Cбор государственных налогов с различных слоев населения

в конце 50 - начале 60-х гг. XIX века (в %)

Распределение государственного дохода по группам населения Россия Англия Франция Пруссия Бельгия
Налоги с имущих слоев населения
Налоги с малоимущих слоев населения
Другие виды доходов государства

 

Углубление реформ, развитие капиталистических отношений требовали новых кардинальных мер по финансовому оздоровлению России. В 1860 г. был создан Государственный банк. (В Англии Госбанк существовал с 1696 г.).

Начиная с 1862 г. вводился новый порядок расходования средств: единственным распорядителем единой денежной кассы утверждалось Министерство финансов; был создан государственный контроль как ревизионный орган, независимый от администрации. Вводилось правило публиковать данные бюджета и отчеты государственного контроля. Стал наблюдаться быстрый рост акционерных банков: с одного в 1861 г. до 39 в 1873 г. Менялись налоговые порядки, ликвидировалась система откупов, отменялась подушная подать для мещан, открывалась свободная продажа вина, табака и сахара. Но, несмотря на разносторонние усилия правительства, финансовые преобразования оказались наименее эффективными из всех российских реформ: не все в них было основательно продумано.

Неудачной оказалась и денежная реформа. Крымская война, как известно, обнаружила финансовую несостоятельность правительства России, вынужденного из-за полного отсутствия кредитов покрывать свои военные издержки выпусками вала бумажных денег. Процент их металлического обеспечения резко упал.К концу войны в обращении находилось 735,3 млн рублей кредитными билетами, в то время как запасы звонкой монеты составляли только 119 млн рублей. Вследствие этого курс рубля упал, и намного возросли товарные цены. Бумажно-денежная инфляция неизбежно способствовала широкому распространению спекуляции валютой, еще большей дезорганизации денежного обращения. Интересы развития капиталистического хозяйства России, задача повышения ее престижа на международной бирже требовали от Петербурга решительных мер, направленных на восстановление размена и укрепление кредитного рубля.

В соответствии с указом от 18 апреля 1858 г. Министерство финансов изъяло и сожгло кредитных билетов на 60 млн руб. и выпустило в обращение на 30,6 млн руб. звонкой монеты. Однако эта мера на могла оказать существенного влияния, ибо в обращении еще оставалась огромная сумма кредитных билетов в 644,6 млн руб., тогда как перед войной она составляла 311,3 млн руб. Кроме того, правительство из-за предпринятых операций, вызвавшей изъятие вкладов из кредитных учреждений, вынуждено было вновь выпустить на 67 млн руб. новых, ничем не обеспеченных бумажных денег. Получив крупный иностранный заем (85 млн рублей), правительство приступило к обмену кредитных билетов на драгоценные металлы. Однако ввиду ряда допущенных ошибок курс рубля повысить так и не удалось. Окончательно расстроила финансы русско-турецкая война 1877 – 1878 гг. Курс рубля таял на глазах, в Европе российская денежная единица становилась все менее популярной. Как-то на жалобу историка и журналиста Михаила Матвеевича Стасюлевича, что ему в Париже “за 100 рублей дали всего 213 франков”, писатель-сатирик М.Е.Салтыков-Щедрин ответил: “Это ничего, а скоро Вам за 100 рублей будут в морду давать”.

Острота финансовых проблем не снижалась во все царствование Александра II. Из 26 лет его правления только 5 лет бюджет оставался бездефицитным. С 1759 млн рублей в 1858 г. государственный долг к 1880 г. увеличился до 4698, 5 млн. рублей.

Имелись ли причины болезни финансового хозяйства? Наряду с просчетами, допущенными руководством финансов, безвозвратными расходами на ведение войны, больших вложений требовали реформы: полмиллиарда рублей пошло на реализацию крестьянского вопроса: затраты на образование выросли в 6 раз; затраты на на армию — в 2 раза; один миллиард рублей ушел на строительство железных дорог: их длина выросла с 1 тыс. км в 1855 г. до 23 тыс. км к концу царствования Александра II. Необходимо отметить, что деньги редко бросались на ветер, они, как правило, планировались “на цели наиболее производительные и достойные траты государственных средств”. И, тем не менее, для того, чтобы привести финансовые вопросы хотя бы в посредственное состояние, потребовались и новые люди, и значительное время — 20 лет, т.е. оздоровление произошло лишь к концу XIX столетия.

