Понятие и субъекты представительства

Понятие представительства.Под представительствомпонимается совершение одним лицом – представителем в пределах имеющихся у него полномочий юридических действий от имени и в интересах другого лица – представляемого, в результате чего у представляемого непосредственно возникают, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности.

Исходя из данного определения понятия представительства, можно выделить ряд его существенных признаков.

Во-первых, правовые связи при представительстве возникают по поводу:

а) делегирования полномочий представляемым представителю;

б) действий представителя, призванных обеспечить возникновение, изменение или прекращение не только имущественных, но и некоторых личных неимущественных прав (так, автор изобретения может через представителя оформить и подать заявку на получение патента).

Во-вторых, представитель действует не от своего имени, а от имени представляемого. С юридической точки зрения действия представителя приравниваются к действиям представляемого (так как представитель действует от имени представляемого).

В-третьих, представитель совершает различного рода юридические действия от имени представляемого. Хотя в ст. 182 ГК РФ указывается о совершении представителем от имени представляемого только сделок, однако несомненно, что представитель может быть уполномочен и на совершение иных юридических действий.

В-четвертых, в результате действий представителя гражданские права и обязанности возникают, изменяются или прекращаются непосредственно у представляемого. Таким образом, представительство – такое совершение юридических действий представителем, при котором все правовые последствия возникают не у представителя, а у представляемого.

В-пятых, представитель действует в интересах представляемого. Безусловно, представитель может действовать и ради собственных интересов, желая получить, прежде всего, вознаграждение. Но возникает представительство для того, чтобы обеспечить интересы представляемого.

Вопрос о правовой природе представительства остается в науке гражданского права до сих пор дискуссионным, что обусловлено, прежде всего, сложной структурой правовых связей между субъектами представительства. Так, некоторые авторы, выделяют как внутренние (между представителем и представляемым), так и внешние правоотношения (между представителем и третьим лицом) представительства. Например, Е.Л.Невзгодина, суть представительства сводит к внутренним правоотношениям между представителем и представляемым. Высказывается позиция, согласно которой представительство является единым правоотношением с участием третьих лиц. Это правоотношение включает в себя не только внутренние, но и внешние отношения между представителем и третьим лицом.

В юридической литературе встречается и иная трактовка отношений представительства. Так, В.А.Рясенцев считал, что собственно представительством является правоотношение между представляемым и третьим лицом, а отношения между представляемым и представителем рассматривается лишь как его предпосылка.

По мнению А.П.Сергеева, наоборот, отношения между представляемым и третьим лицом являются результатом осуществления представительства и поэтому представительскими в точном смысле этого слова считаться не могут.

Другие авторы, обходя вопрос о необходимости выделения в структуре правовых связей представительства внутренних и внешних отношений, характеризуют его как гражданское организационное правоотношение, отмечая, что в отличие от большинства отношений, регулируемых гражданским правом (купля-продажа, дарение, аренда, подряд и т.д. и т.п.), эти отношения лишены имущественного содержания.

Можно считать классическим высказывание В.А. Рясенцева о том, что «едва ли есть еще институт гражданского права, который породил бы такую путаную терминологию, как институт представительства. Одни и те же термины имеют разное значение, причем понятия, которым они соответствуют в науке, точно не установлены».

 

Институт представительства как комплексный институт права имеет большое значение не только для гражданского, но и для семейного, трудового и других отраслей права. Имея межотраслевой характер, он охватывает не только гражданско-правовые нормы, но и нормы других отраслей права. При этом нормы гл. 10 ГК РФ закладывают основу для отношений представительства, регулируемых другими отраслями права. Так, понятие доверенности, требования к ее содержанию, порядок совершения важны для оформления отношений представительства в гражданском, арбитражном, уголовном процессе. Вместе с тем применение норм главы 10 ГК РФ неразрывно связано с нормами семейного, трудового, гражданского процессуального и других отраслей законодательства.

