Художественная культура Древнего Рима

Искусство эллинизма ярко отражало идеи, волновавшие людей той бурной эпохи, а художественная культура стала основой развития многих видов искусства в различных областях Средиземноморья. С угасанием эллинистических государств с конца I века до н. э. ведущее значение в античном мире приобретает римское искусство. Впитав в себя многое из достижений культуры и искусства Греции, оно воплотило их в художественной практике колоссальной Рим­ской державы. В античный антропоцентризм греков римляне вне­сли черты более трезвого миропонимания. Точность и историзм мы­шления, суровая проза лежит в основе их художественной культу­ры, далекой от возвышенной поэтики мифотворчества греков.

Культура Рима входит в наше сознание со школьных лет зага­дочной легендой о Ромуле, Рэме и их приемной матери-волчице. Рим — это звон гладиаторских мечей и опущенные вниз большие пальцы римских красавиц, присутствовавших на гладиаторских боях и жаж­дущих смерти поверженного. Рим — это Юлий Цезарь, который на берегу Рубикона говорит: «Жребий брошен», и начинает граждан­скую войну. Потом, падая под кинжалами заговорщиков, произно­сит: «И ты, Брут!» Римская культура ассоциируется с деятельнос­тью многих римских императоров. Среди них — Август, который с гордостью заявляет, что принял Рим кирпичным, а потомкам остав­ляет мраморным. Калигула, собирающийся назначить сенатором своего коня, Клавдий с его императрицей Мессалиной, чье имя стало синонимом неистового разврата, Нерон, устроивший пожар Рима, чтобы вдохновиться на поэму о пожаре Трои; Веспасиан с его цинич­ными словами о том, что «деньги не пахнут»; и благородный Тит, ко­торый, если не сделал за день ни одного доброго дела, говорил: «Дру­зья, я потерял день» (Гаспаров М. Л. Предисловие // Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. —М., 1988. С. 5).

Художественная культура Рима отличалась большим раз­нообразием и пестротой форм, в ней были отражены черты, свойст­венные искусству народов, покоренных Римом, иногда стоявших на более высокой степени культурного развития. Римское искусство сложилось на основе сложного взаимопроникновения самобытного искусства местных италийских племен и народов, в первую оче­редь могущественных этрусков, которые познакомили римлян с искусством градостроения (различные варианты сводов, тоскан­ский орден, инженерные сооружения, храмы и жилые дома и др.), настенной монументальной живописью, скульптурным и живопис­ным портретом, отличающимся острым восприятием натуры и ха­рактера. Но основным было все-таки влияние греческого искусства. Говоря словами Горация, «Греция, пленницей став, победителей грубых пленила».

Основные принципы художественной культуры двух наро­дов были в своих истоках различны. Прекрасное, «надлежащая ме­ра во всем», было для грека и идеалом и принципом культуры. Гре­ки, как уже отмечалось, признавали могущество гармонии, сораз­мерности и красоты, римляне не признавали иного могущества, кроме могущества силы. Они создали великое и могучее государст­во, и весь строй римской жизни определялся этой великой мощью. Личные таланты не выдвигались и не культивировались — социальная установка была совсем другая. Отсюда и формула исследо­вателей римской культуры «великие деяния были совершены рим­лянами, но среди них не было великих людей» — великих худож­ников, архитекторов, скульпторов. Уточним — не было равных по значимости гениям античной Греции. Сила государства вырази­лась прежде всего в строительстве.

В римском искусстве периода расцвета ведущую роль игра­ла архитектура, памятники которой даже в развалинах покоряют своей мощью. Римляне положили начало новой эпохи мирового зод­чества, в котором основное место принадлежало сооружениям об­щественным, рассчитанным на огромные количества людей. Во всем древнем мире архитектура не имеет себе равной по высоте ин­женерного искусства, многообразию типов сооружений, богатству композиционных форм, масштабу строительства. Римляне ввели инженерные сооружения (акведуки, мосты, дороги, гавани, крепо­сти) как архитектурные объекты в городской, сельский ансамбль и пейзаж. Они переработали принципы греческой архитектуры и прежде всего ордерной системы. Не меньшее значение в развитии римской культуры имело искусство эллинизма с его архитектурой, тяготевшей к грандиозным масштабам и городским центрам.