Обобщая вышеизложенное, заметим, что финансовые реформы несколько укрепили финансовое положение государства, ославили существовавшие произвол, мотовство и казнокрадство, устранили наиболее вопиющие ненормальности старых бюджетных правил, создали неплохой, хотя и далеко неполный, контроль за расходом государственных средств.

Характерно, что значительно увеличились бюджетные отчисления на культурные потребности страны. Наиболее относительное увеличение бюджета произошло в министерствах: народного просвещения — почти в 6 раз; государственных имуществ — в 5,5 раз; юстиции — в 5 раз; внутренних дел — в 4,5 раза. Однако в организации финансового хозяйства страны сохранилось немало дореформенных порядков. Характерная особенность финансового положения России — рост государственной задолженности. Из 26 лет царствования Александра II только 5 лет были бездефицитными. В ходе начатых финансовых преобразований не была реализована денежная реформа, начатая в 1862 г. Проводившийся в ходе нее размен бумажных денег на золото и серебро правительство вынуждено было прекратить из-за недостатка металлического фонда.

К преобразованиям — через образование. По словам историка князя Петра Владимировича Долгорукого, царствование Николая I было настоящей “тридцатилетней войной против просвещения”. Хотя такое заявление является довольно спорным, наследие в области образования Александр II получил невеликое и небогатое. Во всех университетах России к началу 60-х гг. числилось более 3000 студентов. Школ и гимназий было мало, финансировались они недостаточно, уровень образования населения в сравнении с европейскими странами оставался низким. Реформы в России могли возыметь действие только при определенном изменении ментальности россиян, резком повышении их культуры и духовности. Очищение земли российской от крепостничества высвобождало благодатную почву для выращивания новых ростков просвещения. Грамотных людей все больше требовала разрастающаяся промышленность и сельское хозяйство, получившее частичную возможность перейти на рельсы капиталистического развития, на более передовую агротехнику.

Реформирование университетского образования, начальной и средней школы проходило под руководством двух министров просвещения: Александра Васильевича Головнина и Дмитрия Андреевича Толстого. При А.В.Головнине были разработаны и приняты три главных документа, на основе которых осуществлялись реформы: “Университетский Устав” (1863 г.); “Положение о начальных народных училищах” (1864 г.); “Устав гимназий и прогимназий” (1864 г.). Университетский Устав регулировал систему высшего образования. Он дал значительную автономию учебным заведениям: университеты сами устанавливали внутренний распорядок, выбирали ректора и совет и т.д. Наибольшую сложность в решении проблем образования и просвещения представляло создание сельских и городских школ для обеспечения юным жителям России начального образования. Срок обучения в начальных школах составлял 1 – 3 года, обучение было платным. Впервые при городских училищах стали открываться отделения для девочек. К концу царствования Александра II в европейской части России насчитывалось 22 700 начальных школ с охватом 1 140 915 учащихся. Расходы на их содержание составляли 6158155 рублей.

По существу, именно при Александре II была создана полноценная русская начальная школа. Среднее образование в России можно было получить в гимназиях. Являясь всесословными, они в то же время делились на классические и реальные: в классической гимназии основное место занимали гуманитарные науки и иностранные языки; в реальной гимназии преимущественно изучались естественные предметы, т.к. здесь обучение больше носило практическую направленность. Наряду с мужскими гимназиями разрешалось открывать и женские. Причем впервые гимназистки получили право проживать дома, а не в казенных жилищах. Большое значение в деле распространения образования имела деятельность демократически настроенных педагогов, среди которых особое место отводилось Константину Дмитриевичу Ушинскому. Его перу принадлежали лучшие школьные учебники в России, выдержавшие десятки изданий.

Значительные отступления от и так немногих прогрессивно развивающихся мер в образовании произошли с приходом в министерство Д.А.Толстого. Его давление на свободы, требовавшее подстройки под “почвенный менталитет”, приводило к недовольствам со стороны профессоров и преподавателей, которые, как правило, заканчивались не в их пользу. Так, в 1866 г. произошло “восстание” профессоров Московского университета: при их переизбрании был нарушен Устав, а министр все же утвердил результаты выборов. В 1871 г. был уволен как “неблагонадежный” профессор Казанского университета Петр Францевич Лесгафт. В 1874 г. земства лишились прав заниматься школьными делами. В 1875 г. был ограничен круг литературных источников, которыми могли пользоваться учащиеся. Эти и другие меры уже не могли остановить распространения образования, хотя и не на европейский лад, вширь и вглубь: от начальной школы до университета, от столиц до деревни.

