Исторические альтернативы развития России второй половины ХIХ в. и эпоха великих реформ Александра II

В исторических условиях 50–60-х гг. в России существовали альернативные способы разрешения назревших общественных и государственных проблем – реформы и ревоюция. 19 февраля 1855 г. на престол вступил Александр II (1855–1881 гг.).Он получил военное и гуманитарное образование. Первым из царей посетил Сибирь. В 1837 г. был в Перми. Александр II предпринял множество преобразований. Самое главное из них – освобождение крестьян от крепостной зависимо­сти. За это народ назвал Александра «освободителем». Он провел и ряд других реформ.Александр II сделался сторонником реформ не в силу гуманных идей, а в силу необходимости коренных преобразований. Обращаясь 30 марта 1856 г. к предводителям Московского дво­рянства, он сказал: «Гораздо лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу». В итоге царское правительство предприняло одну из наиболее последовательных попыток модернизировать весь уклад жизни империи в сторону буржуазной монархии.

 

В 1857 г. под председательством императора открывается Секретный комитет для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян, вскоре переименованный в Главный комитет по крестьянскому делу. В каждой губернии организован дворян­ский губернский комитет – для обсуждения «местных особенностей и дворянских пожеланий». Начинается подготовка проектов нового цензурного устава, судебных уставов, основных принципов универ­ситетской автономии и других документов.

Редакционная комиссия в Петербурге завершает проект аграрной реформы. Главный комитет по крестьянскому делу, затем Госсовет обсуждают его. В подготовке реформ особую роль сыграл союз либеральных чиновников (братья Николай и Дмитрий Милютины, П.И. Ростовцев и др.), передового общества (журналы «Современник», «Отечественные записки») и самой власти, желающей пусть и строго «сверху», но все же освободить крестьян.

19 февраля 1861 г. Александр II подписал Манифест и проекты «Положений о крестьянах, выходя­щих из крепостной зависимости». День подписания Манифеста приурочен ко дню вступления его на престол. Манифест о свободе крестьян был опубликован 5 марта 1861 г. Этот день был днем наиболь­шей любви народа к царю.

Основное содержание реформы 19 февраля 1861 г.:

1. Провозглашена личная свобода крестьян. Крестьяне получили и ряд гражданских прав: переход в другие сословия, открытие торговых и промышленных заведений, заключение сделок и др.

2. Собственником всей земли (и крестьянской, и помещичьей) считался только помещик, у него крестьяне должны были выкупить часть земли в рассрочку на 49 лет по рыночной цене.

3. Вся крестьянская земля выкупалась сельской общиной в общинное пользование. Зажиточный крестьянин не мог выкупиться досрочно и выделить свой надел.

Общинная «уравниловка» сковывала инициативу крестьян, безземелье вынуждало их идти в кабалу к помещику, сохранялись барщина, оброк до выкупа. Манифест об освобождении крестьян отличался половинчатостью (сохранение общинной собст­венности на землю, выкупные платежи), но он открыл путь к рыночным отношениям в деревне, к раз­витию предпринимательства, высвобождению лишних рабочих рук для промышленности, торговли и сферы услуг.

 

Заслуга реформаторов 60-х гг. была в том, что они понимали необходимость комплексных пре­образований в основных сферах – экономической, социальной (освобождение крестьян и решение аграрного вопроса), политической (введение местного самоуправления, реформа суда и армии) и куль­турной (реформа школ, университетов и цензуры).

 

Земская реформа(1864 г.) вводила всесословные выборные органы местного самоуправления (уездные и губернские земства, городские думы (1870 г.), в компетенцию которых входило решение местных проблем: устрой­ство школ, больниц, землемерные работы, статистический учет, исправление путей сообщения, дорог, мостов, развитие торговли и промышленности. В Пермской губернии председателем губернской управы был избран Л.Д. Смышляев, пермским главой – промышленник П.К. Каменский. Подчерк­нем особо, что тогда решался важнейший вопрос: быть ли Всероссийскому земству? Случись такое, и явился бы на свет парламент, пусть слабый, в значительной степени совещательный, но самодержавие было бы ограничено законодательным органом. Однако земствам полиция (реальная власть!) не подчинялась. История земств – это и сеть урезаний, запретов.

