Современная философия

Современная философия – это, на настоящее время, последний этап в развитии западноевропейской философии (включая США), отсчет которого начался, приблизительно, со второй половины XIX в. Понятие «современная философия» имеет не только и не столько конкретно-хронологическое значение (т.е. оно не сводится к поверхностно-тавтологическому определению «современной философии» как такой, которая «современна» просто потому, что существует «сейчас»), сколько выражает те принципиально новые черты и особенности философии, которые характерны именно для данного этапа её развития и которых нет в Новое время.

Современная философия, именуемая также «неклассической» отличается от «классической», т.е. философии Нового времени, прежде всего, тем, что здесь изменилось понимание места и роли разума как орудия предназначенного для отыскания «истины». В классической новоевропейской философии человеческий разум, понимаемый как способность к формально-понятийному осмыслению данных, позиционировался в качестве самодостаточной последней инстанции, опираясь на которую возможно достижение несомненной и абсолютной истины в любой области человеческого знания (парадигмальные образцы такой интерпретации – теории познания Декарта, Гегеля, Канта). Для неклассической философии характерно, во-первых, признание несамодостаточности разума в антропологическом плане (оказывается, что разум и сознание не автономные сущности, а всего лишь определенные функции и структуры, которыми наделен человек и которые тесно связаны и зависят от его других конститутивных психосоматических особенностей). Во-вторых, понимание того, что разум неавтономен также и в историко-социальном плане. Иными словами, не может быть высшего этапа в развитии разума, т.е. такого, когда он, как Абсолют, сможет, наконец, встать над вечно меняющейся историко-социальной реальностью как определяющей его действительностью, так как последняя первична по отношению к нему, а он есть лишь её определенный, конкретный и исторически обусловленный продукт.

Обозначенное изменение понимания в философии статуса разума привело также к изменению самой философии, суть которого, если кратко, может быть выражена посредством предложенной современным французский философом Ж.-Ф. Лиотаром постмодернистской формулы «конец метарассказов».

Основанная на представлении о разуме как о высшей способности, который, опираясь на свойственные ему формально-понятийные структуры, способен проникнуть в последние тайны бытия, понять и описать в законченной и рациональной форме все «как есть», философия Нового времени предстала в виде соответствующего ряда целостных, законченных и рационально упорядоченных систем. В основе этих систем лежала интуиция какой-либо первичной истины, опираясь на которую предполагалось далее эксплицировать знание «обо всем», сообщая, тем самым, истину в последней инстанции.

Констатация феномена антропо-социальной и исторической обусловленности разума привела к краху идеи метарассказа как последнего и окончательного рассказа разума обо всем. Философские системы, понятые в описанном выше смысле, – это и есть такие «последние» и «окончательные» рассказы обо всем, т.е. «метарассказы», а «постмодерн» – это не что иное, как «недоверие в отношении метарассказов»[28].

Принимая во внимание сказанное, следует учитывать, что современная философия существует не только в отрицательном модусе, как деконструкция прежних претензий, но она также выступает и в положительном форме, содержание которой эксплицируют, в первую очередь, такие новые антропопсихологические и социально-лингвистические подходы и констатации, как «установка сознания» (феноменология), «языковая игра» (аналитическая философия), «дискурс» (постмодернизм).

Проблематика современной философии возникает не только в процессе имманентного саморазвития последней, но, в значительной мере, она является реакцией и осмыслением соответствующих социально-культурных трансформаций и, прежде всего, тех, которые связаны с последовательными переходами соответствующих обществ к стадиям индустриального и постиндустриального развития. В частности, философия постмодернизма, где особое место уделяется анализу потоков информации, является примером попытки такого осмысления.

