Сохранение Арктики в качестве зоны мира и сотрудничества

Эта задача должна решаться с учетом того, что Арктика имеет важное военно-стратегическое значение для России. В АЗР находится ряд важнейших предприятий оборонной промышленности. Государственная граница РФ на протяжении почти 20 тыс. км проходит по территории региона. Немаловажен и внешний фактор. В случае постоянного присутствия ядерного подводного флота США и размещения систем ПРО морского базирования (которые активно разрабатываются в США) здесь будут созданы возможности для перехвата пусков баллистических ракет и нанесения превентивного удара по России. Здесь же сохраняется военный потенциал России и НАТО, который, хотя и уменьшился по сравнению с периодом «холодной войны», все еще представляет значительную силу. По сути дела, противостояние России и НАТО/США по-прежнему продолжается, хотя и в более мягкой форме, чем в прошлом.

Несмотря на очевидную значимость АЗР для России, социально-экономическая, демографическая и экологическая ситуация в этом регионе остается весьма сложной, а гражданская и военная инфраструктуры, необходимые для реализации стратегических возможностей региона в таких сферах, как освоение его природных богатств и развитие международной транспортной системы, не соответствуют ни сегодняшним, ни, тем более, будущим потребностям.

В то же время в международно-политическом плане в Арктике накопилось немало проблем, связанных с экологией, нерешенными территориальными спорами, организацией совместной хозяйственной деятельности государств и эффективных механизмов их сотрудничества, подчас бедственным положением коренных народностей. К сожалению, пока этот регион является скорее предметом соперничества, чем сотрудничества между различными государствами и международными организациями. Стороны часто склонны решать накопившиеся проблемы конфликтно-силовым, а не политико-правовым путем. Усилилось давление на Россию по таким вопросам как определение внешних границ континентального шельфа, раздел морских территорий, разработка нефтегазовых ресурсов, эксплуатация биоресурсов, доступ иностранных государств к СМП…

В условиях повышения геополитического статуса Арктики явно намечается опасная тенденция к милитаризации региона. Это выражается в:

· усилении военного присутствия и активности ряда стран, а также НАТО в Арктике;

· модернизации их вооруженных сил, дислоцированных в Арктике, и соответствующей военной инфраструктуры;

· интенсивном использовании вооруженных сил (прежде всего, военно-морских флотов) для отстаивания своих экономических интересов.

Одной из мер для защиты национальных интересов России в Арктике является развитие военной инфраструктуры. Но ее основная цель видится не в последующем значительном наращивании российского военного присутствия в АЗР, а в установлении системы мер по контролю над воздушным, водным и сухопутным пространствами. Более того, создаваемая инфраструктура должна максимально способствовать экономическому освоению Арктики.

В этой связи, как указывается в арктической доктрине России 2008 г., особое внимание необходимо уделить оптимизации системы комплексного контроля за обстановкой в Арктике, включая пограничный контроль в пунктах пропуска через государственную границу РФ, введение режима пограничных зон в административно-территориальных образованиях АЗР и организацию инструментального технического контроля за проливными зонами, устьями рек, лиманами на трассе СМП[78].

В Арктике на пограничников помимо охраны морских и сухопутных границ возлагаются задачи борьбы с наркотрафиком, браконьерством, незаконной миграцией из стран СНГ, а также содействие научному изучению Арктики. Например, подразделение «Нагурское» на Земле Александры архипелага Земля Франца-Иосифа осуществляет поддержку всех экспедиций на Северный полюс[79].

Другое направление политики, направленное на поддержание региональной безопасности, связано с деятельностью России в рамках международных организаций. Россия заинтересована в укреплении и развитии Арктического совета (АС). Здесь союзником России объективно становится Канада, которая стояла у истоков создания АС, является его активным членом и настаивает на закреплении преимущественных прав арктических государств (США, Канада, Россия, Дания, Норвегия) на освоение шельфа. Канада также выступает за то, чтобы в рамках АС недвусмысленно ограничить права неарктических государств, в числе которых такие конкуренты России, как Китай и Япония.

