Третьеиюньская монархия. Государственный деятель П.А.Столыпин и программа модернизации России

Деятельность П.А. Столыпина, назначенного 6 апреля 1906 г. министром внутренних дел и Председателем Совета министров 8 июля, пришлась на один из самых сложных моментов в истории России. Он видел свою главную задачу в конструктивной работе с противоборствующими сторонами, в реализации либеральных начал, заложенных в Манифесте 17 октября 1905 г., в обеспечении сотрудничества самодержавной власти и Думы.

3 июня была досрочно распущена II Государственная дума и опубликован новый избирательный закон, согласно которому абсолютное число мест в III Думе должны были получить представители землевладельческой и городской элиты. Сокращалось представительство от рабочих, крестьян и национальных окраин. Однако ни один новый закон не мог быть принят без санкции Думы. Этот акт оппозиция слева и справа оценила как государственный переворот, т.к. был он совершен в нарушение Манифеста 17 октября 1905 г. и основных законов России. Переворот считается днем окончательного поражения революции и днем создания третьеиюньской буржуазной монархии, политического режима, который должен был спасти либеральный курс России, позволить провести модернизацию России в условиях относительного внутриполитического перемирия. И П.А. Столыпин считал, что важнейшим инструментом, призванным создать внутриполитическую стабильность, режим, лавирующий между борющимися классами, политическими партиями, создавая при прохождении законов то левое, октябристское, кадетское, то право-октябристское большинство, в условиях неустойчивого равновесия сил в стране является третьеиюньская Государственная дума.

Однако императору и его монархическому окружению был чужд умеренный либерализм и конституционализм. Отсюда законодательный статус Думы был важен как средство давления на царя, его министров, вынужденных считаться с мнением думского большинства, контролирующего государственный бюджет.

Возглавив исполнительную власть в период революции 1905-1907 гг., Столыпин сумел остановить волну террора, развязанную партией эсеров. Он подписал 19 августа 1906 г. указ о военно-полевых судах в соответствии со статьей 87 Основных законов, предусматривавшей издание указов в чрезвычайном порядке, в период «междудумья».

Он ссылался и на то, что подобная статья есть в законодательствах многих европейских стран. Судопроизводство завершалось в течение 48 часов, смертные приговоры, вынесенные ими, санкционируемые командующим военным округом, исполнялись в течение 24 часов. В 1906 г. казнено 798 человек, в том числе в военно-полевых судах 518. За 1905–1909 гг. приговорено к смертной казни 6268, в т.ч. казнено 2855 человек. Напомним, что в 1906–1907 гг. террористами было убито и изувечено только должностных лиц 4500, а общее число жертв достигло 9 тысяч человек. Указ о военно-полевых судах действовал 8 месяцев, до апреля 1907 г.

 

П.А. Столыпин предложил программу модернизации России и сумел обеспечить ей высокие темпы экономического и социального развития. Ведущее место среди либеральных преобразований заняла аграрная реформа. Не дожидаясь созыва II Государственной думы, Столыпин провел ряд указов, в соответствии со статьей 87 Основных законов. Согласно им часть государственных земель передавалась Крестьянскому банку для продажи их крестьянам по льготным ценам или под залог. Указ от 5 октября 1906 г. уравнивал крестьян в гражданских правах с другими сословиями: предусматривал отмену подушной подати и круговой поруки, снимал ограничения свободы передвижения крестьян, расширял их права на земских выборах, т.е. закладывал фундамент гражданского общества.

