Право в системе социальных норм

 

Поведение, деятельность людей, отношения, в которые они вступают, являются объектом регулирования различных норм. Так, права и обязанности члена садоводческого общества закреп­лены в уставе данного общества, относящегося к так называемым корпоративным нормам. Взаимоотношения между студентами учебной группы подлежат моральной оценке. Отправление рели­гиозных культов осуществляется в соответствии с религиозными нормами. Участникам свадебного торжества надлежит вести себя соответственно существующим народным обычаям и обрядам. Действия человека, управляющего автомобилем, находятся под «юрисдикцией» правил дорожного движения.

Вся совокупность норм, посредством которых осуществляется регулирование поведения и деятельности, представляет собой сис­тему нормативного регулирования общественных отношений. Право - уникальный, высокозначимый авторитетный регуля­тор, но оно лишь один из компонентов системы нормативного ре­гулирования. Выявление места и роли права среди иных социаль­ных регуляторов (норм) имеет важное значение для понимания его природы, определения возможностей и пределов регулятив­ного действия.

Степень и характер регулирующего влияния на общественные отношения позволяет выделить в системе нормативного регули­рования наряду с правом следующие группы норм (рис. 1).

 

Рис. 1. Группы норм

Объединенные единой нормативной природой, все эти нормы характеризуются следующими общими чертами (рис. 2).

 

Рис. 2. Характеристики социальных норм

 

Право и обычаи. В собственном смысле под обычаями пони­мают правила поведения, которые в результате многократного, более или менее длительного применения входят в привычку людей и таким образом регулируют их поведение. Поэтому обы­чаи - это привычные или обычные нормы. В более широком зна­чении к обычным нормам относят не только обычаи, но и нравы, традиции, обряды, ритуалы. К большинству традиций, ритуалов и обрядов право индифферентно. В то же время оно опирается на привычные формы поведения, а в ряде случаев закрепляет их в своих нормах. В частности, имеющий высокую общественную значимость ритуал приведения главы государства, судей Консти­туционного Суда к присяге регламентируется нормами Конститу­ции и федерального конституционного закона (в Российской Фе­дерации эта процедура предусмотрена ст. 82 федеральной Консти­туции и ст. 10 Закона «О Конституционном Суде РФ»).

Общая схема влияния права на обычаи такова: прогрессив­ные обычаи стимулируются правом, а те из них, которые проти­воречат закону, квалифицируются как правонарушения. Таковы­ми, в частности, действовавший до 1 января 1997 г. уголовный закон признавал преступления, связанные с пережитками мест­ных обычаев (ст. 231-235 УК РФ).

Испытывая на себе воздействие права, обычаи в то же время оказывают влияние на право. При определенных условиях обычаи признаются в качестве источников права. В частности, граждан­ское право (ст. 5 ГК) признает обычай делового оборота - правило поведения, сложившееся и широко применяемое в какой-либо об­ласти предпринимательской деятельности. Следует подчеркнуть, что удельный вес деловых обыкновений, являющихся по своему содержанию источниками российского права, возрастает. Очевид­но, есть основания и применительно к российской правовой сис­теме правовые обычаи (обычное право) не считать исключением в числе иных источников права.

Право и религиозные нормы. Назначением религии является выработка «смыслов», позволяющих человеку так или иначе ос­воиться и определить свое место в том мире, в котором он живет. Религия, с этой точки зрения, выступает мерилом «хорошего» по­ведения. Религиозные нормы есть разновидность социальных норм, установленных различными вероисповеданиями и имею­щих обязательное значение для исповедующих ту или иную веру. Внешне эти нормы имеют определенное сходство с юридическими установлениями: в известной мере формализованы и содержатель­но определены; хотя в значительно меньшей степени, но все же определенным образом институционализированы и документально зафиксированы в Библии (Ветхом и Новом завете), Коране, Сунне, Талмуде, религиозных книгах буддистов и др.; выступают, а некоторых случаях в качестве источников права (в качестве ил­люстрации таковых являются не только страны мусульманской правовой системы, но и некоторые страны континентальной Ев­ропы. В России до 1917 г. источниками права признавались Устав духовных консисторий, Книга Правил Св. Синода, Кормчая Книга и др. В Германии каноническое право и ныне является частью национальной правовой системы).

В то же время между правом и религией существуют прин­ципиальные различия. Секуляризация общественной жизни, ут­верждение свободы совести одновременно означает, что сфера дей­ствия религиозных норм значительно уже права. Так, предпи­сания Торы распространяются исключительно на лиц, испове­дующих иудаизм, Корана - соответственно на исповедующих ислам и т.д. Различны механизмы действия религии и права. В частности, религии (в особенности этические) обосновывают в своих священных книгах абсолютную непреложность предпи­сываемого ими кодекса поведения ссылкой на высший авторитет, или, как сказали бы философы и богословы, «трансцендентное миру начало».