Превращение АС из консультативного форума в полноценную международную организацию, принимающую обязательные для исполнения решения, позволит не допустить дальнейшей милитаризации Арктики. А эта тенденции связана с активностью США и ряда европейских государств. Они стремятся, чтобы НАТО стала главным арбитром и одновременно инструментом в решении любых споров. Если вспомнить, что НАТО фактически выдавливает Россию из европейской системы безопасности, оставляя ей только право совещательного голоса, то очевидно, что в борьбе за ресурсы Арктики политика НАТО также будет антироссийской.

Итак, Россия имеет существенные и разнообразные национальные интересы в Артике. Необходимо также подчеркнуть, что эти интересы имеют не конъюнктурный, а долговременный характер. Они требуют внимания и заботы не только со стороны государства, но и всего российского общества. Необходимы также регулярное всенародное обсуждение этих интересов, их уточнение, а также разработка и постоянная корректировка соответствующей концептуальной и нормативно-правовой базы российской стратегии в этом регионе.

Вектор на международное сотрудничество и экономическое освоение Арктики подтвержден в новой стратегии по развитию Арктической зоны России, опубликованной 20 февраля 2013 г. (далее – Стратегия-2013)[80]. Этот документ служит уточнением, дополнением и конкретизацией положений основ политики России по освоению Арктики, принятых в 2008 г.[81] В документе дана реальная оценка ситуации, в частности, отмечается, что цели первого этапа Основ политики (2008–2010) пока не достигнуты. Это касается задержки с разработкой федеральной программы развития АЗР, а также признания факта, что Россия не имеет достаточных технологий и инвестиций для самостоятельного освоения ресурсов Арктики. Не была закончена в срок и работа по сбору данных для заявки о расширении границ континентального шельфа.

В Стратегии-2013 отчетливо обозначен приоритет «мягкой безопасности». Основное внимание отводится формулированию оптимальной государственной политики для решения конкретных задач по социально-экономическому развитию АЗР. При этом основные направления социально-экономического развития решаются в увязке с обеспечением интересов национальной безопасности РФ в регионе:

« а) комплексное социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации;

б) развитие науки и технологий;

в) создание современной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;

г) обеспечение экологической безопасности;

д) международное сотрудничество в Арктике;

е) обеспечение военной безопасности, защиты и охраны государственной границы Российской Федерации в Арктике».

Стратегия-2013 описывает механизм реализации основных целей арктической политики, который включает в себя два компонента. Во-первых, активную регулирующую, контрольную и инвестиционную деятельность государства. Во-вторых, частно-государственное партнерство для дополнительного привлечения средств и организации взаимодействия государства, науки, бизнеса, иностранных партнеров и общественных организаций.

Государство гарантирует сохранение Северного морского пути в качестве национальной транспортной магистрали. В перспективе намечено создание единой круглогодичной арктической транспортной системы, которая кроме Северного морского пути включит в себя речные, железнодорожные и автодорожные коммуникации, а также аэропорты. Планируется государственная поддержка строительства специальных транспортных средств и судов, портов, средств связи и спасательно-аварийных служб.

На основе частно-государственного партнерства, включая иностранные инвестиции, будут разрабатываться новые материалы и технологии, адаптированные к условиям Арктики и обеспечивающие безопасную добычу ресурсов. Предполагается научное обоснование долгосрочных перспектив экономической деятельности в Арктике, изучение последствий изменения климата на все стороны жизнедеятельности в регионе. Большое внимание уделяется вопросам социальной политики и значительного улучшения условий жизни в регионе.

В Стратегии-2013 подчеркивается главный вектор внешнеполитической деятельности РФ в Арктике – сотрудничество с другими субъектами политики в рамках принятых международно-правовых обязательств. Основное внимание уделяется взаимовыгодным отношениям с приарктическими государствами в многостороннем и двустороннем формате, а также сотрудничеству в рамках региональных организаций.