Был принят знаменитый указ от 9 ноября 1906 г. В чем суть этого указа? Во-первых, каждому крестьянину предоставлено право свободного выхода из общины, свободного выбора своего места жительства и рода занятий. Во-вторых, каждый крестьянин мог объявить частной собственностью надел земли, находящийся в его поль­зовании. Крестьянин, закрепивший землю в частную собственность, мог потребовать соединить все его разбросанные полосы в один участок (отруб). Если на участок перенести усадьбу, то возникал хутор. Через Крестьянский банк можно было облегчить приобретение земли и землеустройство новых собственников. Этот слой крепких собственников должен был стать новой социальной опорой режима и обеспечить резкий подъем аграрного сектора страны. В - третьих, добровольное переселение нуждающихся в земле крестьян в Сибирь, где аграрная реформа была уже в основных чертах разработана предшественниками Столыпина, в частности С.Ю. Витте. Столыпину предстояло дать ей жизнь. Однако реформа «споткнулась» о бюрократические методы ее проведения, крестьянскую и помещичью психологию. Помещики, бюрократия не спешили, закон о хуторах и отрубах был принят только в мае 1911 г. Община оказалась достаточно жизнеспособной, в определенной мере она являлась гарантом выживания крестьян, хотя и в условиях бедности и бесправия. Она брала на себя заботу об обеспечении минимального прожиточного минимума для каждого общинника. Но Столыпин, выступая в Государственной думе (10.05.1907), подчеркнул: «Пусть собственность эта будет общая там, где община еще не отжила». Однако добровольность выхо­да крестьян из общины повсеместно нарушалась. К 1915 г. более 25% общинных дворов выделились на хутора и отруба в Поволжье, Прибалтике, на юге Украины и т.д. Столыпин выступал и против насиль­ственного отчуждения помещичьих земель, полагая, что это приведет к резкому падению агрокультуры и культурного уровня деревни в целом. Он ратовал за параллельное развитие и здоровую конкурен­цию в деревне арендно-общинного и частно-фермерского укладов.

Столыпин считал, что за фермерами будущее. Пророческими оказались его слова во II Государственной думе: «...Признание национализации земли... поведет к такому социальному перевороту, к та­кому перемещению всех ценностей, к такому изменению всех социальных, правовых и гражданских отношений, какого еще не видела история... стимул к труду – та пружина, которая заставляет людей трудиться, была бы сломана». Стараниями «столыпинских» хуторян урожайность с 1906 по 1915 г. вы­росла на 14%, а в Сибири – на 25%. Содействовала успеху фермеров и аграрная политика властей: ввоз из-за границы и льготная продажа племенного скота и птицы, сельхозтехники (с 1913 г. – первых трак­торов, комбайнов и т.д.), организация сельхозкурсов. К 1914 г. фермеры обгоняют общину по поставкам товарной продукции в город и на экспорт: зерновой экспорт России в 1912 г. почти на 30% превышал экспорт Аргентины, Канады и США вместе взятых и составлял 15,5 млн. т в год, что примерно равняется нашим нынешним закупкам у тех же стран. В то же время повышение товарности сельского хозяйства и увеличение экспорта не решало продовольственной проблемы в целом. Среднедушевое потребление было низким (примерно в 3 раза ниже, чем сегодня).

 

Эффективной оказалась переселенческая политика в Сибирь, за 1907–1914 гг. переселены 2,44 млн. крестьян.

Правда, около 500 тысяч переселенцев вернулись обратно. Посевные площади здесь были расширены почти вдвое. По темпам роста животноводства Сибирь обгоняла европейскую часть России. Масло и сыр, изготовленные в Томской и Тобольской губерниях, стали известны в Европе. Значительная часть пере­селенцев закрепилась в Пермской губернии. Губернатор отмечал, что переселенцы владели тогда более современной агротехникой и культурой. Так, в Оханском уезде Крестьянский банк приобрел у казны огромное Сивинское имение, принадлежавшее ранее Н.Н. Всеволожскому, где в короткий срок были построены школы, церкви, народный дом, проложены дороги.

Аграрная реформа положила начало юридическому оформлению прав собственности на землю многочисленного класса мелких земельных собственников. Реформа несла прогресс буржуазной циви­лизации. Сегодня в литературе продолжается дискуссия – могли ли реформы создать в России фермерскую форму ведения сельского хозяйства.

 

П.А. Столыпин, кроме аграрной реформы, разрабатывал законопроекты в политической, соци­альной и культурной областях. Он предложил бессословную систему местного управления, т.е. выбо­ры в земства не по сословным куриям, а по имущественным, снизив имущественный ценз в 10 раз. Он разработал законопроект о введении земства в 9 западных губерниях. Ему принадлежит инициатива в создании 7 новых министерств, в т.ч. министерства здравоохранения, в реформировании полиции.

Столыпин плани­ровал политическое отделение Польши от России в 1920 г. Об этом пишет его сын А.П. Столыпин и такова версия исследователя И. Дякина. Столыпиным была ущемлена автономия Финляндии. Он на­стаивал на примате общероссийских законов, в то время как в 1809 г. Александром I была дарована ав­тономия великому княжеству Финляндскому. По своим глубоким убеждениям он был русским патрио­том.

