ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КОНТЕКСТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОЦИОЛОГИИ И СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

В исследовательском плане связь двух рассматриваемых научных дисциплин может быть установлена при сопоставлении их подходов к определению своих объектов и предметов исследования, а также специфики методов, которыми пользуется каждая из них. Если говорить о социологии, то она располагает сегодня обширной литературой, где эта группа вопросов обстоятельно рассматривается [1, 2, 3, 4, 5, 6 и др.]

Правда, абсолютное большинство трудов на эту тему не касаются проблем соотношения социологии и социальной работы. Последнему уделено пока явно недостаточное внимание, хотя ряд публикаций у нас в стране [7, 8] и за рубежом [10, 11, 12 и др.] содержат на эту тему весьма полезный материал.

Анализ и обобщение имеющейся по данной проблематике литературы позволяет сделать следующие заключения. Во-первых, об объекте исследования в социологии и социальной работе, т.е. о том, что изучают эти науки. В социологии все разнообразие точек зрения по данному вопросу в главном сводится к двум: с одной стороны, объединяются точки зрения, где объектом социологического изучения выступает общество в целом, все многообразие его связей и отношений, структур. С другой стороны, обычно группируются точки зрения, в рамках которых объектом социологии характеризуется одна из сфер общества - сфера социальных отношений.

В этой связи принципиально важно уточнить понимание существа социальных отношений, их природы, характер дифференциаций трактовок социального как такового. Здесь следует сказать, что у нас в

стране существует обширная литература по анализу специфики социального в узком и широком смысле [13, 14, 15 и др.]. Все разнообразие трактовок социального дифференцировано в диапазоне от его отождествления с общественным (социальное - то же самое, что и общественное, в отличие от природного) до личностного, касающегося индивидуально-личностных проблем человека или его семейно-бытовых проблем (нередко - социально-бытовых).

Различия в понимании объекта социологии как науки задают одно из оснований дифференциации трактовок и ее предмета. В главном эта дифференциация выводит на формулировки закономерностей социального развития общества в целом (одна традиция в подходах к осмыслению предмета социологии) и определение законов функционирования и развития социальной сферы общества (вторая традиция в поисках подходов к определению специфики предмета социологии).

Впрочем, более продуктивно и в научном, и в прикладном плане видеть особенности предмета и объекта социологии как науки в контексте дифференциации различных парадигм социологического мышления, социологических школ и течений, учений отдельных авторов, социологов, заложивших основы формирования социологических парадигм. К числу наиболее распространенных и влиятельных сегодня обычно относят прежде всего классическое позитивистское направление в социологии, берущее начало с О. Конта, Дж.С. Милля и Г. Спенсера. Позитивистская школа в социологии всегда характеризовалась отказом от умозрительных рассуждений об обществе, стремлением к созданию позитивной социальной теории, которая должна быть столь же доказательной и общезначимой, как естественно-научные теории [16, 17, 18 и др.]. В этой связи спекулятивному теоретизированию и основанной на нем социальной философии классический позитивизм пытался противопоставить методы наблюдения, сравнительный историко-социологический метод анализа общественных процессов, математические методы.

Кроме того, характерными чертами особенно раннего, социологического позитивизма были натурализм, органицизм, эволюционизм и феноменализм. Моделью его научного познания служила биология, анатомия и физиология человека, отчасти - механика. Позитивизм постулировал наличие неизменных законов функционирования и развития общества, которые рассматривались как часть или продолжение природных процессов и закономерностей. В различных вариациях, отдельных элементах, особенно в эмпирической социологии, эта парадигма социологического мышления воспроизводится и сегодня.

Позитивистский подход в социальной работе как исследовательская практика сегодня проявляется в стремлении социономов опереться на достоверное, конкретное знание, а не только исповедовать те или иные концепции социальной работы. В этом смысле позитивистская социология составляет одно из эмпирических оснований теории и практики социальной работы.

Существенно важны для осмысления места социальной работы в

обществе позитивистские представления о социологии как социальной физике, рассматривающей общество в целом, представляющей его как систему, механизм взаимодействующих элементов. При некотором упрощении это давало и дает в руки исследователя подход, в рамках которого социальная работа могла быть понятой как неотъемлемая часть общества, его социальный институт.

Однако очевидна ограниченность возможностей позитивистской социологии в плане обеспечения научного фундамента социальной работы. Прежде всего она проявляется в пределах недостаточных теоретических оснований позитивизма для понимания основ психосоциальной и системно-функциональной работы с клиентом, нуждающимся в социальной помощи.

К числу классических социологических парадигм в социологии относится и функционализм, его разнообразные вариации. Основное в нем состоит в выделении при анализе общества или его отдельных фрагментов элементов социального взаимодействия, подлежащих изучению, определению их места и роли в некоторой обширной связи, характер которой влечет за собой ее системное рассмотрение.

