Аристотель. Политика, V, 9.

19. Так как в состав государства входят два элемента – класс людей неимущих и класс людей состоятельных, то тиран должен внушить и тем и другим, что их благополучие опирается на его власть, и (устроить дело так), чтобы одни от других ни в чем не терпели обиды. А тех из них, которые окажутся сильнее, он преимущественно должен заинтересовать в поддержании его власти. И если тирану удастся достигнуть этого, ему не придется ни отпускать рабов на волю, ни разоружать граждан: привлечение одного из упомянутых классов на сторону власти (тирана) достаточно, чтобы всякого рода покушения на нее потерпели неудачу. 20. Было бы излишним распространяться детально обо всем этом. Цель всех этих мероприятий ясна: тиран в глазах своих подданных должен быть не тираном, но домоправителем и царем, не узурпатором, но опекуном; тиран должен вести скромный образ жизни, не позволять себе излишеств, знатных привлекать на свою сторону своим обхождением, а большинством руководить при помощи демагогических приемов. Неизбежным следствием этого является не только то, что правление тирана будет более прекрасным и завидным, что он будет властвовать над лучшими, а не угнетаемыми, что он не будет никогда возбуждать ненависти и вселять страха, но и то, что власть тирана станет долговечнее и, наконец, что сам тиран в своем нравственном облике предстанет или человеком абсолютно склонным к добродетели или стоящим на полдороге к ней, человеком не негодным, а негодным только наполовину.

21. И все-таки олигархия и тирания – более кратковременные формы государственного строя. Дольше всего продолжалась тирания в Сикионе, тирания самого Орфагора и его потомков, – именно сто лет. Объясняется это тем, что сикионские тираны обращались с подданными кротко, во многом рабски следовали постановлениям законов, далее, тем, что к Клисфену, оказавшемуся человеком воинственным, не относились с презрением, и, наконец, тем, что тираны сикионские своими заботами о народе во многих отношениях расположили его в свою пользу. По преданию, Клисфен увенчал венком того судью, который отказался признать его победителем на состязании, а некоторые прибавляют даже, будто на сикионской площади стояла статуя этого судьи, изображавшая его сидящим. И о Писистрате также рассказывают, будто он снизошел как-то до того, что явился по вызову на судебное разбирательство в Ареопаг. 22. На втором месте по продолжительности стоит тирания Кипселидов в Коринфе: она продолжалась 73 года 6 месяцев. Кипсел был тираном 30 лет, Периандр – 40 1/2, Псамметих, сын Горга, – три года. Те же самые причины повели к продолжительной тирании и Кипселидов, что и Орфагоридов. Кипсел в сущности был демагог, прожил все свое правление без стражи, Периандр же хотя и был настоящим тираном, но зато человеком воинственным. 23. Третья по продолжительности тирания – тирания Писистратидов в Афинах. Правда, она была с перерывами: Писистрат во время своей тирании два раза был изгоняем, так что из 33 лет только 17 приходятся на его тиранию, 18 – на тиранию его сыновей, а всего, значит, тирания Писистратидов продолжалась 35 лет… Но большая часть всех тираний были совсем кратковременны (Пер. С. А. Жебелева).

Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997.

Геродот. История, V, 92.

(В 657 г до н. э власть знатных родов в Коринфе была свергнута и к власти пришел тиран Кипсел. Приводимый ниже отрывок из «Истории» Геродота содержит ценные сведения о борьбе Кипсела и сына его Периандра с родовой знатью.)

Государственный строй у коринфян был олигархическим. Правители города, именовавшиеся Бакхиадами, выдавали замуж дочерей и женились только в своей среде…

Когда Кипсел возмужал, он обратился за советом к оракулу в Дельфах и получил двусмысленный ответ. Полагаясь на это предсказание, Кипсел стал стремиться к власти над Коринфом и завладел городом.

Изречение оракула было таким:

Будет счастливым тот муж, кто ныне в чертог мой вступает,

Сын Этиона Кипсел будет царствовать в славном Коринфе,

Он и его сыновья, но внуки царями не будут.

Таково было предсказание. Став тираном, Кипсел повел себя так: многих коринфян он изгнал из города, многих лишил имущества, еще большее число граждан лишил жизни. Кипсел правил тридцать лет и благополучно кончил свою жизнь, а власть его наследовал его сын Периандр.

