Войны Рима с соседними племенами и галлами

Римская армия.Со дня своего основания Рим вел постоянные войны с внешними врагами. Римское войско называлось легионом. В легион зачислялись граждане от 17 до 46 лет. Оружие и доспехи они должны были приобретать за свой счет. В пехоте служили зажиточные тяжеловооруженные крестьяне, в коннице — богатые и знатные люди.

 


Легионеры(реконструкция)

Бедняки вооружались луками и пращами (приспособление для метания камней). На поле боя они выступали как застрельщики, осыпая противника с воздуха в начале сражения.

Во времена семи царей римский легион состоял из 3000 пехотинцев и 300 всадников, при Республике в него набирали от 3 до 6 тыс. воинов. Каждый консул командовал одним или двумя легионами.

Легион делился на 10 “полков”, которые назывались когортами. “Полки”-когорты в свою очередь подразделялись на сотни — центурии. Полководец лично назначал командиров центурий — центурионов. Это были простые, но храбрые и опытные воины, украшенные рубцами и наградами. Не раз их опытность и стойкость выручали римское войско в трудную минуту. Консулы обычно знали своих центурионов в лицо и по имени. Вместо знамен отдельные отряды римского войска употребляли особые значки, закрепленные на шестах. “Знаменем” всего легиона служило изображение орла.

Древние полководцы-консулы известны как строгие, суровые командиры. За городской стеной, в походе, они обладали неограниченной властью над гражданами-воинами. Они могли приказать своим ликторам выпороть и обезглавить любого нерадивого солдата или офицера. Римская армия славилась дисциплиной. Рассказывают, что когда легион разбил однажды стоянку около яблони, ни одно яблочко не пропало с дерева.

Суровые полководцы и послушные храбрые римские солдаты одержали немало побед. После больших успехов победоносное войско по разрешению сената справляло триумф. Легионеры вступали тогда в Рим боевым строем, с лавровыми ветвями в руках, распевая героические и шутливые песни. Впереди войска на колеснице, запряженной четверкой белых коней, ехал полководец. В лавровом венке, с накрашенным лицом, в пурпурном царском одеянии возвышался он на колеснице, похожий больше на грозного идола, чем на живого человека. Тут же несли военную добычу, выставленную для всенародного обозрения. По Священной улице триумфальная процессия поднималась на Капитолийский холм, к главному храму города, где совершалось торжественное жертвоприношение.

 


Триумфальное шествие (реконструкция)

 

Римляне, отличавшиеся благочестием, старались воевать честно, чтобы заслужить помощь богов. У них были жрецы-фециалы, которые всякую войну истолковывали как законную со стороны Рима. Они же объявляли военные действия, кидая на вражескую землю особое священное копье. Все свои войны, и оборонительные и захватнические, римляне всегда называли “справедливыми войнами”.

В первые сто лет борьбы между патрициями и плебеями (V в. до н.э.) римляне ежегодно воевали с ближайшими своими соседями, жившими у границ Лация, — с племенами этрусков, вольсков, эквов. От этих войн остались исторические предания, которые повествуют о римских победах и поражениях, а также рисуют характер древних римлян.

Войны с вольсками. Кориолан.В самом начале Республики, вскоре после изгнания царей, прославился в Риме военными подвигами молодой патриций Гай Марций. За храбрость, проявленную при захвате Вольского города Кориблы, получил он прозвище Кориолан. В те давние времена все римские юноши уважали и слушались родителей, но особенной сыновьей почтительностью отличался Кориолан, нежно привязанный к матери своей, Волумнии, которая воспитала его после смерти отца в любви и строгости. “Другие, — пишет древний историк, — были отважны в боях ради славы, а он искал славы, чтобы порадовать мать”.

Кориолан обладал благородной душой, но одновременно был горд и несдержан в гневе. Он презирал простой народ и часто выступал во главе патрицианской молодежи против плебеев. Когда в отместку народ провалил Кориолана на консульских выборах, а народные трибуны вызвали его на суд, надменный аристократ покинул город и, в обиде на сограждан, изменил родине, перейдя на сторону вольсков.

