Писарев А.В. Образ пожилых в современной Росии. 2004 г.


В научной литературе, касающейся проблем пожилого населения, можно выделить три основные позиции, которые определяют направления исследований и предлагаемые авторами меры социальной политики. Наиболее распространенной является точка зрения, что пожилые - это, прежде всего, обездоленные люди, нуждающиеся в адекватном социальном обеспечении. Другое мнение, разделяемое и самими пожилыми людьми, что эта группа населения представляет значительный человеческий потенциал, который может и должен быть вовлечен в социально активную жизнь. Третья позиция в явном виде проявляется редко, но отчетливо прослеживается при обсуждении социальной политики: пожилые - это социальный балласт общества, тормозящий реформы.

Задача проведенного в 2001 г. исследования заключалась в том, чтобы выяснить мнения населения о положении и роли пожилых людей в обществе, оценить адекватность современной социальной политики в отношении этой категории.

Как показали результаты исследования, взгляд на пожилых как на экономический и соци- альный балласт неприемлем для абсолютного большинства российских граждан (2/3 опрошенных). Согласие с подобной точкой зрения выразили лишь 6% респондентов, около 20% затруднились с ответом. Другие точки зрения примерно в одинаковой степени распространены среди населения, хотя и выглядят несколько противоречиво. Считают, что пожилые - это, прежде всего, обездоленные люди, нуждающиеся в адекватном социальном обеспечении - 78%, а более 60% респондентов расценивают этих людей как значительный человеческий потенциал, который может и должен быть вовлечен в социально активную жизнь.

Среди молодежи (до 30 лет) менее половины опрошенных рассматривают пожилых как значительный человеческий потенциал; доля людей предпенсионного возраста и молодых пенсионеров (51-60 лет), согласных с этой точкой зрения, составила 75%. При этом во всех возрастных группах большинство опрошенных (от 73% мо- лодежи до 83% лиц старше 60 лет) согласны также с мнением, что пожилые - обездоленная категория населения, нуждающаяся в социальной защите. Таким образом, во мнениях молодежи эта позиция является доминирующей, а в более старших возрастах - практически на равных соседствует с мнением о значительном человеческом потенциале.

Вариативность ответов также связана с уровнем образования респондентов. Причем касается она исключительно оценки пожилых, как значительного человеческого потенциала. Среди лиц с неполным средним, средним и даже незаконченным высшим образованием доля выразивших согласие с этим мнением составляет 52-58%; с высшим - 69,5%; с ученой степенью - 85,7%.

Определенное сочетание двух рассмотренных параметров - возраста и образования, дает анализ вариаций мнений в зависимости от профессии, рода занятия, сферы деятельности. Максимальное число согласных с мнением, что пожилые представляют собой значительный человеческий потенциал, оказалось среди представителей гуманитарной и творческой интеллигенции (72,7%), госслужащих - 68,1%, ИТР предприятий и строек - 66,2%. Однако, как и в предыдущих случаях, подавляющее число опрошенных, независимо от профессии и сферы деятельности сочли, что пенсионеры - обездоленные, социально незащищенные люди.

Различия мнений, связанные с доходами респондентов хотя и не очень существенны, но довольно устойчивы. Группа со средним уровнем доходов в большей степени склонна рассматривать пожилых как значительный человеческий потенциал, нуждающийся в активной социальной поддержке. Лица с низкими и высокими доходами мало отличаются в своих мнениях о пожилых. В целом можно констатировать, что черты "опекаемого" образа преобладают в представлениях опрошенных.

Мнение респондентов о соотношении характеристик пожилого населения в России и развитых странах ( в % к числу опрошенных)

 

Парадокс полученных результатов, по-видимому, объясняется тем, что в условиях крупных городов, где скорость социально-экономических преобразований выше, пожилые люди оказались в более конкурентной среде и, несмотря на более благополучные по сравнению с сельскими жителями профессионально-квалификационные и образовательные характеристики, обладают меньшими шансами на реализацию имеющегося потенциала.

Основные предпочтения прослеживаются во всех группах респондентов, хотя имеют и некоторые различия. Можно было ожидать, что с возрастом будет нарастать ориентация на большую социальную защиту в ущерб стратегиям социальной активизации пожилых. Однако результаты не столь однозначны. Действительно, число сторонников большей социальной защиты увеличивается с 75% молодых до 90% респондентов старше 60 лет. При этом, число приверженцев стратегии социальной активизации не уменьшается: во всех возрастах их доля колеблется около 50%.

Образовательный статус респондентов практически не повлиял на степень поддержки стратегии большей социальной защиты. Это вполне согласуется с полученными выше результатами, в соответствии с которыми независимо от уровня образования респондентов пожилые рассматриваются прежде всего как обездоленные люди. Вместе с тем, стратегия социальной активизации пожилых имеет большее число сторонников среди образованной публики. Хотя различия не очень существенны: 45% сторонников из числа респондентов с неполным средним образованием и 57% - имеющих ученую степень.

Лидерами поддержки и одной и другой стратегии оказались представители гуманитарной и творческой интеллигенции, а также ИТР. Это вполне соответствует полученным результатам об оценке названными категориями респондентов роли пожилых в обществе. Вместе с тем, из этой группы респондентов выпали госслужащие. В оценке роли пожилых они примыкали к представителям гуманитарной интеллигенции и ИТР, а по уровню поддержки конкретных стратегий социальной политики - к другим группам респондентов, что связано с заметно более высокой долей неопределенных мнений госслужащих. Вариация оценок респондентов в зависимости от уровня их доходов оказалась минимальной. И все же можно проследить одну особенность. Группы, полюсные по уровню доходов, оказываются ближе друг другу, как в оценке роли пожилого населения, так и в мнениях о корректировке стратегий социальной политики.

Зависимость оценок социальной политики от типа поселения несколько выделяется в позиции сельских жителей, которые в большей степени, в сравнении с другими категориями опрошенных, принимают в основном современную социальную политику в отношении пожилых (хотя и у них доминируют негативные оценки), а в том, что касается корректировки, в мини- мальной мере поддерживают стратегию социальной активизации этой группы населения. По- видимому, это можно расценивать, не как проявление большего консерватизма сельских жителей, а как свидетельство их меньшей информированности, тем более, что именно сельские жители охарактеризовали пожилое население как более активное и социально адаптированное в современных условиях.

7. Алексей ЛЕВИНСОН. Институциональные рамки старости: старость как гендер // Вестник общественного мнения. №3 (109). 2011

 

Старость как концептуальное средство.

Эта статья посвящена группе проблем, связанных со старением, положением людей старшего возраста в нашем обществе.



Дата добавления: 2021-06-28; просмотров: 303;


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2024 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.029 сек.