Подвергались реформированию цензура и печать. Цензурный устав (1828 г.), по которому жила Россия, запрещал публиковать в печати “всякие рассуждения о правительственных мерах”. По словам одного цензора, этот устав был так составлен, что “можно было и Отче наш истолковать в преступном смысле”. На десятом году правления (1865 г.) Александр II ввел “Временные правила” по цензуре, которые в определенной мере соответствовали западным образцам, особенно французским (1852 г.). Теперь газеты могли выходить без предварительной цензуры, а книги могли издаваться без предварительного разрешения. Но правительство оставляло себе репрессивную лазейку: газеты и журналы могли получать предупреждения и даже закрываться, изданные книги — арестовываться. Дальнейшая судьба этих изданий решалась уже демократично — только через суд. В отдельных административных органах цензура была ликвидирована вообще. Наличие хотя и уменьшенной, но оставшейся жесткой цензуры, не позволяло раскрыться в полную силу наиболее маститой писательской и научной части демократической интеллигенции, способной вырабатывать цивили-зационные идеи дальнейшего развития российского общества. Один из лидеров либерального движения М.М.Стасюлевич с горечью писал в 1878 г.: “Мы, русские... имеем действительно талантливых поэтов, но мы имеем не менее талантливую цензуру, мысль о которой портит стихи еще в мозгу автора”.

Итоги реформ[171] Александра II.Реформы Александра II, где-то перекликаясь с европейскими, а где-то даже не затрагивая российскую “почвенность”, в целом оказались, на первый взгляд, более выгодными для народа, чем аналогичные реформы за рубежом, в первую очередь в Пруссии, США, где освобожденные крепостные и рабы получили, конечно же, самое дорогое — свободу, но без какого бы то ни было клочка земли. И если учесть, что для российского крестьянина понятие “свобода” представляла, пожалуй, меньшую ценность, чем понятие “земля”, преимущество российской реформы над западными аналогами вроде бы очевидно. Но если смотреть на крестьянскую реформу в России с цивилизацион-ной точки зрения, она явно уступала Западу. В чем? В Англии и Франции, США и Голландии реформы значительно ускорили развитие капиталистических отношений в сельском хозяйстве. Россия же к пониманию такого преобразования подошла лишь в XX в., с началом столыпинских реформ. А пока же крестьянин, получивший юридическую свободу от помещика, небесплатно — землю, попал в прочную связку общинной зависимости, где он зачастую не мог, как и при помещике, “ни охнуть, ни вздохнуть”. Тем не менее, уничтожение крепостного права смывало позорное пятно в истории страны. Его отмена приблизила Россию к Европе, к чему она с трудом двигалась со времен Петра I.

Активный период реформ продолжался до 1866 г. В дальнейшем были проведены только две реформы — городская (1870 г.) и военная (1874 г.). Первые десять лет правления Александра II отмечались подъемом и значительным единодушием соответствующих кругов власти и сословий в проведении преобразований. Затем мнения начинают разделяться, обостряются отношения между “почвенниками” и “западниками”, а некоторые реформы осознанно тормозятся сверху. Почему? Отдельные изменения, скроенные на европейский лад, не учитывали российской ментальности и не шли, а тянулись со скрипом. отсюда у части “реформаторов” появилось мнение, что “это нам не подходит”, а у населения разочарование: ожидали одно, а получили другое — не то, либо вовсе ничего не получили. Александра II и его окружение серьезно насторожило польское восстание (1863 – 1864 гг.). Польша тогда представляла самую демократичную и “европеизированную” территорию России. правительство опасалось расползания по стране “польской заразы” и, как это раньше бывало в истории, постепенно само сползало на курс сдерживания и свертывания преобразований.

Даже значительно продвинувшиеся реформы не смогли получить свое дальнейшее развитие уже потому, что ни одна из них не затронула реформирование высшей государственной власти. а ведь в годы правления Александра II на его имя было подано более 50 проектов приведения в соответствие изменений “внизу” с состоянием “наверху”. и хотя положения проектов далеко отставали от идей западных демократий, ни один проект принят не был. Реформы Александра II не могли пойти в полную силу ввиду отсутствия в России слоя людей, абсолютно заинтересованных в них. На Западе таким классом стал средний собственник. В России же он еще только зарождался, зарождался долго и натужно, ведь о таком слое собственников мечтала еще Екатерина II.