Основные направления деятельности: научное и экономическое сотрудничество, приграничное сотрудничество, организация международной системы поиска и спасания, ликвидация последствий аварий, обеспечение международного научного и экономического присутствия на Шпицбергене, совместное развитие кроссполярных авиамаршрутов и эксплуатация Севромпути под юрисдикцией РФ.

Хотя в Стратегии-2013 нет специального раздела о военных угрозах в Арктике, наряду с сотрудничеством, документ указывает на меры по обеспечению военной безопасности и охране государственной границы РФ. Основные направления этой деятельности состоят в поддержании необходимого уровня боеготовности, создании условий для оперативного развертывания в регионе, совершенствовании системы контроля воздушного и надводного пространств, использовании технологий двойного назначения для комплексного решения задач безопасности и устойчивого социально-экономического развития АЗР, ведении гидрографических работ для уточнения разграничительных линий. Эти меры направлены на стратегическое сдерживание и недопущение силового давления на РФ, на отражение в случае необходимости агрессии, на обеспечение в мирное время безопасности всех видов деятельности в пределах исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ.

Таким образом, военная политика России в Арктике сводится к нейтрализации и сдерживанию угроз социально-экономическому развитию АЗР, а также безопасному освоению ресурсов континентального шельфа и контролю над воздушным и надводным пространством в исключительной экономической зоне России. Аналогично строится политика безопасности других арктических государств, что создает основу для взаимопонимания.

Однако Стратегия-2013 вызывает ряд вопросов, касающихся сферы безопасности и требующих дальнейшей проработки. Во-первых, в ней не содержится анализа политической ситуации в Арктике в целом, включающей как факторы сотрудничества, так и факторы конфликтности отношений РФ с другими участниками арктической политики. Между тем стратегия экономического освоения АЗР не может не учитывать более широкого внешнеполитического контекста, без которого нельзя в полной мере учесть реальные перспективы и пределы сотрудничества.

Во-вторых, раздел об обеспечении военной безопасности АЗР, где говорится о стратегическом сдерживании, не опирается на анализ интересов России в Арктике, военных угроз, военной деятельности других государств и международных организаций, включая блок НАТО. Но ведь именно такой анализ является основой для масштабов и направлений строительства вооруженных сил и объектов инфраструктуры в Арктике.

В-третьих, в Стратегии-2013 не дается оценка деятельности, влиятельности и полезности для защиты интересов РФ различных международных организаций, влияющих на политику в Арктике. Без опоры на эти организации трудно оптимизировать политико-дипломатическую и международно-правовую борьбу России по защите своих законных интересов. Это направление работы особенно важно, если учесть объективно сложившиеся правовые проблемы вокруг статуса Арктики и раздела шельфа. Они разрешаются только на пути диалога в рамках международных институтов.

В-четвертых, в документе обнаруживается недифференцированный подход к государствам-участникам арктической политики. Следует четко различать арктические, приарктические и неарктические государства, обладающие различными правами на освоение Арктики и различным статусом в международных организациях. В документе не всегда понятна разница между приарктическими и прибрежными государствами.

В-пятых, обращает на себя внимание, что в Стратегии-2013 не предусмотрено создание страхового механизма, который бы позволял накапливать средства на случай катастрофических последствий от экономической деятельности по примеру разлива нефти в Мексиканском заливе. Между прочим, на этом направлении имеется положительный опыт Канады, которая наложила запрет на бурение в арктических широтах, пока не будет создан достаточный страховой запас, поскольку государству будет не под силу справиться с последствиями подобной экологической катастрофы. Тем более это касается финансовых и технологических возможностей добывающих частных кампаний. Нельзя не учитывать и тот факт, что природа Арктики особо уязвима.

Очевидно, что Стратегия-2013 требует дальнейших уточнений и развития отдельных положений. Кроме того, для того, чтобы она стала воплощаться в жизнь, необходимо провести значительную работу по подготовке целого ряда федеральных законов и целевых программ развития.