Начало неклассической философии связывают, чаще всего, с работами Артура Шопенгауэра (1788 – 1860) и Фридриха Ницше (1844 – 1900). Главной новацией Шопенгауэра было обращение к феномену «воли» как манифестации жизненного порыва (поэтому Шопенгауэр – один из основателей нового направления философской мысли – т.н. «философии жизни»), проявляющегося в стихийном самоутверждении всего живого в его борьбе как против мертвой материи, так и других форм жизни. «Ум» – о котором только и говорили философы прежде, – по мнению Шопенгауэра, является все лишь средством, орудием воли. Логика ума – это лишь эффективный механизм достижения целей: тот, кто её лишен, вынужден для реализации своих целей опираться только на врожденные программы поведения, поэтому он менее мобилен и менее эффективен, «глупее» и, в конечном итоге, всегда проиграет в борьбе. Поэтому главное не «ум», а воля, ибо именно последняя определяет желания и цели, задавая в качестве естественных переживаний субъекта то, что он «хочет» или что ему, например, «противно». Интеллект со своей логикой приходят уже потом и лишь для того, чтобы только реализовать зависящие от воли ценности.

Что касается Ницше, то его главная заслуга состоит в разоблачении концепции априорной морали (во что, например, так верил Кант и вместе с ним все «Просвещение») как абстактно-внеисторической фикции, в основе которой лежит абсолютизация конкретного вида морали и одновременно забвение её истоков. Ницше исследовал проблему генеалогии морали и показал, что «хорошее» и «плохое» – это не обязательно «полезное» и «вредное» (как полагают утилитаристы), что «бедные», «угнетаемые» и «слабые» – это не обязательно «добрые» (соответственно, «злые» – это не всегда «сильные») и дело, скорее, обстоит наоборот («злые» – это как раз слабые, ибо их энергии только и хватает на «негодование», но не на протест и самоутверждение). Злые и слабые, правда, по мнению Ницше, с целью самолегитимации додумались до утверждения своих нравственных императивов в качестве всеобщих ценностей (т.н. «ressentiment» – восстание рабов в морали, когда источником ценности является слабость).

Тема критики логики как универсального средства познания находится в центре внимания Анри Бергсона (1859 – 1941). По его мнению, логика нашего мышления – это логика «твердых тел», которая возникла в связи с необходимостью приспособления к жизни в условиях дискретной, а не континуальной среды. Данная логика прекрасно подходит для оперирования в рамках такого мира, но совершенно не годится для понимания жизни сознания как континуального, целостно-связанного и непрерывного ряда смыслов, в основе которого лежит постоянное взаимообращение, рекурсия содержания памяти и представлений. Жизнь сознания, по мнению Бергсона, может быть постигнута только на путях интуитивно-непосредственного «схватывания» его содержания и она недоступна для дискурсивно-логических приемов.

Феноменология – это направление, без представления о котором не имеет смысла говорить о современной западной философии в континентальной её версии (Германия, Франция). Согласно основателю этого направления философской мысли Эдмунду Гуссерлю (1859 – 1938), феноменология – это аналитика беспредпосылочного сознания. «Внешний мир» в силу того, что он как непроясненная данность может выступать источником вторичного, а потому навязываемого смысла (представление об изначальной объективности «внешнего мира» – это дофилософски наивная «естественная» установка сознания), в рамках феноменологического типа философствования выносится за скобки (т.н. «феноменологическая редукция»). То, что в результате этого остается – это и есть чистое беспредпосылочное сознание. Важнейшей функцией сознания является интенциональность, т.е. направленность сознания на что-либо. Большинство данностей сознания имеют ноэмо-ноэтическую природу, т.е. представляют собой психическое, виртуальное единство, с одной стороны, акта сознания как направленности на что-то, внимания к чему-либо (ноэтический момент, т.н. «ноэза») и, с другой стороны, – предмета сознания, т.е. того, на что именно внимание направлено (т.н. «ноэма»).

Открытие в феноменологии интенциональности имеет большое значение для таких областей социогуманитарного знания, как антропология и теория культуры. На основе этого открытия оказывается возможным как более глубокое понимание специфики человека как особого вида живого вообще, так и, в частности, лучшее осознание причин появления и длительного сохранения в культурах (несмотря на все попытки разоблачения со стороны «Просвещения») такого социально-психологического феномена, как религия.

Мартин Хайдеггер (1889 – 1976) на основе феноменологического подхода дал интерпретацию бытия в соответствии с модусом временности как специфически-человеческим способом отношения к миру. Тем самым, он оспорил трактовку предельной реальности в версии Гегеля, согласно которой бытие тождественно мысли и поэтому может быть без ущерба для своего содержания понято и эксплицировано в форме логической дедукции понятий.