С этих позиций социальная работа, рассматривается, во-первых, как часть более общей системы отношений социума, которая присущим ей образом обеспечивает его целостность, жизнестойкость. А во-вторых, сама социальная работа представляется как система деятельности соответствующих учреждений, идей, общественных связей, как социальный институт, имеющий не только взаимосвязи с обществом как более общей системой, но и свою внутреннюю логику развития, определенную целостность в данной конкретной обстановке. При этом социальная работа как функция (система функций) общества выполняет известные обязательства (играет роль) перед обществом, обеспечивая его стабильность, а также перед отдельным человеком, "слабыми" группами населения, имеющими проблемы, помогая им.

Специфика функционального подхода в социологии наиболее полно проявилась в идеях последователей классика французской и мировой социологии Э. Дюркгейма в области культурно-антропологических исследований (Б. Малиновского, А. Радклифф-Брауна и др.), противопоставлявших функционализм каузально-историческому подходу (последний требует для объяснения того или иного явления находить его причины, объяснять условия возникновения) [18, 19 и др.]. В противоположность такому подходу функционализм в социологии позволяет, по их мнению, отказаться от трудных, зачастую безнадежных поисков того и другого, так как определение функций общественного явления, элемента социальной структуры уже само по себе важно и многое объясняет в актуальном плане.

Рассматривая и аргументируя такого рода взгляды, Р. Мертон в середине XX в. выделил в них три основных постулата функционального анализа социальных явлений и процессов: 1) постулат функционального единства общества (т.е. согласованность функционирования всех его частей); 2) постулат универсального функционализма

(все общественные явления функциональны); 3) постулат необходимости функций (и их связей) явлений [20, 21, 22 и др.].

Последний постулат часто критиковался, в частности, за то, что было неясно, например, необходимы ли все функции элементов общества и явления общественной жизни или нет. Не случайно Р. Мертон пытался переформулировать их так, чтобы, no-первых, не отвечать на вопрос о сущности общества в целом, а во-вторых, не отождествлять функциональное с полезным и необходимым, Это позволяло более ограничить, сочетать теорию и практику, характеризовать последнюю в контексте теорий различной степени общности.

Основной постулат функционализма, по Р. Мертону, сводится к следующему: как одно явление может иметь различные функции, так и одна и та же функция может выполняться различными элементами общества, явлениями социальной жизни. При этом функциональный результат способствует укреплению жизнестойкости, адаптивности системы общественных отношений, общества в целом. В отрицательном плане такие результаты могут снижать жизнестойкость социального организма. В этом случае речь идет о дисфункциях. Кроме того, Р. Мертон ввел различение явных и латентных, скрытых функций, осознанных и неосознанных, а также полифункциональных и монофункциональных явлений и структур. Это вплотную подвело функционализм к структурно-функциональному анализу как относительно самостоятельному направлению в социологии.

Функционализм в исследовательском плане для социальной работы дает немало полезных подходов, методологических оснований, которые важны и в прикладном, и теоретическом контексте. Так, рассматривая функции учреждений социальной работы и социальных работников, исследователь, опираясь на идеи функционализма, может систематизировать роли, функциональные обязанности и возможности их осуществления в конкретных условиях, Существенно важны для социальной работы и положения функционализма о явных и латентных функциях, их осознанности и неосознанности, а также характеристика дифференциации и связи функций и дисфункций, анализ проблемы целостности, жизнестойкости различных общественных систем.

Это же можно сказать и о структурно-функциональном анализе, который заслуживает специального рассмотрения.

Структурно-функциональный подход предполагает понимание общественной жизни в виде множества взаимодействий людей, их бесконечных переплетений. Для анализа этих взаимодействий недостаточно указать на систему, в которой они происходят. Важно найти еще и устойчивые элементы в самой системе, определить аспекты, случаи относительно стабильного в абсолютно подвижном, что должно быть рассмотрено в качестве структуры. Операции, роли этой структуры обычно и характеризуются как функции [23, 24 и др.].

Социологически они и структура несущих элементов конкретизируются как система действия. При этом в качестве структуры могут выступать устойчивые образцы поведения в системе, норма

тивные ожидания относительно действий (и ожиданий друг друга), которые имеют общепризнанную значимость.

Длительное время и рамках такого подхода в социологии наибольшим влиянием пользовалась концепция, созданная Т. Парсонсом, который пытался небезуспешно совместить упомянутое выше понимание социального действия со структурно-функциональным описанием социальной системы, По его мнению, любая система имеет две "оси ориентации", Первая ось - внутреннее/внешнее: система ориентируется либо на события окружающей среды, либо на свои проблемы. Вторая ось - инструментальное/консуматорное: ориентация связана либо с "сиюминутными", актуальными, либо с долговременными потребностями и целями.