В целом же царствование Александра II ознаменовалось модернизаци-онными успехами, беспримерными и делающими честь русскому народу и императору. Россия выходила из XIX века с предчувствием неизбежности социальных катаклизмов. Лев Николаевич Толстой весной 1901 г. писал по этому поводу так: “Правительство... в продолжение 20 лет... идет назад, этим открытым движением все более и более разделяясь с народом и его требованиями”.

Последние два десятилетия XIX в. охватываются в основном правлением Александра III (1881 – 1894 гг.). Каким был новый император? “Этот тяжелый на подъем царь, — характеризовал его В.О.Ключевский, — не желал зла своей империи и не хотел играть с ней просто потому, что не понимал ее положения, да и вообще не любил сложных умственных комбинаций. Сметливые лакеи самодержавного двора без труда заметили это и еще с меньшим трудом успели убедить благодушного барина, что все зло происходит от преждевременного либерализма реформ благородного, но слитком доверчивого родителя, что Россия еще не дозрела до свободы и ее рано пускать в воду, потому что она еще не выучилась плавать”.

Уже в первые месяцы царствования Александра III стало ясно, что на либерализм рассчитывать не приходится. Воспитанный русскопочвенником Константином Петровичем Победоносцевым новый император мало был расположен к западным идеям. И не удивительно, ведь К.П. Победоносцев считал народовластие и парламентаризм одним из самых лживых политических начал. Первым пробным “цивилизационным камнем” стала реакция императора на указ о конституции, одобренный Александром II, но не обнародованный ввиду его внезапной смерти. Александр III поспешил заявить разработчику указа и первому лицу в правительстве графу Михаилу Тариеловичу Лорис-Меликову: “Не изменяйте ничего в повелениях моего отца, они будут его завещанием”.

Большинство высших сановников поддержали указ, только обер-прокурор Святейшего Синода К.П.Победоносцев держался резко противоположного мнения. Он сумел оказать на императора давление и в конце апреля 1881 г., неожиданно для многих, выходит новый указ, возвестивший Россию о воле сохранить во всей полноте самодержавную власть. По нему и последующему от 14 августа 1881 г. “Положению о мерах и сохранению государственной безопасности и общественного спокойствия” в любой местности могло быть введено чрезвычайное положение, мог быть арестован любой житель, минуя суд, обвиненный властями человек ссылался на 5 лет и т.д. В ответ на апрельский указ, впервые в России ряд министров по-европейски подали в отставку: министр внутренних дел М.Т.Лорис-Меликов; военный министр Дмитрий Алексеевич Милютин; министр финансов Александр Агеевич Абаза. Другие министры-реформаторы были вскоре уволены, но уже без их воли. При дворе усилилась “почвенная” тенденция. Консерватор Победоносцев стал самым влиятельным лицом у консерватора Александра III. Их обоих хорошо иллюстрировал афоризм Д.А. Милютина: “Не все консерваторы — дураки, но все дураки — консерваторы”.

Александр III вступил в царствование, когда государственный портфель буквально не вмещал всех проектов реформ — правительственных и разработанных представителями интеллигенции. Главным из них был проект Верховной распорядительной комиссии под руководством М.Т.Лорис-Меликова. Проект не посягал на принципы самодержавной власти, однако он мог стать прекрасным началом утверждения конституционной системы в России. Но его судьба уже известна.Один из проектов реформы принадлежал Л.А.Полонскому. Он предложил ввести земских представителей в состав Государственного совета (без выборов), передать земству все функции управления на уровне уезда. Для губерний он предусматривал “осуществить слияние административного и земского начал” в правлении. Еще один проект переустройства России принадлежал К.К.Арсеньеву. Здесь предлагалось учредить при губернаторе губернский совет, “составленный отчасти из элементов общественных, выборных”, создать специальное общеземское собрание для рассмотрения земских ходатайств, поступавших с мест в адрес правительства, реорганизовать Государственный совет и сенат путем пополнения их земскими представителями.

