Основные черты социально-экономического развития Македонской провинции 7 глава

У нас, к сожалению, пока ещё мало источников, особенно археологических и эпиграфических, которые дали бы нам возможность более полно осветить как административное устройство македонских городов, так и их социально-экономическое развитие. В настоящее время можно наметить лишь общую картину этого процесса.

Бесспорным остаётся то, что в административном устройстве городов Македонии многое заимствовано из Греции, хотя сохранились и местные традиции. В доэллинистическую эпоху полисная система в стране не могла получить широкого развития. В рамках македонской централизованной монархии не было места для полиса. Когда римляне уничтожили царскую власть, полисная структура Македонии ещё более сблизилась с городским строем коренной Эллады. Но в это время греческий полис уже переживал свой глубокий социально-экономический кризис и поэтому разложившаяся политейя не могла глубоко проникнуть в Македонию и полностью навязать ей своё устройство.407) Так, большое количество эпиграфических памятников свидетельствует о том, что македонское городское устройство отличалось от принятого в Элладе наличием в городах должностей градоначальников-политархов.408) За пределами Македонии эта должность политархов почти не встречается.409) Источники засвидетельствовали нам политархов в Фессалониках, Эдессе, Лете. Недавно в селении Греисте около Милетково найден фрагмент надписи, в котором упоминался какой-то политарх, как оказалось, магистрат города Идоменея. По надписям мы узнаём о существовании ранее неизвестного города Ватина, полиса с политархом и другими муниципальными властями.410)

Должность политархов не только встречается в ряде македонских городов, но и распространяется отсюда во Фракию, в частности, в Филиппополь.411)

Даже в северных областях Македонии, где учёные находят в это время «значительные пережитки первобытнообщинного строя»,412) мы имеем развитие полисной системы. Это может быть подтверждено фактами. Так, Гераклея Линкестийская была устроена по греческому образцу, имела булэ и различные магистратуры, типичные для греко-македонских городов: политарха, агору, гимнасиарха. Как город, организованный по-гречески, Гераклея не имела триб. Надгробный памятник ветерана III легиона, найденный близ Гераклеи, на котором обозначена Гераклея и триба Fabia, говорит о том, что граждане, жители Гераклеи, получившие римское гражданство, входили в трибу Фабия.

Раскопки 1935 г. показали, что город Стуберра в области Пеонии был также организован по-гречески и проникнут греческой культурой. Найденные две высокие стелы со списками эфебов 190, 203, 206 и 223 годов, свидетельствующие о наличии института эфебов, указывают на связь города с греческим югом.

Следует, однако, отметить, что в горной Македонии при решении проблемы урбанизации римляне должны были считаться с традициями политической независимости, которые были в этих областях живы во время римского завоевания. Прежние племенные территории – орестов, линкестов, пелагонцев, деуриопов – становятся при римлянах административными единицами. Римляне образуют из племён и соседних селений civitates, центры которых со временем развиваются в настоящие города. Во время империи уже нельзя говорить о племенном устройстве Македонии.

Лишив Македонию политической независимости, систематически подавляя демократические элементы и учреждения в македонских городах, римляне сохранили здесь большинство старых учреждений, лишив их реальной власти и значения.

Сохранились старые союзы – койноны, функции которых постепенно сводились к чисто религиозным.413) Преобладающую роль играла общепровинциальная Македонская лига, включавшая в себя подавляющее большинство городов провинции. Города Фессалии образовали отдельный койнон.414)

Македонская лига осуществляла представительство провинции, ведала императорским культом, организовывала торжественные посольства в Рим, воздвигала почётные надписи и лишь в небольшой мере занималась местными делами.415) Местные провинциальные учреждения пользовались в общем малым влиянием на судьбы провинции.

Из надписей видно, что решающую роль в функциях койнона играла организация императорского культа.416) Надпись из Беройи, опубликованная М. И. Ростовцевым, восхваляет пожизненного верховного жреца августов и агонофета союза македонян Гая Попиллия Пифона, ездившего послом ради отечества – Беройи – к Нерве (с ходатайством), чтобы только этот город имел неокорию августов и титул метрополии.417) Род Поггиллиев был, очевидно, одним из самых богатых в Беройе.418) Почему город стремился получить титул неокории?