Категории, используемые для описания проблем на пересечении этих осей, пригодны, по Парсонсу, для характеристики любых систем, на любых уровнях социального взаимодействия. Благодаря этому появляется возможность описать не только функционирование больших систем, но и малых, первичных ячеек социальной организации, например функционирование семьи, первичного коллектива и др.

Для исследований в области социальной работы это, конечно, имеет важное значение. И не только потому, что здесь в объективе исследования оказывается семья, малая группа, человек в макро- и микросреде обитания, в контексте многообразия его жизнедеятельности, дифференциации социального положения, но и в силу тех возможностей, что позволяют рассмотреть социальную работу в единстве ее организационных, структурных характеристик и функционирования учреждений соответствующего профиля,. а также специалистов, определенных групп работников.

Это обстоятельство тем более важно подчеркнуть, что структурнофункциональный подход в социологии опирался на весьма плодотворные концепции М. Вебера, Э. Дюркгейма, В. Парето, А, Маршалла, сыгравших в первой половине XX в. заметную роль в эволюции мировой общественной мысли. Это было связано со стремлением выявить в них элементы нового подхода, которые бы позволяли преодолеть утилитаристские и позитивистские интерпретации человеческого бытия в обществе. На путях такого анализа Т. Парсонс, например, пришел к пониманию человеческого действия как самоорганизующейся системы, специфика которой выражается в символичности, нормативности, волюнтаристичности, зависимости от объективных условий бытия [25].

Критика структурного функционализма обычно ведется за статичное, внеисторичное рассмотрение общества, за чрезмерно абстрактный категориальный аппарат, идеологическую ориентированность на защиту стабильности, неизменности общественных структур, за неспособность дать исчерпывающий анализ конфликтов, за неумение его последователей учесть индивидуальное в социальном. Вместе с тем влияние и позитивная роль структурно-функционального подхода в социологии общепризнана и стимулирует интерес к нему и сегодня.

В бывшем СССР, где длительное время доминировали догматические марксистские интерпретации социолого-конфликтологического видения закономерностей общественного развития, такие подходы чаще всего критиковались. Впрочем, осведомленные специалисты отдавали должное и функционализму, и структурно-функциональному анализу. Важно, однако, учесть и специфику марксистских воззрений. Прежде всего тех, что сопряжены с теоретическими основами социальной работы.

Марксистская социологическая доктрина опирается на известные положения об определяющей роли экономики, способа производства, экономического базиса в социальном прогрессе, в социальной дифференциации общества, на материалистическое понимание истории и характера самоорганизации общества. При этом движущей силой социально-исторического развития признается борьба классов, конфликт между которыми в силу различия их социально-экономического положения неизбежен, пока не будут взяты под контроль научного управления в интересах трудящихся стихийные силы конкуренции и эксплуатации, порождаемые частной собственностью на средства производства. Важнейшей целью справедливого преобразования общества в марксистской социальной философии и социологии признается построение общества без эксплуатации, где будет достигнута социальная однородность, возможность свободного всестороннего развития каждого человека [26, 27, 28 и др.].

Достижение этой цели традиционно возлагалось на исторически прогрессивный для переходной от капитализма к социализму эпохи класс - пролетариат, политический авангард которого (коммунистические и социалистические, а также рабочие партии) должен обеспечить использование власти, оперативного управления и долгосрочного планирования для справедливого решения задач революционного переустройства общества.

В зарубежной социологии такого рода социологические построения чаще всего относились и относятся к одной из разновидностей социологии конфликта, учитывая ту роль межклассовой конфликтности, которая отводится в них при формулировке основ концептуального осмысления структуры общества и закономерностей его развития [29, 30, 31 и др.]. Впрочем, по распространенности и влиянию на социальную практику в XX в, марксистская социологическая доктрина вряд ли может на равных сопоставляться со всеми иными конфликтологическими построениями, даже вместе взятыми. Она была и остается основой социальной политики целого ряда стран, где доминирует командно-административное управление. Это признается даже теми, кто отнюдь не относит себя к сторонникам марксизма [30, 32 и др.].

В исследовательском плане это направление для социальной работы полезно прежде всего своей общей идеологией ориентирования социального внимания на обездоленных, бедные, эксплуатируемые слои населения. Не менее важно в этой связи и то, что в основу определения социального положения, бедности при этом кладется отношение к

собственности, владение, пользование и распоряжение средствами производства, определенными богатствами,

Принципиальное значение для социальной работы имеет ориентация марксистской социологии на изучение коллективистских условий бытия личности, соотношения в общностях людей коллективистских и индивидуалистских тенденций. Анализ социально-педагогического экспериментирования А.С. Макаренко с коллективом беспризорников, обобщение их опыта воспитания в семейном коллективе, работа В. Сухомлинского с коллективом Павлышской средней школы - очевидное тому свидетельство [33, 34, 35 и др.].