В настоящее время сложилось четыре «круга» соперничества в Арктике. Во-первых, в борьбе за ресурсы Крайнего Севера, прежде всего, участвуют пять «официальных» арктических держав (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия), которые, имея побережье на Северном Ледовитом океане, обладают преимущественными правами на разработку ресурсов Арктики. При этом США, сохраняя мировое лидерство, строят свою арктическую политику как часть национальной стратегии по обеспечению глобального господства. Для арктической стратегии Вашингтона характерна ставка на односторонние действия и игнорирование тех международных организаций, где представлена Россия[82].

Во-вторых, это приарктические государства, которые, не имея прямого выхода к Северному Ледовитому океану, тем не менее, находятся в непосредственной близости к Полярному кругу (Исландия) или обладают территорией, находящейся в Заполярье (Швеция и Финляндия)[83]. На этом основании их включили в АС, являющийся ведущей субрегиональной организацией.

В-третьих, это – международные организации западных стран (НАТО, Евросоюз, организации стран Северной Европы), которые с недавних пор также активно включились в арктическое соперничество[84].

Вдобавок к указанным трём, стремительно возникает еще один – четвертый – «круг» соперничества вокруг Арктики, который не может не учитывать Россия и другие региональные «игроки». Неарктические государства также стали проявлять интерес к освоению Арктики. Это неизбежно приведет к обострению экономических и политических противоречий в регионе, поскольку правовой режим Арктики в ряде случаев не позволяет однозначно провести разграничительные линии даже между «официальными» арктическими державами. Неарктические государства не имеют прав на разработку арктического шельфа, поскольку не имеют прямого выхода к Северному Ледовитому океану. Поэтому они объективно заинтересованы в пересмотре уже сложившихся правовых норм и сфер влияния, а также «интернационализации» региона.

Рассмотрим взаимоотношения России с основными мировыми центрами силы, претендующими на влияние в Арктике.

Россия и США

Значение Арктики для США. Арктическое побережье США проходит по Аляске, на шельф которой, по оценкам национальной Геологической службы, приходится около 31% от неоткрытых запасов нефти всей Арктики, что составляет 27 млрд баррелей. Здесь также предполагается найти газ, но в гораздо меньших объемах.

Регион Арктики сохраняет важное стратегическое значение для ядерного подводного флота США. С позиций на северо-востоке Баренцева моря США могут поразить большинство важных целей, поскольку здесь пролегают кратчайшие траектории для баллистических ракет, направленных из восточного в западное полушарие. На Аляске располагается инфраструктура НОРАД, которая прикрывает США и Канаду с северного стратегического направления.

Многие эксперты отмечают смену мотивации деятельности Вашингтона на Крайнем Севере. Если в период «холодной войны» главным было военно-стратегическое противоборство с СССР, то сейчас основное значение имеют экономические интересы – доступ к нефтегазовым ресурсам Арктики. Наибольшую активность в Арктике проявляют такие компании как «Шеврон», «Экссон-Мобил», «Коноко-Филлипс».

Пересмотр интересов и политики США в Арктике начался после 2004 г. в связи с оживлением деятельности России на Крайнем Севере.

Содержание арктической стратегия США. 12 января 2009 г. была опубликована Директива по арктической политике США. В ней говорится, что «в Арктике США имеют широкие фундаментальные интересы в сфере национальной безопасности и готовы действовать независимо, либо в союзе с другими государствами по защите этих интересов». В Арктике Вашингтону выгодна максимальная реализация принципа свободы мореплавания и хозяйственной деятельности, поскольку США не участвуют в конвенциях ООН по морскому праву, дающих возможность оформить претензию в спорных ситуациях по разделу шельфа. Заявленные официально американские интересы можно сгруппировать в несколько категорий.

Военно-стратегические интересы – ПРО и раннее предупреждение, развертывание наземных и морских средств для стратегической переброски сил в Арктику, стратегическое сдерживание, ведение морских операций, свобода навигации и перелетов. Именно для защиты этих интересов США при необходимости готовы действовать в одностороннем порядке.

Интересы внутренней безопасности – предупреждение террористических атак или других преступных действий, усиливающих уязвимость США в арктической зоне.

