Депрессии у психастеников и истериков


Как для психастенических, так и для истерических психопатов основным вопросом их жизни является: «Кто я?». Этот вопрос возникает из невозможности создания объективного автопортрета, что в свою очередь является подтверждением определенной эмоциональной незрелости.

Если приведенный выше вопрос является естественным и понятным в юношеском возрасте (когда формируется «автопортрет»), то в более позднем возрасте (когда человек уже должен иметь более или менее сформировавшееся представление о самом себе и не должен мучиться вопросом, какой он на самом деле и каким его видят другие люди и т. д.) это уже является патологией, значительно затрудняющей нормальные контакты с действительностью.

Поскольку такой вопрос становиться главным девизом человека, то и его постоянное взаимодействие с окружением происходит в определенной плосткости. Неважно, имеет ли смысл то, что он делает, приносит ли эго удовольствие ему и другим и т. д. Главным является то, как его воспринимают окружающие, и может ли он рассчитывать на похвалу или на осуждение. Психастенические и истерические психопаты крайне чувствительны к общественному мнению. Их жизнь как будто развертывается на сцене: постоянно кто-то на них смотрит и оценивает их поступки.

Только отношения истерика и психастеника к общественному мнению различны. Истерик хочет обратить на себя внимание, добиться аплодисментов от окружающих, оказаться в центре событий, словом борется за свое признание у окружающих. В отличие от него психастеник всегда готов к отступлению. Он еще больше, чем истерик, нуждается в признании окружающих, но испытывает страх перед необходимостью борьбы за это.

Охотнее он провалился бы сквозь землю; он краснеет, когда кто-то на него смотрит; не знает, что делать с собственными руками и самим собой; чувствует себя неловко; в голове возникает ощущение пустоты. Прежде чем он решится произнести хоть одно слово или сделать что-либо в данной ситуации, события уже успевают пройти своим чередом, (resprit d’escalier).

Уже само желание разорвать отношения с окружающими, отличающее психастеника от истерика (впрочем истерик довольно охотно в них вмешивается), указывает на пониженную жизненную активность. Можно было бы говорить о большей жизненной активности истерика и о меньшей у психастеника, если бы не тот факт, что в трудной ситуации психастеник (так же как и истерик) может мобилизовать свои силы и волю. Например, во время войны психастеники могут импонировать окружающим своей отвагой.

В итоге баланс показывает, что истерики в целом отличаются большей безмятежностью, чем психастеники, и обладают большей, чем они, жизненной энергией. Депрессия у психастеников наблюдается чаще всего в циклической форме, таким образом, их периодически застигает печаль и полная неуверенность в себе, часто без серьезной причины. Иногда такой причиной может стать легкая житейская неудача.

Депрессия может продолжаться от нескольких дней до нескольких десятков месяцев. Клиническая форма нередко очень напоминает эндогенную депрессию: последняя отличается больший динамизмом и глубиной. Иногда из картины психастенической депрессии развивается шизофрения. Наиболее характерным симптомом психастенической депрессии является потемнение колорита «автопортрета».

Как мы пытались рассказать выше, проблема «автопортрета» является основным вопросом как в жизни истериков, так и в жизни психастеников. У первых он обычно отличается более светлыми красками, чем у вторых. Вероятно вследствие слабости и неразвитости «автопортрета» он в большей степени подвержен осцилляциям: то он светел, то он темен. У психастеников он обычно темнее и обнаруживает большую изменчивость.

Способность видеть самого себя в черных красках вызывает специфическую направленность агрессии: ее копье направлено прежде всего против самого себя. В состоянии депрессии психастеники часто предпринимают попытки самоубийства: по счастью, также как и попытки истериков, обычно неудачные.

У тех и других последнее и, наверное, важнейшее решение в жизни — «жить или умереть» — не отличается достаточно сильными мотивами. Подспудно в сознании существует альтернативное решение: «А может, еще пожить?». Неустойчивость мотивов принятия решения снижает динамку попыток самоубийства, хотя понятно, что довольно часто они все же заканчиваются трагически.