Под предводительством Кориолана вольски стали одерживать победы над римлянами и наконец подступили к самым стенам Рима. Напрасно приходили в их стан римские послы, умолявшие Кориолана о прощении и мире, — изменник не захотел выслушать ни почтенных сенаторов, ни благочестивых жрецов. Тогда во вражеский лагерь отправились знатные римские женщины во главе с Волумнией. Едва завидя издали мать, Кориолан бросился ей навстречу и долго плакал в ее объятиях, а та ласково упрекала сына, умоляя его снять осаду с города. "Разве уступать гневу и злопамятству хорошо, — говорила Волумния, — а уступить просьбам матери дурно? Или помнить обиды великому мужу подобает, а свято чтить благодеяния, которыми дети обязаны родителям, — не дело мужа великого и доблестного?". Мольбы матери сломили непреклонный дух полководца, и он увел вражеское войско от стен Рима. Через некоторое время вольски убили Кориолана, а римляне в память о спасении города воздвигли храм Женской Удаче.

Война с эквами. Цинциннат.В середине V в. до н.э. разгорелась большая война между римлянами и эквами. Консульская армия, выступившая навстречу неприятелю, попала в окружение. В такой беде римляне решили назначить диктатора. Выбор их пал на строгого, опытного полководца Луция Квинкция Цинцинната, который жил за городом, не принимая участия в общественных делах.

Так случилось, что за несколько лет до войны сын полководца, напоминавший характером Кориолана, рассорился с народными трибунами, и отец был вынужден заплатить большой штраф, чтобы спасти юношу от суда плебеев. Распродав почти все свое имущество, старый Цинциннат поселился в хижине за Тибром, где у него остался последний клочок земли.

Вестники, посланные за диктатором, застали высокородного патриция в поле, где он в одной рубашке пахал землю. Завидя государственных послов, Цинциннат поспешно облачился в старенькую тогу, чтобы в приличном одеянии выслушать послание сената. Невозмутимо встретил он весть о своем высоком назначении и тут же на месте принял знаки верховной власти. Когда диктатор появился в городе в сопровождении ликторов, несущих топоры и прутья, плебеи устрашились грозной власти того, кто недавно претерпел от них жестокую обиду. Но Цинциннат, не помышляя о мести, спешно провел воинский набор и выступил в поход. Стремительно разгромив эквов, он спас от гибели консульскую армию. Затем Цинциннат справил триумф и уже на 16-й день сложил с себя диктаторскую власть, данную ему на полгода.

Без ликторов, без свиты, рядовым гражданином возвратился он в свой домик к мирному сельскому труду.

Войны с этрусками. Битва при Кремере.Около ста лет воевали римляне с богатейшим этрусским городом по имени Вейи, который располагался за Тибром, недалеко от римской границы. Вейяне нападали на заречные земли Рима, разоряя поля и угоняя скот. В начале V в. до н.э., вскоре после того, как произошла история с Кориоланом, многолюдный знатный род Фабиев вызвался отражать набеги этрусков своими силами. В один прекрасный день 306 Фабиев, все патриции, выступили в поход, торжественно прошествовав от Капитолия до городских ворот по улице, которая была названа впоследствии Несчастливой. Разбив лагерь за рекой, около года успешно несли они пограничную службу. Но однажды вейяне, получившие подкрепления от соплеменников, заманили римских стражей в засаду. На берегу реки Кремеры, впадающей в Тибр, в неравной битве с этрусками полегли все благородные римские воины. Уцелел лишь один Фабий, благодаря которому не угас этот знатный род.

Последняя война с Вейями.Последняя ожесточенная война с Вейями началась в конце V в. до н.э. и затянулась на целых 10 лет. В конце концов римляне поставили во главе своего войска диктатора. На эту должность был избран Марк Фурий Камилл — доблестный патриций, лучший полководец тех лет. По приказу диктатора римляне провели подкоп под стены осажденного города и таким образом захватили его, устроив нападение изнутри и снаружи. Победа над Вейями принесла Камиллу великую славу и еще большую беду. При дележе добычи он рассорился с плебеями и вынужден был уйти в изгнание. Покидая Рим, Камилл простер руки к храмам отеческих богов и взмолился, чтобы когда-нибудь неблагодарные сограждане пожалели о его уходе. Это заклятие исполнилось уже через пять лет.