Влияние права на религию в известной мере достаточно спе­цифично. Конституция РФ (ст. 14), Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» гарантируют свободу со­вести и вероисповеданий, равноправие конфессий, возможность для верующих замены военной службы альтернативной граждан­ской службой. В то же время право не должно быть безучастно к «причудливым» формам пользования свободой совести и, в част­ности, к оккультным религиям и тоталитарным сектам, подавля­ющим личность и путем зомбирования превращающим ее в сле­пого исполнителя воли «гуру», «мастера», «учителя» и стоящих за ними темных сил. Право в этой ситуации должно быть правом, иначе неизбежен синдром «Аум Сенрикё».

Право и корпоративные нормы. К корпоративным нормам от­носят те нормы, которые регулируют отношения, складывающие­ся между членами, участниками общественных объединений (об­щественных организаций, фондов, политических партий, профес­сиональных союзов, добровольных обществ и др.). Корпоративные нормы закрепляются в уставах (иных документах) общественных объединений, принимаемых на общих собраниях, конференциях, съездах.

Сфера действия корпоративных норм обусловлена тем, что они выражают волю участников (членов) общественных объединений и имеют для них обязательное значение. Корпоративные нормы имеют определенное сходство с юридическими. Они, так же как и правовые, документально зафиксированы в «Уставах», «Пoлoжениях», в известной степени детализированы. Так, устав об­щественного объединения закрепляет перечень прав и обязаннос­тей его членов, определяет меры воздействия к ним, которые во многом сходны с мерами дисциплинарного и морального воздей­ствия. В частности, Устав ЛДПР содержит положение о том, что «член партии может быть исключен из ЛДПР за действия, по­рочащие партию или наносящие ей вред» (кто и как это опреде­ляет, устав не оговаривает; кстати, в этом и есть принципиальное расхождение данной нормы с юридической, закрепляющей сан­кцию).

Влияние права на корпоративные нормы определяется ха­рактером и пределами регулирования им организации и деятель­ности общественных объединений. Положения, содержащиеся в Конституции РФ (ст. 6, 7, 30, 52, 96 и др.), Федеральном законе «Об общественных объединениях» и других законодательных ак­тах, определяют сферы действия корпоративных норм, их гарантируемость. В частности, Закон предусматривает, что несоблю­дение уставных норм либо осуществление объединением деятель­ности, противоречащей нормам устава, является основанием для приостановления и даже ликвидации общественного объедине­ния. Можно сказать, что право оказывает влияние на корпора­тивные нормы, в какой-то мере различного рода корпорации, объ­единения, учреждения, действующие на основе Устава, Положе­ния, входят в единое правовое пространство и в этой связи при­званы согласовывать свою деятельность (и нормы) с действующим правопорядком.

Право и мораль. Связь между правом и моралью обусловле­на той ролью, которую мораль занимает в системе нормативного регулирования. Наряду с правом мораль доминирует в этой сис­теме. В сравнении с иными социальными нормами у нее (морали) наиболее обширная сфера действия. Лишь небольшие участки со­циальной действительности свободны от моральных оценок. Ска­занное означает, что сферы действия права и морали в значитель­ной мере пересекаются. Однако, действуя зачастую в одних и тех же сферах, мораль и право остаются самостоятельными суверен­ными нормативно-регулятивными образованиями (С.С. Алексеев).

Мораль (нравственность) есть особый тип нормативной регу­ляции, представленный совокупностью норм и принципов, рас­пространяющих свое влияние на всех и каждого и воплощающих в себе нравственные ценности. Справедливо замечено, что общечеловеческое содержание морали в обобщенном виде выражено в «золотом правиле»: «поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». Мораль (нравственность) воплощает в своих нормах абсолютные ценнос­ти, в силу чего моральные нормы и оценки являются высшим критерием поведения. Мораль по этой причине правомочна оце­нивать право с точки зрения его соответствия требованиям спра­ведливости и моральным ожиданиям.

Формирование морали имеет естественно-историческое проис­хождение, неотделимое от самой жизнедеятельности людей, в про­цессе которой апробированные опытом человеческого общежития ценности и идеалы закрепляются в общественном и индивидуаль­ном сознании в виде определенных взглядов, нравственных пред­ставлений и ожиданий. Субъект формирует моральные нормы и сам же обращает их на себя. Формирование права также имеет естественно-историческую основу. Вместе с тем позитивное право (право, содержащееся в актах правотворческих органов государ­ства) нередко заключает в себе нормы, противоречащие ценностям и приоритетам человеческой личности. По этой причине право и мораль сохраняют принципиальные расхождения.

Право и мораль по-разному оценивают поведение. Мораль оценивает поступки и действия людей с позиции моральных импе­ративов: «добрые» и «плохие», «справедливые» и «несправедли­вые», «честные» и «бесчестные», «добросовестные» и «недобросо­вестные» и т.д. Оценочными категориями права выступают «пра­вомерное» и «неправомерное», «законное» и «незаконное», «юри­дически допустимое» и «юридически запрещенное».