Так, определение законных представителей несовершеннолетнего ребенка, конкретизация статуса опекунов, попечителей, усыновителей осуществляются, прежде всего, Семейным кодексом РФ, Федеральным законом «Об опеке и попечительстве». Представительство работников в трудовых отношениях, в том числе профсоюзами, регулируется Трудовым кодексом РФ, Федеральным законом «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» и другими нормами трудового законодательства.

Порядок оформления отношений представительства в судах по гражданским, арбитражным спорам, субъектный состав участников отношений представительства регламентированы Гражданским процессуальным кодексом РФ и Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

 

Сфера применения представительства. Потребность в представительстве – способе осуществления прав и исполнения обязанностей – диктуется различными причинами. Институт представительства применяется чаще всего тогда, когда участие в правоотношении либо недоступно для конкретного субъекта, либо связано со значительными затруднениями. Так, представляемый в силу закона (например, из-за отсутствия дееспособности физического лица), или конкретных жизненных обстоятельств (например, болезни физического лица, его юридической безграмотности, занятости и т.п.) не может лично осуществлять свои права и обязанности.

Вместе с тем, в условиях рынка деятельность большинства юридических лиц в целом немыслима без постоянного или хотя бы эпизодического обращения к представительству. Как известно, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (п. 1 ст. 53 ГК РФ). Однако, как правило, органы юридического лица не в состоянии охватить "все и вся": например, и заключать договоры, и организовывать исполнение обязательств, и выступать в суде и т.д. и т.п. В этих условиях без представительства также не обойтись.

Следовательно, использование представительства диктуется разнообразными причинами юридического и фактического порядка.

Субъекты представительства.В отношениях представительства участвуют три субъекта: представляемый, представитель, третье лицо.

Представляемый – лицо, в интересах и от имени которого действует представитель. Ими могут быть любые субъекты гражданского права (граждане, юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования). При этом не имеет значения наличие или отсутствие дееспособности, объем дееспособности и пр. Более того, именно отсутствие дееспособности либо то обстоятельство, что гражданин, например, не полностью дееспособен, и обусловливает необходимость представительства.

Представитель – лицо, действующее в интересах и от имени представляемого в пределах полномочий, предоставленных представляемым либо установленных законом и иными правовыми актами. Представителем может быть только дееспособное (физическое или юридическое) лицо.

Следовательно, гражданин в качестве представителя должен обладать полной дееспособностью, т.е. граждане в возрасте с 18 лет, а также с 16 лет – при вступлении в брак либо в случае эмансипации несовершеннолетнего (см. ст. 21, 27 ГК РФ). Граждане в возрасте от 14 до 18 лет, а также ограниченные в дееспособности могут быть представителями только при согласии на это соответственно родителей, усыновителей или попечителя.

Для отдельных категорий граждан законом могут быть предусмотрены ограничения для выполнения ими представительских функций. Так, например, в соответствии со ст. 51 ГПК судьи, следователи, прокуроры не могут быть представителями в суде, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей. А по предписаниям ст. 60 АПК представителями в арбитражном суде не могут быть судьи, следователи, прокуроры, помощники судей и работники аппарата суда. Данное правило не распространяется на случаи, если указанные лица выступают в арбитражном суде в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей. Кроме того, по правилам указанной статьи представителями в арбитражном суде не могут быть лица, не обладающие полной дееспособностью либо состоящие под опекой или попечительством.

Согласно предписаниям п. 2 ст. 29 Налогового кодекса РФ не могут быть уполномоченными представителями налогоплательщика должностные лица налоговых органов, таможенных органов, органов государственных внебюджетных фондов, органов внутренних дел, судьи, следователи и прокуроры.

Юридические лица, обладающие общей правоспособностью, по общему правилу могут без ограничений выполнять функции представителей от имени граждан и других юридических лиц, за исключением случаев, когда в учредительных документах установлены ограничения на выполнение указанных функций по любым либо определенным видам сделок. Выход за пределы этих ограничений может повлечь правовые последствия, предусмотренные ст. 174 ГК РФ, а именно: признание сделки недействительной.

