Каноны поместных соборов

Менее важные вопросы церковной жизни реша-
лись на поместных соборах. Каноны поместных соборов - это по-
становления собрания епископов какой-нибудь митрополии. Та-
кие собрания обыкновенно созывались два раза в год для обсуж-
дения и решения текущих административных и судебных дел,
превышающих полномочия епископа. Иногда собирались епи-
скопы нескольких митрополий, Правовые решения поместных
соборов считались обязательными для местности, епископами
которой они были приняты. Поскольку устройство церквей не
отличается разнообразием, постановления одной территории
часто соответствовали постановлениям других местностей.

Известно десять поместных соборов, которые приняли прави-
ла, считавшиеся общеобязательными для православной церкви:

 


1) Анкирский (314 г,). Принял 25 правил, в частности решав-
ших вопросы о возвращении в лоно церкви христиан, которые
отреклись во время гонений Максимиана, и запрещавших назна-
чать пресвитеров и диаконов хорепископом (13-е правило),

2) Неокесарийский (315 г.). Из принятых на нем 15 правил
первое запрещало пресвитеру и диакону жениться после по-
священия; второе грозило отлучением вдове, выходившей за-
муж за брата покойного мужа; седьмое запрещало участвовать
пресвитеру в брачном пире второбрачного; восьмое запрещало
быть священником человеку, жена которого уличалась в прелю-
бодеянии; девятое запрещало совершать богослужение пресвите-
ру, согрешившему телом.

3) Гангрский (около 340 г.). Принял 21 правило, которыми ре-
шал вопрос о ереси Евстафия.

4) Антиохийский (341 г.). Издал 25 правил церковного управ-
ления. Его 11-е и 12-е правила определяли отношение епископов
к царю.

5) Сардикийский (344 г.). Издал 20 правил, которые определя-
ли отношения епископов к царю и инстанции церковного суда.
Был установлен суд второй инстанции над епископами; после ме-
стного собора епископов следовало решение римского епископа,
который поручал разбирательство дела и суд собору епископов
соседней провинции или посылал своих доверенных пресвите-
ров. Шестое правило запрещало назначать епископа в неболь-
шой город, где было достаточно пресвитера; десятое говорило о
назначении в епископы не раньше, чем назначаемый пробудет
чтецом, диаконом и пресвитером; одиннадцатое запрещало епи-
скопу оставлять свою паству дольше, чем на три недели.

6) Лаодикийский (конец IV в.). Принял 60 правил. По 57-му из
них запрещалось ставить епископа в небольших городах, а по
13-му — избирать народу кого бы то ни было на священнические
должности. 52-е не разрешало заключать браки и праздновать
дни рождения на Вознесение; 10-е и 31-е запрещали браки с ере-
тиками,

7) Так называемый Карфагенский (419 г.), на самом деле со-
бравший постановления целого ряда (пятнадцати) Карфаген-
ских соборов, начавшихся в 393 г. и продолжавшихся до 420 г.
Важнейшие постановления этих соборов следующие:

а) постановления о ежегодных соборах епископов всех афри-
канских провинций (позднее они были отменены). При этом ис-
ключалось вмешательство папы в дела суда и управления;

б) правило о подсудности диакона местному и трем соседним
епископам, выбранным самим обвиняемым. Священник подле-
жал суду шести выбранных и местных епископов;

 


в) правило о воздержании в брачной жизни диаконов и свя-
щенников;

г) постановление относительно имущества клириков: в слу-
чае покупки ими каких-либо угодий они «почитаются похитите-
лями стяжаний Господних», если, конечно, не отдадут приобре-
тенное церкви; в то же время имущество, полученное по наслед-
ству, может находиться в их полном распоряжении;

д) перечень лиц, которые не могут быть обвинителями и сви-
детелями против лиц духовных;

е) определение, что клирик мог подлежать только духовному
суду;

ж) обязательство защищать бедных и слабых, накладываемое
на духовенство;

з) правило, по которому клирик, желавший видеть по своим
делам царя, обязан был получить особую грамоту римского епи-
скопа;

и) запрет на продажу церковного имущества.

8) Константинопольский (394 г.). Постановил, что для осужде-
ния епископа требуется решение епископов всей митрополии.

9) Константинопольский (861 г.). Составил 17 правил: первое
запрещало лицу называться владельцем монастыря и им распо-
ряжаться, если оно пожертвовало на его постройку; шестое по-
становляло, что монахи не должны иметь своего имущества: все,
чем они владеют, должно переходить к монастырю; девятое ука-
зывало, как должен относиться пастырь к пасомым грешникам -
избегать для их вразумления телесного наказания; в десятом да-
валось определение святотатства как «присвоения себе всего,
посвященного Богу и богослужению».