Наиболее существенным недостатком исследовательской традиции в марксистской социологии в плане ее использования в теории и практике социальной работы является, во-первых, отрыв теоретических построений, от технологии социальной работы, отсутствие соответствующих концептуальных разработок. Во-вторых, очевиден явно идеологический характер использования этих теоретических положений для построения стратегий социальной политики, ее научного обоснования. Наконец, нельзя не отметить и того обстоятельства, что марксистские социологические основания чаще оказываются ближе к так называемой структурной социальной работе, социально-организационным формам оказания помощи нуждающимся, ее теоретическому оформлению, идейно-политическому оправданию.

Другие аспекты системного и конфликтологического осмысления теории и практики социальной работы мы продолжим в соответствующих разделах пособия. Здесь же вернемся к специфике иных классических социологических парадигм и их влиянию на социальную работу.

Одним из наиболее влиятельных направлений в социологии XX в. становится к середине второй половины столетия социокультурная традиция, усиливающая свои позиции в процессе конструктивной критики социологического эмпиризма, классического позитивизма. Виднейшим представителем этой социологической школы стал русско-американский социолог П. Сорокин, который основательно развивал учение об "интегральной социологии", охватывающей все социальные аспекты развития широко трактуемой культуры [36].

Социальная действительность рассматривается в рамках этой социологической парадигмы П. Сорокиным в духе социального реализма, провозглашающего наличие в мире сверхиндивидуальной социокультурной реальности, которая несводима к материальной реальности, наделена системой значений. Она характеризуется беспокойным многообразием социокультурных проявлений, представляющих истины рационального интеллекта, чувств, сверхрациональной интуиции материального мира, что требует соответствующих методов познания, их сопряжения в постижении тайн природы, общества и человека.

Все эти способы познания должны быть использованы при систематическом исследовании социокультурных феноменов. Однако высшим методом познания, по мысли П. Сорокина, является интуиция

высокоодаренной личности, с помощью которой совершаются обычно все великие открытия, развиваются базовые культурные подсистемы: язык, этика, религия, искусство, наука. Им была предложена своеобразная теория социокультурной динамики, где действительность рассматривается как процесс закономерного изменения, который внутри социокультурных подсистем носит противоречивый характер. Он полагал, что доминирующее мировоззрение и обусловленные им основные принципы восприятия действительности постепенно исчерпывают свои возможности и заменяются одним из двух других альтернативных мировоззрений. Соответственно сменяются тотальные типы культурных суперсистем.

Ритмическую периодичность социокультурных изменений П. Сорокин стремился объяснять диалектикой развития природы и общества, человеческой индивидуальности. Их переходность, критические периоды жизни привлекали его особое внимание. И закономерно то, что исследовав влияние социальных потрясений на поведение личности, он выдвинул "принцип .поляризации", согласно которому тенденция к моральной индифферентности и рутинному поведению усиливается в периоды обострения общественных кризисов, когда большая часть людей ищет гедонистического удовлетворения, соответствующего ему смысла жизни. Вместе с тем отмечается меньшинство тех, кто ориентирован на альтруистическую, религиозную, морально-нормативную активность.

Для теории и исследовательской практики социальной работы это имеет весьма важное значение, ибо характеризует специфику развития в кризисе общества и человека. Такая теоретическая база создает хорошие основания для результативных технологий социальной работы, разработки теории социальной работы как отраслевой научной дисциплины.

Культурологическое направление в социологии, созданной П. Сорокиным, активно развивается, оказывая влияние на смежные дисциплины. Виднейшие современные социологи западноевропейской культурной традиции (Н. Луман, П. Бурдье, Н. Гидденс, Н. Смелзер и др.) отдают ему дань, исходя в своих построениях прежде всего из системообразующей роли культуры для определения характера и динамики жизнеосуществления общества и человека [4, 5, 37, 39 и др.]. По мере все большего "окультуривания" социального пространства и человека, их усложнения культурологический подход в социологии усиливает свое влияние не только на базовые теории фундаментальных социальных наук, но и на социальные теории специального характера (возможно, среднего уровня), какой, по нашему мнению, является и теория социальной работы. Теоретические основания разработки оптимальных социальных технологий в новых условиях играют все более важную роль не только в прикладном плане, но и в качестве оснований для современного научного прочтения различных концепций социальной работы, оценки экспериментальной практики, проблем подготовки и переподготовки социальных работников.






Дата добавления: 2016-05-26; просмотров: 1096; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.012 сек.