IX. Оральный характер

 

 

В предыдущей главе речь шла о том, как травматические переживания ранних лет жизни, раскрываемые в психоаналитическом исследовании невротического поведения, детерминируют структуру характера. Теперь нам известен генетический источник многих черт характера. Вместе с тем следует учитывать также и специфические динамические факторы, влияющие на формирование различных типов характера. В следующих главах мы подробно рассмотрим их на примерах анамнезов и клинических наблюдений.

Первым мы рассмотрим оральный характер, поскольку именно в нем особенно отчетливо проявляется зависимость психического функционирования от биоэнергетических процессов, лежащих в его основе. В психоаналитической литературе имеется немало работ, посвященных оральным чертам характера. Многие авторы отмечают и психоаналитически интерпретируют связь оральности и депрессии. Понятие орального характера было введено Абрахамом, однако его работа была чисто умозрительной и в ней речь шла исключительно о том, что определенные черты характера являются продолжением тех тенденций, которые наблюдались в ранний период развития ребенка. В книге Райха «Анализ характера» нет примеров описания пациентов с подобной структурой характера. Хотя оральный характер встречается не так уж часто, надо учитывать, что оральные черты и тенденции можно встретить почти у каждого индивида, обращающегося за помощью к терапевту-аналитику.

Пациент, историю болезни которого мы рассмотрим, обратился за помощью в связи с постоянными приступами острой депрессии. Кроме того, он жаловался, что ему трудно удержаться на работе. Это был молодой человек лет тридцати. Когда он пришел ко мне первый раз, то был безработным, и начало терапии, таким образом, было связано с поиском работы. Как следовало из трудовых записей, ни на одном месте он не задерживался больше шести месяцев, хотя вполне справлялся со своими обязанностями. Он не имел профессии, и у него не было никаких специальных навыков и профессиональных интересов.

Во время первой нашей встречи я спросил его, как он относится к работе, и он очень не хотел принять саму мысль о том, что работать необходимо. Такая установка, на мой взгляд, является характерной для орального типа. Провоцируя, я спросил, не чувствует ли он, что мир обязан обеспечить ему жизнь, и он без колебаний ответил «да». Он не мог аргументировать такую позицию, но она передавала внутреннее чувство лишения. Человек с такой установкой ведет себя так, словно уверен, что его обманули в праве по рождению, и он будет тратить жизнь, стараясь добиться того, что ему принадлежит по наследству. Самое большее, что здесь может сделать терапевт, — это показать ему, что его право неисполнимо. Я согласился с тем, что его «обманули», и предложил свою помощь, выписав рецепт, в котором указывалось, что предъявитель сего имеет право на жизнь и что он может предъявить сей документ в любом банке или трастовой компании США. Я подписал бумагу и вручил ему. Тут он рассмеялся. Он понял, что как бы ни были обоснованны его претензии, ему никогда не удастся их удовлетворить. Он согласился, что надо искать работу.

Терапия началась двумя месяцами позже. Мой пациент нашел место менеджера на небольшой фабрике. Здесь он впервые стал отвечать за людей и руководить ими. В первое время он даже участвовал в профсоюзном движении. Но работа оказалась нелегкой. Он был обязан являться на службу к восьми часам утра и оставаться там, пока не будет выполнено все, что намечено. Немного спустя он начал жаловаться на тяжесть работы. К вечеру он сильно уставал. Ему стоило больших усилий вставать каждое утро и вовремя приходить на работу. Но он вполне допускал, что через некоторое время будет чувствовать себя лучше, и не испытывал прежних приступов депрессии. На ранней стадии терапии я использовал время, которое оставалось после обсуждения проблем, связанных со столь важной для него службой, на работу со специфическим мышечным напряжением.

Прежде чем продолжить рассказ об этом случае, мне бы хотелось привести некоторые биографические данные о пациенте. Кроме того, нам нужно иметь представление о его телесной структуре, а также специфических напряжениях и блоках.