У морали в отличие от права нет специализированных про­водников ее норм и принципов. Мораль воспроизводится силой убеждений, привычек, нравственного долга и т.п. Право приме­няется специальными учреждениями государства с использова­нием специальных средств и механизмов. Однако у права нет самого мощного проводника, коим для морали является совесть человека. Право может рассчитывать на чувство законности, но последнее в отличие от совести не относится к статусным каче­ствам человека.

Мораль - универсальный регулятор и ее влияние распростра­няется на все или почти все сферы поступков и действий человека. Право действует все же избирательно. Есть сферы, недоступные для его воздействия, либо же его влияние достаточна специфично. Так, обращенное ко всем и к каждому безусловное требование одной из заповедей христианской морали «чти отца своего и мать свою» в праве находит своеобразное воплощение. Семейный кодекс РФ, Конституция РФ возлагают на совершеннолетних трудоспособных детей юридическую обязанность заботиться о своих нетрудоспособных родителях. Большего от права нельзя требовать, иначе оно потеряет свою юридическую самобытность, пре­вратившись в свод рекомендательных норм и пожеланий.

От морали право отличается государственной обеспеченнос­тью. В этом, думается, заключено его принципиальное отличие не только от морали, но и от всякого иного социального регулятора. Возлагая на физических и юридических лиц обязанность, право располагает такими инструментами воздействия, которые позволяют ему добиться требуемого поведения. Исторически право потому и возникло, что в новых условиях иные регуля­торы, в том числе и мораль, оказывались недостаточными для обеспечения организованности и порядка, защиты производителя от частного случая и произвола. Свойства права отвечали этому требованию.

Право в отличие от морали, религии не терпит конкуренции. Партикуляризм в принципе не приемлем для правовой системы. Юридическая система (как и система права), поэтому может быть только одна в обществе. Моральных же или религиозных систем может быть несколько: господствующая мораль, корпоративная, мораль правящей элиты и управляемых, или, как иначе сказал немецкий философ Фридрих Ницше, «мораль господ и мораль рабов».

Являясь приоритетными типами нормативного регулирова­ния, право и мораль оказывают взаимное влияние друг на друга. Формула такого влияния может быть выражена следующим об­разом: мораль не должна требовать нарушения закона; право не должно закреплять в своих нормах (и соответственно требовать исполнения) безнравственных поступков.

Влияние морали на право придает ему моральную направлен­ность. Моральная ценность права заключается в том, что его нормы и институты призваны юридическими средствами и меха­низмами гарантировать действенность прав и свобод человека и гражданина, обеспечить возможность пользования ими, исклю­чить произвольное вмешательство в частную жизнь и сферу лич­ной свободы. Моральный долг права заключается в том, чтобы утверждать и проводить в жизнь требования социальной справед­ливости. В этом смысле право должно стать выражением «норма­тивно закрепленной справедливости» (Р.З.Лившиц).

Сближение права и морали вместе с тем не означает, что право должно превратиться в саму мораль. Такое сближение имеет свои границы, за пределами которых право рискует утратить свою уни­кальность.

Право и технические нормы. В системе нормативного регу­лирования технические нормы занимают особое место. Принято считать, что эти нормы не имеют социального характера: это пра­вила, характеризующие отношение людей к природе, технике, орудиям и средствам производства. В то же время, очевидно, что нарушения технических норм и их последствия - аварии и ка­тастрофы, нередко сопряженные с человеческими жертвами и ог­ромным материальным ущербом, - имеют социально ощутимый резонанс.

К техническим нормам в широком смысле относят нормы био­логические, санитарно-гигиенические, санитарно-эпидемиологические, технологические, научно-технические, экологические и др. В силу своей значимости часть этих норм находит закрепле­ние в законодательстве, получив название технико-юридических. Это технические условия, различные ГОСТы, правила (техники бе­зопасности, эксплуатации водного, железнодорожного транспорта и др.), индексы загрязнения окружающей среды и т.д. За нару­шение этих правил установлена юридическая ответственность: имущественная, административно-правовая и уголовно-правовая.

Взаимосвязь права и технических норм, таким образом, оз­начает, что некогда недоступная праву область становится объ­ектом его регулирования и охраны. При этом уже не только от­дельные нормы и институты, но и целые законодательные мас­сивы, отрасли законодательства и даже отрасли права вовлечены в этот процесс. В частности, экологическое право призвано юри­дическими средствами защитить экологические права граждан, обеспечить разумное и цивилизованное отношение к природе и природным ресурсам; целям обеспечения безопасности личности, общества и природы от неразумного освоения атомной энергии служит атомное право. Итак, являясь одним из важнейших ре­гуляторов поведения и деятельности, право вместе с тем вынуж­дено учитывать регулирующую роль и возможности иных соци­альных норм. Схематично это можно представить следующим об­разом (рис. 3).

 

Рис. 3. Взаимосвязь права и технических норм

 

Постоянно происходящий обмен регулятивной энергией, из­бирательное отношение участников общественных отношений к различным социальным регуляторам должно учитываться как за­конодателем, так и правоприменительной практикой.

 






Дата добавления: 2016-05-31; просмотров: 1523; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.012 сек.