Критика сведений, взятых из вторых рук и их обобщений

 

Подавляющее большинство повествовательных источников основано не только на свидетельствах очевидцев. События, которые приходится описывать автору, бывают настолько сложными и многоплановыми, что ни один современник не в состоянии наблюдать их лично от начала до конца. Даже те авторы, которые рассказывали о прошлом, главным образом, на основе своих наблюдений, как правило, дополняли их другими материалами, часто приводили документы или факты, основанные на документальных данных, а также сообщения участников и очевидцев.

Во всех таких случаях приходится устанавливать, на основе каких источников сделано данное сообщение в исследуемом источнике. Иногда об источнике заимствования говорит ссылка у автора изучаемого нами источника. Так, автор воспоминаний «Такая долгая жизнь», хранящихся в Военно-медицинском музее в Петербурге, врач С.А. Сокольская приложила к соответствующим страницам своей машинописи справки, другие документы; вырезки газет, подтверждающие реальность описываемых ею событий.

Чаще подобной ссылки нет. Исследователю самому приходится выяснять зависимость показаний одного источника от другого на основании генетической связи источников между собой, определять насколько точно переданы в изучаемом источнике сведения, заимствованные из другого источника. Иногда, даже точно переданное сообщение, но взятое из недостоверного источника, не может дать исследователю надежный материал о сообщаемых в нем фактах.

В источниках заключены факты, свидетелями которых были авторы документа, факты, заимствованные ими, и обобщения. Обобщения могут быть относительно простыми, например, в виде цифр, полученных путем подсчета данных, содержащихся в материалах, использованных автором документа. В летописях и хрониках нередко говорится о людских потерях от эпидемий, голода, в ходе сражения. К подобной численной оценке следует относиться критически. Если подобные исчисления приводятся в документах, составленных побывавшими в данной конкретной местности лицами, которые были заинтересованы в точности данных цифр, им, безусловно, можно доверять.

По материалам ревизии 1711 года Гродненского повета (уезда) (она осуществлялась властями для определения реальных возможностей жителей платить налоги и отбывать повинности) содержатся сведения о том, что в имениях Рачки и Щодруха умерло от чумы 540 человек, а в живых осталось 19; в имении Довспуда умерло 606 человек, а осталось 33 человека. Во многих деревнях уезда не осталось в живых ни одного человека. Инвентарь 1802 года, определявший повинности крепостных крестьян имения Бочейково Лепельского уезда Витебской губернии, свидетельствует, что после эпидемии 1801 года в восемнадцати деревнях имения осталось в живых всего 195 мужских душ против 616 в 1782 году. В одной из деревень вымерли все жители, в другой из семнадцати мужчин осталось только четыре. Когда же подобные исчисления приводились составителями летописей и хроник, эти сведения требуют проверки.

Монастырские хроники сообщали, что в 1600 – 1602 гг. в Полоцке от голода и эпидемий погибло пятнадцать тысяч человек, а в 1662 –1663 гг. четырнадцать тысяч человек; что в Бресте в 1657 – 1658 гг. от эпидемии скончалось две тысячи человек. По демографическим подсчетам в этих городах жило значительно меньше жителей, чем указано людских потерь.






Дата добавления: 2020-03-21; просмотров: 112; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.006 сек.