На практике часто возникает ситуация, когда учредители коммерческой организации с общей правоспособностью устанавливают в учредительных документах перечень видов деятельности (или исключают в них возможность осуществления определенных видов деятельности), которыми может заниматься создаваемое ими юридическое лицо. Понятно, что такое установленное учредителями «самоограничение» правоспособности будет иметь силу и для вступающих в сделку с такой коммерческой организацией третьих лиц, но только тогда, когда они знали или должны были знать о нем (ст. 173 ГК РФ). Очевидно, что в этой ситуации коммерческая организация, обладающая общей правоспособностью, обязана информировать своих контрагентов об установленных ею ограничениях правоспособности, поскольку для такой коммерческой организации законом предполагается занятие любым не запрещенным законом видом деятельности (абз.2 п. 1 ст. 49 ГК РФ).

Для юридических лиц, обладающих специальной (целевой) правоспособностью по прямому указанию закона (унитарных предприятий, некоммерческих организаций, банков, страховых компаний) возможно совершение лишь таких сделок, которые соответствуют установленным учредительными документами целям деятельности.

Так, например, в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» кредитной организации запрещено заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Поэтому банк не может осуществлять представительских функций (не может быть представителем другого лица) при совершении, например, торговых сделок. Поэтому сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана недействительной (ст. 173 ГК РФ). В таком случае, безусловно, оповещения об этом своих контрагентов по сделкам не требуется, поскольку знание ими законодательных предписаний в отношении действий юридических лиц с целевой правоспособностью предполагается. Вот почему сделки, выходящие за указанные пределы, считаются ничтожными вне зависимости от того, знали они о таких ограничениях или нет (ст. 168 ГК РФ).

 

Третье лицо – лицо (любой субъект гражданского права), с которым от имени и в интересах представляемого представитель совершает юридические действия, в результате которых у представляемого устанавливаются, изменяются или прекращаются субъективные гражданские права и обязанности. Так, если представитель уполномочен продать вещь, принадлежащую представляемому, то третьим лицом будет покупатель этой вещи.

Особенность статуса представителя заключается в том, что он действует не только в чужих интересах, но и от чужого имени. В связи с этим представителя необходимо отличать от лиц, действующих в чужих интересах, но от собственного имени, а также от лиц, уполномоченных на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок (п. 2 ст. 182 ГК РФ). Среди этих лиц выделим тех, которые в этом качестве достаточно часто встречаются в гражданском обороте.

Коммерческий посредник – лицо, осуществляющее вспомогательную деятельность от своего имени, содействуя заключению сделки.

Деятельность коммерческих посредников носит фактический характер, Как отмечал Г.Ф Шершеневич: «…они сами сделок не заключают, но способствуют их заключению сближением контрагентов» Роль посредника «сводится к тому, чтобы найти и привлечь лиц, желающих вступить в известную сделку». Кроме того, коммерческие посредники могут участвовать в определении условий будущих договоров, готовить проекты таких договоров и т.д.

Однако в некоторых случаях посредник, в частности биржевой посредник (брокерские фирмы, брокерские конторы или независимые брокеры), совершает сделку от имениклиента и за его счет, от имени клиента и за свой счет или от своего имени и за счет клиента (ст. 9, 10 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле»).

 

Конкурсный управляющий – лицо, действуя от своего имени, осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника – унитарного предприятия в пределах, порядке и на условиях, установленных законом (ст. 127, 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

При принятии решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства арбитражный суд утверждает конкурсного управляющего, который совершает юридические действия от собственного имени в интересах банкрота и его кредиторов.

Душеприказчик (исполнитель завещания) – лицо, на которое наследодатель возлагает исполнение завещания. После смерти наследодателя он совершает от своего имени юридические действия по исполнению завещания.

Согласие гражданина быть исполнителем завещания выражается этим гражданином в его собственноручной надписи на самом завещании, или в заявлении, приложенном к завещанию, или в заявлении, поданном нотариусу в течение месяца со дня открытия наследства. Гражданин признается также давшим согласие быть исполнителем завещания, если он в течение месяца со дня открытия наследства фактически приступил к исполнению завещания.