Но гуманистическое начало, благородное величие и гармо­ния, составляющие основы греческого искусства, в Риме уступили место тенденциям возвеличить власть императоров, военную мощь империи. Отсюда масштабные преувеличения, внешние эффекты, ложный пафос громадных сооружений, и рядом — нищие лачуги бедняков, тесные кривые улочки и городские трущобы.

В области монументальной скульптуры римляне остались далеко позади греков и не создали памятников столь значитель­ных, как греческие. Но они обогатили пластику раскрытием новых сторон жизни, разработали бытовой и исторический рельеф, кото­рый составил важнейшую часть архитектурного декора.

Лучшим в наследии римской скульптуры был портрет. Как самостоятельный вид творчества он прослеживался с начала I века до н. э. Римляне явились авторами нового понимания этого жанра. Они, в отличие от греческих скульпторов, пристально и зорко изу­чали лицо конкретного человека с его неповторимыми чертами. В портретном жанре наиболее ярко проявился самобытный реализм римских ваятелей, наблюдательность и умение обобщить наблюде­ния в определенной художественной форме. Римские портреты ис­торически зафиксировали изменения внешнего облика людей, их

нравов и идеалов.

Идеалом эпохи был мудрый и волевой римлянин Катон — человек практического склада ума, хранитель строгих нравов. Примером подобного образа служит остро индивидуальный порт­рет римлянина с худым асимметричным лицом, с напряженным взором и скептической улыбкой. Гражданские идеалы республи­канской поры воплощены в монументальных портретах в рост — статуях Тогатуса («Облаченный в тогу»), обычно изображенного стоящим прямо, в позе оратора. Известная статуя «Оратор» (нача­ло I века до н.э.) изображает римского или этрусского магистра в момент обращения с речью к согражданам.

В конце I века до н. э. Римское государство из аристократи­ческой республики превратилось в империю. Так называемый «римский мир» — время затишья классовой борьбы в период правления Августа (27 г. до н. э. — 24 г. н. э.) — стимулировал вы­сокий расцвет искусства. Античные историки характеризуют этот период как «золотой век» Римского государства. С ним свя­заны имена архитектора Витрувия, историка Тита Ливия, поэтов Вергилия, Овидия, Горация.

Конец I и начало II вв. н. э.— время создания грандиозных ар­хитектурных комплексов, сооружений большого пространствен­ного размаха. Рядом с древним республиканским Форумом были возведены предназначенные для торжественных церемоний фо­румы императоров. Строились многоэтажные дома — они опреде­лили облик Рима и других городов империи. Воплощением мощи и исторической значимости императорского Рима были Триумфаль­ные сооружения, прославляющие военные победы.

Самое гигантское зрелищное сооружение Древнего Рима Ко­лизей, место грандиозных зрелищ и гладиаторских боев. Строите­ли должны были удобно разместить в его огромной каменной чаше 1.50 тыс. зрителей. Мощные стены Колизея разделены на четыре яруса сплошными аркадами, в нижнем этаже они служили для вхо­да и выхода. Спускающиеся воронкой места разделялись согласно общественному рангу зрителей. По грандиозности замысла и широте пространственного решения с Колизеем соперничает храм Пантеон, пленяющий свободной гармонией. Выстроенный Аполлодором Дамасским, он представляет классический образ централь­но-купольного здания, самого большого и совершенного в античности. В дальнейшем крупнейшие зодчие стремились превзойти Пантеон в масштабах и совершенстве воплощения. Античное чувство меры осталось недосягаемым.

Художественные идеалы римского искусства III— IV вв.н. э. отражали сложный характер эпохи: распад древнеантичного ук­лада жизни и миропонимания сопровождался новыми исканиями в искусстве. Грандиозные масштабы некоторых памятников в Риме и в его провинциях напоминают архитектуру Древнего Востока.

В эпоху империи получили дальнейшее развитие рельеф и круглая пластика. На Марсовом поле был возведен монументаль­ный мраморный Алтарь мира (13—19 гг. н. э.) по случаю победы Ав­густа в Испании и Галии. Верхняя часть алтаря завершается рель­ефом, изображающим торжественное шествие к алтарю Августа, его семьи и римских патрициев, наделенных точными портретны­ми характеристиками. Мастерство исполнения, свободный рису­нок свидетельствуют о греческом влиянии.