Недовольство самим собой, ощущение собственного ничтожества, поиски одобрения у окружающих, частые реакции в форме ощущения вины — все это не способствует хорошему настроению. Психастеники обычно не знают радости жизни. Они живут больше из чувства долга, только потому что они родились и поэтому необходимо все это как-то перенести. Жизнь их не балует и не особенно привлекает.

Больше всего их радует похвала окружающих, ощущение хорошо выполненных обязанностей. В тех случаях, когда аутоагрессия особенно усиливается, утешением для них становится собственное терпение. На фоне практически постоянно пониженного настроения время от времени возникают кризисы депрессии, о которых уже говорилось раньше.

При лечении психастенических депрессий следует обратить особое внимание на характер восприятия больным самого себя.

Если существует возможность улучшить самовосприятие, и если больной сможет увидеть себя в более светлых красках, то немедленно обнаруживается возможность улучшения его настроения. Истерик обычно рисует свой «автопортрет», пользуясь более светлой палитрой, чем психастеник. Его самооценка, как правило, выше, чем оценка окружающих, и в этом кроется источник многих конфликтов.

Истерик чувствует себя обиженным, поскольку его «не ценят», «плохо понимают», «пренебрегают им». Если у психастеника доминирует чувство вины, и оно часто является главной причиной его пониженного настроения, то у истерика преобладает в настроении чувство обиды, и оно нередко приводит к конфликтам с окружающими.

У психастеника чаще наблюдается аутоагрессия, а у истерика простая агрессия. Если он совершает аутоагрессивные поступки (истерические самоубийства), то они обычно являются следствием невозможности внешней разрядки агрессии или желанием показать окружающим, какой он бедный и обиженный (самоубийство как зов о помощи).

Подобно ребенку истерик легко переходит из одного крайнего состояния в противоположное. Палитру его эмоционального колорита можно назвать скорее ограниченной, и поэтому истерик относительно легко достигает ее крайних спектров: от предельного отчаяния он переходит (нередко из-за ничтожной причины) к беспредельной радости, от восторженной любви — к смертельной ненависти.

Благодаря такой неустойчивости эмоциональные депрессии истериков, как правило, кратковременны, в отличие от психастеников, у которых депрессии, связанные с негативным восприятием самого себя отличаются большой продолжительностью.

Одной из наиболее характерных черт истерической психопатии является формирование в сознании больного искаженного образа действительности: истерик видит то, что хочет видеть (wishfulI thinking). И он чувствует себя обиженным, если окружающие не разделяет его мнения. Такое рассогласование внутреннего восприятия действительности и восприятия, принятого в окружении, нередко является причиной конфликтов с окружающими и постоянного ощущения, что окружающие плохо его понимают.

Человек теряет способность двигаться в своем нереальном мире, этот мир часто пытается сокрушить его, и поэтому истерик часто хочет начать свою жизнь заново. Ему хотелось бы зачеркнуть все что было, но это невозможно, и тогда приходит неудовлетворенность жизнью.

Своеобразной трагедией истерика является то, что он постоянно нуждается в признании окружающих. Он борется за него стилем поведения, манерой речи, эмоциональной экспрессией и т.д. Он старается всеми силами обратить на себя внимание окружающих, стремится быть обласканным, а добивается обычно противоположного эффекта — его отвергают. Само слово «истерик» звучит уничижительно.

Социальное окружение обычно стремится к нивелированию различий: того, кто возвышается, оно стремится принизить, а того, кто принижен — возвысить. В то время как психастеники обычно пользуются любовью окружающих, истерики воспринимаются окружающими с трудом. Очевидно, что бывают исключения, например, так называемые «добродушные» истерики, которые благодаря своему добродушию и инфантилизму пользуются общей симпатией окружающих.

Поэтому первым шагом в лечении истерической депрессии является моральная поддержка больного. И только во время последующих контактов следует постараться постепенно и осторожно помочь больному обрести более реальный взгляд на окружающий его мир и на самого себя. Это приводит к стабилизации эмоционального состояния и к более уравновешенной оценке собственной личности, что в свою очередь улучшает самочувствие больного.

 



Дата добавления: 2023-08-18; просмотров: 251;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2024 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.011 сек.