Полномочия исполнителя завещания основываются на завещании, которым он назначен исполнителем, и удостоверяются свидетельством, выдаваемым нотариусом (ст. 1134, 1135 ГК РФ).

 

Рукоприкладчик – лицо, содействующее оформлению сделки, подписывая ее за лицо, лишенное возможности это сделать. При этом волю изъявляет субъект, совершающий сделку.

Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин (рукоприкладчик). Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно. Однако, при совершении сделок, указанных в п. 4 ст. 185 ГК РФ, и выдаче доверенностей на их совершение подпись того, кто подписывает сделку, может быть удостоверена также организацией, где работает гражданин, который не может собственноручно подписаться, или администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении (п. 3 ст. 160 ГК РФ).

 

Посланник (посыльный) – лицо, выполняющее такие фактические действия, как передача документов, сообщение каких-либо сведений и т. п. Он не совершает юридических действий, а лишь передает чужое волеизъявление.

Деятельность представителя следует также отличать от осуществляемой от имени юридического лица деятельности его органов. Органы юридического лица не являются самостоятельным субъектом гражданских правоотношений (см. п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 53 ГК РФ), в том числе и отношений представительства.

В части толкований и применении норм гл. 10 ГК РФ важное значение имеет Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации», где в п. 2 указано: «В случаях превышения полномочий органом юридического лица (статья 53 ГК РФ) при заключении сделки пункт 1 статьи 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться статьями 168, 174 ГК РФ, с учетом положений Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.98 N 9 "О некоторых вопросах практики применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Итак, суть представительства состоит в юридических действиях представителя по реализации представленного ему полномочия в интересах и от имени представляемого. Представительство основывается на взаимодействии актов волеизъявления представителя и представляемого, в рамках которого возникает и формируется полномочие. Что же представляют полномочия представителя?

Вопрос о правовой природе полномочия представителя также остается в науке гражданского права до сих пор дискуссионным. Одни авторы (например, В.А.Рясенцев) рассматривают полномочие представителя как особое субъективное право, которому не соответствует конкретная обязанность представляемого либо третьего лица, другие (например, О.А.Красавчиков), напротив, считают, что данному субъективному праву представителя противостоит обязанность представляемого принять на себя все юридические последствия действий представителя. Аналогичного подхода придерживается, на наш взгляд, В.С.Ем, поскольку считает, что «предпосылкой представительства является относительное правоотношение между представителем и представляемым», а также Е.Н.Гендзехадзе, полагающая, что «внутреннюю сторону представительства составляет правовая связь обязательственного характера между представляемым и представителем» По мнению В.А.Рясенцева, полномочие есть проявление гражданской правоспособности. И.О.Иоффе полагал, что полномочие представляет собой «юридический факт, определяющий границы присоединения к правоспособности представляемого дееспособности представителя». По мнению В.С.Ема, «полномочие представляет собой субъективное право, производное от правосубъектности представляемого….» и не само полномочие как субъективное право, а осуществление (реализация) полномочия представителем является юридическим фактом, порождающим права и обязанности у представляемого».

Полномочие является особым субъективным правом представителя. Как, известно, любое субъективное гражданское право – есть мера юридически возможного поведения, позволяющая субъекту удовлетворять его собственные интересы. Субъективное право есть средство удовлетворения какого-либо интереса управомоченного лица. Особенность полномочия как субъективного права заключается в том, что в отличие от большинства субъективных гражданских прав (например, прав требования или вещных прав) полномочие является средством удовлетворения не своего, а, прежде всего, чужого интереса – интереса представляемого. Безусловно, как уже отмечалось, лицо, осуществляя представительские функции, преследует, в том числе и свой, прежде всего, имущественный интерес. Но этот интерес представителя (по своему значению в представительстве) вторичен, поскольку его осуществление возможно только через реализацию интереса представляемого, ведь возникает представительство, чтобы обеспечить интересы представляемого.