Политико-экономические интересы – расширение американского экономического присутствия при одновременной демонстрации морского могущества. США намерены не только защищать свои права в исключительной экономической зоне (200 миль от берега), но и осуществлять «надлежащий контроль» прилегающей акватории. Высшим национальным приоритетом названа также свобода трансарктических перелетов и свобода мореплавания применительно ко всей Арктике, включая Северный морской путь, который проходит вдоль территории России.

Таким образом, в арктической стратегии США оставляют за собой право действий не просто в одностороннем порядке, но и осуществлять контроль пространств Арктики за пределами юридически обоснованных разграничительных линий.

В развитие положений упомянутой директивы в октябре 2009 г. была опубликована «Арктическая дорожная карта» для ВМС США, содержавшая пятилетний план расширения морских операций в Арктике. Одной из целей «дорожной карты» названо обеспечение вооруженных сил системами оружия, обнаружения, связи и управления, а также другими объектами военной и гражданской инфраструктуры, адаптированными к условиям Арктики. В «дорожную карту» включено совершенствование систем морского базирования для защиты от баллистических и крылатых ракет, сил и средств для борьбы с подводными лодками и для контроля прибрежной зоны.

«Дорожная карта» предусматривает создание оперативно-тактического соединения по изучению последствий изменения климата для стратегических целей и характера морских операций в Арктике. В фокусе ее внимания находятся также постоянный мониторинг угроз безопасности интересам США, изучение возможностей ближайших конкурентов в Арктике, анализ действий и мотиваций всех государственных и негосударственных участников арктической политики. Важной частью «дорожной карты» является организация военно-научных исследований.

Положения арктической стратегии последовательно реализуются в практической политике. Об этом говорят планы по увеличению военной спутниковой группировки США, нацеленной на Арктику. При Б. Обаме США активизировали деятельность средств ПВО, нацеленных на перехват патрулирующей Арктику и Северную Атлантику российской стратегической авиации. Намечается наращивание присутствия в Баренцевом море атомного подводного флота США, который отрабатывает оперативные действия в условиях Арктики. Учения с участием ВМФ и авиации проводятся в Чукотском море, вблизи российских территориальных вод. В США продолжается обсуждение вопроса о строительстве атомных ледоколов для поддержки морских операций в Арктике. В сопроводительной справке к принятому в конгрессе законопроекту отмечается: «Одной из миссий Службы береговой охраны является предоставление США потенциала для поддержки национальных интересов в полярных регионах. США должны и будут присутствовать в Арктике на море и в воздухе в масштабах, достаточных для поддержки режимов превентивности и реагирования, а также для выполнения дипломатических задач». В последние годы США активно участвовали в учениях НАТО в арктическом регионе. Очевидно, что США вместе с другими странами Запада планируют усиливать многостороннее военное сотрудничество в Арктике.

Для реализации арктической стратегии администрация Б. Обамы предпринимала усилия по ускоренной ратификации сенатом США Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Это не только включит США в правовой механизм согласования политики с другими арктическими государствами, но и даст возможность расширить добычу минеральных ресурсов за пределы 200-мильной зоны. Правда, принцип свободы мореплавания для американских судов не сочетается с ограничениями, которые накладывает Конвенция. В конгрессе США сохраняется мощная оппозиция присоединению к Конвенции, поскольку последствия такого шага чреваты финансовыми потерями для части американских компаний, уже ведущих разработку различных ресурсов на шельфах других государств. Против выступают и многие республиканцы-консерваторы.

Между соперничеством и сотрудничеством. Противоречия (явные и скрытые) между Россией и США по вопросам Арктики существуют по нескольким направлениям. Как и многие другие государства, США стремятся к тому, чтобы статус Севморпути, проходящего вдоль арктического побережья России, стал международным. В случае реализации этих планов РФ не только лишится значительных доходов за пользование маршрутом другими государствами, это объективно повысит военно-стратегическую уязвимость РФ с северного направления.