Феноменологический подход оказал большое влияние на развитие такого направления философии XX в., как экзистенциализм. Исходная установка последнего на понимание человеческого бытия не как сущности в смысле раз и навсегда определенной субстанции, а как процессии между бытием и ничто может быть понята как вариант специфически антропологической тематизации принципа интенциональности, который используется в рамках самой феноменологии в связи с аналитикой чистого сознания. В частности, по мнению Жан-Поля Сартра (1905 – 1980) человек – это такое существо, у которого существование предшествует сущности и поэтому он никогда не «есть», но всегда «становится». Особые жизненные ситуации, о которых говорит Карл Ясперс (1883 – 1969), т.н. «пограничные ситуации», в ходе которых происходит переинтерпретация реальности и, прежде всего, своего «Я» и отношения к миру, могут быть также поняты как психолого-антропологические вариации феноменологических тем интенциональности и установок сознания.

Через призму не субстанциональности, а процессуальности и деятельности реализуется понимание бытия в различных его проявлениях в рамках таких разных направлений философии конца XIX – начала XX в., как прагматизм и марксизм. В частности, согласно одному из основателей американского прагматизма Уильяму Джемсу (1842 – 1910), теории и понятия – суть орудия и инструменты для упорядочивания изначально неструктурированного «потока опыта». Поэтому они должны оцениваться не с точки зрения «абсолютной истины» (о которой, по его мнению, вообще говорить бессмысленно), а с позиции их эффективности (по словам самого Джемса, с позиции их «практической наличной стоимости» – «practical cash-value»), т.е. с точки зрения того, насколько они способствуют решению тех или иных проблемных ситуаций.

Если специфика современной континентальной философии не может быть понята без учета феноменологии, то парадигмой современной англоязычной философии (США и Великобритания) является логико-лингвистический анализ языковых структур.

Проблематика аналитической философии – формально-логический анализ высказываний – изначально была сформулирована в работах Готлоба Фреге (1848 – 1925) как вопрос о различении смысла и значения суждения и затем разрабатывалась в рамках т.н. «логического позитивизма». Основная идея логического позитивизма – анализ высказываний средствами формальной логики с целью выяснения степени их осмысленности – в значительной степени может быть понята как попытка экстраполяции ранее реализованного Бертраном Расселом (1872 – 1970) подхода по определению основных понятий математики в терминах логики. Логический позитивизм был очень влиятельным направлением в англоязычной философии до 50-х годов XX в. и для понимания изначальных причин его появления важно учитывать, что в свое время он возник как оппозиция британскому абсолютному идеализму (ветвь неогегельянства).

Одно из ведущих мест в англоязычной философии с середины XX в. занимает т.н. «лингвистическая философия», основная проблематика которой сосредоточена на исследованиях особенностей функционирования естественных языков. Большое влияние на определение тематики данного направления оказала идея Людвига Витгенштейна (1889 – 1951) о «языковых играх» как целостных и законченных специфически-символических системах межличностной коммуникации, для которых характерны собственные правила и приемы интерпретации знания.

Разработка проблемы «дискурса», по своему смыслу родственной теме «языковых игр», – основная задача философии постмодернизма. В частности, Мишель Фуко (1926 – 1984) обратил внимание на исторически-изменяющийся характер связи «слов» и «вещей» (за внешним сходством предметов мысли в разное время, конкретное содержание мыслей может быть совершенно разным), а Жиль Делез (1925 – 1995) и Феликс Гваттари (1930 – 1992) показали эволюцию форм дискурса внутри единого поля власти.

Русская философия

Русская философия – это совокупность идей и концепций философского характера, сформулированных в рамках отечественной культуры на всем протяжении ее развития. Начало формирования философской традиции в России принято связывать с утверждением христианства на Руси (X в.). Следует отметить, что вплоть до XIX в. в России не была разработана ни одна сколько-нибудь оригинальная философская система. В силу этого история философской мысли Киевской и Московской Руси, а также Российской империи до XVIII века – это история, во-первых, хотя и творчески-своеобразного, но все-таки усвоения интеллектуально-культурного потенциала христианства, которое протекало в форме становления и развития богословской традиции православия. Например, один из ярких эпизодов этого – полемика в XV – XVI вв. между иосифлянами и нестяжателями. Во-вторых, это ряд экспликаций социально-философского характера, связанных с проблемой позиционирования русской культуры и государственности в рамках общеевропейского культурного контекста (в частности, восходящая к XVI в. теория «Москва – Третий Рим»). XVIII в. (преобразования Петра I) – время, когда в России начинается усвоение идей светской философии (например, увлечение Екатерины II идеями Вольтера).