Итак, полномочие представляет собой особое субъективное право (данное представителю по воле представляемого или принадлежащее ему в силу обстоятельств, указанных в законе), осуществление которого путем совершения различных юридических действий от имени и в интересах представляемого создает для последнего правовые последствия.

Полномочие как субъективное право совершать определенные юридические действия от имени представляемого есть мера возможного поведения представителя по отношению к третьим лицам. Поэтому представитель не вправе совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично либо в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением коммерческого представительства (п. 3 ст. 182 ГК РФ).

Например, представитель не вправе быть покупателем вещи, который представляемый поручил ему продать, а также продать ее лицу, представителем которого он одновременно является.

Согласно п. 3 ст. 37 ГК РФ опекун, попечитель, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками.

Нельзя через представителя совершать сделку, которая по своему характеру может быть совершена только лично (п. 4 ст. 182 ГК РФ). Запрет на совершение таких сделок через представителя обусловлен спецификой соответствующих действий, а именно: тем обстоятельством, что существенное значение имеет личность субъекта, совершающего сделку.

Так, недопустимо совершение через представителя таких двусторонних сделок, как брачный договор, договор пожизненного содержания с иждивением и т. п. По этой причине не допустимо также и составление завещания (односторонней сделки) через представителя.

Полномочие должно быть выражено в объективной форме, доступной для третьих лиц, с которыми представитель совершает юридические действия. Полномочия подтверждаются: предоставлением доверенности; предъявлением договора поручения; предъявлением свидетельства о рождении представляемого ребенка и паспорта представителя; предоставлением свидетельства о государственной регистрации акта усыновления; предъявлением удостоверения установленной формы для приемных родителей и др.

Представитель обязан совершать юридические действия на основании и в пределах, предоставленных ему полномочий. Отсутствие представительских полномочий, как и выход за их пределы влекут последствия, предусмотренные п. 1 ст. 183 ГК РФ: сделки и иные юридические действия, совершенные неуполномоченным лицом от имени другого лица, не порождают прав и обязанностей для последнего (представляемого).
Таким образом, речь идет о последствиях деятельности от имени другого лица без полномочий (о последствиях представительства без полномочий). Указанные в законе последствия возникают при осуществлении:

- деятельности лица при отсутствии полномочий;

- деятельности лица с превышением полномочий;

- деятельности лица с нарушением полномочий (например, совершение

одного юридического действия вместо другого, сходного с первым);

- деятельности лица с полномочием, утратившим силу.

Итак, в ст. 183 ГК РФ законодатель предусматривает наступление одно из двух правовых последствий заключения сделки неуполномоченным лицом.

1. Совершенная сделка не имеет юридической силы для представляемого при отсутствии его одобрения сделки.

Для неуполномоченного лица, т.е. лица, действовавшего от чужого имени без полномочий или с превышением предоставленных полномочий, последствия таких действий сводятся к тому, что сделка считается заключенной от имени неуполномоченного лица и в его интересах. В таком случае неуполномоченное лицо само становится стороной в сделке с третьим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями: это лицо будет нести перед контрагентом все обязанности по данной сделке и отвечать за ее неисполнение.

Следует иметь в виду: правило о том, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, далеко не всегда может быть реализовано на практике. Очень часто неуполномоченное лицо в силу разных объективных причин (иной правовой статус, отсутствие лицензии, отсутствие права заниматься определенным видом деятельности и т.п.) не может быть стороной в той сделке, которую оно совершило. Так, невозможно возложить на гражданина (например, работника коммерческой организации), оказавшегося неуполномоченным представителем коммерческой организации, обязанности по сделкам, связанным с поставкой товара, снабжением энергией или газом, перевозкой грузов и т.п. Подобные сделки, если только они не одобрены впоследствии представляемым, должны считаться в зависимости от конкретных обстоятельств либо ничтожными, либо оспоримыми.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что при рассмотрении таких дел следует иметь в виду, что суд не может на основании п. 1 ст. 183 ГК РФ признать представителя стороной по соглашению, заключенному во изменение или дополнение основного договора. Такое соглашение признается ничтожным (ст. 168 ГК РФ), поскольку по своей природе является неотъемлемой частью упомянутого договора и не может существовать и исполняться отдельно от него (п. 6 информационного письма от 23 октября 2000 г. N 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Правило о том, что неуполномоченное лицо, действовавшее от чужого имени без полномочий, само становится в таком случае стороной в сделке с третьим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями, предусмотрено законом в целях обеспечения интересов третьего лица, с которым лицо, действовавшее без полномочий, заключило сделку.