Пациент был старшим из трех детей в семье, где постоянно присутствовали разногласия. Его отец был свободным художником, имел свое Дело, но его доходы едва покрывали семейные расходы. Пациент имел двух братьев, один из которых страдал ревматизмом сердца.

Вот как пациент описывал домашнюю ситуацию: родители ненавидели друг друга. Мать — слабая женщина, которая, как он чувствовал, старалась найти в нем опору. Своей беспомощностью она вызывала у него отвращение. Отец семьей почти не интересовался и по любому поводу приходил в ярость. Пациент вспомнил, что, когда был ребенком, отец вызывал у него страх. Он не чувствовал, чтобы родители любили его, и не чувствовал себя способным принять их любовь. Заботу матери он называл «назойливой опекой». Никто из родителей, по его словам, ничего не представлял собой как личность.

Он перенес обычные детские болезни. Спортом он почти не занимался, зато много читал. В школе ему было трудно концентрироваться на уроках, хотя хорошие отметки получал довольно часто. Окончив школу, он в том же году поступил в колледж. В восемнадцать лет он ушел из дому и бросил учебу, начав жить с девушкой, которая затем стала его женой. Он заметил, что не знал, чем бы ему хотелось заняться, или, говоря точнее, у него не возникало желания что-нибудь сделать или предпринять. Его карьера ограничилась рядом случайных заработков, чередующихся с периодами безделья. Супружеская жизнь не удалась. Его жена тоже страдала периодическими приступами депрессии. Они разошлись на год, но возобновили совместную жизнь перед началом терапии.

В его памяти особенно живо сохранились два периода жизни. В одиннадцать лет он был очень агрессивен по отношению к девочкам. Это встречало отпор, и впоследствии, по его словам, он стал к ним равнодушен. В пятнадцать лет он примкнул к группе молодых социалистов, а затем к анархистам. По-видимому, в этих группах впервые в его жизни произошла социальная идентификация.

Отвечая на мой вопрос, пациент заметил, что самыми яркими чувствами его детства были разочарование и одиночество. С юношеского возраста он страдал сильными головными болями и тошнотой (возможно, мигренью), которые сопровождались чувством беспомощности.

До лечения у меня он прошел несколько курсов анализа у других терапевтов, каждый из которых занимал около шести месяцев. Один из них, по словам пациента, «разбил» его. Это случилось после того, как аналитик нарисовал ему истинную картину его Я в тот самый момент, когда пациент в буквальном смысле над ним смеялся. В таком приподнятом настроении пациент чувствовал себя значимой личностью. У него не было сомнений в своих талантах и способностях, которые совершенно не соотносились с его реальными достижениями. Я «сдулось», как воздушный шарик, и в результате у пациента возникли диарея, диспепсия, он стал страдать бессонницей и головными болями. Он понял, что ожидать от других аналитиков ему практически нечего.

В начале терапии важно было привести в соответствие притязания пациента, основанные на оценке им своих способностей, и реальные его достижения. Мы занимались по часу еженедельно. Каждая встреча начиналась его рассказом о том, какой он хороший и как его недооценивают. Он хорошо излагал свои мысли, его речь была плавной, он точно подбирал слова, критикуя отношения предпринимателя и служащих и анализируя своего босса. Однако при этом он совершенно не принимал в расчет, что предпринимательство сопряжено с конкурентной борьбой. Проявляя чрезмерный нарциссизм, он совершенно не чувствовал проблем других людей.

Интересно проанализировать физическое строение тела пациента в это время. Он обладал хорошо развитой фигурой, был несколько выше среднего роста, пропорционально сложен. Самым заметным отклонением в его теле была сплюснутая грудина с выдающимися нижними ребрами, так называемая «куриная грудь». Рельефная грудная мускулатура выглядела чрезмерно развитой. Плечи приподняты. Шея тоньше, чем должна быть при таком строении тела. Голова и лицо хорошо сформированы, никаких видимых дефектов здесь не было. Диафрагма высоко поднята и контрактирована, что, вероятно, и вызывало расширение нижних ребер. Живот плоский, словно пустой, ноги не выглядели слабыми.

