Восстание в Киле. Падение монархии

 

В середине октября для продолжения переписки Вильсон потребовал от германского правительства изменить форму правления. В Германии это вызвало взрыв негодования. Верховное командование настаивало на отказе от переговоров и продолжении войны «до последнего немца». На 5-6 ноября была запланирована новая мобилизация в немецкую армию. На замечание канцлера, что расширение военных действий только ухудшит условия переговоров, Людендорф грубо ответил, что «хуже не бывает».

Вечером 25 октября канцлер решился на отчаянный шаг: он подал кайзеру прошение об отставке. Это был ультиматум: переговоры или война, гражданское правительство или военная диктатура. В свою очередь и генералы пошли ва-банк. Утром 26-го рапорт об отставке подал Людендорф. Перед поездкой к кайзеру генерал сильно волновался, у него заметно тряслись руки. Как позже признавался Людендорф, это были самые горькие минуты в его жизни. Его мучили сомнения в правильности своего решения. Людендорф первым признал обреченность Германии на поражение. Но всю ответственность за переговоры он хотел переложить на гражданское правительство, спасая сомнительную «честь» армии. Но Людендорф был также убежден, что мир, продиктованный Антантой, приведет Германию к непоправимым последствиям. И это беспокоило Людендорфа более всего. Уже после принятой кайзером его отставки, генерал сказал одному из близких офицеров: «Через 8 дней уберут фельдмаршала, через 14 дней не будет кайзера». В своей оценке Людендорф ошибся лишь на самую малость.

Макс Баденский остался на своем посту. Преемником Людендорфа стал генерал Вильгельм Грёнер (1867-1939). Он также был противником мирных переговоров на условиях Антанты и пытался улучшить позиции Германии на переговорах хотя бы временной активностью немецких войск. Командование военно-морского флота проявило собственную инициативу. 29 октября последовал его приказ атаковать английскую эскадру в открытом море. Это решение спровоцировало бунт на флоте. Матросы двух военных кораблей, «Тюрингия» и «Гельголанд», отказались подчиняться командирам и загасили топки. В ситуации, когда исход войны был ясен, никто не хотел умирать. Командование флота начало аресты матросских активистов.

3 ноября в Киле, крупнейшей военно-морской базе Германии, состоялась массовая демонстрация протеста моряков. Ее поддержали солдаты местного гарнизона и рабочие. По приказу коменданта демонстрация была разогнана, в ходе столкновения оказались убитые и раненые. В ответ восстал местный гарнизон, был создан объединенный Совет рабочих, солдат и матросов, который взял власть в Киле в свои руки. Совет потребовал немедленного окончания войны, отречения Гогенцоллернов, освобождения арестованных матросов и всех политзаключенных. В Киле были подняты красные флаги. Так в Германии началась революция.

Революция застала врасплох правительство, политические партии и военное командования. Попытки успокоить восставших не приводили к успеху. Оказавшийся в Киле в те дни М. Вебер пытался призвать матросов и солдат к выполнению священного долга — служить отечеству и кайзеру, но его слова не нашли понимания. Прибывший в Киль для успокоения восставших социал-демократ Густав Носке (1868-1946) был избран председателем созданного совета. Так СДПГ оказалась втянутой в революционные события.

Восстание в Киле явилось «пороховой бочкой», взорвавшей всю страну. Уставшие от войны, голодные и озлобленные солдаты, матросы, рабочие как будто ждали сигнала, чтобы подняться почти разом против кайзера, Верховного командования, правительства. Уже 4 ноября многие гарнизоны на Побережье поддержали восставших. 6 ноября в руках восставших были Любек, Гамбург, Бремен. 7-8 ноября — Брауншвайг, Ганновер, Франкфурт-на-Майне, Шверин и другие города. Свергались местные монархии. Из Мюнхена бежал баварский король Людвиг III. Власть, «лежавшую на земле», как пишут мемуаристы, «подобрал» наспех сформированный совет рабочих и солдат, который взял на себя функции правительства и провозгласил Баварию «свободной республикой».

Руководство Независимой социал-демократической партии, получив известия о событиях на Побережье, в субботу утром, 2 ноября, приняло решение о подготовке вооруженного восстания в столице. Предполагалось силами революционно настроенных рабочих и солдат нейтрализовать части военного гарнизона Берлина, захватить важные стратегические объекты, свергнуть кайзера и правительство. Начать восстание решили 4 ноября, в понедельник.