Разработал свой проект реформ К.Д. Кавелин. В чем его суть? На верху управленческой лестницы находился административный сенат (он приравнивался к Государственному совету). Треть его должна была назначаться императором, треть — выбираться губернскими земствами, треть — выдвигаться самим сенатом. Сенатор назначался или избирался на три года и не мог занимать никаких других должностей. Председателем сената становился император. Главным было дарование “административному сенату” права “представлять верховной власти на ее усмотрение соображения свои...” В последующем К.Д.Кавелин развил свои реформаторские идеи, предложив создать не один, а три сената (законодательный, судебный, административный). Далее реформатор предлагал упразднить большинство министерств, министров заменить главными директорами, подчиненными сенату. Б.Н.Чичерин предложил свой вариант. Идеальную форму политического устройства он видел в конституционной монархии английского образца, хотя считал, что Россия еще не готова к ее восприятию. Он видел в России лишь “либерализм умеренный и осторожный, старающийся не только заслужить доверие общества, но и поладить с правительством”. К концу 70-х гг. взгляды Б.Н.Чичерина заметно изменились, и в изданной за границей брошюре “Конституционный вопрос” он пишет, что лишь введение конституционных порядков может спасти страну от “экономического и нравственного кризиса”. Этот реформатор выступал против крестьянской общины. Б.Н.Чичерин через неделю после убийства Александра II подал записку К.П.Победоносцеву “Задачи нового царствования” с просьбой ознакомить с ней Александра III. Император начертал на ней: “Много и много правды и здравого смысла...” Этим дело и закончилось. А за намек в речи на коронации царя на необходимость центрального представительства ему было предложено подать в отставку с поста московского городского головы.

Опубликовал свой проект князь А.И. Васильчиков. Он предложил разделить сугубо хозяйственные интересы на государственные и местные. Князь ратовал за сохранение крестьянской общины, выступал за предварительное обсуждение государственных законопроектов в земствах. Автор отмечал, что народное представительство в полной мере “не может быть введено в стране, где девять десятых населения не имеют ни малейшего понятия о политических правах...”. Проект А.И.Васильчикова предусматривал неприкосновенность высших органов государственной власти. Полный проект общей земской думы был разработан славянофилом А.И.Кошелевым. По его мнению, русским гражданам необходимо предоставить “те блага, без которых в настоящее время в Европе немыслимо существование и процветание государства”, обеспечив им свободу в частном быте и участие в самоуправлении. Реформатор предлагал, сохранив Государственный совет, создать наряду с ним центральное общеземское учреждение — выборную Думу. Мнения Думы “сами по себе никакой обязательной силы иметь не могут и получат эту силу лишь по высочайшему утверждению”. Таким образом, проект А.И.Кошелева вполне укладывался в рамки славянофильской доктрины “сила мнения — народу, сила власти — царю”. А.И. Кошелев осознанно противопоставлял свой проект западноевропейскому конституционализму.

Все либеральные проекты носили реальный характер. Главное в большинстве из них — постепенное преобразование абсолютной монархии в конституционную как эволюция самой “верховной власти” и постепенное приобщение народных масс к участию в сфере управления.

В последнее десятилетие XIX века и в первые годы XX века на ведущее место среди реформаторов выдвинулся Сергей Юльевич Витте. Ему, лучше других увидевшему углубление противоречий между капиталистическим развитием России и архаичностью самодержавного правления (“Россия переросла форму существующего строя. Она стремится к строю правовому на основе гражданской свободы”, — эти слова он не побоялся позже сказать Николаю II), принадлежат проекты соответствующих преобразований. Первую задачу он видел во введении основных элементов правового строя: свободы печати, совести, собраний, союзов и личной неприкосновенности, уравнения перед законом всех людей. Вторую задачу С.Ю. Витте видел в устроении правового порядка, “признанного во всех культурных странах”. Особое этот крупный реформатор обращал на реформу Государственного совета с привнесением в него выборного элемента, созданию Государственной Думы, организации их делового взаимодействия.

Итак, Александр III попал в реформаторско-консервативный треугольник. С одной стороны, пусть не всегда последовательно, но продолжались начатые отцом реформы. С другой стороны, у нового царя имелся пакет проектов, направленных на углубление имеющихся и проведение новых реформ. С третьей стороны, у основания — мощное давление консервативно-“почвенных” кругов во главе с К.П.Победоносцевым. В конечном итоге, император стал проводить политику, которую называют иногда в исторической литературе как политику контрреформ.