Дыхательные движения ограничивались грудью, она была подвижной, а вот плечи в этих движениях не участвовали. Ни вдох ни выдох совершенно не захватывали живот, диафрагма сохраняла контрактированное положение. При вытянутых руках возникал заметный тремор в плечах, голове и шее. При ударах по кушетке лицо явно выражало злость: зубы оскаливались, ноздри раздувались, а глаза широко открывались. Но резонанса не возникало, пациент подпрыгивал при каждом ударе. Руки, плечи и тело двигались как одно целое, будто они смерзлись вместе. Мне было ясно, что необычайно сильная напряженность опоясывала кольцом плечевой пояс. Больше всего это проявлялось в напряжении грудных мышц.

Хотя удары быстро вызывали злость, эмоция долго не удерживалась. После нескольких движений пациент начинал задыхаться, чувствовал удушье и усталость. Нередко появлялось ощущение беспомощности, и он начинал плакать.

О том, что этот человек относится к оральному типу, можно было догадаться по повторяющимся состояниям депрессии. Далее, следует описать структуру характера, доминирующий паттерн поведения которой определяется оральными тенденциями. С одной стороны, пациент говорит о глубоком чувстве одиночества, разочарования и беспомощности. С другой стороны, налицо нарциссизм, которому всегда необходимо внимание, похвала (поиск нарциссического обеспечения), и желание, чтобы кормили. «Мир должен обеспечить мне жизнь». Пациент вспомнил, что в его жизни был период, когда он очень много ел и стал чуть ли не толстым.

Рассказывая о терапии этого пациента, полезно обсудить психологические аспекты его проблемы и соотнести их с биоэнергетической динамикой структуры характера.

Во-первых, речь идет о постоянных неудачах в работе. Людям с таким фактором обычно не удается сохранить работу на долгое время. Одна пациентка призналась мне, что, как только у нее появляется уверенность в работе, она тут же делает что-нибудь, чтобы ее уволили, или уходит сама. Нередко дело доходит до того, что человек восстает против необходимости работать или, что чаще всего, против требований трудовой дисциплины.

Мой пациент отчетливо продемонстрировал эту установку. Альтернативой работе, как мне удалось показать ему на его собственном опыте, была депрессия. Требования реальности были тяжелы для него, и эту проблему можно было разрешить единственным способом, другого просто не было. Как я уже говорил, эта задача как раз и была основной на первом этапе его течения. Неделя за неделей состояние пациента улучшалось, и он вынужден был признать, что это связано с работой. Несомненно помогала ему и физическая терапия, благодаря которой уменьшилось напряжение, улучшилось дыхание и увеличился его энергетический потенциал. В этом отношении он проявлял готовность к сотрудничеству и выполнял все упражнения, пока не начинал задыхаться. Постепенно его силы окрепли, и он смог сохранять активность на протяжении более длительного времени.

Одной из проблем, которая заявила о себе довольно быстро, было снижение потенции. Обычно он приходил с работы очень усталым и почти не испытывал сексуального желания, что, несомненно, его расстраивало. Я показал ему, что его энергии хватает только на то, чтобы выполнять служебные обязанности. Пока самой важной функцией реальности является для него работа, и поэтому ей отдается предпочтение. Когда же он станет сильнее, улучшение затронет и сексуальную сферу. Такое объяснение удовлетворило его, и мы продолжили работу.

Любовные отношения у человека с оральным характером сопряжены с теми же проблемами, что и функция работы. Его интерес нарциссический, требования велики, а реакции ограничены. Он ждет понимания, симпатии и любви и очень чувствителен к любой холодности партнера или окружающих его людей. Там, где другой человек не может удовлетворить нарциссические требования, у человека с оральным характером появляются чувства неприятия, обиды и враждебности. Поскольку его партнер имеет собстве н ные потребности, которые человек с оральным характером удовлетворить не способен, ситуация все время остается конфликтной. Такие люди очень зависимы, но это часто маскируется враждебностью.