В тот же день лидеры спартаковцев К. Либкнехт и Вильгельм Пик (1876-1960) тайно встретились с находящимся Берлине Карлом Радеком (1885-1939) — большевистским «специалистом» по Германии. Радек посоветовал спартаковцам начинать восстание с всеобщей забастовки под «революционными лозунгами», и только потом, через серию «агрессивных действий», перейти к вооруженному восстанию. Расчет делался на то, чтобы вызвать столкновение полиции с забастовщиками, обвинить власти в расстреле рабочих и подтолкнуть тем самым массы к восстанию. Вечером 2 ноября спартаковцы попытались навязать этот план лидерам НСДПГ, но не получили поддержки. Начало восстания было перенесено на 11 ноября с целью его более тщательной подготовки.

Революция привела к «советизации» Германии, которая, однако, не повторяла российский опыт. Немецкие советы были различными по социальному составу, по выполняемым функциям, по политической окраске. Существовали рабочие, крестьянские, солдатские советы. Были советы матросов, учителей, врачей, чиновников, юристов. Советское движение в немецкой революции в целом было далеко от понимания советов как формы диктатуры пролетариата. В большинстве своем советы оказались под контролем СДПГ, имевшей значительный опыт руководства массовым движением.

В ряде мест советы брали власть в свои руки, но чаще всего они устанавливали контроль над существующими органами управления. Главными требованиями большинства советов были: прекращение войны и заключение мира, отречение кайзера, роспуск рейхстага. Некоторые советы выдвигали более радикальные требования. Так, в Штутгарте совет требовал создания правительства из представителей рабочих, солдат, крестьян и сельскохозяйственных рабочих, проведения экспроприации промышленности и банков, установления 7-часового рабочего дня.

Остановить пока еще бескровную революцию и не допустить радикализации массового движения правительство могло только путем политических решений. Макс Баденский настаивал на отречении Вильгельма II и передаче власти наследнику престола. Канцлер по этому поводу вел постоянные переговоры по телефону со ставкой в Спа, где находился Вильгельм II. Однако император медлил с принятием решения. 7 ноября председатель СДПГ Фридрих Эберт предъявил главе кабинета ультиматум с требованием об отречении кайзера не позднее 8 ноября. 8 противном случае, предупреждал Эберт, социальная революция станет неизбежной. Но 8 ноября отречения так и не последовало.

Утром 9 ноября Правление СДПГ призвало рабочих к генеральной стачке под лозунгом «социальной революции». Руководство НСДПГ, боясь остаться в стороне от событий, также призвало рабочих и солдат к свержению монархии. На улицы Берлина вышли десятки тысяч рабочих и солдат с лозунгами: «Долой войну!», «Долой кайзера!». Они заняли телеграф, правительственные здания, полицейское управление, императорский дворец. Столица оказалась в руках восставших. Днем М. Баденский объявил об отречении Вильгельма II, роспуске рейхстага и отставке правительства. Пост канцлера М. Баденский от имени отрекшегося от престола кайзера предложил Ф. Эберту. Только легитимное правительство во главе с социал-демократом, как теперь представлялось М. Баденскому, могло не только обеспечить спокойствие и порядок, но и связать прошлую немецкую историю с состоявшейся революцией. Канцлер доверял лидеру СДПГ больше, чем другим политикам, ибо считал Эберта последовательным противником революции. Это решение нашло понимание и поддержку буржуазных политиков.

Эберт принял предложение, так как боялся, что безвластие может привести к большевизации событий и гражданской войне. Многолетнее участие СДПГ в парламентской деятельности убедило Эберта в правильности стратегии реформ и компромиссов, выбранной партией. Он не видел иной альтернативы, кроме принятия на себя и на свою партию всей ответственности за судьбы страны.

Днем 9 ноября Филипп Шейдеман, один из лидеров СДПГ, с балкона рейхстага в импровизированной речи объявил собравшимся берлинцам о падении монархии и провозгласил Германию республикой. В тот же день, несколькими часами позже, Карл Либкнехт с балкона императорского дворца призвал ликующих немцев бороться за «новый пролетарский государственный строй», сделать Германию «социалистической республикой». Монархия, которая многим казалась необходимым и вечным атрибутом немецкой нации, пала легко, без кровопролития. Ранним утром 10 ноября теперь уже бывший германский император Вильгельм II тихо покинул ставку Верховного главнокомандования и навсегда остался в Голландии.

 






Дата добавления: 2020-11-18; просмотров: 117; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.016 сек.