Судебная реформа(1864 г.) утвердила всесословность и относительно независимые новые суды, вводились гласность судопроизводства, состязательность судебного процесса, суд присяжных, институт адвокатуры, следствие было отделено от полиции. Учрежденное судопроизводство сделало суд самым демократическим институтом самодержавной России. Абсолютизм был ограничен судом присяжных и институтом адвокатуры.

Военная реформа(1874 г.) заменила многолетнюю рекрутчину (введена Петром I) всеобщей воинской повинностью, (когда все граждане, без различия сословий, обязаны служить в войске). Значительно со­кратила сроки службы (6 лет вместо 25), гуманизировала ее характер, повысила профессиональный уровень подготовки офицерства.

 

Школьная реформа(1864 г.) демократизировала сферу начального и среднего образования, провоз­гласив равенство детей всех сословий и вероисповеданий, расширила сеть этих учреждений, привлекла к ним новые педагогические силы. Открыты народные школы, реальные училища (в Перми – в зда­нии нынешнего авиационного техникума), классические гимназии (в Перми – в здании нынешней медакадемии, корпус 1), жен­ские гимназии (в Перми – в здании нынешней сельхозакадемии).

Университетская реформа(1863 г.) расширила автономию, административную и хозяйственную само­стоятельность университетов, утвердила право преподавателей и студентов самим решать научные проблемы, объединяться в кружки, ассоциации, способствовала повышению уровня активности студентов: они выбирали ректоров и деканов, сами утверждали программы и объем обучения. Отменялись вступительные экзамены, но более строгими делались выпускные. Это были прогрессивные меры, за­служивающие творческого возрождения и в новых условиях, век спустя. Вместе с тем несколько повысили плату за обучение, а занятия по богословию стали обязательными.

Реформа печати(1865 г.) отменила предварительную цензуру для большей части книг и «толстых» журналов (они подвергались лишь карательной цензуре – после публикации) и сохранила ее для сравнительно массовой периодики. Тогда впервые в России появилась должность «ответственного редактора» (того, кто отвечает за уже напечатанное перед властью).

 

Либеральная направленность комплекса этих преобразований позволила России в этот период сде­лать важный шаг по направлению от абсолютной к буржуазной монархии, появились элементы право­вого государства. Реформы 60–70-х гг. дали стимулы к формированию гражданского общества. Возникшие как результат реформ в российской системе государственного управления и правосудия автономные структуры (земства, суды, адвокатура, университеты) были островками общественной инициативы в море всеподавляющей российской бюрократии. Они вызвали общественный и культурный подъем в стране.

Можно сказать, что реформы Александра II – это «революция сверху», как об этом пишет литератор и историк Н.Я. Эйдельман в книге «Революция сверху» в России». Он формулирует разницу между двумя понятиями: реформа совершенствует общественную структуру; революция, в том числе и «сверху», ее меняет. Следствием реформ Александра II была смена общественной структуры: внутри России феодальной родилась Россия буржуазная. В исторических условиях 50–60-х гг. существовала альтернатива «реформа – революция сверху». Революция для народа, но без него и есть «революция сверху».

Великие реформы 60–70-х гг. вызывали неоднозначную реакцию в правительстве и обществе. Александр II испытывал давление со стороны консервативных кругов, дворянства, недо­вольных излишней либеральностью реформ, и со стороны революционных кругов – за их недостаточность. С появлением организации «Народная воля» возникла напряженная внутриполитическая ситуа­ция в стране. На жизнь Александра II было совершено 8 покушений, и 1 марта 1881 г. он был убит. Это был сигнал и повод для наступления реакции и отказа от многих прогрессивных завоеваний 60–70-х гг.

 

Александр III (1881–1894 гг.) не был склонен идти на уступки «духу времени». Принимаются законы, укрепляющие позиции помещичьего землевладения (введение обязательного выкупа, телесных наказаний для крестьян, учреждение Дворянского банка и др.). Огра­ничивалась сфера деятельности земских учреждений, создавались сословные земства, выделялись дво­рянские. Началась ломка принципов буржуазного суда, из его ведения изымались политические дела, усиливались наказания за нанесенный материальный ущерб помещикам и капиталистам, утверждались новые списки присяжных в пользу дворян. В Польше ликвидированы остатки автономии. В Финляндии отменена конституция.