Проблема сохранения рабочей функции моего пациента осложнялась отношениями с женой, которые его не удовлетворяли. Это позволило мне проанализировать его невротические тенденции и убедиться в их нарциссизме. Но если обратиться к его семейному окружению, то в нем невозможно было найти ничего, что могло бы стать для моего пациента позитивной заменой. Он ненавидел отца и презирал мать. Она всегда была грязной и неряшливой. Одно из самых ранних воспоминаний было таким: он лежит на диване и горько плачет. Его отец нависает над ним со строгим выражением на лице и жестом порицания. Он грозит ребенку пальцем и говорит: «Т-с-с». Мальчик не должен шуметь.

Анализ — это одно, а удовлетворение-другое. Мой пациент чувствовал, что ему нужна другая партнерша. Для него это было не так уж сложно, поскольку супружеская жизнь его не связывала, детей тоже не было. Каждая новая связь сопровождалась волнением и энтузиазмом. Один или два раза ему удалось получить большее удовольствие, но ни одно из его увлечений не было продолжительным. Пациент все больше и больше понимал, что проблема в нем самом.

Надо заметить, что в течение того года пациент несколько раз испытывал желание бросить работу. Она была недостаточно высоко оплачиваемой и не удовлетворяла его. Его шеф был человеком язвительным и эксплуатировал служащих. Однако, работая менеджером, мой пациент вполне мог бы заметить, что, если не давить на рабочих фабрики, они мало что будут делать. Он продолжал работать, понимая, что это лучшее место, которое он когда-либо занимал. Теперь он был согласен, что ему необходимо работать, и хотел доказать, что способен сохранить место по меньшей мере год.

Превратности малого бизнеса вынудили его обратить внимание на те проблемы, с которыми сталкивался его шеф. За время работы он увидел, что заработки сотрудников зависят от того, насколько его шеф борется за свое дело. Мой пациент сделал важный шаг, перестав обижаться на определенное социальное неравенство. Он заявил, что не хотел бы оказаться на месте своего нанимателя.

Как мы увидим в дальнейшем, постепенное принятие реальности — одна из целей терапии лиц с оральным характером, поскольку оно обращает их к внешнему миру. Остается еще одна важная проблема. Страх быть отвергнутым, который для человека с оральным характером означает страх потерять любовь объекта, таится в бессознательном как огромная опасность и угроза. Аналитический подход связывает депрессию с этим страхом. Случилось так, что у этого пациента страх материализовывался непосредственно в процессе терапии.

Человек может отдавать себе отчет в том, что жить, обладая оральным характером, трудно. Его супружеская жизнь неудачна. Мой пациент однажды обнаружил, что его жена любит другого человека. Я не верю, что это было для него неожиданностью, но он пришел в ярость, сила которой совершенно не соответствовала его чувствам к жене. Она позвонила мне однажды вечером, сказала, что ее муж в бешенстве и выслеживает ее любовника, собираясь его убить. Несколькими часами позже кто-то из друзей уговорил его побеседовать со мной по телефону, и я кое-как его успокоил.

Когда мы встретились на следующий день, он все еще был зол и исполнен решимости избить любовника. Нетрудно было заметить, что его злость направлена не по адресу. Он несколько раз рассказывал, что жена собирается уйти от него. Почему же это событие так задело его? Не было ли это подавленной яростью, которую вызвал у него отец, запрещая плакать по матери? Когда я сказал ему об этом, он начал рыдать.

Ненависть делала его сильным, но он не знал, что делать с этой силой. Анализ теперь мог раскрыть все инфантильные тенденции его личности. Его, как ребенка, интересовали только собственные потребности и чувства; он был чрезвычайно нарциссичен. Одной из причин, побудившей ег о жену уйти, было то, что он совершенно не понимал ее потребностей. Поскольку он был несчастен с ней, она тоже не была счастлива. Однажды он заявил, что благодаря терапии перерос жену. Почему же ему не удавалось понять, что ей необходимо найти в жизни собственный смысл? В неспособности почувствовать или понять потребности других людей проявлялась слабость его личности. С этой же проблемой он столкнулся и на работе. В той ситуации, идентифицируясь с шефом, он значительно повысил свою способность работать. Может быть, нечто подобное помогло бы ему продвинуться и в способности любить?