 

Поставлен вопрос о реформировании промышленности – иностранные займы предполагалось использовать только на исследование недр земли, строительство железных дорог и особенно дорог с твердым покрытием.

Столыпин, решая рабочий вопрос, внес в Думу законопроект о страховании рабочих по инвалидности, старости, медицин­ской помощи рабочим за счет предприятий, легализации экономических стачек и профсоюзов, законодательного ограничения длительности рабочего дня для малолетних и подростков.

Он поставил вопрос принятия закона о введении всеобщего бесплатного начального образования в России. С 1907 по 1914 гг. постоянно росли расходы государства и земств на развитие народного образования. Он предлагал повысить зарплату учителям, священникам, служащим почт, железных дорог, чиновни­кам госаппарата.

 

Политический курс, намеченный Столыпиным, вызвал резкую критику. Консерваторы не хотели идти на реформы, подрывающие устои самодержавия. Либералы обвиняли его в диктаторских вкусах и повадках. Со­циалистические партии выступали с резкой критикой внутренней политики, называли его «обер-вешателем», «погромщиком». Столыпин, выступая в Думе, заявил: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!».

 

1 сентября 1911 г. во время пребывания царской семьи в Киеве в здании оперы Столыпин был смертельно ранен Д. Богровым. Единого мнения о мотивах преступления в лите­ратуре до сих пор нет. Есть версии: убийство Столыпина – дело рук царской охранки, что Богров дей­ствовал по заданию партии эсеров, что убийца исходил из личных мотивов.

В целом же в тот период и в настоящее время высказываются весьма противоречивые оценки личности П.А. Столыпина и его деятельности. С.Ю. Витте отмечал «эволюцию» Столыпина от либе­рального премьера до «такого реакционера, который бы... произвольно с нарушением всяких законов правил Россией».

Один из первых русских марксистов П.Б. Струве отмечал, что аграрной «политикой он совершил огромный сдвиг в русской жизни... не может быть никакого сомнения, что с аграрной реформой, ли­квидировавшей общину, по значению в экономическом развитии России в один ряд могут быть постав­лены лишь освобождение крестьян и проведение железных дорог». Гуманист XX в. философ В.В. Ро­занов писал: «На Столыпине не лежало ни одного грязного пятна: вещь страшно редкая и трудная для поли­тического деятеля», его «смогли убить, но никто не смог сказать: он был лживый, кривой или своеко­рыстный человек».

А вот точка зрения современного исследователя А.Я. Авреха: «Столыпин... прежде всего правый реакционер, проводник политики, вошедшей в историю под именем столыпинской реакции». Специа­лист по аграрной истории России начала XX в. П.Н. Зырянов видит трагедию Столыпина в том, что царь и помещики не захотели «иметь «приказчика», превосходящего их по личным качествам». Заслуживают внимания выводы исследователя Л.И. Новиковой о Столыпине как государственном деятеле нового типа. Первое: в основу его программы положен системный подход. При разработке, контроле за ее реализацией ощущался реализм, прагматизм. Он понимал, что для успеха реформ требуется тщательная подготовка материальных условий и психологического состояния общества. Второе: Столыпин, начал строить новое здание российской государственности снизу, с обустройства самого многочисленного и обездоленного сословия – крестьянства, чтобы так заложить основы гражданского общества. Третье: Столыпин не был ни монархистом, ни либералом; он был государственником, ставившим интересы России превыше царской милости и «общественного мнения». Четвертое: возглавив правительство, он выступал как Председатель Совета министров, подчиняя работу всех министерств единому плану, преодолевая сопротивление весьма влиятельных лиц, включая ближайших родственников царя.

 

Модернизация страны далеко еще не была завершена. Россия все еще сильно отставала от ведущих стран Европы и США по многим решающим параметрам. Однако произошло существенное обновление технической базы промышленности, изменилось экономическое поведение предпринимателей, качество рабочей силы. Стержнем народного хозяйства стала тяжелая промышленность. В 1900–1913 гг. валовой национальный продукт России рос в среднем на 3,5% в год, а в странах Западной Европы лишь на 2,1%. Быстрее России развивались лишь США (4,0% в год) и Канада (6,3%). С 1885 по 1911 г. в России возросли темпы роста уровня жизни в 2,4 раза, производительность труда – в 16 раз по сравне­нию с предшествующим послереформенным двадцатилетием. Известный экономический обозреватель Франции Эдман Тэри, посетивший Россию накануне I мировой войны с целью изучить последствия происходящих здесь преобразований, писал позднее в книге «Россия в 1914 г.», что «ни один из европейских народов не имел подобных результатов за первые 12 лет XX века... Если у больших европей­ских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, – заключал он, – то к сере­дине XX в. Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финан­совом отношениях».