10) Константинопольский (879 г.). Издал три правила; первое
из них гласило, что отлученные константинопольским патриар-
хом должны считаться таковыми и у епископа римского, кото-
рый не может вводить дал своей кафедры какого-нибудь преиму-
щества.

К канонам поместных соборов относятся решения церков-
ных соборов, прошедших на Руси. Развернутый источниковед-
ческий анализ их материалов не проводился. Преимуществен-
но постановления русских соборов изучали историки Русской
православной церкви и специалисты в области церковного пра-
ва. Возможно, поэтому постановления русских поместных собо-
ров редко используются в исторических исследованиях. Чаще
других историки обращаются к решениям Стоглавого собора
1551 г,

Источником, наиболее полно отразившим представления об
идеологических основах и самом строе русской церкви XVI в.,

 


является Стоглав - сборник постановлений поместного собора
1551 г. Его появление объясняется необходимостью борьбы с на-
рушениями устоев церковно-монастырской жизни, падением ав-
торитета церкви после ожидавшегося, но не наступившего в
7000 (1492) г. конца света, а также изменением правового стату-
са светского государя, официально венчавшегося на царство.
Подготовительные работы к созыву Стоглавого собора начались
приблизительно в декабре 1550 г. Заседания собора проходили,
видимо, в январе-феврале 1551. 23 февраля началось редактиро-
вание сборника соборных решений - Стоглава.

Стоглав (памятник содержал 100 глав, отсюда и его название)
продолжил древнерусскую традицию «вопрошаний». Он совмес-
тил признаки канона поместных соборов и канона святых отцов.
Стоглав написан в виде ответов высших иерархов церкви на цар-
ские вопросы о церковном «строении». Он так и начинается: «В
лета 7059 месяца февраля в 23 день быша сия вопросы и ответы
о мнози о различных многих церковных вещах и чинех». Прин-
цип, которым определяется порядок следования глав, неясен.
Царские вопросы разбиты на две группы: первая (37 вопросов)
помещена в пятой главе Стоглава, вторая (32 вопроса) - в 41-й,
При этом, если ответы на первые 37 вопросов занимают основ-
ную часть Стоглава, то ответы на другие вопросы помещены «че-
респолосно» с вопросами - в одной (41-й) главе памятника.

Для анализа идейной направленности Стоглава весьма важно
установить, кто был составителем вопросов, содержащих свое-
образную программу реформ, которую правительство представи-
ло на рассмотрение церковного собора. Вопросы вкладывались
в уста самого Ивана IV, который «подвижеся не токмо о устрое-
нии земном, но и о многоразличных церковных исправлении».
Однако составлены они были не им самим, но лишь по его рас-
поряжению. Согласно одной из гипотез, царские вопросы соста-
влялись несколькими лицами (священником Сильвестром, ми-
трополитом Макарием, Максимом Греком, старцем Артемием).
Согласно другой, развитой А.А. Зиминым, - единственным ли-
цом, принимавшим участие в подготовке обращения Ивана IV к
Собору, мог быть только Сильвестр: некоторые вопросы (25, 26,
27 и 29-й) прямо заимствованы из его послания царю.

Вопросы, представленные Собору, свидетельствуют о замет-
ной сакрализации светской власти и, как следствие, расширении
ее функций. Именно Иван IV выступил инициатором созыва Со-
бора, призванного «оздоровить» русскую церковь. Царь даже на-
зывает себя и своего отца - наряду с духовенством - «пастыря-
ми». Он подвергает сомнению необходимость сохранения не-
подсудности царскому суду церковных людей («тако ли сему дос-

 


тоит быти»), а также монастырского землевладения. Централь-
ное место в царских вопросах занимает тема злоупотреблений
белого духовенства и монашества.

В первых царских вопросах излагались три группы проблем,
касающихся церковной реформы. Прежде всего речь шла о бо-
гослужении и различных сторонах церковной жизни. Наряду с
прочими «непорядками» и злоупотреблениями, в царских вопро-
сах критиковалось судопроизводство в церковном суде, ибо «свя-
тители», как и светские судьи, не брезгали взиманием посулов, а
самое судопроизводство отличалось волокитой. Серьезную опас-
ность для чистоты православия, по мнению царя, представляли
ошибки, имевшиеся в переводах с богослужебных книг. Резко
критиковался весь строй монашеской жизни. В частности, под-
черкивалось, что зачастую даже сами монастырские власти не за-
нимались должным образом отправлением церковных служб, со-
действуя тем самым разорению монастырей и их земельных вла-
дений. Ряд вопросов касался нравственного облика прихожан и
их поведения.