Разумеется, и в этот период у России были успехи в экономике, внутренней и внешней политике. Главным из них можно считать реализацию курса царского правительства на стабильность, устойчивость развития. Однако стабильность не исключает реформ. Отказ от них в период правления Александра III способствовал подъему революционного движения. Кризис власти достиг своего апогея в начале XX в. и в конечном итоге привел к падению царизма.

 

Таким образом, чем позднее страна вступает в промышленную революцию, тем больше революция имеет характер революции «сверху» и тем значительнее роль государственного вмешательства в этот процесс и в сво­бодную игру рыночных сил. Чем больше опоздала с этим процессом страна, тем сильнее желание пра­вящих и деловых кругов сократить подготовительный период и ход промышленной революции, но тем больше и вероятность ошибок, тем больше условия для социальной напряженности. В короткий срок труднее создать необходимую для промышленной революции предпринимательскую производственную и правовую культуру в обществе.

Чем больше страна опаздывает со вступлением в этот процесс, тем больше внешние – военно-политические и конкурентные – причины преобладают над внутренними мотива­ми.

 

4. Итоги исторического развития
Российской империи в XIX веке

Кризис феодально-крепостнической системы в России привел к целому ряду прави­тельственных реформ, которые открыли путь к более свободному развитию капитализма в стране. В сельском хозяйстве медленно, из-за засилья помещичьего землевладения, шло развитие рыноч­ных отношений, увеличение товарности хозяйств.

В целом за 30 лет (1860-1890 гг.) средняя урожайность зерновых увеличилась на 22%, картофеля – более чем в 2 раза, сахарной свеклы – в 1,3 раза, валовой сбор зерна вырос с 2 до 3,3 млрд. пудов, увеличилось поголовье скота, в несколько раз возрос экспорт хлеба. Если до реформы в основной своей массе крестьяне были середняками (помещик был в этом за­интересован экономически, т.к. бедняк не платил податей и тем самым сковывалась инициатива), то после реформы из-за высоких платежей и конкуренции деревня беднела и расслаивалась. В 80-е гг. 20% зажиточных крестьян владели более 50% крестьянских земель (32% общинной, 66% купленной и 60% всей арендованной у помещика земли); беднейшее крестьянство, составлявшее 50%, имело 20% земли; середняки (30% крестьянских дворов) – около 30%. Причем следует отметить, чтобольшая часть кулацких земель была не общинная, а купленная и арендованная у помещика.

Определенную эволюцию претерпело и помещичье хозяйство. Во-первых, значительная часть помещиков, особенно мелких, разорялась и продавала свои земли крестьянам и более удачливым, как правило, крупным помещикам; тем самым медленно, но сокраща­лось помещичье землевладение. Во-вторых, помещики постепенно переходили от отработанной систе­мы к найму рабочей силы. Но в целом помещичье хозяйство в большинстве случаев было неэффективным, урожайность была ниже, чем у кулака. Финансово-экономическая рентабельность помещичьих хозяйств объяснялась крайней дешевизной рабочей силы из-за безземелья основной части крестьянст­ва. Помещичье землевладение являлось тормозом социально-экономического развития России. Безземелье крестьян вело к низкому жизненному уровню населения, узкому внутреннему рынку, что огра­ничивало возможность развития промышленности и транспорта. Тем самым постепенно формировался тот узел противоречий между основной массой крестьянства и помещиками, который вызвал в даль­нейшем революционные события 1905–1907 гг.

 

В пореформенной России наиболее быстрыми темпами шло индустриальное развитие, связанное с промышленным переворотом. Только за 9 лет (1864–1872 гг.) количество фабрик и заводов увеличилось в 2,4 раза, стоимость произведенной продукции – в 2,7 раза, число рабочих – в 2,5 раза. Использование передовой технологии, паровых машин к концу 80-х гг. явилось основой деятельности крупных и сред­них предприятий, их мощность увеличилась в 3 раза. Тем самым промышленный переворот приводил к структурным изменениям.