Тацит в «Анналах» говорит, что город, обладающий храмом, воздвигнутым провинциальной лигой, вследствие этого носит почётный титул «Попечителя (императорского) храма» (неокорос).419) Вероятно, это давало городу известные преимущества. Недаром, как важнейшая из заслуг Гая П. Пифона упоминается его посольство к императору с просьбой о неокории. Все остальные его заслуги относятся ко времени его архиерейства.

Постараемся подробнее разобрать роль и функции койнонов. А. Б. Ранович говорит, что в Македонии существовали многообразные лиги и союзы (койноны), лишенные настоящих политических и административных функций. Н. А. Машкин считает провинциальные собрания культовыми объединениями, связанными с культом богини Ромы и Августа. В то же время он признаёт, что на этих собраниях (concilia) обсуждались и местные дела, что они могли играть известную роль в ограничении произвола наместников. Известно, например, что Фессалийская лига чеканила монету и занималась не только вопросами культа. В одной надписи времени Тиберия речь идёт о тяжбе между двумя фессалийскими общинами; тяжба разбиралась в синедрионе в Лариссе, состоявшем из 324 членов. Решение синедриона передаётся, правда на суд легата, всё же компетенция фессалийского койнона включает, очевидно, дела, не относящиеся к культу. Такое положение сохранилось и при Адриане, о чём свидетельствует текст Дигест. В нём говорится: «Если дело идёт о насилии и владении, то раньше нужно рассмотреть о насилии, чем о собственности, как указал божественный Адриан в рескрипте на греческом языке к койнону Фессалии».420)

Возникшие ещё во время республики провинциальные собрания приобретают определённую организационную структуру в период принципата. Местом провинциальных собраний были не обязательно политические центры провинций, но те города, где воздвигнуты храмы в честь императоров. Собрания созывались ежегодно. Депутаты (legati) избирались от всех городов Македонской провинции. Избирателями могли быть декурионы городов, то есть люди, свободные по рождению, обладавшие денежным цензом в 100 тысяч сестерциев. Следовательно, в провинциальные собрания попадала главным образом местная рабовладельческая знать, в которой римляне видели главную свою опору в провинциях.421) Поскольку эти собрания имели в своей основе религиозный характер, председательствовал на них жрец нового культа императорской фамилии, назначавшийся ежегодно из числа наиболее богатых и знатных лиц провинции.422) Он заведовал казной провинциального собрания, из которой отпускались средства на отправление религиозного культа и на публичные игры во время празднеств. Известно, что архиерей был одновременно и гимнасиархом в Фессалонике.423) Известно также, что в середине III в. н. э. несколько македониархов происходили из Фессалоники.424) Македониархи стояли во главе провинциального совета, избирались по конституции данной Македонии Римом.425) К сожалению, у нас нет данных, чтобы выяснить отношение македониархов к функциям народного собрания. Можно предполагать, что их власть была выше власти не только совета, но и народного собрания, и македониархи имели право не только утверждать, но и отвергать постановления койнона и народного собрания и издавать свои декреты.

Высокое положение занимал и архиерей, но он не стоял во главе административного управления провинций. Имеется параллелизм этой должности в женском персонале. В македонских надписях встречаются и женщины-архиереи, пользовавшиеся большим почётом, но не имевшие никаких административных прав.426) Из надписи в честь Попиллия Пифона видно, что архиерей делал пожертвования с целью облегчить провинции починку дороги, уплату податей. Попиллий Пифон во время своего архиерейства внёс подушную подать за всю провинцию. Он заботился о том, чтобы в городе всегда имелся достаточный запас хлеба для продажи и чтобы этот хлеб не слишком повышался в цене. Архиерей образовывал с этой целью специальные хлебные кассы. Македонский архиерей заведовал продажей хлеба гражданам.427)

Низведение лиг и союзов (койнонов) на степень исключительно культовых учреждений совершалось постепенно.428) Местные собрания чеканили монету. В Македонии и Фессалии медная монета хотя и носила изображение императора, однако выпускалась от имени местных собраний.429)