Философия России XIX – XX вв. – это время, когда создаются более-менее целостные системы философской мысли, некоторые из которых представляют собой попытки выражения в дискурсивной форме таких основных интуиций православного христианства, как «всеединство», «соборность», «богочеловечество» (славянофилы, философия «серебряного века»). Кроме этого разрабатывались также системы, в основе которых лежали попытки творческого усвоения и развития традиции светской (западники), преимущественно позитивистской и материалистической философии Западной Европы (народники, философия диалектического и исторического материализма в СССР).

Владимир Соловьев (1853 – 1900) – автор первой в России оригинальной и целостной философской системы, т.е. такой, где исходя из единого принципа были разработаны проблемы онтологии, теории познания, антропологии, философии истории, этики и эстетики. Соловьев – философ-идеалист, в методологическом плане тесно связанный с диалектикой Гегеля, а в онтологическом – с идеями неоплатонизма, для которого реально существующее – это не эмпирическая данность как множество отдельных вещей и процессов, а идеальное единство всего сущего как изначальная целостность (всеединство). С точки зрения Соловьева, Всеединство = Абсолют = Бог есть начало всякого тварного бытия, Всё и Ничто. «Абсолютное есть ничто и все – ничто, поскольку оно не есть что-нибудь, и всё, поскольку оно не может быть лишено чего-нибудь»[29]. Соловьев – пантеист. Для него Бог = Абсолют – это не трансцендентный миру креационист, целиком и полностью находящийся вне мира. «Мир» как множественный Хаос природы есть Другое Бога, отпавшая в результате творения часть, которая будучи ведома присущей ей «мировой душой» = Софией стремится назад, к единству.

Онтология Соловьева согласуется с соответствующей ей гносеологией и предопределяет её. Философ, в частности, критикует методологию позитивизма за её деконструкцию онтологии и за субъективизм. Он отмечает частную, а не универсальную значимость этой методологии и взамен нее предлагает концепцию «цельного знания» т.е. такого, в основе которого лежали бы не отдельные, изолированные формы знания (либо рассудок, либо опыт, либо воля), а их изначальное единство.

Идея всеединства в значительной мере предопределила и социально-философские воззрения Соловьева. Например, его мысли о т.н. «русской идее» как мессианском призвании России, которая, руководствуясь христианской религией богочеловечества, призвана снять в окончательном единстве односторонние крайности, в которые впали в своем развитии Запад (где наряду с реализацией индивидуальной свободы утвердился «безбожный человек») и Восток (где религиозное начало сохранено, но личное подавлено в пользу «бесчеловечного божества»).

Соловьев был первым, кто глубоко – на уровне систематической связи – продумал такую связь феноменов бытия и установок познания, которая позднее стала парадигмальной для русской философской традиции, работающей в рамках интуиции православного христианства. Базовые идеи и подходы Соловьева – примат онтологии всеединства как неразрывной целостной связи и как цели всего, критика традиции западной философии за абсолютизацию отвлеченных начал (в том числе, за гипертрофированную роль гносеологической проблематики и, соответственно, субъекта познания), вторично-лигитимирующий статус теоретико-познавательных проблем в собственной философии по сравнению с проблемами онтологии – неоднократно воспроизводились в ходе развития русской философии и могут быть легко обнаружены, например, в творчестве Семена Франка (1877 – 1950) и Николая Лосского (1870 – 1965).

У Франка, в частности, разработка теоретико-познавательных проблем преследует цель продемонстрировать изначальную цельность, связанность и слитность бытия, которая не может быть адекватно выявлена посредством методологии дискурсивного (формально-логического) познания, но зато может быть эксплицирована на путях эстетического созерцания или посредством осмысления феномена коммуникативного взаимодействия «я» и «другого».