По-разному Москва и Вашингтон относятся к ведущей региональной организации – Арктическому совету. Если Россия заинтересована в расширении полномочий совета, то в Директиве 2009 г. прямо говорится, что США считают совет только форумом для обсуждения и выступают против придания ему статуса международной организации, вырабатывающей обязательные для исполнения решения.

С другой стороны, США всячески поддерживают активизацию НАТО в Арктике, фактически выталкивая другие международные организации (Арктический совет и Совет Баренцева-евроарктического региона, в котором США не участвуют). При существующем характере отношений между Россией и НАТО такие шаги будут иметь негативные последствия для России, не имеющей надежных союзников в Арктике.

До тех пор, пока США не ратифицируют Конвенцию ООН по морскому праву, сохраняется возможность обострения споров с Россией по разграничительным линиям в арктических морях и по границе шельфа. Следует помнить, что США негативно относятся к попыткам РФ расширить зону своего шельфа за счет хребта Ломоносова и поднятия Менделева. В 2001 г. под давлением госдепартамента на Комиссию ООН по границам континентального шельфа, российская заявка была отклонена. Россия не ратифицировала договор с США о разграничительной линии в Беринговом море.

Но в отношениях США и России есть и значительный потенциал сотрудничества в Арктике. Его основу многие эксперты видят в декларации, подписанной «арктической пятеркой» в г. Илулиссат в мае 2008 г., которая говорит о том, что правовой основой для проведения разграничительных линий признается Конвенция по морскому праву 1982 г., а стороны намерены решать проблемы путем переговоров. В русле общего стремления Б. Обамы к перезагрузке отношений с Россией прозвучали заявления и самого президента США, и госсекретаря о намерении сотрудничать в Арктике с Россией. Однако, скорее всего, сотрудничество следует ожидать только на тех направлениях, где США не обойтись без российского участия.

В частности, это касается мер по обеспечению безопасности морских и авиационных перевозок в арктических широтах, о чем в мае 2011 г. государства-члены Арктического совета подписали соглашение. Каждый из подписантов взял обязательство создать силы и средства для обеспечения безопасности в своем сегменте и оперативного обмена информацией.

Намечается масштабное сотрудничество в освоении ресурсов Арктической зоны России. Российская компания «Роснефть» и американская «Экссон-Мобил» в апреле 2012 г. подписали соглашение о сотрудничестве по геологоразведке и разработке залежей нефтегазовых ресурсов в Карском море. России выгодно привлечение недостающих финансовых ресурсов (капитализация «Экссон-Мобил» – 400 млрд долл.) и современные технологии разведки и бурения в северных широтах. Еще один совместный проект ведут «Роснефть» и американская компания «Коноко-Филипис» в Ненецком АО, где разрабатывается перспективное Ардалинское месторождение и ожидается увеличение инвестиций с американской стороны.

Еще одно направление двустороннего сотрудничества – это развитие трансарктических маршрутов для авиаперелетов, предполагающих развитие инфраструктуры связи и сопровождения, модернизации и строительства новых аэропортов на территории России. Этот сегмент рынка авиаперевозок считается самым быстрорастущим.

Обоюдно выгодным было и остается сотрудничество США и России в научном изучении и природоохранной деятельности в Арктике. Очевидно, что любые решения, касающиеся экономического освоения Крайнего Севера должны опираться на научный анализ в связи с уязвимостью северной природы и сложными погодными, социально-бытовыми и другими условиями. На этом направлении Россия может предложить ледокольный флот и богатый опыт арктических экспедиций.

В военно-политическом аспекте в отношениях Вашингтона и Москвы назрело укрепление мер взаимного доверия в Арктике в военно-политической области. К таким мерам следует отнести взаимное предупреждение о планах передвижении сил военных флотов в «чувствительных» зонах, ограничение военного присутствия в Арктике.

В настоящий момент сложно предсказать, как будут развиваться отношения США и России в Арктике. Это будет зависеть, во-первых, от общего настроя в российско-американских отношениях, которые могут поменяться с приходом к власти в США республиканцев. Во-вторых, от эффективности российской экономической политики в Арктике по привлечению иностранных инвестиций и технологий. И здесь уже сделан ряд положительных шагов. В-третьих, от того, сохранят ли США нынешний курс на преимущественно односторонние действия в регионе или они сделают выбор в пользу многостороннего сотрудничества.