Многочисленные койноны, районы действия которых иногда перекрещивались, могли существовать параллельно, не нарушая прерогатив и интересов выше или рядом стоящих, именно потому, что они не обладали настоящими политическими и административными функциями.430)

Местные провинциальные учреждения Македонии имели тесную связь с римской администрацией, так как они были неразрывно связаны с императорским культом. Состоявшие из высших слоёв населения Македонии, они представляли там надёжную опору римского господства.431)

Возникшая в городах муниципальная знать в большинстве своём была наделена римским гражданством. Она крепко держала городские ключевые позиции в своих руках и всячески способствовала римлянам утвердиться в этих местах.432) Её положение по отношению к основному населению города было в известной мере независимым. Она часто ущемляла интересы граждан в свою пользу, о чём может свидетельствовать найденная из города Ватины надпись о решении совета города жаловаться на эпарха, противозаконно захватывавшего общинные земли (III в. н. э.). Наиболее типичным представителем провинциальной македонской знати является упомянутый нами Квинт Попиллий Питон из Беройи, деятельность которого относится к рубежу I и II вв. н. э.433)

Не были однородны македонские города и в отношении их экономического развития. На известном уровне благосостояния удерживались старые македонские города, получившие статус колоний.434) Большой жизнеспособностью отличались от других полисов и те колонии римских граждан, которые в это время создавались по решению Римского государства. Жизнеспособными были и другие города. И только те, которые для римлян не имели большого стратегического и экономического интереса, становились малолюдными и оставались в запустении.

Многие македонские города римляне развивали как ремесленно-торговые центры и через них эксплуатировали производительные силы страны.

 

§ 6. Ремесло и торговля

Римляне не проявляли никакой заботы в отношении развития тех ремёсел, изделия которых не имели спроса на рынках Средиземноморья. Ремесленное производство в македонских городах хирело, т. к. продукты его в основном были рассчитаны на местный рынок,435) имели узкий круг потребителей. Однако, несмотря на то, что ремесло в Македонии не получило широкого развития и римлянами искусственно задерживалось, в некоторых македонских городах ремесленники играли в городской жизни большую роль. Так, мы знаем, что ремесленники-кузнецы, столяры, ювелиры, портные, гончары объединялись ремесленными коллегиями. Города Наиссус, Сирмия, Фессалоника славились изготовлением оружия; Фессалоника специально – шёлковыми тканями.436)

Значительную роль в хозяйстве Македонии имели её рудные богатства, в эксплуатации которых римляне проявили особое усердие. Во все времена римское правительство обнаруживало большую заботу о том, чтобы минеральные богатства завоёванных стран переходили в руки победителя; где и когда только было возможно, Римское государство стремилось захватить в свою собственность metalla завоёванных провинций. В его руки переходят, главным образом, рудники, уже и раньше принадлежавшие покорённому государству или царю этого последнего. Так действовали римляне в Македонии и Испании. Такую же политику они вели и в отношении Азии, Африки, Египта и других провинций.437)

Известно, что в самой Италии почти нет драгоценных металлов. Во время заморских римских завоеваний они стали стекаться, как военная добыча, из Испании, Аттики, Македонии, Фракии, Британии и др. стран.438) По словам Полибия, в рудниках близ Нового Карфагена работало 40 тыс. чел., которые ежедневно добывали серебра на 25 тыс. драхм.439) Серебром римлян снабжали не только Испания, а почти все провинции, особенно балканские области.440)

В Италии имели обращение иностранные золотые монеты, преимущественно иллирийские и македонские.441) Македонские монеты отличались высоким качеством и художественным мастерством. Найденные археологом Стефаном Верковичем в развалинах у р. Стримона, недалеко от города Сереза древнемакедонские монеты свидетельствуют о большом искусстве македонских ремесленников.442) В Прилепе Веркович нашёл драгоценную камею. В районе Охриды обнаружены древние македонские и римские серебряные и медные монеты (130 монет). Веркович говорит, что эти «древние монеты, сохранившиеся в таком блестящем состоянии, ценятся знатоками наравне с драгоценными камнями». Среди монет находится экземпляр двудрахмы македонского города Неаполиса. «Она не только весьма редка, но ещё представляет голову Афродиты в таком художественном совершенстве, что в этом отношении едва ли уступает произведениям Рафаэля и Мурильо».443)

