Музыкально-исполнительская практика средневекового города


Одновременно с аристократическим искусством рыцарей-трубадуров со второй половины XI века в недрах феодального общества развивается и крепнет музыкальная культура, связанная со становлением средневекового города. Интенсивнейший рост городов происходил в обстановке ожесточенной классовой борьбы за сословные привилегии, которую вели представители нарождавшейся ремесленной буржуазии против феодальных сеньоров.

В борьбу оказались втянутыми все общественные институты, все организации и союзы молодых городов. Не осталась в стороне от нее и музыка, пронизавшая собой городской быт. Это сказывалось, например, в формировании новых, принципиально отличных от одноголосного рыцарского искусства, многоголосных музыкальных жанров — органума, кондукта, мотета. Расцвет их связывается с деятельностью капеллы собора Парижской богоматери и ее магистров — выдающихся органистов и композиторов Леонина (конец XII в.) и Перотина (начало XIII в.).

Небывалый размах приобретают многочисленные сатирические песни, инсценировки и памфлеты, рожденные неугасающим искусством жонглеров, шпильманов и менестрелей, деятельность которых с момента рождения средневекового города теснейшим образом связывается с музыкальной практикой городской ярмарки, улицы, таверны.

Тут, непосредственно в народном музицировании, наряду со струнной возникают очаги и духовой западноевропейской инструментальной музыкальной культуры. Одним из ее источников является также музыкальная практика монастырей, нередко становившихся центрами городских поселений.

Искусство игры на музыкальных инструментах (в их числе и на духовых) было давно знакомо монахам. В некоторых монастырях уже в IX столетии играли на флейте, трубе, тромбоне (басовой трубе). Теперь этот опыт получил широкий размах. Толпы пилигримов, паломников, странников заносят в монастырскую музыку новшества разных стран, а также свои музыкальные традиции и инструменты, среди которых из духовых, кроме вышеупомянутых, — разнообразные рожки, рога, дудки и т. д. Таким образом, монастыри становятся в известной степени проводниками светского, инструментального духового искусства, что подтверждается рядом исторических данных.

Возникают инструментальные и вокальные капеллы при дворах. Имеются сведения о выступлениях в эпоху Людовика XI хора с инструментальным сопровождением, а также о великолепной капелле Карла V, которая вместе с участием в церковных богослужениях использовалась и для исполнения застольной музыки. Одно из свидетельств сообщает, что король любил слушать «тихую игру низких инструментов».

В придворных концертах участвовали жонглеры и менестрели — стало быть, наличествовало исполнение и на духовых, излюбленным из которых был корнет (cornetto), называемый также цинком. Ранние образцы этого инструмента, широко распространенного в Европе вплоть до XVIII века, показаны на рейнских миниатюрах XI столетия. Его предшественником некоторые исследователи (например, Г. Риман) считают древнеримский литуус.

Не оспаривая этого, следует в то же время подчеркнуть, что форма корнета (цинка) явила собой убедительнейшее свидетельство настойчивых конструктивных поисков новой эпохи, объединивших особенности семейства горнов, с одной стороны, и флейтово-гобойных типов — с другой. Корнет занял как бы промежуточное положение между ними. С первыми его роднил конический, большей частью изогнутый ствол без раструба и принцип звукоизвлечения (при помощи чашеобразного мундштука), со вторыми — наличие игровых отверстий и материал (дерево или слоновая кость).

Ствол корнета сверху обтягивался кожей. Семь игровых отверстий (шесть на лицевой стороне и одно на тыльной) обеспечивали хроматический звукоряд, что составляло главное преимущество корнета по сравнению с натуральными рогами и трубами — возможно было исполнение не только сигналов, но и мелодии. Тембр инструмента напоминал трубный.

С инструментальной музыкой в средневековом городе оказалась связана также жизнь университетских студенческих кругов Члены университетской корпорации, изучавшие музыку в числе прочих обязательных дисциплин, тесно соприкасались и с живой, бьющей ключом музыкальной практикой народного городского быта с его развитой инструментально-духовой традицией. Веселое времяпрепровождение студентов было неотрывно от игры на самых разнообразных музыкальных инструментах, среди которых— много духовых.

Такое музицирование было столь распространено, что некий проповедник (как сообщает Р. Грубер) рисовал Христа как мастера игры на одном из средневековых инструментов, а некий канцлер издал специальное постановление, запрещающее студентам в домашней обстановке петь хором или играть на музыкальных инструментах, чтобы не мешать занятиям.

Разумеется, главным очагом инструментального, духового искусства была деятельность первых профессионалов в этой области— жонглеров, шпильманов, менестрелей. В условиях формирования и укрепления городов основная масса жонглеров и шпильманов переходит на оседлый образ жизни, обзаводится домами и земельными участками, не оставляя вместе с тем своей основной профессии. Положение оседлых горожан навсегда избавляло странствующих музыкантов от всевозможных карательных мер, которыми их преследовала церковь.

К XIV веку целые улицы и кварталы заселяются музыкантами. В средневековых городах возникают их крупные колонии, связанные с жизнью горожан цепью самых разнообразных контактов. Использование музыкальных инструментов становится неотъемлемой частью городского быта.