 

Таким образом, по мнению ряда экономистов нашей страны и большинства зарубежных исследова­телей экономической истории России, страна уже обрела отраслевую структуру народного хозяйства, весьма схожую с той, какую имели другие промышленно развитые страны Запада в первый период своего активного индустриального развития. Говоря о факторах экономического роста, следует отметить полную отмену с 1907 г. выкупных платежей, рост мировых цен на зерно, постепенное сокраще­ние помещичьего землевладения, очень хорошие урожаи 1912–1913 гг., вторую мощную волну ино­странных инвестиций (1909–1914 гг.), составивших более половины всех новых капиталовложений в российскую промышленность. Думается, не следует отрицать взаимосвязь экономических успехов со столыпинской программой модернизации страны. Однако столь удачно начавшийся, хотя и запоздалый, взлет России был прерван Первой мировой войной.

 

4. Первая мировая война и ее воздействие
на мировую историю ХХ века

Первая мировая война (1914-1918 гг.) – первый глобальный военный конфликт ХХ в., величайшее бедствие, кровавая драма для всего человечества. Война унесла 10 миллионов человеческих жизней, из них 5 миллионов русских солдат и офицеров. В военные действия оказалось вовлечено 38 государств.

 

Еще до 1914 г. Европа раскололась на два непримиримых блока: Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Антанту (Англия, Франция, Россия). Каждый блок, внутри их каждая великая держава руководствовались собственными экономическими и внешнеполитическими интересами, целями, в основе которых лежала торгово-промышленная и финансовая конкуренция.

Так, Россия стремилась ослабить влияние Османской империи и Германии на Балканах, усилить здесь свое влияние (в Болгарии, Греции, Сербии и др.), выйти к Константинополю, усилить свое влияние в черноморских проливах Босфор и Дарданеллы. «Владеющий проливами имел ключ для наступательного движения в Малую Азию и для гегемонии на Балканах», – напоминал царю министр иностранных дел С.Д. Сазонов в записке от 23 декабря 1913 г. Усилить позиции в странах, соседствующих с Россией или являющихся объектом спора или раздела с другими великими державами (в Афганистане, Китае, Персии, Турции).

Цель Англии состояла в том, чтобы ликвидировать Германию как военно-морскую державу и помешать ее продвижению через Турцию и Багдад к Персидскому заливу. Англию не тревожило даже существование сильной Германии, но как исключительно континентальной державы, рассматривая такую Германию даже как необходимое условие поддержания баланса сил в Европе. Для Франции, наоборот, сильная и перевооруженная Германия представляла смертельную угрозу. Германия стремилась ослабить Россию в экономическом, политическом и военном отношениях. Налицо были противоречия между Германией и Австро-Венгрией, Австро-Венгрией и Болгарией, Россией и Францией, Францией и Италией и т.д. Война разразилась по совокупности многих причин, связанных с империализмом: из-за колониального соперничества держав, передела мира, из-за борьбы за рынки сбыта товаров и сферы приложения капиталов.

 

Однако конкретно война вспыхнула из-за обострения национального вопроса в самой Европе. В. Вильсон, двадцать восьмой президент США, полагал, что европейский конфликт был борьбой «национальных эгоизмов друг с другом». Он считал важнейшей целью своей политики скорейшее прекращение войны на «ничейной позиции». Однако объявление Германией неограниченной подводной войны, свержение царизма в России коренным образом изменили его тактику. В итоге в США было принято решение сначала о признании новой «российской демократии», затем (в апреле 1917 г.) о вступлении США в войну против Германии. В 1914–1919 гг. В.Вильсон стал инициатором либерально-демократической системы миропорядка.