Широкое развитие монетного дела было также связано с интенсивной разработкой македонских рудников. Организация разработки рудников имела две задачи: 1) обеспечить приток податной монеты, 2) добыть большое количество слитков. Они обрабатывались под непосредственным наблюдением римской администрации.444)

Сразу же после битвы при Пидне в 168 г. до н. э. римляне запретили в Македонии добычу золота и серебра, разрешив добычу лишь железа и меди.445) После 148 г. до н. э. македонские рудники перешли в руки римского правительства, которое первоначально сдавало их в аренду обществам предпринимателей.446) Вполне вероятно, что в Македонии римляне нашли старых царских откупщиков на месте. Об этом упоминает Ливий.447) Из Ливия можно сделать вывод о том, что римляне довольствовались тем, что, уменьшив наполовину арендную плату, сдавали её для сбора публиканам на откуп.448) Без посредства откупщиков эксплуатацию рудных богатств римляне не мыслили, хотя прекрасно представляли их алчную сущность. Ливий вынужден откровенно признать, что где раз появился откупщик, там либо бессильно публичное право, либо союзники утрачивают всякое подобие свободы.449)

Римское государство сдавало на откуп все vectigalia, в том числе и vectigal metallorum. В эпоху принципата многие косвенные налоги перестали отдавать на откуп. Но в разработке рудников откупа сохранились. Императоры первых веков терпели эту систему не только в сенатских, но и в императорских провинциях. Компании, бравшие на откуп рудники, входили в категорию тех, которым государство сдавало на откуп взимание своих доходов с разных vectigalia. Государство сдавало компаниям предпринимателей не разработку металла, а разные доходы, которые оно могло извлекать из разработки его частными лицами. Компания являлась инстанцией, созданной государством для достижения более лёгкого способа взимать различные сборы с рудокопов.450)

Главным лицом на территории рудника был императорский прокуратор (procurator metallorum). Правительство создавало здесь посёлок особого типа. Прокуратор имел на этой территории административную власть. На его обязанности лежало привлекать население к отбыванию повинностей (munera); сам он освобождался от всех повинностей. На обязанность прокуратора ложилось заключение контрактов по устройству некоторых предприятий для удовлетворения нужд населения (например, устройство бани).

Каждая компания имела в Риме своего представителя – manceps или princeps publicanorum, с которым правительство и заключало контракт. Общее ведение делами компании лежало на выборных magistri societatis, избираемых на годичный срок. В провинции дела компании вели промагистры, члены компании. В их распоряжении находились различные агенты, избиравшиеся большей частью из подчинённых компании людей.451) Предоставляя компании эксплуатацию той или иной территории, правительство уступало ей взимание некоторых сборов с населения, которые в городских общинах поступали в его пользу, и объявило монополию на все ветви промысла в данной местности (содержание сапожных мастерских, цирюлен и т. д.). Добывание металла предоставлялось всем желающим и имеющим капиталы. Роль компании сводилась к взыскиванию узаконенных правительством налогов и сборов с разработки рудника.

