Оскорбление как феномен права

Оскорбление как действие, квалифицируемое в качестве правонарушения, входит в содержание следующих норм:

Уголовный кодекс РФ:

Статья 297. Неуважение к суду

Статья 319. Оскорбление представителя власти

Статья 336. Оскорбление военнослужащего

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Статья 130. Оскорбление

Кодекс об административных правонарушениях:

Статья 5.26. Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях (оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики).

Уголовно-исполнительный кодекс:

Статья 116. Злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы (неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления).

Семейный кодекс:

При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Трудовой кодекс:

Статья 336. Дополнительные основания прекращения трудового договора с педагогическим работником (применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника).

Необходимо отметить следующее. Наличие действия оскорбления, во-первых, способно являться не только фактом, который является элементом состава правонарушения, но и фактом, имеющим доказательственное значение по отношению к составу [Шляхов, 1979, с.5] или доказательственным фактом [Белкин, 1966, с. 19]. Например, ст. 336 Трудового кодекса[25], а также ст. 151 ГК РФ.

Во-вторых, оскорбление как действие входит в состав некоторых правонарушений на альтернативной основе. Примером этому служит ст. 107 УК РФ. («Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, - наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок»).

В-третьих, оскорбление как определенное действие является обязательным элементом состава объективной стороны ряда правонарушений (ст.ст. 130, 297, 336).

Необходимо подчеркнуть следующий факт, именно действие «оскорбление» как явление объективной действительности (=определенная фактическая ситуация) входит в состав правонарушения. Таким образом, неопределенность употребления слова «оскорбление» в частном случае (ст. 130 УК РФ) послужила причиной дискуссий по поводу оскорбления. Содержание этих дискуссий сводится к тому, что термины «оскорбление», «честь», «достоинство», «неприличная форма» недостаточно определены в законодательстве. Действительно, данные термины употребляются как слова естественного языка, которые неточны (объем этих понятий не определен) и неясны. Это не означает, что для права не существует такого реального феномена, как оскорбление, и что феномен оскорбления релятивен относительно какого-то языка. Релятивность, действительно, присутствует, но не по отношению к указательной или описательной функции языка, а по причине различного статуса функций языка лингвистики и языка права. Описательная функция языка права подчиняется цели эффективности принятия решений (прагматическая функция) и нормативным принципам права (право – это решение), описательная функция языка лингвистики подчиняется цели истинности такого описания (отражательная функция). В языке лингвистики формула оскорбления выглядит примерно следующим образом: «Это оскорбление, потому что Х обладает такими-то и не обладает такими-то свойствами», в языке юриспруденции – «Это оскорбление, оно обладает следующими признаками, относительно конкретной нормы такой-то признак несуществен, а потому должна применяться эта, а не другая норма или санкция».

Таким образом, мы исходим из предположения, что юридическое тождество оскорбления базируется именно на дескриптивном компоненте значения, на указании на определенное действие. Юридические же конструкции оскорбления, другими словами, оценки этого действия и юридические последствия этого действия варьируются в зависимости от отрасли права и, соответственно, предмета правового регулирования – системы определенных общественных отношений, от объекта правонарушения, характера правового регулирования и т.п. Охарактеризуем эту вариативность.

Ι. Межотраслевое варьирование.

1. В уголовно-правовом аспекте действие «оскорбление» оценивается с точки зрения его общественной опасности, общественно опасные действия или бездействия признаются преступлениями и подлежат уголовному наказанию, в данном случае юридизируется один из видов действия оскорбления, а именно содержащий неприличную форму, все остальные действия не могут быть признаны преступлением. Для квалификации действия или бездействия как преступления важно наличие вины субъекта этого действия, вина в уголовно-правовом аспекте возможна в форме умысла и неосторожности, данная категория достаточно детально разработана в теории и практике уголовного права.

2. В гражданско-правовом аспекте оскорбление как действие рассматривается в качестве инструмента причинения морального вреда, при этом признак неприличной формы не имеет того значения, которое он имеет в уголовно-правовом аспекте, в гражданском праве наличие / отсутствие данного признака может оказать влияние на определение степени морального вреда и, соответственно, размеров компенсации.

3. В трудовом праве оскорбление как действие наносит ущерб трудовым отношениям и является дисциплинарным проступком, а также, возможно, одним из оснований увольнения. Здесь тоже необходимо отметить, что признак неприличной формы не является определяющим (в том смысле, что он необязателен).

ΙΙ. Внутриотраслевое варьирование. Концепт «оскорбление», в состав которого входит оскорбление как вид действия, варьируется в уголовном праве, вариативность наблюдается относительно объекта преступления (общественных отношений, которым причинен вред действием или бездействием). Статьи УК РФ, в которые входит признак «оскорбление», как раз варьируется относительно общественных отношений, на которые посягает деяние:

1. Преступления против личности (Ст. 130. УК РФ Оскорбление).