Работая с оральным характером, крайне важно довести до сведения пациента, что то, что он считает любовью, другие воспринимают как обращенное к ним требование любить его. Утверждение «я тебя люблю» для такого человека означает «я хочу, чтобы ты меня любила». Такая позиция в любовных отношениях не основана на взрослом паттерне поведения. Скорее это напоминает инфантильный паттерн поведения, в котором другой человек рассматривается как тот, кто обеспечивает удовлетворение нарциссических притязаний.

Хотя я рассказал об этом пациенту, мне не удалось «сбить спесь» с его Я, показать его таким, какое оно есть в действительности. Но зато я сумел пробудить в нем сострадание к жене и ее любовнику. Это было нетрудно сделать, поскольку мой пациент, как и все люди такого склада, был чувствителен. Мы посвятили несколько занятий этой теме, и в процессе терапии наметился поворотный пункт. Он понял, что ему лучше разойтись с женой и жить отдельно. Мой пациент сделал шаг к новому пониманию проблем других людей.

Когда исчезла обида и ненависть, осталась проблема злости. Я сказал ему, что эта агрессивная сила представляет собой ценность, которая растрачивается на деструкцию. Ее можно было бы направить на то, чтобы уменьшить телесное напряжение пациента и усилить его структуру. Он согласился. Поворотной точкой любой аналитической терапии является момент, когда агрессия, высвобожденная в процессе анализа, сознательно направляется на улучшение функционирования в настоящем.

Телесная терапия теперь шла более интенсивно. Пациент с каждой встречей чувствовал себя все более сильным и заряженным. Он познакомился с другой девушкой, и их взаимоотношения сложились удачно. Затем он потерял работу, но не был расстроен, хотя в это время мы уже закончили терапию. Через несколько месяцев он основал собственное дело и, как я услышал от него позже, руководил созданной им фирмой.

В качестве резюме рассмотрим некоторые аспекты оральной структуры характера, иллюстрируя важные моменты фактами из этого и других случаев.

Человеку с оральным характером присуще желание поговорить и удовольствие от говорения. Это типично. Он любит рассказывать о себе, как правило выставляя себя в выгодном свете. Такой человек легко оказывается в центре внимания и не беспокоится по поводу своего эксгибиционизма. Это отличается от истерического женского и фаллического мужского эксгибиционизма, всегда имеющего генитальное значение. Оральному характеру важны внимание, интерес и любовь.

Эта потребность в вербальном выражении сопровождается высоким уровнем вербального интеллекта. Интеллектуальные способности такого человека никак не отражаются на его достижениях, но тем не менее он обладает преувеличенным представлением Я о себе самом. Правда, такая напыщенность Я имеет место в периоды хорошего самочувствия и возбуждения, но в моменты отчаяния и безнадежности в общей картине преобладают чувства беспомощности и неадекватности.

Нельзя не обратить внимание на депрессивные тенденции. Их наличие представляет собой патогномику оральных тенденций. Личность с подобной доминантой имеет оральную структуру характера. Депрессия наступает после снижения активности и утраты видимого благополучия. Состояния восторженности и депрессии цикличны, но это не всегда легко заметить.

Человек с мазохистским характером не переживает истинной депрессии, хотя ему тоже присущи периоды снижения активности. Мазохист называется в тупике, некой мазохистской «трясине». Он пребывает в состоянии ступора, но его легко пробудить любым предложением, суляцим удовольствие, и, когда он пробужден, его энергетика обретает прежнюю силу. У человека орального типа дело обстоит иначе. Его депрессия — состояние очень стойкое.