Избрав место для устройства шахты, частный предприниматель заявлял об этом откупщику или его агенту. За то, что ему давали разрешение, частный предприниматель платил известный сбор. Дальнейшую разработку руды для извлечения из неё металла совершали scanrarii. Эти лица обязывались заявлять откупщику в канун календарного месяца о числе рабочих рук (рабов и вольнонаёмных работников), которыми они располагали. Тогда же они уплачивали откупщику определённый налог. Откупщик взимал также установленный сбор с руды, привозимой для дальнейшей обработки: один денарий с каждых 100 фунтов.452) Особый вид предпринимателей представляли владельцы плавильных печей – Flatores argentarii u aerarii.453) Все эти предприниматели беспощадно эксплуатировали рудокопов. Источники, к сожалению, нам ничего не говорят о тяжёлом труде в македонских рудниках. Но в «Естественной истории» Плиния есть указания на тяжёлые условия в испанских рудниках.454) Вряд ли труд рудокопов в Македонии был легче, чем в Испании. Плиний сравнивает этот труд с трудом гигантов. Работники шахт не видят дневного света в продолжение многих месяцев. В шахтах часто происходили обвалы с человеческими жертвами. Породы твёрдого камня дробились с помощью огня и уксуса, это давало удушливый чад и дым. Раздробленный камень рудокопы днём и ночью, в темноте, выносили на своих плечах, передавая его по конвейеру наверх. Для промывки горной породы с горных вершин проводились реки, через горы и ущелья прокладывались каналы; в иных местах для этой цели долбили недоступные скалы. Оценивая работу в рудниках, Плиний приходит к выводу, что даже добывание с морской глубины жемчуга и пурпуровой улитки кажется менее смелым.

Вполне понятно, что на такой работе, в основном, могли работать и удерживаться рабы или люди, приговорённые по суду к работе в рудниках (damnati in metalla, in opus metalli).455) Но в Македонии, в отличие от Испании, в рудниках применялся и свободный труд.456)

В указах Феодосиева Кодекса говорится о целом разряде людей свободного происхождения, но крайне ограниченных в выборе своего занятия (metallarii, aurileguli). Люди этого разряда были во Фракии, Иллирии и Македонии. Они по указу императора Валента от 369 г. прикреплялись к своему занятию и обязывались жить в одной определённой местности. В случае бегства за ними охотилась администрация рудника. В 370 г. появилось распоряжение касательно беглых рудокопов в пределах Фракии, Македонии и Иллирии.457) Властям предписывалось разыскивать их, а землевладельцам воспрещалось давать им приют под страхом строгого наказания.458) Правительство пыталось силой удержать металлариев при своих обязанностях, но металларии не хотели мириться со своим обездоленным положением и во время вторжений варварских племён присоединялись к ним. Этот факт имел место в период готского нашествия при Валенте и Валентиниане,459) сообщает нам Аммиан Марцеллин.

Сравнительно большую роль в экономике Македонии играла торговля. Внутренняя торговля между отдельными частями провинции не имела большого размаха.460) Она находилась в руках местных торговцев. Кроме них, торговлю вели евреи, сирийцы и греки.

Внешняя и особенно транзитная торговля имела большое значение. Македония вывозила руду, корабельный лес, смолу, скот, вино и мёд. Важными торговыми центрами были Фессалоника, Наисус, Стоби. Фессалоника вела оживлённую торговлю со странами, расположенными по берегам Адриатического и Чёрного морей.461) Через неё шла торговля с Италией, Грецией и Ближним Востоком.462) В Фессалонике сходились важные торговые пути, морские и сухопутные.

Македония торговала со своими северными соседями – Мёзией, Фракией и Дакией. Здесь позднее найдены клады македонских монет, которые чеканили города Пелла, Фессалоника, Эдесса.463) Македония имела торговые сношения с Востоком. Во время первых императоров на Востоке обращались преимущественно греческие и македонские деньги.

На Балканах Римское государство старалось устраивать хорошие шоссейные дороги. Они строились в провинциях прежде всего по военным соображениям, для облегчения передвижения воинских частей и снабжения их провиантом. Такие дороги действовали в провинциях Мёзии и Фракии. Ещё при Тиберии римские солдаты начали строить шоссе по побережью долины Дуная, продолженное во время Траяна до устья реки и соединённое с римским шоссе берега р. Рейн. В эту пору был построен путь и от Византия; путь спускался на юг по Вардару до Фессалоник. По этим землям были проложены и многие другие пути с хорошим обслуживанием, по дорогам поставлены измерительные камни с указанием точного расстояния, построены квартиры и станции для людей и лошадей, вырыты колодцы. На этих путях развивалась торговля.464)

Римляне были заинтересованы в поддержании и расширении и в Македонии сети сухопутных путей сообщения, имевших большое значение для транзитной торговли. Они должны били сыграть также немалую стратегическую роль как барьер, преградивший племенам Балканского полуострова доступ в Элладу, важную коммуникацию римлян в Восточном Средиземноморье. Римляне стремились превратить Македонскую провинцию в военную базу для дальнейшего продвижения на Восток.