Сначала Периандр был добрее отца, но потом, когда он через послов вступил в общение с милетским тираном Фрасибулом, он стал еще более кровожадным, чем Кипсел. Отправив посла к Фрасибулу, Периандр поручил ему спросить у тирана, как установить в государстве надежнейший порядок, с помощью которого можно будет наилучшим образом управлять страной. Фрасибул вывел за город посла, прибывшего от Периандра, вступил на засеянное поле и, гуляя по полю, спрашивал неоднократно, зачем он приехал из Коринфа. При этом Фрасибул всякий раз, когда видел какой-нибудь колос, возвышающийся над другими, срывал его и выбрасывал и делал это до тех пор, пока таким образом не уничтожил все самые лучшие и высокие колосья на ниве. Пройдя через все поле, Фрасибул отпустил посла, так и не дав ему никакого совета.

Когда посол вернулся в Коринф, Периандр стал с нетерпением расспрашивать его, какой совет дал Фрасибул. Посол рассказал, что был удивлен, что Периандр отправил его к этому сумасбродному человеку, портящему свое собственное добро, и рассказал, что Фрасибул делал у него на глазах. Узнав о происшедшем, Периандр понял, что Фрасибул советует ему казнить выдающихся людей; с этих пор он начал проявлять по отношению к гражданам всю свою жестокость. И если после Кипсела еще кто-то остался, кого тиран не убил и не изгнал, то Периандр довершил дело. (Перевод И. А. Перельмутера).

Хрестоматия по истории Древней Греции / Под ред. Д. П. Каллистова. М., 1964.

 

Тиртей. К согражданам (Фр. 8).

10 20 30   Так как потомки вы все необорного в битвах Геракла, Будьте бодры, еще Зевс не отвратился от нас! Вражеских полчищ огромных не бойтесь, не ведайте страха, Каждый пусть держит свой щит прямо меж первых бойцов, Жизнь ненавистной считая, а мрачных посланниц кончины – Милыми, как нам мили солнца златые лучи! Опытны все вы в делах многослезного бога Арея, Ведомы вам хорошо ужасы тяжкой войны, Юноши, вы и бегущих видали мужей и гонящих; Зрелищем тем и другим вдоволь насытились вы! Воины те, что дерзают, смыкаясь плотно рядами, В бой рукопашный вступить между передних бойцов, В меньшем числе погибают, а сзади стоящих спасают; Труса презренного честь гибнет мгновенно навек: Нет никого, кто бы мог рассказать до конца все мученья, Что достаются в удел трусу, стяжавшему стыд! Трудно решиться ведь честному воину с тылу ударить Мужа, бегущего вспять с поля кровавой резни: Срамом покрыт и стыдом мертвец, во прахе лежащий, Сзади пронзенный насквозь в спину копья острием! Пусть же, широко шагнув и ногами в землю упершись, Каждый на месте стоит, крепко губу закусив, Бедра и голени снизу и грудь свою вместе с плечами Выпуклым кругом щита, крепкого медью, прикрыв; Правой рукою пусть он потрясает могучую пику, Грозный шелома султан над головой всколебав; Пусть среди подвигов ратных он учится мощному делу И не стоит со щитом одаль летающих стрел; Пусть он идет в рукопашную схватку и длинною пикой Или тяжелым мечом насмерть врага поразит! Ногу приставив к ноге и щит свой о щит опирая, Грозный султан – о султан, шлем – о товарища шлем, Плотно сомкнувшись грудь с грудью, пусть каждый дерется с врагами, Стиснув рукою копье или меча рукоять! Вы же, гимниты, иль здесь, иль там, под щиты припадая, Вдруг осыпайте врагов градом огромных камней Или мечите в них легкие копья под крепкой защитой Воинов тех, что идут во всеоружии в бой! (Пер. Г. Церетели)

Эллинские поэты. М., 1999. С. 233.