Причиной войны был и дефицит антимилитаристского сознания. Учитывая военно-технологический взлет на рубеже ХIХ – ХХ вв., война не могла не стать катастрофой как для побежденных, так и для победителей. Об этом предупреждал финансист-пацифист И.С. Блиох в своей книге «Будущая война» (1898 г.): «Война для России, какой бы не был ее исход, была бы не менее гибельной, чем для ее врагов». Однако политические элиты, включая генеральные штабы, рассчитывали на молниеносный результат. И.С. Блиох писал, что война уже не пригодна для разрешения международных споров. Напомним, что исходя из современной трактовки Концепции глобализации, именно на рубеж ХIХ -ХХ вв. пришелся один из мощных ее толчков и вызвал общую нестабильность в международных отношениях.

Австро-Венгрия 15(28) июля 1914 г., использовав в качестве предлога убийство сербским националистом в г. Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Фердинанда, объявила под прямым давлением Германии войну Сербии. Россия объявила о всеобщей мобилизации. Германия 19 июля (1 августа) объявила войну России, 21 и 22 июля (3 и 4 августа) в войну вступили соответственно Франция и Англия. В войну Россия вступила под лозунгом «славянского единства», заявив о намерении защитить Сербию и Черногорию. На этих позициях стояли все без исключения политические партии и общественные организации России – от крайне левых до крайне правых. Лозунг «славянского единства» поддержали русские писатели Л. Андреев, известный публицист А.В. Амфитеатров и др.

 

Первая мировая война по своему происхождению, характеру и результатам носила империалистический, захватнический характер для всех ее участников, за исключением Сербии, Черногории и Бельгии, а также оккупированных территорий других стран, народы которых вели борьбу за свое освобождение. В борьбе с Германией Англия и Франция рассчитывали на значительную военную мощь России, армия которой являлась самой многочисленной в мире. Русская армия неоднократно оттягивала на себя силы противника в критические для англо-французских войск сражения и несла огромные потери.

 

Россия не успела завершить модернизацию экономики, осуществить принятые в канун войны программы перевооружения армии и флота. Весной 1915 г. в обстановке острой нехватки вооружений и боеприпасов русская армия начала отступление на европейском театре военных действий. В 1916 г. армия под командованием генерала А.М. Брусилова прорвала фронт против австрийцев. В 1917 г., уже после Февральской революции, попытки наступления на германском фронте закончились поражением русской армии.

Участие в войне дорого обошлось России. Расходы на войну привели к расстройству всего народного хозяйства. Реальная покупательная сила рубля снизилась к 1917 г. до 27 копеек Внутриполитическая ситуация отличалась нестабильностью. Только за 6 ме­сяцев до Февральской революции сменились три председателя Совета министров, два министра внут­ренних дел и т. д. Нарастало недовольство в среде либеральной оппозиции и движение протеста в народе, в армии. В августе 1915 г. в Думе сложился Прогрессивный блок, объединение оппозиционно на­строенных политических партий, потребовавших от самодержавия создания «министерства доверия», правительства, ответственного перед Думой. Страна стояла на пороге новой революции.

 

Мировая война выдвинула в центр международной социалистической мысли проблему империа­лизма и революции. В началеXX в., в условиях разгула милитаризма и грабительских войн за раздел и передел колоний (с 1880 по 1913 гг., т.е. за 34 года, развязано 17 войн), родилась теория империализма.

Корни этой теории уходят в марксистскую теорию становления, расцвета и гибели капитализма. Одна­ко по мере развития капитализм приобретал все большую эластичность. Соответственно менялись и взгляды К. Маркса и Ф. Энгельса на условия и формы перехода от капитализма к социализму. Они вносили в эти представления новые поправки. Их число приближалось к той критической массе, когда встает вопрос о существенной модификации самой исходной теории (подробнее см. тему 1).

Последователи К. Маркса и Ф. Энгельса получили противоречивое теоретическое наследие: исход­ная теория сформулирована в 40–50-х гг. XIX в., и на протяжении последующих со­рока лет было внесено немало поправок. Это раздвоенное теоретическое наследие предопределяло неизбежность раскола в рядах мар­ксистов. Одно течение, связанное с именем Э. Бернштейна, видного деятеля немецкой социал-демократии, продолжает критический пересмотр исходной теории. Э. Бернштейн доказывал, что капи­тализм приспосабливается к новым условиям производства. Это проявлялось в ослаблении всеобщих циклических кризисов, в смягчении классового расслоения общества, в переходе широких слоев пролета­риата в среднее сословие, которое интегрируется в капитализм и становится стабилизирующей соци­альной силой, в улучшении положения пролетариата, объединенного в профсоюзы. Теория круше­ния капитализма была поставлена под сомнение. Не отрицал Э. Бернштейн превращение капитализма в социализм, но считал, что это произойдет постепенно, парламентским путем, в ходе реформ под влиянием проф­союзов и социал-демократии.