Нашествие галлов в 390 г. до н.э. В V в. до н.э. из северных стран через Альпы проникли на Апеннинский полуостров воинственные племена галлов. Говорят, варвары двинулись в Италию, привлеченные сладостью италийского вина, которое завез в их страну один этруск. Постепенно они заселили долину реки По и стали совершать походы в глубь Этрурии, нападая на богатые этрусские города. Высокорослые белокурые галльские воины наводили страх на обитателей Италии. Облик их был необычен — вместо бород они носили усы; в бой варвары шли с дикими песнями, а сражались без доспехов, полуобнаженными, кичась своей безумной отвагой. В то же время галлы не отличались твердостью характера и легко бросали начатое дело, если оно не удавалось с первого натиска.

В 390 г. до н.э. галлы осадили этрусский город Клузий, запросивший помощи у Рима. Прибывшие для переговоров римские послы, трое братьев Фабиев, нарушив международные правила, вмешались в битву на стороне этрусков. Тогда оскорбленные галлы оставили в покое клузийцев и двинулись на Рим. Проходя с гомоном и песнями мимо затворившихся городов, они кричали, что никому не сделают зла, что идут они на одних только римлян.

Римское войско встретилось с варварами на реке Аллии, за Тибром. Настроение у римских воинов было вялое — жрецы-фециалы объясняли это тем, что народ прогневил богов, не выдав врагу провинившихся послов. Битва произошла 18 июля — в тот самый день, когда около ста лет назад погиб на Кремере род Фабиев. И на этот раз римляне потерпели страшное поражение: часть их войска полегла на поле боя, часть бежала в недавно завоеванные Вейи, многие утонули в реке. Впоследствии в течение многих столетий день битвы при Аллии отмечался в Риме глубоким трауром — как самый несчастливый день Римского государства.

В день победы галлы остереглись вступить в Рим — и побежденные воспользовались передышкой: отборные воины, сенаторы и магистраты засели в крепости на Капитолии, простой народ разбежался по соседним городам. Только знатные старики не захотели пережить гибели города: в залах своих домов и на Форуме они уселись на курульных креслах в одеянии консулов и триумфаторов, мужественно ожидая своей судьбы. Вступив поутру в Рим, галлы перебили почтенных старцев, разграбили и сожгли большую часть города и осадили Капитолий. Долго продолжалась осада крепости, и однажды галлы чуть было не захватили ее врасплох. Ночью они влезли наверх по отвесной скале в том месте, которое охранялось слабее всего. Сторожевые собаки не услышали приближения чужаков, но чуткие гуси — птицы, посвященные богине Юноне, подняли гвалт и вовремя разбудили стражу. Галльские воины были сброшены вниз, и с тех пор пошла поговорка: “Гуси спасли Рим”.

Многие римские беглецы стеклись в недавно завоеванные Вейи. Они организовали новую армию и вызвали из изгнания Камилла, провозгласив его диктатором. Но полководец согласился принять власть только по закону, а для законного избрания диктатора требовалось согласие властей, оставшихся в Риме. Тогда один отважный юноша ночью доплыл по Тибру до Капитолия и, проскользнув между галльскими караулами, пробрался в крепость. Сенат и магистраты одобрили решение армии, но пока Камилл готовился к битве, защитники Капитолия, страдавшие от голода, попытались откупиться от галлов золотом. Когда выкуп стали взвешивать на весах, галльский вождь Бренн бросил на чашу рядом с гирями свой тяжелый меч. Римляне с возмущением спросили, что это значит, а галл воскликнул: “Горе побежденным!”

Во время этого спора в воротах появилась армия Камилла. Римляне сразились с галлами на развалинах своего города и одержали победу. Рим был освобожден и вскоре отстроился вновь — правда, улицы его после галльского пожара стали путаными и кривыми, так как дома возводились наспех. В последующие годы Марк Фурий Камилл еще неоднократно избирался полководцем и одержал славные победы над этрусками, эквами и вольсками, нападавшими на ослабевший Рим. В последний год своей жизни, избранный диктатором в пятый раз, Камилл отразил от границ Лация еще одно нашествие галлов. В том же году он примирил патрициев и плебеев, поддержав избрание первого консула-плебея. В память этого события он построил храм Согласия.

 






Дата добавления: 2016-09-06; просмотров: 4356; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.015 сек.