран в России до 1906 г. не было профессиональных союзов, а политические партии лишь использовали рабочее движение в своих целях.

 

Контрольные вопросы

1. Что такое промышленный переворот?

2. Когда и в каких странах наблюдался промышленный переворот?

3. В какие годы произошел промышленный переворот в России и каковы его особенности?

4. Какие технические изобретения были сделаны в эпоху промышленного переворота?

5. Каковы социально-экономические последствия промышленного переворота в России?

 

Литература

 

Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть ХIХ – 30-е гг. ХХ в.). М, 1994.

Соловьева А.М. Промышленная революция в России в ХIХ в. М., 1990.

Струмилин С.Г. Промышленный переворот в России. М., 1988.

Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. М., 1978.

Хобсбаум Э. Век Капитала: 1848-1875 гг. (под ред. Егорова А.А.; пер. с англ. Горяйновой Т., Белоножко В.) Ростов, 1999.

Реформы С.Ю.Витте

Конец XIX - начало ХХ века - один из наиболее напряженных и сложных периодов в отечественной и мировой истории. Эпоха реформ, ставшая основным содержанием этого исторического периода, отразила главные экономические интересы и противоречия различных социальных групп и слоев российского общества. Однако сам период окончился, к сожалению, не успешным реформированием экономики, а революционными потрясениями (революцией 1905-1907гг.), нанесшими невосполнимый урон развитию производительных сил и всей системы экономических отношений в нашей стране. Попробуем разобраться в этом вопросе.

Задача решать насущные задачи развития страны в этот период выпала на долю С.Ю. Витте (1849-1915гг.), который считал, что необходимо реформировать российскую промышленность и, опираясь на ее потенциал, выйти из экономической отсталости, прочно занять свое место в числе передовых, цивилизованных государств.

Карьера будущего реформатора складывалась довольно успешно.15 февраля 1892 г. он назначается управляющим министерства путей сообщения, а в 1893 г. он становится министром финансов России.

Посчитав, что реформирование российской промышленности идет в целом очень вяло, со сбоями, он обратил внимание на нарастание социальной напряженности в стране. Но предотвратить революцию 1905-1907 годов С. Ю. Витте не сумел, поскольку для этого необходимо было решить основной экономический вопрос - аграрный. А для реформатора главным был вопрос развития российской промышленности и финансовой системы. Поэтому не удивительно, что именно крестьянские массы стали основной движущей силой революции 1905-1907 гг. Они хотели получить землю в свою собственность. А эта задача ни предшественниками С.Ю.Витте, ни им самим не решалась. Со временем С.Ю.Витте понял необходимость немедленного решения аграрного вопроса. Но время было упущено. В этом состоит, пожалуй, самый главный просчет реформатора.

Но обратимся, прежде всего, к оценке деятельности реформатора его современниками и потомками и к самой идеологии экономических и социальных реформ С.Ю.Витте. Почти всеми эта деятельность воспринималась в положительном свете. Даже в сталинский период и в годы застоя отношение советских верхов к реформатору было достаточно благожелательным. Публиковались сочинения С. Ю. Витте, его имя упоминалось в исторических и экономических трудах, его деятельность, хотя и трактовалась в строго классовом духе, тем не менее, получала достаточно высокую оценку.

Такое благожелательное отношение к С.Ю.Витте можно объяснить рядом причин. Во-первых, анализ деятельности реформатора практически все историки использовали как средство принижения роли императора Николая II в деле развития российской экономики. Во-вторых, идея индустриализации, выдвинутая С.Ю.Витте, в чем-то оказалась весьма созвучной представлениям большевиков о путях индустриализации страны. В частности, плану электрификации (ГОЭЛРО) В.И.Ленина и программе индустриализации И.В.Сталина. В-третьих, акцентируя внимание на заслугах С.Ю.Витте, историки прошлых лет затушевывали или даже отрицали вклад в развитие национальной экономики другого выдающегося реформатора, его преемника на посту главы правительства П.А.Столыпина. В.И.Ленин, например, открыто противопоставляли «прогрессивного» С.Ю.Витте «консервативному»П.А.Столыпину. Такой надуманный подход стал преодолеваться в нашей науке только в 90-е гг. ХХ в.

Разница между двумя крупнейшими реформаторами России начала конца Х1Х – начала ХХ веков заключается, по существу, в том, что для этого они выбрали разные приоритеты: для С.Ю.Витте таким приоритетом стали промышленность и финансы, для П.А.Столыпина – сельское хозяйство.

Одним из крупных экономических и политических мероприятий С.Ю. Витте было заключение таможенного договора с Германией. По этому вопросу между Россией и Германией в 90-е годы ХIХ века шла настоящая "таможенная война". В ответ на высокие таможенные ввозные пошлины на русский хлеб, установленные германской стороной, С. Ю. Витте провел через Государственный совет закон, объявлявший минимальными существовавшие в России тарифные ставки для стран, придерживавшихся практики наибольшего благоприятствования. Поскольку Германия к разряду таких стран не относилась, ввозные ставки на германский экспорт были повышены. Объективно, Германия была заинтересована в хороших экономических отношениях с Россией. Германский капитал активно проникал на развивающийся российский рынок. Среди наиболее активных бизнесменов, осваивавших российскую промышленность, были такие магнаты, как А. Крупп и Э.В. Сименс Известно, что А. Крупп обращался к российскому правительству за помощью, а его сын Альфред предлагал царю свои пушки. Вся история фирмы «Сименс унд Хальске» была также неразрывно связана с Россией.

В этих условиях Германия пошла на уступки, и «твердая» политика С. Ю. Витте победила. По новому таможенному договору уступки Германии были зафиксированы в 1894 году. В практике межгосударственных экономических отношений возникло даже новое слово – реторсия, что означает принятие ответных мер для защиты своих интересов. Правда, впоследствии, вновь возвращаясь к таможенному тарифу, С.Ю. Витте пошел на уступки Германии и заключил н






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 3596; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.088 сек.