Россия и Канада

Интересы Канады в Арктике. Канадский сектор Арктики по своей величине (25%) уступает только российскому (40%). Канада входит в пятерку так называемых «официальных» арктических государств (кроме нее самой, это – США, Россия, Дания и Норвегия), которые, согласно современному международному праву, имеют преимущественные юридические основания для экономического освоения прилегающего арктического шельфа.

Основной интерес для Канады представляет перспектива разработки нефтегазовых месторождений. Наряду с традиционными месторождениями нефти и газа, в прибрежной зоне канадской Арктики находятся огромные запасы гидрата метана, которых, если будет налажена его промышленная добыча, хватит, чтобы обеспечить страну на несколько сотен лет[85]. Однако до настоящего времени около трети разведанных запасов нефти и газа Канады остаются неиспользованными. Пока еще не разработаны достаточно безопасные технологии, и Канада не ведет бурения на своем арктическом шельфе. Не проработан и механизм страхового обеспечения на случай крупной аварии и возникновения угрозы окружающей среде. Помимо нефтегазовых ресурсов, на канадском Севере расположены значительные запасы ценных минералов: залежи алмазов, меди, цинка, ртути, золота, редкоземельных металлов, урана.

Таяние полярных льдов увеличивает время навигации по так называемому Северо-западному проходу (СЗП), на контроль за которым претендует Канада. В случае освобождения ото льда этот пролив будет сопоставим по экономической привлекательности с Северным морским путем (СМП) вокруг арктического побережья России. Дело в том, что он значительно сокращает путь из Восточной Азии в Европу и Восточное побережье США и Канады (по сравнению с маршрутом через Панамский канал), и при этом не требуется транзитных платежей для прохода по нему.

Как и Россия, Канада придерживается секторального принципа деления арктических пространств, который нацелен на контроль за арктическими пространствами вплоть до Северного полюса (т.е. разграничительная линия условно проводится от Северного полюса по меридиану до крайних восточной и западной точек континентального арктического побережья Канады).

Стратегия Канады по освоению Арктики. В Канаде понятие «Север» шире понятия «Арктика» и включает в себя и некоторые земли южнее Полярного круга. На канадский Север приходится 40% сухопутной территории страны, но проживает там только 107 тыс. человек. Географически в него включаются территории не только севернее, но и южнее Полярного круга: Северо-западные территории, территории Нунавут и Юкон, а также острова и водные пространства до Северного полюса включительно. Как уже отмечалось, морские границы, идущие от арктического побережья Канады в направлении Северного полюса, определяются Оттавой в соответствии с секторальным принципом. Канадский Север освоен в гораздо меньшей степени, чем Арктическая зона России, как в социально-экономическом, так и в военном отношениях. Поэтому основный смысл арктической политики Оттавы состоит в комплексном освоении этого региона.

Основные направления стратегии изложены в правительственном документе «Северная стратегия Канады: наш Север, наше наследие, наше будущее»[86], опубликованном в 2009 г.:

1. Защита суверенитета Канады в арктическом секторе. Планируется наращивание военного присутствия для усиления контроля над сухопутными территориями, морским и воздушным пространствами Арктики.

2. Обеспечение социально-экономического развития канадского Севера. Речь идет о ежегодных дотациях северным территориям в размере 2,5 млрд долл. на развитие системы здравоохранения, образования и социального обслуживания. Главными источниками благосостояния в ближайшей перспективе будут разработка нефтегазовых месторождений недалеко от устья реки Маккензи и добыча алмазов.

3. Защита окружающей среды и адаптация к изменениям климата. Экономическое планирование будет учитывать сбережение экосистем, создание национальных парков, переход на источники энергии, которые не сопровождаются выбросами углерода в атмосферу, участие в создании международных стандартов, регулирующих хозяйственную деятельность в Арктике.