2. Преступления против государственной власти:

А) Преступления против правосудия (Ст. 297. УК РФ Неуважение к суду).

Б) Преступления против порядка управления (Ст. 319. УК РФ Оскорбление представителя власти).

3. Преступления против военной службы (Ст. 336. УК РФ Оскорбление военнослужащего).

Варьирование категории оскорбления обусловливает следующие ее свойства: «Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 129 частью первой и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора» (ч. 2 ст. 20 УПК РФ.).

Уголовные дела, предусмотренные статьями 319, 297, являются делами публичного обвинения, для которых предусмотрен особый порядок возбуждения в связи с тем, что объектом преступления является власть в форме правосудия или в форме порядка управления и функционирование этой власти, а также военная служба. (Ср. «Основной объект преступления - общественные отношения в сфере правосудия, дополнительный - честь и достоинство участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, Непосредственный объект - авторитет суда, честь и достоинство участников судебного разбирательства как условия нормальной деятельности по отправлению правосудия), такие дела не могут быть прекращены в связи с примирением сторон [Артеменко, Минькова]). В данной категории дел варьируется также и содержание умысла. «Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что, оскорбляя участников судебного разбирательства, высказывает неуважение к суду, и желает совершить такие действия» [Наумов]. Вариативность юридической конструкции оскорбления наблюдается также относительно состава преступления – формальный / материальный состав. Различие этих двух типов составов проводится в следующем аспекте: в материальных составах преступлений для признания преступления оконченным необходимо наступление общественно опасных последствий, в формальных – достаточно совершения общественно опасного деяния независимо от наступления последствий такого деяния.

Относительно статей 297, 319, 336 вопрос, по нашему мнению, решается однозначно – состав этих преступлений является формальным: правосудию, власти и военной службе не нужно «дожидаться», чтобы наступили факты их дискредитации.

Относительно же статьи 130 УК РФ возможны различные решения. Отметим, что в большинстве случаев состав данного преступления трактуется как формальный [Наумов]. Но если «всякий раз, т.е. по любому уголовному делу, тот или иной состав преступления "извлекается" из соответствующей уголовно-правовой нормы, выраженной в тексте уголовного закона» [Наумов], то ничего не мешает понимать норму статьи 130 УК РФ в результативном аспекте: «Если в наличии факт умаления чести и достоинства, и это умаление осуществлялось в неприличной форме, то…». А из этого следует, что при разрешении данной категории дел необходимо доказать наличие причинно-следственной связи между действием или бездействием и фактом наступления состояний объекта преступного деяния.

Описанная выше вариативность вытекает из относительной независимости отраслей права, специфики предмета их регулирования, так что понятие оскорбления может в результате иметь различный объем. Так, для ущерба, нанесенного трудовым отношениям, встает вопрос об обязательном / факультативном наличии неприличной формы, тогда как для признания осужденного к лишению свободы злостным нарушителем достаточно наличия оскорбления представителей администрации исправительного учреждения при отсутствии признаков преступления (см. приведенную выше ст. 116 УИК РФ).

Таким образом, событие оскорбления входит в состав различных по своей природе правонарушений, признаки которых релятивизируются относительно отрасли законодательства, объекта правонарушения и типа его (правонарушения) состава. Иными словами, событие оскорбления является для права определенной фактической ситуацией. Отсюда можно сделать следующий вывод, задача лингвистической экспертизы заключается не в том, что она помогает определять термин «оскорбление» в праве (в его различных отраслях), а в том, чтобы давать описание событию, которое содержит признаки правонарушения, это, конечно, не исключает того, что этот термин при этом получает все-таки свое определение.

Самым важным тезисом, который, по нашему мнению, вытекает из проведенного анализа, является следующий: «Лингвист способен указать на то, что какой-то речевой акт является речевым актом оскорбления, описать саму ситуацию использования речевого акта, другими словами, то речевое событие, которое имело место в действительности и называется в лингвистике словом «оскорбление», и нет никаких оснований помимо собственно лингвистических, которые связаны с отсутствием описания оскорбления, исключать квалификацию конкретного речевого поведения как оскорбления». Юрист оценивает при этом не термин «оскорбление», а то, что произошло, и оценивает произошедшую ситуацию юридически, другими словами, он вынужден решать следующий вопрос: «Достаточно ли тех признаков, которые были выявлены лингвистом и называются словом «оскорбление», для квалификации данной ситуации как преступного деяния, которое в юриспруденции называется словом «оскорбление?». Конечно, можно создавать эвфемизмы, говорить не «оскорбление», а «оскорбительно» или «инвективный речевой акт», но это уже сугубо технический момент, который связан с облегчением взаимопонимания между лингвистом и, например, судом.

 






Дата добавления: 2021-11-16; просмотров: 48; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.029 сек.