Судьба крестьянской реформы. Проводимая со времен Александра II реформа не могла быстро, тем более резко, улучшить положение крестьян. Урожайность зерновых оставалась по-прежнему низкой: 30 – 35 пудов с десятины. В США к этому времени урожайность была в 1,6 раза, а в Англии — в 4 раза выше. Предпринимаемым правительством попыткам реформирования деревни часто противостоял дух крепостничества, который долго еще витал над Россией и после 1861 года. М. Бок, дочь Петра Аркадьевича Столыпина, вспоминала: “Жило у нас во дни моего детства в Колноберже удивительное существо — уникум своего рода — бывшая крепостная Машуха... До конца своей жизни, т.е. до 1897 г., она так и не поняла, что она уже не крепостная, что свободна, что может, если захочет, перейти от нас на другое место. На все наши уверования в том, что это так, и разъяснения она отвечала своим добродушным баском: “Полно, полно, шутить изволите”. Но не только дух крепостничества мешал реорганизовывать крестьянские хозяйства на новый лад. Чаще дело упиралось в ментальность самого крестьянина, о чем напоминает сценка из романа Л.Н. Толстого “Анна Каренина”. Его герой Левин без конца предлагает своим крестьянам все новые способы организации труда и технические улучшения, объясняет выгоды от их применения — и все время встречается с полным неприятием. Иван живет текущим днем, ему “некогда было обдумывать выгоды и невыгоды предприятия”.

Правительство принимало ряд мер по улучшению положения крестьян и стремилось стимулировать их активность. В 1881 г. были понижены выкупные платежи с надельных земель. В 1882 г. учрежден Крестьянский поземельный банк. В 1883 г. вначале понижена, потом отменена полностью подушная подать с крестьян. Благодаря этой мере с них были сняты налоги на сумму 53 млн. рублей. В 1889 г., учитывая возникшие трудности с перераспределением земель в европейской части России, было принято решение и утверждены правила о порядке переселения малоземельных крестьян в малообжитые районы: поток переселенцев заметно увеличился.

Имело место много случаев недовольства крестьян тем, что в их общинах переделы земли производились беспорядочно и часто. Такое положение не способствовало развитию у крестьян чувства владельца земли, а, следовательно, тормозило рост культуры агротехники, ведь крестьянин сегодня не знал, какой участок достанется ему завтра. В этой связи в 1893 г. был издан закон, согласно которому земельные переделы разрешалось производить не чаще одного раза в 12 лет.

Несмотря на сложности реформирования сельского хозяйства, валовой сбор зерна в России постепенно увеличивался. Так, если в 1895 г. было собрано 265 тыс. пудов зерновых, то два года спустя уже 320 тыс. пудов.

Земское и судебное устройство. В первые годы царствования Александра III каких-то значительных изменений в ход земской и судебной реформ не вводилось. Однако постепенно стали вырисовываться, а затем приобрели силу некоторые законы и поправки, отнесенные многими современниками к попытке приостановить, а то и свернуть реформы 60 – 70-х гг. Вступление в силу с 1889 г. “Положения о земских участковых начальниках” вводило новое административное звено — земский начальник. Они назначались из числа дворян (помещиков). Кандидатуры новых начальников согласовывались с уездными и губернскими предводителями дворянства, назначались губернаторами и утверждались министром внутренних дел. Нововведения сужали демократическую сферу деятельности органов власти и суда на местах. Некоторые историки объясняют ограничение изначальных положений реформы лишь реакционностью императора и большинства из его окружения. Это не совсем так. Земства и суды часто не справлялись со своими обязанностями и этим самым вынуждали правительство принять ряд дополнительных мер. Бывший в 1881 – 1886 гг. министром финансов Николай Христофорович Бунге писал по этому поводу: “...Крестьяне испытывали неурядицу в своем общественном быту и терпели от произвола собственных выборных”. “Земства... не оправдали ожиданий: отчасти вследствие того, что в известных пределах они действовали бесконтрольно, — это вызывало жалобы на Правительство и на администрацию, ничего не предпринимавших для обуздания злоупотреблений”.