К. Каутский, Р. Люксембург, В.Г. Плеханов, В.И. Ленин и другие марксисты продолжали отстаи­вать теорию краха капитализма и революционного захвата власти пролетариатом. Как раз в это время, в конце XIX – начале XX в. развернулись новые явления, которые, казалось бы, свидетельствовали в пользу марксистов. Росли монополии, союзы крупного капитала, они оказывали давление на прави­тельства, подталкивали их к захвату колоний. Цель была одна – раздел и передел мира.

 

В начале ХХ в. стало очевидно, что капитализм вступил в какую-то новую, драматическую фазу развития. В миро­вую научную политическую литературу вошло понятие «империализм». Первым его вводит прогрес­сивный английский либерал Джон Гобсон. В своей книге «Империализм» (1902 г.) он показал прямую связь милитаризма и агрессивной внешней политики с корыстными интересами финансовой олигар­хии. Д. Гобсон считал это величайшей опасностью для народа и призывал к политике перераспределе­ния доходов, лишив империалистическую олигархию власти и обеспечив подлинное народовластие, но не революционным переворотом, а повышая политическую культуру народа.

Марксисты-революционеры подхватили многие идеи Д. Гобсона, углубили анализ империализма и пришли к выводу о неизбежной гибели капитализма, но в результате пролетарской революции. К. Ка­утский обосновал вывод об империализме как эпохе пролетарских революций. В 1905 г. он писал, что «всякая связанная с большими потерями, безрезультатная война должна стать исходным пунктом для революции, которая установит пролетарский режим». Эта идея легла в основу решений Штутгартского (1907) и Базельского (1912) конгрессов II Интернационала, предупреждавших об угрозе надвигавшейся мировой войны и призывавших рабочих вести борьбу за мир и противопоставить капиталистическому империализму мощь международной солидарности пролетариата, использовать кризис, вызываемый войной, для борьбы за социалистическую революцию. Лидеры II Интернационала явно заблуждались относительно степени международной классовой солидарности пролетариата, игнорируя националь­ную солидарность граждан каждой воюющей страны, их патриотизм.

Но больше всех ошибались в этом вопросе большевики, которые боролись за проведение в жизнь решений конгрессов II Интернационала (1907–1912 гг.) о превращении мировой империалистической войны в гражданскую даже после того, как стало ясно, что переодетые в шинели пролетарии отдают предпочтение патриотическим чувствам над классовыми и безжалостно убивают друг друга.

Поняв стратегический просчет, многие лидеры социал-демократии, в т.ч. и российской (К. Каутский, В.Г. Плеханов и др.), меняя тактику на ходу, перешли на позиции «защиты своего отечества», за что были В.И. Лениным названы «социал-шовинистами». Напомним, что социал-демократы II Интернационала про­голосовали за военные кредиты своим правительствам, т. к. в политике периода мировой войны на первое место поставлены нация и интересы национального государства, а не интернациональный долг пролетариата.

 

В.И. Ленин в 1916 г. написал брошюру «Империализм, как высшая стадия капитализма», в которой он дает определение империализма, включающее пять признаков. Стержнем ленинской теории империализма стала монополизация, а мо­нополия «порождает неизбежно стремление к застою и загниванию», империализм приходится харак­теризовать «как умирающий капитализм». Или еще точнее: «Империализм есть канун социалистиче­ской революции». Но основной пафос его работы состоял в опровержении вывода Каутского и других социал-демократов Запада и России, сторонники которых столкнулись с новыми условиями военного перио­да, усомнились в однозначности вывода об империализме как последней стадии капитализма.

В.И. Ленин заявил, что Каутский и иже с ним больше не марксисты. Ленин приходит к выводу о крахе II Интернационала и необходимости создания III Коммунистического интернационала. Он счи­тал, что в годы мировой войны открывалась возможность мировой социалистической революции в пе­редовых странах Запада, в контексте которой Россия могла рассчитывать не просто на успех буржуаз­но-демократической революции, но и на сравнительно скорое продвижение затем к революции социалистической. Это помешало В.И. Ленину правильно оценить резко изменившуюся с началом мировой войны реальную ситуацию в мировом рабочем движении, понять иллюзорность надежд на классовую солидар­ность, а следовательно, и беспочвенность расчетов на мировую пролетарскую революцию. Каутский и многие другие социал-демократы это поняли и оказались в данном случае более гибкими политиками.