Ведущее место в римской скульптуре по-прежнему занимал портрет. Его новое направление возникло под воздействием грече­ского искусства и получило название «августовский классицизм». В век Августа резко изменился характер образа — в нем отразился идеал строгой классической красоты, это тип нового человека, ко­торого не знал республиканский Рим. Появились парадные при­дворные портреты в рост, исполненные сдержанности и величия.

Позднее создаются произведения жизненные и убедитель­ные, и портрет достигает одной из вершин своего развития. Стремление к индивидуализации образа порою доходило в своей выразительности до гротеска. На портрете у Нерона — низкий лоб, тяжелый подозрительный взгляд из-под припухших век и зловещая улыбка чувственного рта. Подобным образом раскры­вается холодная жестокость деспота, человека низменных, нео­бузданных страстей.

В пору кризиса античного мировоззрения (II в. н. э.) в портре­те фиксируется индивидуализм и одухотворенность, самоуглубле­ние и вместе с тем утонченность и усталость, характеризующие пе­риод упадка. Тончайшая светотень и блестящая полировка поверх­ности лица заставляли светиться мрамор изнутри, уничтожали резкость линий контура; живописные массы беспокойно льющихся волос, оттеняли своей матовой фактурой прозрачность черт. Таков портрет «Сириянки», облагороженный тончайшими переживания­ми. В изменившемся от освещения выражении лица сквозит еле за­метная ироническая улыбка. При изменении угла зрения улыбка исчезает и создается впечатление грусти и усталости.

К этой эпохе относится монументальная бронзовая конная статуя Марка Аврелия, вновь установленная в XVI в. по проекту Микеланджело на площади Капитолия в Риме. Образ императо­ра — воплощение гражданственного идеала и гуманности. Широ­ким умиротворяющим жестом обращается он к народу. Это образ философа, автора «Размышлений наедине с собой», безразлич­ного к славе и богатству. Складки одежды сливают его с могучим корпусом великолепно отлитого коня. «Прекраснее и умнее голо­вы коня Марка Аврелия, — писал немецкий историк Винкельман, — нельзя найти в природе».

Третий век — эпоха расцвета римского портрета, все более освобождающегося от традиционных идеалов, художественных приемов и типов и обнажившего.самую сущность портретируемого. Этот расцвет совершился в сложных противоречивых условиях упадка, разложения Римского государства и его культуры, изжи­вания форм высокого античного искусства, но вместе с тем и зарож­дения в недрах античного общества нового общественного феодаль­ного порядка, новых могучих творческих тенденций. Усиление ро­ли провинций, приток варваров, часто стоявших во главе империи, вливали свежие силы в увядающее римское искусство, определяли новый облик позднеримской культуры. В нем намечались черты, получившие развитие в средневековье на Западе и Востоке, в ис­кусстве эпохи Возрождения. В портрете появились образы людей, исполненные чрезвычайной энергии, самоутверждения, эгоцент­ризма, властолюбия, грубой силы, рожденные жестокой и трагиче­ской борьбой, захватившие в то время общество.

Поздний период развития портрета отмечен внешним огруб­лением облика и повышенной духовной экспрессией. Таким обра­зом, в римском искусстве возникает новая система мышления, в ко­торой торжествовала устремленность в сферу духовного начала, характерная для средневекового искусства. Образ человека, утра­тившего этический идеал в самой жизни, утратил гармонию физи­ческого и духовного начала, характерную для античного мира.

Римское искусство завершило большой период античной ху­дожественной культуры. В 395 г. Римская империя распалась на Западную и Восточную. Разрушенный, разграбленный варварами в IV—VII вв. Рим опустел, среди его руин вырастали новые селе­ния, но традиции римского искусства продолжали жить. Художе­ственные образы Древнего Рима вдохновляли мастеров Возрож­дения.

ЛИТЕРАТУРА_____________________________________

Боннар А. Греческая цивилизация. От Антигоны до Сократа. — М., 1992.

Верная Ж. П. Происхождение древнегреческой мысли. — М., 1988.

Греческая эпиграмма. — М., 1960.

Культура Древнего Рима. В 2-х тт. Т. 1. — М., 1985.

Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. — М., 1990.

Легенды и мифы Древней Греции. — М., 1992.

Лосев А. Ф. История античной эстетики. — М., 1963—1988.

Полевой В. М. Искусство Греции. — М., 1970.

 

 

глава 4

христиаиство как духовный стержень европейской культуры






Дата добавления: 2016-05-30; просмотров: 1984; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.036 сек.