Подвергался поправкам гласный суд присяжных. Почему, ведь судебная реформа, казалось бы, отвечала лучшим западным меркам? В.О.Ключевский так объяснял необходимость изменений в судебной реформе: “Опыт показал, что некоторые реформы предыдущей эпохи нуждаются в поправке как и улучшениях, в том числе и гласный суд присяжных. Последний, хотя значительно превосходил прежний дореформенный негласный суд, однако не вполне оправдал возлагавшиеся на него надежды. Собираемые из всех слоев населения присяжные заседатели, не сознавая своей важной обязанности охранять общество от убийц, воров и мошенников, часто присваивали себе право миловать и прощать преступников (и такой безнаказанностью их, разумеется, только поощряли)”. Правительство в сложившейся ситуации скорректировало устав присяжного суда, в обязанность учрежденных земских начальников вводилось упорядочение суда среди крестьянства.

Усиление контроля, а по существу, вмешательства правительства в местные органы власти наблюдалось и в последующие годы. По новому положению о земских учреждениях (1890 г.) и городовому положению (1892 г.) крестьяне лишались права избирать гласных. Но представительства в земствах они не лишались: крестьяне избирали кандидатов в гласные, а губернатор из их числа назначал, на его взгляд, наиболее подготовленных лиц. Земские органы власти определяли свою деятельность все больше и больше как хозяйственно-управленческие органы. На первых местах в их работе стояли проблемы здравоохранения и народного образования.

Финансовая политика. С занятием Александром III самодержавного трона ушел в отставку один из основных министров правительства — министр финансов А.А.Абаза, бывший в этой должности в 1881 – 1882 гг. и успевший провести отмену соляного акциза. На его место был назначен Н.Х.Бунге, занимавший этот пост до 1886 г. Ему принадлежала идея отмены подушной подати, им проведена серия податных реформ, учрежден Крестьянский банк, подготовлены первые законы об охране труда рабочих на фабриках и заводах. Третьим министром финансов в 80-е гг. стал Иван Алексеевич Вышнеградский. Главным достижением его финансовой политики явилось превышение государственных доходов над расходами, чего давно в России не наблюдалось: в 1888 г. — на 53,3 млн руб.; в 1889 г. — на 65,5 млн руб.; в 1890 г.—на 60,6 млн руб.; в 1891 г. — на 13,8 млн руб. Четвертым министром финансов в рассматриваемый период и единственным в 90-е гг. стал С.Ю.Витте (с 1892 г.). Это был выдающийся государственный деятель. Он сумел успешно провести денежную реформу (1897 г.). В результате: в России была введена золотая валюта; золотые монеты были в обороте наравне с бумажными деньгами;рубль конвертировался свободно. Газеты того времени писали, что вкладчики часто просили кассиров выдать им наличные кредитными билетами, а не золотом, т.к. его тяжело носить.

Куда направлялись основные финансовые средства, насколько обоснованно и целесообразно?Умелая финансовая политика всех министров финансов, особенно С.Ю.Витте, поз воляла выделить огромные средства на строительство “артерий жизни” — железных дорог. Их длина с 1881 по 1904 гг. выросла на 37 000 км и составила 60 000 км, а расходы на эти цели увеличились с 1887 по 1897 гг. с 4,2 до 17,4 % бюджета страны. Неся большие расходы на реализацию этой задачи, правительство хорошо понимало, что поставить развитие России на индустриальную основу без разветвленной железнодорожной системы будет невозможно. Говоря о большой протяженности русских железных дорог, надо иметь в виду, что они по качеству отличались от европейских. В России рельсы были от 22 до 24 фунтов (1 фунт — 0,409 кг) в одном погонном футе (1 фут — 0,348 м), в Европе от 28-30 и более фунтов в погонном футе. Кроме того, у нас рельсы укладывались на деревянные шпалы и песочный балласт, а за границей — на металлические шпалы и балласт из щебенки. Наши железнодорожные пути были менее устойчивы, что приводило к катастрофам. В одну из таких попал император Александр III: паровоз вследствие раскачки на большой скорости выбил рельс, и весь поезд съехал на насыпь. Крыша царского вагона упала вовнутрь, но физически могучий император удержал ее на своей спине, что сохранило жизнь членам его семьи, но подорвало здоровье государя.

Несмотря на подъем экономики, финансовое оздоровление России, сумма бюджета на душу населения, в сравнении с европейскими странами, к концу XIX века составляла вдвое- втрое меньше (см. табл.13.)

Таблица 13






Дата добавления: 2020-10-25; просмотров: 172; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.059 сек.