Феномен оскорбления в правосознании лингвиста

В правосознании лингвистов сложилось следующее устойчивое представление о делах, связанных с правовой защитой чести и достоинства, и месте в них лингвистической экспертизы. В лингвистике противопоставляется оскорбление как уголовное преступление «гражданско-правовому» умалению чести и достоинства, которое имеет форму распространения не соответствующих действительности порочащих сведений. Таким образом, считается, что от умаления чести и достоинства, выраженного в неприличной форме, «защищает» отрасль уголовного права, а от распространения порочащих сведений, не соответствующих действительности, – отрасль гражданского права. (Ср. «Гражданско-правовые ограничения на запрет перверсивных высказываний касаются только порочащих сведений, которые: 1) распространены в СМИ; 2) не соответствуют действительности»… (выделено нами – К.Б.) [Кусов, 2005, с. 52]). Такое понимание, безусловно, порождено текстовыми факторами, а именно названием ст. 152 ГК РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации». В результате сопоставления названной статьи со ст. 130 УК РФ правосознание лингвиста приходит к заключению, что умаление чести и достоинства в гражданском праве отождествляется с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений. Ранее мы тоже считали, например, что оскорбление – это уголовное преступление, для того чтобы компенсировать моральный вред, причиненный оскорблением, необходимо в уголовном процессе доказать факт оскорбления.

Нужно сказать, что для такой интерпретации нет правовых оснований – оскорбление также является и гражданско-правовым феноменом, и умаление чести в неприличной форме может быть защищено и в гражданско-правовом порядке в рамках ст.ст. 150-151 ГК РФ. Поясним данный тезис. Право на защиту чести и достоинства относится к конституционным правам человека: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (ст. 21 (ч.1) Конституции РФ), «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (п. 1 ст.23 Конституции РФ). Причинение ущерба чести и достоинству влечет за собой санкции. Данное положение конкретизируется в гражданском кодексе, где фактически перечислены формы защиты нематериальных благ, к которым (нематериальным благам) относится честь и достоинство гражданина. В гражданско-правовом аспекте предусмотрены следующие способы защиты нематериальных благ:

1. Компенсация морального вреда ст. 151 ГК РФ. («Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

2. Опровержение порочащих не соответствующих действительности сведений ст. 152 ГК РФ. («Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти»)

3. Ответ в том же средстве массовой информации, при условии ущемления законных прав и интересов п.3 ст. 152 ГК РФ. («Гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации»)

Таким образом, статья 152 ГК РФ не является определением способа нанесения вреда чести и достоинству, но является, наряду со статьей 151, определением формы защиты от посягательств на нематериальные блага [Кирилин, 2002; Кречетов, 2000]. Оскорбление же является всего лишь одной из форм причинения морального вреда личности, эта форма квалифицируется законодателем как общественно опасная, а потому признается преступлением (ст. 14 УК РФ). Иными словами, оскорбление выделяется в отдельную группу правонарушений по признаку степени общественной опасности[26], с этой точки зрения признак объективной стороны названного преступления – «неприличная форма» выступает в качестве критерия этой степени. Таким образом, в правовом аспекте доказанность факта причинения морального вреда является основанием для его компенсации (в том числе и при оскорблении). Подчеркнем, что юридически категория морального вреда вариативна и вариативна она, прежде всего, в аспекте степени. Степень морального вреда может быть разная. «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред» ст. 151 ГК РФ. В праве соблюдается баланс между дозволенными способами коммуникации и способами, которые приносят ущерб, факт доказанности морального вреда совместно с фактом доказанности дозволенности действия или бездействия (в частном случае, речевого поведения) означает, по нашему мнению, с точки зрения юриспруденции отсутствие причинно-следственной связи между обозначенным действием и состоянием субъекта, состояние которого является состоянием морального вреда.

Сказанное позволяет сделать следующие выводы:

1. Законодательство предполагает различные степени и формы причинения морального вреда.

2. Оскорбление является преступным деянием ввиду его общественной опасности, признак «неприличная форма» как признак объективной стороны состава названного преступления является признаком, который отграничивает (несмотря на его оценочность) речевые (и неречевые) действия от остальных правонарушений, связанных с причинением морального вреда.

Эти выводы представляются нам важными с точки зрения определения границ компетенции лингвиста-эксперта по делам об оскорблении и шире – делам, связанным с причинением морального вреда. Вариативность степени причинения вреда снимает необходимость в подведении всех речевых актов, содержащих инвективу к оппозиции оскорбительно / неоскорбительно. Наличие / отсутствие морального вреда оценивает суд, так что теоретическая возможность совместимости следующих признаков: наличия инвективного (в любом смысле) речевого акта, факта обращения в суд за защитой чести и достоинства и факта отсутствия нравственных и / или физических страданий, влечет за собой отсутствие, по крайней мере, гражданско-правового деликта[27], равно как и наличие факта нравственных и / или физических страданий совместно с фактом обращения в суд для защиты чести и достоинства при отсутствии должных форм речевого поведения (например, инвективных речевых актов). Признаки речевых актов инвективы настолько разнообразны, что, по нашему мнению, в будущем позволит юридизировать различные степени причинения морального вреда, а также его отсутствие.






Дата добавления: 2021-11-16; просмотров: 55; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.022 сек.