На глубинном уровне у него обнаруживаются проблемы с восприятием собственных желаний. Такой человек обычно говорит: «Я не знаю, чего хочу». Я много раз удивлялся, насколько правдиво такое заявление. Материальные желания редко бывают значимыми для таких людей. Два моих пациента, к моему изумлению, заявили одно и то же: «Больше всего я хочу мира», причем оба были не расположены принимать реальность и необходимость в жизни бороться.

Агрессия и агрессивные чувства у человека с оральной структурой характера выражены слабо. Такие люди не предпринимают больших усилий для того, чтобы достичь желаемого. Отчасти это связано с отсутствием сильного желания, отчасти — со страхом неудачи. Такой страх проявляется с легкостью, причем оправдывает переживание постоянного разочарования. Человек надеется получить желаемое, не прилагая усилий; таким образом он может избежать разочарования, которого так боится.

Гнев пробудить нелегко. Вместо него можно увидеть сильное раздражение. Может быть много крика и ярости, но при этом нет сильного чувства. Нельзя заблуждаться, принимая за гнев враждебные фантазии иди мечты. В поступках или жестах очень трудно выявить полноценное выражение враждебности.

Оральный характер-это «прилипчивый» тип. В экстремальном случае он способен высасывать чужую силу и энергию. Неумение стоять на собственных ногах является верной характеристикой такой структуры Я.

Еще одна характерная черта оральной структуры- чувство внутренней пустоты, которое присутствует независимо от внешнего поведения человека. Кроме того, такие люди испытывают одиночество даже в любовных отношениях. В ситуации терапии таким пациентам постоянно необходима подстраховка и поддержка, и эту потребность нельзя игнорировать.

Такая симптоматика у лиц с оральной структурой характера имеет место в большинстве или почти во всех случаях, хотя, разумеется, у каждого пациента есть свои индивидуальные особенности, определяющие ее интенсивность и сопутствующие переживания. Оральную структуру иногда очень трудно разглядеть за внешним поведением, которое порой соответствует более развитому типу организации Я. Независимо от того, детерминирован ли характер более высокой организацией, при которой сохраняются оральные черты, или данный тип является оральным в своей основе, констатировать его можно только после тщательного изучения поведения человека.

Психоаналитические представления об оральных чертах характера в целом соответствуют вышеизложенному. Абрахам считал, что об оральности можно говорить, если присутствуют: чрезмерная, патологическая зависть, невротическая скупость, меланхолическая серьезность или выраженный пессимизм, прилипчивость и назойливость, чрезмерная говорливость, острая потребность во внимании, враждебность, нетерпеливость, беспокойство и, наконец, болезненно острая охота к еде и различные оральные привычки (курение и т. д.) (Abracham 1924). К сожалению, многие из этих черт не являются типичными для орального характера, но они примешиваются к подавленности и фрустрации, возникшей в результате ранней тяжелой депривации. Враждебность свойственна всем невротическим характерам, но при оральной структуре она бессильна, как, впрочем, и все действия таких людей.

Чтобы по-настоящему понять динамику этой структуры характера, необходимо привести все оральные особенности и симптомы к одному знаменателю, то есть к основному отклонению, объясняющему каждый из них. Когда паттерн такого отклонения установлен, диагностика и терапия проходят гораздо легче. Выявить этот паттерн значительно проще, если иметь представление о биоэнергетических процессах.

Ответ на вопрос дают приведенные ниже наблюдения за телесной структурой, качеством движений и локализацией напряжений. Человек орального типа быстро устает при длительной физической активности, например при ударах по кушетке. Многие люди такого склада чувствуют недостаток энергии. Они отказываются от усилий, но мышечная усталость повинна в этом только отчасти. Если удары возобновляются, то ненадолго. Отсутствие или недостаток энергии подтверждается тем, что человек с оральной структурой часто страдает низким кровяным давлением и замедленным метаболизмом. Хотя усталость и отсутствие энергии не патогномичны для такой структуры, это всегда указывает на наличие у человека выраженного орального элемента.