 

После победы Октябрьской революции Советское правительство 3 марта 1918 г. заключило с Германией тяжелый для себя сепаратный Брестский мир на грабительских условиях: от России отходили Польша, Прибалтика, часть Белоруссии и ряд других территорий. Украина, фактически оккупированная немцами, а также Финляндия признавались независимыми. На данной территории проживало 56 миллионов человек – треть населения Российской империи, находилось более четверти обрабатываемых земель, производилось 70% стали, добывалось 90% каменного угля. Россия обязывалась выплатить 6 млрд. марок контрибуции, демобилизовать армию и флот.

 

Первая мировая война закончилась поражением Германии и ее союзников. В Германии 9 ноября 1918 г. началась революция. Германия капитулировала и 28 июня 1919 г. подписала Версальский договор.

США этот договор не подписали, т.к. согласно договору Япония наследовала все бывшие острова Германии в Тихом океане. Япония превратилась в ведущую военную и военно-морскую державу на Тихом океане. США отказались войти в Лигу наций, хотя президент Вильсон и был инициатором ее создания. Неизбежность столкновения между Вашингтоном и Токио возникла именно в то время.

Первая мировая война имела экономические, политические, демографические, военно-технические и социально-психологические последствия. Она повлияла на мировую историю ХХ в., стала первым и важным шагом на пути трансформации капитализма в ХХ в., перехода к государственному регулированию экономики и социальных отношений. Война привела к серьезным сдвигам в геополитическойситуации в Европе и мире: ослабление либо распад Австро-Венгерской, Германской, Российской и Османской империй; начался необратимый процесс распада колониальных держав – Великобритании и Франции; на историческую арену вышли новые независимые государства – Австрия, Венгрия, Польша, Чехословакия, Югославия, Финляндия, Литва, Латвия, Эстония, многочисленные государства Ближнего и Среднего Востока. Результатом войны стала новая расстановка сил на международной арене: ведущую роль начали играть США, возросло влияние Японии и Китая, изменилась роль России в сфере международных отношений, по-новому стал складываться баланс отношений в Африке и Латинской Америке.

Из Первой мировой войны вырос фашизм – крайне правое политическое течение с его воинствующим национализмом, расизмом, культом силы и военной организации.

К прямым последствиям войны можно отнести мировой революционный кризис 1917–1923 гг. и две революции в России. Организационно оформилось крайне левое политическое течение в виде III Коммунистического интернационала, взявшего курс на мировую революцию.

Созданная Версальская система не привела к решению национального вопроса. Искусственные границы, установленные Версальским и другими договорами, оставили вне вновь созданных государств многие единые в этническом отношении группы населения. Так, венгры оказались рассеянными по пяти государствам – Венгрии, Словакии, Югославии, Румынии и Советской России. Саарская область, где в основном проживали немцы, отошла к Франции. Триестская область со славянским населением была передана Италии. В образовавшемся в 1919 г. Королевстве сербов, хорватов и словенцев не был решен на справедливой основе национальный вопрос. Последствия этого решения сказываются и поныне, например, в бывшей Югославии, где на национальной почве на рубеже ХХ–ХХI вв. возникло несколько локальных войн.

Первая мировая война нанесла сильнейший удар европоцентризму, т.е. по представлениям о европейской цивилизации как высшем достижении мировой культуры и прогресса. Война и любой крупный общественный катаклизм, как правило, приводят к духовному кризису, душевному смятению, кардинальной ломке идеалов, смене морально-этических ценностей.

 

Таким образом, Первая мировая война – грандиозная по своим масштабам и последствиям человеческая катастрофа ХХ в. Ее результатом стала новая расстановка сил на международной арене. Созданная Версальская система не обеспечила подлинной стабилизации международной обстановки, породив антагонизм между странами-победителями и странами побежденными. В период 1920–1930-х гг. не просто назревала предпосылка нового военного конфликта: развитие международных отношений шло в русле тотальной конфликтности с явным назреванием, особенно после прихода в Германии к власти Гитлера, Второй мировой войны.

 






Дата добавления: 2016-07-22; просмотров: 2547; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.078 сек.