Вероятно, с самого начала провинциального господства в Македонии римляне начали строить дорогу от Диррахия до Аполлония, поскольку во времена Полибия эта дорога уже была построена (ок. 120 г. до н. э.).465) Необходимые средства для строительных и земляных работ римляне выкачивали из местного населения. В надписи из Гераклеи в Линкестиде сохранился отрывок указа о привлечении населения к прокладке дорог: «Эти пусть отправляют литургию; а владельцы (земель) пусть будут повинны литургиям, только падающим на их владение; [а] каким [спо]собом должны прокладывать дороги я разъяснил в общем распоряжении; чтобы и антаны (назв. племени) вместе с нами участвовали в издержках, внося треть: взнос же пусть будет сделан теми антанами, которые проживают в Македонии».

Дорога прокладывалась в гористой и лесистой местности, и её строительство было сопряжено с большими трудностями. Указание в надписи о том, что римская администрация вникала даже в технические подробности строительства дорог, может быть лишним свидетельством значения, которое римляне придавали таким мероприятиям.466)

Одной из важнейших тортовых артерий Македонии являлась Эгнациева дорога (via Egnatia), проложенная уже во времена республики от Аполлонии и Диррахия до Фессалоники и далее в глубь Фракии до Боспора.467) Страбон определяет её длину в 553 мили, говорит, что она начинается от горы Кандавии (в Иллирии), идёт через города Лихнид и Пилон, затем мимо Барнунта через Гераклею и область линкестов и эордов в Эдессу и Пеллу до Фессалоники.468) Дорога эта была построена по общему образцу римских военных дорог. Имя «Egnatia» дорога получила от имени приморского города Нижней Италии – в Апулии у Адриатического моря, куда упиралась Аппиева дорога, её продолжение по ту сторону Адриатики от Диррахия до Византии. Оканчивалась via Egnatia в Кипселах на Гебре.469) Важной станцией на via Egnatia была Гераклея. Отсюда шёл оживлённый торговый путь на Стоби, который связывал Вардарскую долину с главной транспортной артерией Македонии.470) На пути из Стоби в Гераклею важную роль играл город Стуберра. Значительной транспортной артерией была дорога Наисус – Сирмиум, которая как раз у Стоби скрещивалась с путём, ведущим из Сердики в Гераклею, на via Egnatia.471) В позднеримское время путь Сирмиум – Фессалоника стал играть решающую роль среди всех путей сообщения провинции, что было связано с ростом города Стоби. Эти дороги, построенные во время республики, обновлялись и перестраивались уже в императорскую эпоху. Особенное значение им придавали Север и Антонин Пий.472) Однако было бы неверным считать, что все пути сообщения созданы тогда исключительно римлянами. Римляне пользовались также старыми, издавна сложившимися транспортными путями, приспосабливая их для своих нужд.

Все эти сооружения должны были способствовать укреплению позиций Римского государства в Галлии, Далмации, Македонии и Малой Азии.473)

 

§ 7. Аграрные отношения. Положение народных масс

Сведения о земельных отношениях в римской Македонии чрезвычайно фрагментарны. Известно, что природные условия здесь благоприятствовали интенсивному развитию земледелия и скотоводства, основных отраслей хозяйства Македонии.474) На юге страны расположены плодородные равнины, удобные и для земледелия и для пастбищного хозяйства. Эти районы обеспечивали страну достаточным количеством зерна, а Фессалия даже вывозила хлеб. Основная часть Македонии, расположенная по северо-западному и северному побережью Эгейского моря, также обладала развитым земледелием и скотоводством. Так, Фессалия с давних пор славилась разведением лошадей; известное значение имело и разведение мелкого скота. В северных областях – лесистых и горных – развивалось скотоводство.475)