 

Ф а л а н г а г о п л и т о в

В. П. Яйленко

Архаическая Греция

Олигархический ценз архаической эпохи предполагал владение вооружением, поскольку гражданин был одновременно и воином. Всадническая олигархия известна в Эретрии, Халкиде, Магнезии, Киме, Колофоне, возможно, Сибарисе. Фейдон в Коринфе расширил число граждан законом, предписывавшим каждому из них содержать коня (Аристотель, фр. 611, 39). По мысли Аристотеля, в благоприятных для верховой езды местностях возникали сильные олигархии всадников («Политика», VI, 4, 3). На материале расписной геометрической керамики, однако, выясняется, что эти всадники на самом деле были в основном тяжеловооруженными, гоплитами, спешивавшимися для ведения боя. В ряде полисов гоплитское вооружение, собственно, и являлось гражданским цензом (Аристотель. «Политика», IV, 10, 10; VI, 4,3). По так называемым законам Драконта, гражданские права предоставлялись тем, кто мог снарядить себя тяжелым вооружением (Аристотель. «Афинская полития», IV, 2). Такой ценз, по мысли Аристотеля, способствовал расширению числа граждан («Политика», IV, 10, 10).

В последнее время рядом исследователей была вскрыта существенная роль введения тяжелого вооружения и фаланги в социальном и политическом развитии архаической Греции. Так, по мнению А. Снодграсса, паноплия могла быть приобретена состоятельным человеком, и, поскольку мерилом состоятельности была земля, в состав гоплитов входили крупные землевладельцы. Афинские всадники не только имели лошадь, но и служили в фаланге. В бою они спешивались и занимали свое место в фаланге, так что крестьянин и аристократ действовали вместе и на равной основе. Греческий гоплит, судя по изображениям, вошел в историю военного дела сначала как отдельный воин. Вероятно, полагает А. Снодграсс, это был аристократ. Возникновение фаланги означало его объединение с людьми ранга крупных собственников. Таким путем политические права постепенно н мирно переходили, по словам Аристотеля, ко все большему числу людей, снаряженных вооружением («Политика», IV, 10, 10).

Важную роль фаланги в развитии полисной жизни хорошо показал М. Детьян. Фаланга и полис – это идентичные модели, обладающие одинаковой структурой. Самое существенное в типе человека, выдвинутом фалангой, – его «похожесть»: унифицированное вооружение, равенство позиции, одинаковая военная роль. Фаланга по своему принципу противостоит избранному слою всадников, она адекватна полису, где каждый гражданин уподоблял себя остальным. Словом, военная и политическая модели совершенно одинаковы…

Яйленко В. П. Архаическая Греция // Античная Греция. Проблемы развития полиса. М., 1983. С. 171-172.

 

ИСТОЧНИКИ

Аристотель. Афинская полития / Пер. С. И. Радцига // Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997.

Аристотель. Политика / Пер. С. А. Жебелева // Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997.

Геродот. История / Пер. Г. А. Стратановского. М., 1999.

Плутарх. Ликург. Солон / Пер. С. П. Маркиша, С. И. Соболевского // Плутарх. Сравнительные жизнеописания. СПб., 2001. Т. 1.

Феогнид. Элегии / Пер. В. Вересаева // Эллинские поэты. М., 1999.

ЛИТЕРАТУРА

Берве Г. Тираны Греции. Ростов-на-Дону, 1997.

Доватур А. И. Феогнид и его время. Л., 1989.

Зайцев А. И. Культурный переворот в Древней Греции VIII–V вв. до н. э. Л., 1985; 2-е изд. СПб., 2001.

Либан Н. Н. Социальные противоречия в Аттике в VIII–VI вв. до н. э. в ходе становления государства // Древний Восток и античный мир. М., 1972.

Радциг С. И. Килонова смута в Афинах // ВДИ. 1964. №3.

Соловьева С. Раннегреческая тирания. М., 1964.

Фролов Э. Д. Факел Прометея. Очерки античной общественной мысли. Л., 1981; 2-е изд. Л., 1991.

Фролов Э. Д. Рождение греческого полиса. Л., 1988.

Шишова И. А. Раннегреческое законодательство и становление рабства в античной Греции. Л., 1991.

Яйленко В. П. Архаическая Греция // Античная Греция. Проблемы развития полиса. М., 1983.

Яйленко В. П. Греческая колонизация VII–III вв. до н. э. (По данным эпиграфических источников). М., 1982.

Тема III






Дата добавления: 2021-12-14; просмотров: 111; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.035 сек.