Философия Лосского в целом может быть понята в рамках очерченной парадигмы, хотя, одновременно, в ней содержатся и элементы ее критики, направленные, в первую очередь, против чрезмерной абсолютизации принципа всеединства в пользу личной свободы. Гносеология Лосского – это интуитивизм, исходной интенцией которого является критика абсолютизации роли субъекта в философии Канта и стремление к целостной, вне субъектно-объектной форме знания. Интуитивизм в гносеологии здесь вполне последовательно сочетается с персонализмом в сфере антропологии. Используемое философом понятие «субстанционального деятеля» во многом является реактивацией и творческой интерпретацией идеи «монады» Г. Лейбница.

Экзистенциально-персоналистическая проблематика занимает ведущее место в творчестве таких философов, как Лев Шестов (1866 – 1938) и Николай Бердяев (1874 – 1948). По мнению Шестова, истина человеческого бытия, её трагизм не могут быть постигнуты посредством умозрительных умозаключений, а достижимы лишь на путях личной религиозной веры. Специфика персонализма Бердяева заключается в том, что философ придавал свободе и творчеству особый, метафизический статус, признавал их первичность по отношению к природному и человеческому бытию и их независимость от бога. В связи с этим философия Бердяева вполне может быть соотнесена с близкими по духу идеями, которые высказал французский экзистенциалист Ж.-П. Сартр.

Одной из производных религиозной традиции философствования в России является т.н. «русский космизм» (в частности, творчество Н. Федорова и К. Циолковского), основная идея которого состояла в использовании современных технических средств для ускоренной реализации религиозных заветов и, прежде всего, для спасения всех тех, кто был предназначен к вечной жизни.

Сквозная тема отечественной социальной философии – это вопрос о том, принадлежит ли Россия культуре Запада или нет? Согласно позиции славянофилов (XIX в.), такие черты российской культуры, как крестьянская община, а не индивидуальные хозяйства (социально-экономический план), православие и соборность, а не рационализм и индивидуализм католицизма и протестантизма (духовно-идейный план), самодержавие как единственная сила способная противостоять центробежным тенденциям, а не демократический федерализм (область политики) со всей очевидностью показывают, что Россия – это не Запад и у нее особый путь. По мнению же западников, наоборот, Россия – это часть европейской культуры, хотя и отстающая, а все перечисленные особенности есть, скорее, прискорбные факты, которые необходимо изжить.

«Диалектический и исторический материализм» – это единственная официальная и санкционированная государством философия в СССР с 20-х г. XX в. до 1991 г. Его основным недостатком как направления все-таки философской мысли было то, что, будучи ветвью гегельянства, этот тип философствования применительно ко многим областям человеческого знания в XX в. уже устарел и поэтому не мог выступать в качестве эвристически значимой парадигмы познания. Существенным недостатком этого типа философии было неоправданно широкое использование диалектического метода. В особенности в связи с попытками интерпретации на его основе философских проблем природы.

Контрольные вопросы

1. Что такое философия и какой у неё предмет?

2. Что общего и чем отличается философия от таких форм человеческого знания, как «наука», «искусство» и «религия»?

3. Что такое «мировоззрение» и как это понятие может быть соотнесено с философией?

4. Перечислите основные школы и идеи индийской философии.

5. Какие взгляды являются основой для разногласия между конфуцианством и даосизмом?

6. В чем состоит специфика античной философии, какие проблемы в ее рамках были осознаны и кто именно ставил и решал эти проблемы?

7. В чем заключается своеобразие «восточного перипатетизма» и какие арабо-мусульманские философы являются его характерными представителями?

8. Каково место философии в системе знаний европейского средневековья и какие проблемы философского характера существовали в этот период?

9. Какова специфика и проблематика философской мысли в период Возрождения и какие доктрины философского характера были актуальны тогда?

10. Каковы предпосылки и основные проблемы философии Нового времени и какие именно решения были предложены в рамках характерной для нее проблематики?

11. Почему современная философия называется «неклассической», в чем ее специфика и каковы основные направления развития?

12. В чем специфика и какие проблемы характерны для русской философской мысли?







Дата добавления: 2018-05-10; просмотров: 3223; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.046 сек.