 

Грудь обычно уплощена, живот не тугой, а при пальпации мягкий, будто пустой. Плоская грудь может вызывать сдавливание грудины, часто наблюдаемое у лиц с оральной структурой.

Простирание рук переживается как неудовольствие. Если это действие усиливать или поддерживать, человек начинает плакать и испытывает внутреннюю опустошенность. Более активные действия, например удары по кушетке, лишены силы. Пациент чувствует слабость и бессилие рук и кистей. Движения не поддерживаются адекватным энергетическим потоком.

Ноги никогда не воспринимаются как устойчивая опора тела. Если человек испытывает чувство слабости в ногах, значит, он реально воспринимает их функцию. В ситуации напряжения ноги быстро устают. Контроль над их движениями недостаточен, а координация плохая. Человек с оральным характером пытается компенсировать слабость ног напряжением коленей. Ноги при этом теряют гибкость и становятся ригидными. Стопы и своды стоп зачастую ослаблены. Специфику телесной структуры орального характера можно описать как «диссоциированность». Это, однако, отличается от шизофренической диссоциации, про которую мы говорили раньше. Одна из моих пациенток отметила, что ее руки и ноги болтаются во всех направлениях и что у нее нет настоящего контроля над ними. Из-за слабости нижних конечностей у таких людей отсутствует контакт с землей. Обычно им присуща также тревожность. В детстве и в последующей жизни им снятся ночные кошмары и сны о падении. Страх упасть отчетливо заметен во время терапевтических занятий.

Еще один характерный симптом- головные боли, возникающие вследствие напряженности головы и шеи. Любое усилие, вызывающее приток энергии к голове, может вызвать давящую головную боль или головокружение.

 

Мышечное напряжение распределяется по телу определенным образом. Кольцо очень сильного напряжения проходит через плечевой пояс и основание шеи. Лопатки крепко прижаты к грудной клетке. У мужчин чрезмерно развита грудная мускулатура. Женская грудь — большая, отвисшая и вялая. Продольные мышцы спины очень напряжены, особенно между лопатками на уровне диафрагмы и в области крестца. Мышцы тазового пояса и плечевого сжаты. В передней части тела нет заметного мышечного напряжения, потому что грудь и живот уплощены. Глубокая пальпация выявляет спастичность прямой кишки.

Самое главное, что мышечная система у человека с оральной структурой характера недостаточно развита по сравнению с объемом тела. Такой дефект физического развития является типично оральным. Для сравнения можно сказать, что мышцы у человека с шизоидным характером обычно гипертрофированы, а состояние мускулатуры мазохиста лучше всего описывается выражением «мышечная скованность».

Легко вызвать рвотный рефлекс. Он связан с нарушением кормления в раннем возрасте, сформировавшим стойкую тенденцию к рвоте.

Само собой разумеется, генитальная функция у человека с оральным характером ослаблена. Оральность и сексуальность- тенденции противоположные, поскольку первая связана с зарядом, а вторая- с разрядкой.

Для сексуального влечения человека с оральным характером главное — это контакт с партнером, разрядка носит вспомогательный характер. Оно выражает потребность получить, накормиться партнером; то есть половые органы служат оральной потребности. Генитальная разрядка и у мужчин и у женщин слабая. У женщин высшая точка, или оргазм, обычно отсутствует. Но это отнюдь не фригидность. Здесь просто отсутствует активный моторный импульс, направленный на разрядку напряжения. Один из моих пациентов, хорошо понимавший себя и свое физическое состояние, принес мне изображение позы человека орального типа характера (рис. 12). Это, разумеется, восприятие самого себя. Я привожу его здесь, сопроводив комментариями пациента, поскольку они являются особенно ценными. Для сравнения он представил свою концепцию естественной позы (рис. 13). [См. также описание модели тела у Шилдера (Shilder 1950)].






Дата добавления: 2016-09-06; просмотров: 1445; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.023 сек.