Наряду с ростом добычи угля (которая за 1860-1890 гг. увеличилась почти в20 раз), выплавки чугуна (увеличилась почти в 3 раза), производства железа и стали (выросло в 4 раза) бурно развивались новые отрасли промышленности: нефтедобыча, нефтепереработка, машиностроение, электротехника и др. Вместе с высокими темпами роста промышленности группы «А» (производство средств производ­ства) росло производство потребительских товаров. Так, хлопчатобумажная промышленность увеличила выпуск продукции с 1860 по 1890 г. более чем в 4,6 раза.

Промышленный подъем в значительной степени был связан с привлечением иностранного капита­ла, особенно в тяжелую промышленность. В 1890 г. более 25% всех акционерных капиталов в стране принадлежало иностранцам. В 90-е гг. иностранные инвестиции (вложения) возросли с 214,7 до 975 млн. руб. А в 1890 г. 70% всего вложенного капитала в горную промышленность, 72% – в машино­строение и металлообработку, 31% – в химическую промышленность было иностранного происхож­дения (в основном английского, французского, бельгийского). Это было обусловлено дешевизной рабочей си­лы, что позволяло быстро окупать вложенный капитал и получать сверхприбыль.

Развитие промышленности и сельского хозяйства, становление общероссийского рынка предъявля­ли высокий спрос к развитию транспортной инфраструктуры, особенно железных дорог. Так, в 1857 г. в России была всего 1 тыс. верст железных дорог, в 1890 г. – 30 тыс., а в 1900 г. – 51,4 тыс. (в том числе «чудо века» – Транссибирская магистраль протяженностью 7 тыс. км). В этот период были построены все основные железнодорожные линии, связавшие главные промышленные районы страны. В 1871 г. открывается регулярное железнодорожное сообщение Пермь – Екатеринбург. Но по протя­женности железных дорог Россия продолжала значительно отставать от европейских стран. Потребно­сти в перевозках не удовлетворялись.

 

В 1897 г. под руководством министра финансов С.Ю. Витте была проведена денежная реформа, в результате которой русский рубль стал конвертируемой валютой (обменный курс в 1900 г. составлял 1 рубль – 2,7 франка и 0,5 доллара США). Но огромные военные затраты, паразитирование правящего класса, раздутый государственный аппарат, неэффективные государственные расходы вели к хрониче­ской инфляции, постоянному дефициту госбюджета, росту внешней задолженности (за 1881–1897 гг. – 1057 млн. руб. золотом), вынуждали продавать сельхозпродукцию (основную часть русского экспорта) за бесценок, вели к постоянному росту цен и налогов.

Ситуацию обостряла цикличность развития промышленности. Промышленный подъем России сопро­вождался кризисами 1873– 1876, 1882–1886 гг., что приводило к ухудшению положения рабочего класса. Это усугублялось безудержной эксплуатацией рабочих, практическим отсутствием рабочего законодательства, что приводило к формированию еще одного узла противоречий.

Вместе с тем при всей противоречивости капиталистического развития страны эти изменения приводили к постепенному переходу на новый – индустриальный – путь современной цивилизации, по которому шли передовые страны мирового сообщества.

 

Отражением этих процессов стало формирование элементов гражданского общества: системы местного самоуправления, большого числа научных и культурно-просветительских обществ и организаций, благотворительных учреждений. Позднее в эту систему вошли кооперативные, профсоюзные, религиозные организации, политические партии.

Особенностью цивилизационного перехода России от других развитых государств мира было отставание процессов становления правового государства от экономического и гражданского развития. Российская империя оставалась абсолютистским государством, в котором вся полнота законодательной и исполнительной власти принадлежала монарху. В стране запрещалась всякая политическая деятельность не только со стороны угнетенных классов, но и со стороны дворянства, что создавало известную его оппозиционность по отноше­нию к власти. Отсутствовали какие-либо гарантии обеспечения политических прав и свобод для всех слоев российского общества.