Второй комплекс царских вопросов (всего 32) был посвящен
сюжетам, связанным с церковной практикой XVI в. Здесь же
поднималась проблема борьбы с «ересями» и суевериями мирян.

Предложения, касавшиеся внутрицерковных реформ, Собор
поддержал лишь отчасти. Большинство его участников безогово-
рочно высказались за строгую регламентацию церковных служб
и других сторон церковно-монастырского быта, поскольку отсут-
ствие единообразия способствовало падению авторитета церкви
в обществе. Из-за небрежного исполнения религиозных обрядов
священниками росло недовольство мирян, что грозило отходом
от официальной церкви какой-то части верующего населения.

Собор принял постановления, касавшиеся укрепления цер-
ковного благочиния, в том числе о церковных службах, обрядах,
внутреннем распорядке в церквах (гл. 8-24, 31, 32), о порядке
церковного пения и колокольного звона (гл. 7). Вводилось тре-
бование беспрекословного подчинения священников и дьяконов
протопопам, которые вместе с «поповскими старостами» были
обязаны следить за исправным отправлением церковных служб
и поведением клира (гл. 29, 34, 69, 83). Непослушание протопо-
пам, пьянство, небрежность в церковном богослужении наказы-
вались отлучением от церкви (гл. 29, 30, 34). Подтверждался за-
прет служить в церкви вдовым попам (гл. 77-81), а также вводи-
лось строгое наказание за симонию, т. е. поставление на церков-
ные должности «по мзде» (гл. 86-89). Церковные служители
должны были «непорочно» свой «чин хранити и блюсти»
(гл. 90).

 


С целью добиться подготовки грамотных священников и дья-
конов было решено создать училища в Москве и других городах
(гл. 25, 26). Отдавалось распоряжение священникам поддержи-
вать в сохранности иконы и проверять исправность церковных
книг путем сравнения их с «добрыми переводами» (гл. 27, 28).
Иконы должны были писаться, «смотря на образ древних иконо-
писцев» (гл. 43).

Стоглав жестко определил некоторые пошлины, взимавшие-
ся священниками, например «венечная» за совершение обряда
бракосочетания (гл. 46, 48), за освящение церкви (гл. 45). Ликви-
дировался институт владычных десятинников, которые собира-
ли пошлины с церквей. Отныне «святительскую дань» должны
были собирать и отдавать епископам и другим владыкам в цер-
ковных десятинах земские старосты и десяцкие священники
(гл. 68). «Венечную» пошлину отныне обязаны были собирать
поповские и десяцкие старосты (гл. 69).

Собор санкционировал строгие наказания за преступления
против нравственности («содомский грех», непослушание роди-
телям, ложная присяга и др.), ибо от них происходила «укориз-
на нашей православной християнстей вере». Под страхом цер-
ковных наказаний было запрещено чтение всяких еретических
и отреченных книг. Определялись меры помощи неимущим и не-
мощным.

Повышалась ответственность монастырской администрации.
Игумены и архимандриты должны были заботиться о «мона-
стырском строении» по уставам «святых отец». Монахи, в свою
очередь, обязаны были во всем повиноваться своим настояте-
лям, Вводился строгий контроль над монастырской казной
(гл. 49, 50, 52). Архимандриты и игумены должны были изби-
раться самой «братьею», а их избрание утверждали царь и епи-
скоп «ни по мзде», но по церковным правилам.

Вместе с тем в Стоглаве была подтверждена незыблемость
церковно-монастырского землевладения. Те, кто покушались на
него, объявлялись «хищниками» и «разбойниками» (гл. 61-63,
75). Ссылаясь на церковные законы, Стоглав категорически от-
клонил попытку передачи права суда над церковными людьми
«мирским судиям» (гл. 54-60, 64-68). «Градскому» (т. е. царскому)
суду передавались только дела о душегубстве и разбое.

Таким образом, Стоглав представлял собой определенный
компромисс между светской и духовной властями. Была значи-
тельно расширена сфера компетенции царской власти в области
духовной жизни, однако церковь сохранила за собой решение
важнейших вопросов, касавшихся ее внутреннего положения.
Ценность этого законодательного акта, действовавшего на про-

 


тяжении целого столетия, определяется тем, что он показывает
не только механизмы взаимодействия церкви и государства, но
и многие стороны повседневной жизни древнерусского общест-
ва, нашедшие слабое отражение в других исторических источни-
ках.






Дата добавления: 2020-08-31; просмотров: 78; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.013 сек.