4. Развитие самоуправления, хозяйственной и политической активности северных территорий как части политики по освоению Севера. Помимо федеральных дотаций, на эти цели направляются доходы от добычи полезных ископаемых путем передачи общинам коренных народностей в собственность части прибыльных объектов, таких как газовые трубопроводы и пр.

Очевидно, что большинство приоритетов политики Оттавы в арктическом регионе лежит в сфере обеспечения устойчивого социально-экономического и экологического развития канадского Севера. Её арктическая стратегия имеет скорее внутреннюю, чем внешнюю направленность (что, кстати, роднит её с российской политикой на Крайнем Севере).

Военно-политический аспект является важным, но не определяющим в Северной стратегии Оттавы. Для Канады прямые военные угрозы в арктическом регионе отсутствуют. Главный мотив обеспечения и даже определенного наращивания военного присутствия Канады в регионе состоит в том, что сегодня она не имеет ни ресурсов для реального контроля за огромными пространствами Крайнего Севера, ни опыта военных операций в Арктике. Канада исторически не проявляла заметной военной активности в Арктике, в годы «холодной войны» во многом полагаясь на США, и поэтому не имеет здесь оборудованных глубоководных портов, развитых систем коммуникаций и связи, ледоколов и значительных вооруженных формирований. Задачи военного характера, поставленные в Северной стратегии Канады, весьма ограниченны по своим масштабам и направлены, в основном, на ликвидацию очевидных «брешей» в системе национальной безопасности на арктическом направлении и защиту экономических интересов страны в данном регионе. В этом плане действия Оттавы созвучны тому, что предпринимают другие арктические державы.

Россия и Канада в Арктике: конфликтогенный потенциал. «Проблемные» области российско-канадских отношений в Арктике включают в себя следующие моменты:

· Территориальные споры. Вместе с Россией и Данией Канада претендует на расширение своего шельфа за счет подводного хребта Ломоносова путем подачи заявки в комиссию ООН. Именно с целью доказать, что данный хребет является продолжением североамериканской континентальной платформы, в 2008–2009 гг. проводились совместные американо-канадские исследования по изучению шельфа в районе к северу от Аляски до хребта Альфа-Менделеева и на восток до Канадского арктического архипелага[87]. Россия готовит аналогичную заявку (и уже подавала её в 2001 г., правда, безуспешно), так что в этом вопросе Россия и Канада выступают оппонентами.

Следует отметить, что претензии на хребет Ломоносова – не единственный территориальный спор Оттавы со своими арктическими соседями. Канада также оспаривает у Дании принадлежность небольшого (площадью всего 1,3 кв. км) необитаемого острова Ханс (этот конфликт уже близок к урегулированию) и разграничительную линию в море Линкольна. У США Канада оспаривает морскую границу в море Бофорта, где предполагают обнаружить запасы нефти и газа, а также статус СЗП (Канада настаивает на своих суверенных правах на этот проход, а США считают его международными водами). Однако эти споры не считаются настолько серьезной проблемой, чтобы препятствовать сотрудничеству с этими государствами, включая военно-политическую сферу.

· Усиление военной активности Канады в Арктике. Стремясь ликвидировать свое отставание в сфере обеспечения военной безопасности в Арктике, Оттава в последние годы взяла курс на расширение своего военного присутствия в регионе. В частности намечено строительство военного тренировочного центра на берегу СЗП в местечке Ресолют-Бэй (595 км от Северного полюса) и объектов морской инфраструктуры. Для усиления возможностей Службы береговой охраны запланировано строительство глубоководного причала (г. Нанисивик), нового ледокола Diefenbaker и трех патрульных кораблей, способных действовать в ледовой обстановке. Для мониторинга арктических пространств будет использоваться новейший канадский космический спутник типа RADARSAT-II, а также возможности совместной канадско-американской системы НОРАД, разведывательной станции перехвата сигналов в местечке Элерт (о. Элсмир, Канадский арктический архипелаг). Намечены программы по модер





Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 2418; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.075 сек.