Здесь особенное распространение получили духовые инструменты. Им приписывались специальные функции: звук рога и набат возвещали все неожиданное, внезапное и угрожающее; трубы, барабаны и литавры сопровождали торжества, предваряли речи глашатаев; волынки, дудки, народные инструменты (бубны, железки и свистульки) наряду со скрипками сопровождали бытовые празднества.

Специальные постановления лимитировали игру на музыкальных инструментах в различное время суток. В Страсбурге в XIV веке после третьего удара колокола запрещалось играть на трубах, барабанах, охотничьих или деревянных рожках и тарелках. Разрешались лишь свирели,1 бомбарды и флейты (pfeifen), очевидно как менее звучные. Большой популярностью пользовались свадебные оркестры, состав и репертуар которых зависели от сословного положения невесты. Так, оркестр из труб и «тромбонов» (т. е. из дискантовых и басовых труб) сопровождал лишь невесту «первого сословия».

Невеста «второго сословия» приветствовалась только тушем у дома молодоженов. Третьему же и четвертому сословиям были строжайше запрещены цинки, трубы, «тромбоны» (т. е. все дискантовые и басовые разновидности труб) и дульцианы. Интересен обычай, предписывающий городским магистратам иметь свой, отличный от других фанфарный сигнал. Таким образом, каждый отдельный город получал как бы музыкальный герб, возникала своеобразная музыкальная геральдика.

Особую роль получили духовые в башенной сторожевой службе. Башенные сторожа должны были при пожарах звонить в колокол и подавать трубные сигналы; трубой же отмечалось время суток; звук флейты предупреждал о приближении чужого войска. С течением времени требования к качеству исполнения таких сигналов все увеличивались — на башни стали назначаться квалифицированные музыканты, игравшие по праздникам целые хоралы. Из этой практики развилась ко 2-й половине XVII века «башенная музыка», ставшая стойким обычаем, удержавшимся во многих местах до наших дней. Для «башенной музыки» сочинялись специальные пьесы.

Жестокая конкуренция, стремление оградить свои права от чужих, «пришлых» музыкантов, необходимость взаимной поддержки привели к возникновению городских музыкантских корпораций. Они имели в своей основе весьма четкую организационную структуру, подобную ремесленно-цеховой, и находились под началом вельможи, получавшего от правителя страны звание «графа музыки», а с ним патронат и право судебной власти над музыкантами данного округа. Каждый желающий вступить в корпорацию обязан был пройти специальный курс обучения, рассчитанный на год (для деятельности в сельской местности) и на два года (для игры в городах).

Членам корпорации предписывался строго обусловленный круг служебных обязанностей, что само по себе являлось значительным достижением для вчерашних бродячих музыкантов. Они должны были играть па всех городских празднествах: парадах, банкетах, балах, свадьбах, выборах совета и т. д. Каждое выступление оплачивалось согласно точно разработанному тарифу. Все это способствовало значительному укреплению общественного положения и повышению ремесленного уровня музыкантов, объединенных в корпорации.

Следует всячески подчеркнуть также и тот примечательный факт, что при муниципалитетах ряда немецких городов возникли объединения исключительно инструменталистов-духовиков (Stadtpfeifereien). Это безусловно свидетельствует о большой активности инструментального духового музицирования в описываемую эпоху.

Не ограничиваясь рамками отдельных городов, музыкантские цехи-корпорации объединялись с соседями и создавали огромные, охватывающие целые провинции, союзы музыкантов. В них входили как инструменталисты-струнники, так и духовики. Отсюда общее название союзов •— «королевство дудошников и скрипачей».

Наиболее ранним из них было «Братство св. Николая», положившее начало целой сети подобных объединений. Оно родилось в Вене, в 1286 году, и распространилось на Баварию. Мюнхенский союз охватил всю провинцию Вюртемберг; из Страсбургского возникло «Раппольштейнское королевство дудошников». Привилегии музыкантских союзов подтверждались верховной государственной властью, а их руководители — «короли дудошников и скрипачей» — получали широкие полномочия.

Итак, можно констатировать огромную роль демократической культуры возвышающихся городов в формировании средневекового инструментально-духового искусства. Сферой его было, в первую очередь, народное искусство, нашедшее свое высшее выражение в деятельности жонглеров, шпильманов и менестрелей. Важное воздействие на развитие духового инструментализма оказывали также новые требования со стороны окружающего быта. Такая, например, интересная форма специфически духового музицирования, как «башенная музыка», возникла в непосредственной связи с ними.

Суммируя сказанное, можно констатировать также значительное расширение типов духового инструментария, используемых в музыкальной практике средневекового города: это флейты (как продольные, так и поперечные), трубы (дискантовые и басовые), рожки охотничьи, рожки деревянные или костяные (т. е. корнеты или цинки), разнообразные дудки и рога (охотничьи и сигнальные), всяческие свистульки, применявшиеся во время народных празднеств, шалмеи, поммеры, бомбарды.

 



Дата добавления: 2023-04-14; просмотров: 223;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2024 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.011 сек.