 

Российская буржуазия в течение XIX в. испытывала сильнейшую зависимость и потребность в стабильной государственной власти для бесконтрольной эксплуатации рабочего класса и личного обогащения. Это во многом сдерживало процесс политического самоопределения российской буржуазии и обусловливало ее большую по сравнению с буржуазией Запада консервативность, привело к потере ею ведущей роли в ходе революционных событий России начала XX в.

Особый отпечаток на политическую ситуацию в стране накладывали национальные отношения. Ликвидация царства Польского в составе Российской империи в ходе революционных выступлений 60-х гг., конституции Финляндии, усиление великодержавного шовинизма и насильственной русификации создавало еще один узел противоречий для самодержавия и способствовало росту местного национа­лизма и межнациональной вражды.

 

Таким образом, ход исторического развития страны в ХIХ в. постепенно втягивал ее в общемировые процессы формирования индустриальной цивилизации с ее положительными и отрицательными чертами. Но Россия являлась страной «второго эшелона» капитализма, что заставляло самодержавие прибегать к политике «судорожных рывков» для сокращения разрыва в социально-экономическом развитии. В тех исторических условиях это было возможно только за счет снижения жизненного уровня основной массы населения, что, в свою очередь, создавало условия для складывания революци­онной ситуации.

Сохранение многочисленных феодальных пережитков в экономической и политической областях толкали капиталистические преобразования страны по «прусскому пути», наиболее мучительному и долгому периоду развития. Альтернативой этому процессу выступал «американский» путь развития, который выражал интересы большинства крестьян и рабочих, отражением чего стала революция 1905–1907 гг.

 

5. Исторические особенности развития
общественно-политического движения России

 

В результате развития капитализма в России в пореформенный период начинает складываться бур­жуазное общество с характерным для него делением на буржуазию и пролетариат. Но особенности политического строя, о чем мы уже говорили выше, приводили к тому, что в отличие от Западной Европы, где формировались два основных течения (консервативное и либеральное), противостоящих друг другу, в России на арене общественно-политической борьбы складываются три основных общественных течения: дворянско-консервативное, буржуазно-либеральное и революционно-демократическое. Позд­нее, в ходе революции 1905-1907 гг., на их основе происходит складывание основных политических партий.

 

Дворянско-консервативное течение отражало интересы монарха, большей части дворянства, прави­тельственной и военной бюрократии, значительной части буржуазии в незыблемости политического строя страны, сохранении экономических привилегий, бесконтрольной эксплуатации кре­стьянства и рабочих. Несмотря на относительно низкий процент его приверженцев в общей численности населения, это течение обладало громадной силой. В его руках находилась политическая власть, опирающаяся на ши­роко разветвленный государственный аппарат. В его распоряжении были карательные органы – суд, полиция, жандармерия – для подавления революционных и оппозиционных выступлений. Данное течение обладало монополией в сфере идеологии и пропаганды (через школу, печать, церковь).

Для идеологического укрепления власти самодержавия представители дворянско-консервативного течения придерживались «теории официальной народности», которая оформилась в 30–40-е гг. XIX в. Она основывалась на трех принципах: самодержавие, православие, народность. Самодержа­вие объявлялось основным устоем русской жизни, обеспечивающим величие и мощь России, поэтому преданность и служба ему считались гражданским долгом всего населения. Православие представля­лось как основа духовной жизни народа, поэтому православная церковь, подчиненная светской власти, являлась опорой самодержавия. В понятие «народность» входила идея единства народа, единения его с царем, приверженность патриархальным порядкам в общине, повседневной жизни человека.

Наряду с откровенно реакционным и консервативным крылом этого течения в ходе подготовки и проведения реформ 60–70-х гг. XIX в. выделяется правительственный либерализм, который возникаетпод влиянием революционной борьбы для приспособления самодержавного строя к изме­няющимся условиям путем постепенных реформ и мирного разрешения общественных проблем. Наиболее заметными его представителями были военный министр Д.А. Милютин, министр государственных имуществ Т.А. Валуев, министр финансов С.Ю. Витте, историк К.Д. Кавелин и др. Но, несмотря на известные расхождения по вопросам выбора форм и методов осуществления преобразований, основной целью этого течения было сохранение в стране неограниченного самодержавия, того общественного строя, который сложился в России в период кризиса феодализма в середине XIX в.