Ещё до римских завоеваний здесь существовали сложные аграрные отношения, которые сильно отличались от отношений, типичных для Греции.476) Они не были упрощены или упорядочены римлянами. При римском владычестве в Македонии существовали большие латифундии, часть земель приписана к полисам, часть находилась в распоряжении племенных организаций, многие из которых приближались по структуре к организациям полиса и управлялись политархами.477) Имелись здесь и экстерриториальные владения крупных сенаторских фамилий.478) Чаще, чем в Ахайе, встречаются в Македонии случаи приобретения земли иностранцами, а также захват общинных земель богачами, иногда экзархами.479)

Многие черты античной формы собственности продолжают сохраняться и в римское время: например, возможность полной собственности на землю за пределами полисных территорий; поэтому квиритская собственность за пределами Италии была возможна лишь на территории тех провинциальных городов, которые обладали италийским правом.480) Надо отметить, что в вопросе о праве частной собственности на землю в Римском государстве существовало огромное различие между Италией и провинциями. Оно состояло в том, что только в Италии земля могла составлять по римскому праву полную собственность частного лица; территория провинций с точки зрения права была ager publicus.481) Кроме того, в Италии земля освобождалась от податей. В провинциях на землю накладывался поземельный налог.

На юге и на севере страны земельные отношения тоже разнились. Возникшие в Южной части Македонии колонии эксплуатировали местных крестьян; многие из них теряли часть своих земель в пользу колонистов; многие превращались в арендаторов на землях знати,482) т. е. крестьянство разорялось. На севере Македонии ещё сохранялись свободное крестьянство и архаические формы землевладения. Македония, следовательно, была провинцией переходного типа от Ахайи, классической страны античной формы собственности, к Фракии, Мёзии и Дакии, на территории которых сохранились значительные остатки первобытнообщинного строя. В Македонии в связи с этим ещё сохранились в некоторой мере деревенские условия жизни.483) Во многих областях и в римское время существовали комы.484) Это правильное наблюдение, которое в своё время сделал О. В. Кудрявцев, дало ему основание видеть отличительные черты в аграрных отношениях Греции и Македонии. Он подчеркивает большой удельный вес македонской деревни по сравнению с городом. С этой точкой зрения вряд ли можно согласиться: её опровергает существование крупных городов в римское время и достаточно интенсивная хозяйственная жизнь в них.

Кризис рабовладельческого строя в Македонии не проявился так остро, как в других провинциях Римской империи: рабовладение здесь не получило в своё время широкого развития, в провинции в большой степени использовался свободный труд, особенно в разработке рудников и в сельском хозяйстве. Тем не менее в эпоху общего кризиса империи и Македония переживает тяжёлое положение: в стране сократились численность населения, некоторые города оказались в запустении, стали исчезать средние и мелкие землевладельцы, всё больше и больше ухудшалась обработка земли. Особенно тяжёлым был налоговый гнёт, который сильно истощал хозяйство провинции. Вот что рассказывает Зосим о том, как собирались налоги при Феодосии: «Император послал собирать налоги в Македонию и Фессалию с такой суровостью, как будто не произошло никакого несчастья с городами этих провинций. Жестокие сборщики забирали то, что оставило гражданам сочувствие варваров. Брали не только деньги, но даже жалкие украшения и одежду... не было города и деревни, где не раздавались бы крики и стоны несчастных, которые призывали в помощь против жестокостей своих сограждан».485)

Ко всему этому Македония подверглась нашествию чужеземных племён. Ещё на рубеже 70-х гг. II в. на неё напали костобоки, они проникли во все восточные провинции Балканского полуострова.486) Начиная с 376 г. Македония, как и Фракия, подверглась ряду непрестанных набегов и иноземных нашествий. В 442–447 гг. весь полуостров опустошили гунны. В 479 г. правительство Византии предоставило части булгар место для поселения в районе Лихнида. С 500-х гг. систематические вторжения в Северную и Центральную Македонию начали славянские племена. Конечным результатом римского мирового господства было «всеобщее обеднение, сокращение торговых сношений, упадок ремесла, искусства, уменьшение населения, упадок городов, возврат земледелия к более низкому уровню».487)






Дата добавления: 2016-06-05; просмотров: 884; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.014 сек.