При этом предполагается, что третье лицо, с которым заключена сделка, знало или должно было знать о том, что лицо не было уполномочено заключать сделку, поскольку у третьего лица всегда имеется возможность проверить полномочия лица, заключающего сделку (ст. 312 ГК РФ). Третьи лица освобождаются от исполнения обязательств по заключенной с неуполномоченным лицом сделке лишь в том случае, если докажут, что не знали и не должны были знать об отсутствии полномочий у контрагента или превышении полномочий со стороны контрагента.

Следовательно, проверка полномочий представителя третьими лицами составляет необходимый момент в процессе осуществления отношений представительства. Надобность в такой проверке отпадает лишь в случаях, когда полномочие очевидно явствует из обстановки, в которой действует представитель, например продавец в розничной торговле, приемщик в ателье бытового обслуживания и т.п.

Если третьим лицом не проверены полномочия лица, заключающего сделку, или сделка заключена третьим лицом с неуполномоченным лицом сознательно (в расчете на последующее одобрение сделки представляемым), оно считается связанным данной сделкой. В частности, если сделка будет одобрена представляемым, третье лицо не может отказаться от принятых на себя обязательств со ссылкой на отсутствие полномочий у представителя.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ также обратил внимание на то, что п. 1 ст. 183 ГК РФ применяется независимо от того, знала ли другая сторона о том, что представитель действует с превышением полномочий или при отсутствии таковых (п. 4 информационного письма от 23 октября 2000 г. N 57).

 

2. Совершенная сделка при ее последующем одобрении представляемым

имеет для него юридическую силу.

Правило о том, что представляемый вправе одобрить сделку, совершенную представителем без полномочий или с превышением полномочий, введено в закон в целях обеспечения интересов представляемого.

В связи с этим Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что при рассмотрении арбитражными судами исков к представляемому (в частности, об исполнении обязательства, о применении ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства), основанных на сделке, заключенной неуполномоченным лицом, следует принимать во внимание, что установление в судебном заседании факта заключения упомянутой сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку (п. 1 информационного письма от 23 октября 2000 г. N 57).

В случае последующего одобрения представляемым сделки, совершенной неуполномоченным представителем, наступают такие же последствия, как если бы в момент совершения сделки представитель имел необходимые полномочия, т.е. создаются, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности по данной сделке для представляемого.

Последующее одобрение сделки представляемым может быть выражено в любой форме, однозначно свидетельствующей о воле представляемого на признание сделки, заключенной неуполномоченным представителем. Такая воля может быть выражена в письменном документе (письме, телеграмме, факсе и т.п.) или посредством конклюдентных действий (принятием исполнения, производством расчетов и т.п.).

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал на то (см. п. 5 информационного письма от 23 октября 2000 г. N 57).

, что при разрешении споров, связанных с применением п. 2 ст. 183 ГК РФ, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым могут пониматься, в частности:

- письменное или устное одобрение независимо от того, адресовано или нет оно непосредственно контрагенту по сделке;

- признание представляемым претензии контрагента;

- конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства, реализация других прав и обязанностей по сделке);

- заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой;

- просьба об отсрочке или рассрочке исполнения;

- акцепт инкассового поручения.

 

Положения ст. 183 следует определенным образом соотносить с правилами ст. 986 ГК РФ о последствиях совершения сделки в чужом интересе, учитывая при этом и принципиальные различия, предусмотренные законодателем.

 






Дата добавления: 2021-05-28; просмотров: 98; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.081 сек.