По своему классовому содержанию либерализм был буржуазным явлением, отражая интересы буржуазии. Социальной базой этого течения были либеральное дворянство, втянувшееся в процессы капитализации сельскохозяйственного производства, большая часть интеллигенции, буржуазия нового поколения (Рябушинский, Морозов, Мамонтов, Мешков и др.). Особенно­стью развития российского либерализма было то, что основными носителями его идей выступали буржуазия, дворянство и интеллигенция, а их деятельность проходила главным образом в рамках земских учреждений.

В основе их политических воззрений лежало стремление получить право на участие в государст­венном управлении с помощью созыва Земского собора, реформы Государственного совета, введение в него деятелей губернских земств, расширения прав органов местного самоуправления, установления в России буржуазных свобод – свободы слова, печати, совести, отмены сословных привилегий и др. Таким образом, речь фактически шла об ограничении абсолютной монархии, создании благоприятных условий для быстрого развития капитализма в городе и деревне. Именно в этом заключалась оппозици­онность по отношению к существующему строю и в то же время готовность идти на компромисс с самодержавием.

 

К 90-м гг. XIX в. социальная база либерализма расширялась за счет вовлечения в борьбу представителей интеллигенции, особенно врачей, учителей, агрономов, статистиков. В это же время стала очевид­ной политическая бесперспективность «традиционного» либерализма в России, поэтому наблюдается процесс перегруппировки сил, который можно рассматривать как подготовительный этап создания буржуазных политических партий. Стали выделяться два течения: радикальное (конституционное) и умеренное. Среди первого большую роль играли такие личности, как лидер Тверского земства И.И. Петрункевич, историк П.Н. Милюков, лидер «легальных марксистов» П.Б. Струве, экономист М.И. Туган-Барановский, философ С.Н. Булгаков и др. Наиболее известными представителями второго те­чения были председатель Московской губернской земской управы Д.Н. Шипов, Ф.И. Родичев, про­фессора М.М. Ковалевский, А.И. Чупров и др. Их отличала друг от друга степень радикальности реформирования, прежде всего системы власти. Если первые настаивали на введении конституционной монархии по типу Англии, то вторые выступали лишь за ограничение самодержавия созданием высших представительных органов. В дальнейшем, уже в ходе революции 1905–1907 гг., на базе этих двух течений создаются общеимперские буржуазные партии кадетов и «октябристов».

В национальных окраинах Российской империи, где шло более быстрое развитие капитализма, в ус­ловиях национального угнетения со стороны самодержавия (Финляндия, Польша, Прибалтика, Украи­на) происходил процесс политического самоопределения национальной буржуазии под флагом национализма и сепаратизма. Так, в 1897 г. возникает Польская национально-демократическая партия, в 1902 г. – Народная Украинская партия и др.

 

Революционно-демократическое течение в России имело ряд особенностей по сравнению с Запад­ной Европой. Во-первых, на раннем этапе освободительного движения руководство борьбой за преобразования в стране принадлежало не буржуазии, а дворянству. Причем и в дальнейшем оставался до­вольно высоким процент участия выходцев из дворянства в революцион­ном движении. Во-вторых, в условиях неограниченной царской власти, отсутствия политических свобод неотъемлемым элементом идеологии российского освободительного дви­жения стал вопрос о революции как способе изменения направления общественного развития, сверже­ния самодержавия и установления республиканского строя.

Дворянский этап после отмены крепостного права со второй половины Х1Х в. сменяется разночинским, принявшим оригиналь­ную форму народничества. Идеологами этого движения стали Н.Г. Чернышевский и В.Г. Белинский, взгляды которых получили развитие в работах М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова и П.П. Ткачева. В основе их теории лежал вывод о самобытности исторического развития России, возможности перескочить к социализму че­рез капиталистическую стадию с помощью крестьянской общины, соответствующей интересам большинства народных масс, т. н. теория «общинного социализма». Они считали, что разви­тию капитализма в России можно помешать, подняв народ на восстание против самодержавия, которое, по их мнению, искусственно «насаждает» его при помощи покровительственных пошлин.

В 60–70-х гг. наибольшее распространение среди разночинской интеллигенции получают анархизм, пропагандистское направление и тактика заговора.

 

Весной 1874 г. народники предприняли по­пытку массового «хождения в народ». Но эта тактика потерпела неудачу, после чего создается единая революционная организация «Земля и воля» (1876 г.). В 1879 г. из-за разногласий в методах ведения борьбы образуются две организации – «Черный передел» (Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, П.Б. Аксельрод и др.) и «Народная воля» (А.И. Желябов, С.Л. Перовская, Д.В. Каракозов, Н.И. Кибальчич, А.И. Ульянов и др.). Народовольцы основным методом подъема масс на революцию считали массовый террор против представителей высшей правительственной бюрократии и самого монарха. Но ни высочайшее самопожертвование, ни громкие политические убийства, ни даже убийство императора Александр II в марте 1881 г. не принесли им успеха. Началась полоса политической реакции, революционные органи­зации были разгромлены.

На базе оставшихся немногочисленных групп формируются 2 течения: левонародничество (В.А. Чернов, Б.Н. Савинков, С.В. Натансон, Н.И. Сазонов и др.) и либеральное на­родничество (Н.К. Михайловский, В.П. Воронцов, Н.Ф. Даниельсон и др.). Если первые продолжали развивать идею революционного осуществления общинного социализма, то вторые отказываются от революционных методов свержения существующего строя. Позже, в начале XX в., на базе левонароднического крыла оформляется крупнейшая мелкобуржуазная партия эсеров.

 

С середины 90-х гг. XIX в. начинается новый, пролетарский, этап освободительного движения в России. Первые тайные рабочие организации возникают еще в 1875 г. (Южнорусский и Северный сою­зы рабочих), но они пока находятся под идейным влиянием народничества. По мере углубления капи­талистических преобразований в промышленности, завершения промышленного переворота происхо­дит классовое самоопределение пролетариата. Этому способствовала высокая степень концентрации промышленности, что приводило к появлению крупных предприятий, на которых работало более 1000 человек, и обеспечивало организованность рабочего класса. Трудные условия труда и быта рабочих, отсутствие рабочего законодательства, сверхэксплуатация и низкая зарплата обостряли социальную напряженность. К тому же создание профсоюзов на предприятиях было запрещено, и они стали возникать в ходе революции 1905–1907 гг. под влиянием самостоятельной пролетарский политической партии.

Все это облегчало восприятие рабочими социалистической идеологии в виде социал-демократии (марксизма). Это происходило под воздействием пропагандистской литературы группы «Освобожде­ние труда», созданной Г.В. Плехановым в 1883 г. на базе народнической организации «Черный пере­дел». Они переводили на русский язык марксистскую литературу, способствовали освобождению соз­нания рабочего класса России от народнических иллюзий.

Другим источником формирования пролетарского самосознания стала деятельность многочислен­ных социал-демократических кружков и групп под руководством Д.Н. Благоева, П.В. Точисского, М.И. Бруснева, Н.Е. Федосеева, В.К. Курнятовского и др. Широко использовались возможности вос­кресных школ, просветительных обществ.

Шагом вперед по сближению революционной теории с пролетарским движением стало образование в Петербурге в 1895 г. «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» под руководством В.И. Ленина, Ю.О. Мартова, А.Л. Ванеева. Этот Союз участвовал в организации стачек на предприятиях, формулировал требования рабочих в листовках и обращениях. Были созданы аналогичные союзы и в других городах Российской империи.

В 1898 г. представители петербургского, московского, киевского и екатеринославского союзов борьбы, а также Бунда (Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России) и группы киевской «Рабочей газеты» в Минске объявили о создании пер­вой общероссийской политической партии – Российской социал-демократической рабочей партии – РСДРП.

 

Таким образом, в ХIХ в. в России вполне определились три общественно-политических течения, борьба между которыми обусловила своеобразие политической жизни страны в начале XX в.

 






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 2910; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.074 сек.