Начало течения срока исковой давности

 

По общему правилу течение исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 201 ГК). Из этого следует, что для начала течения исковой давности недостаточно нарушения субъективного права. Необходимо, чтобы управомоченный субъект узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Вопрос о начале течения срока давности следует рассмотреть применительно к вещным и обязательственным правоотношениям. Из вещных правоотношений особый интерес представляют отношения собственности. В литературе рассматривают вопрос о начале течения срока давности применительно к трем иска о защите права собственности: петиторным, виндикационным и негаторным.

Петиторные иски (иски о признании права) относятся к искам для которых в законодательстве исковая давность не установлена, но и в числе требований, на которые исковая давность не устанавливается, петиторные иски не названы. В литературе дают отрицательный ответ на вопрос о возможности установления исковой давности для петиторных исков, поскольку исковая давность введена в закон для защиты нарушенного права. В свое время М. П. Ринг писал: «На иски о признании исковая давность не может быть распространена также потому, что погашения давностью такого иска часто делало бы невозможным предъявление в будущем иска о присуждении». Но Ринг все же не исключал распространения давности на иски о признании в случае, когда требования о нем сопровождаются требованиями о восстановлении прежнего положения, присуждении к исполнению обязанности в натуре, требованием о взыскании убытков и т. д.[536]

Законодательные акты не дают ответа на вопрос о начале течения срока давности по виндикационному иску. В юридической литературе считают, что по виндикационному иску начало течения срока давности определяется по общему правилу п. 1ст. 201 ГК, поскольку день нарушения права собственности и выбытия вещи из владения собственника обычно совпадают и собственнику сразу же это известно. Если же эти обстоятельства не совпадут по времени и собственник это докажет, срок давности начинает течь с момента, когда собственник узнал о нарушении своего права.

В юридической литературе признают, что требование п. 1 ст. 201 ГК исчислять срок давности по правилу «когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права» является справедливым, тем более, что ответчик может доказывать, что истец должен был узнать раньше, чем он узнал об этом фактически.[537] Некоторые авторы признают такое решение верным, однако с некоторым добавлением, поскольку в отношениях абсолютных права нередки случаи, «когда собственник хотя и знает о состоявшемся нарушении своего права, но не имеет информации о субъекте, совершившем это нарушение».[538] На этом основании утверждают, что по виндикационному иску течение исковой давности не может начаться пока собственнику неизвестно, кто является нарушителем его права, хотя о самом факте потери вещи собственнику известно.[539]

Примером может быть обязанность собственника (арендодателя) торгового места до 1 января 2006 г. возвратить арендатору-индивидуальному предпринимателю денежные средства, уплаченные последним в течение трех лет до вступления в силу Указа Президента Республики Беларусь от 24 марта 2005 г. № 148 « О неотложных мерах по поддержке предпринимательства»[540] (он вступил в силу с 25 марта 2005 г.) на основании одностороннего решения собственника (арендодателя) и в соответствии со сделкой, заключенной на крайне невыгодных для этого арендатора условиях по сравнению с теми, которыми воспользовался собственник (арендодатель). Не возвращенные добровольно до 1 января 2006 г. названные денежные средства могут быть взысканы арендатором-индивидуальным предпринимателем в судебном порядке в течение трех лет со дня вступления в силу названного Указа, т. е. до 25 марта 2009 г. С этой даты и начнет течь срок давности.

Имеются и противники такой точки зрения. М. Я. Кириллова утверждает, что такая фактическая невозможность предъявления иска может наступить и обязательном правоотношении, когда недобросовестный должник, не исполнивший обязательство, скрывается от кредитора, и отыскать такого должника весьма затруднительно.[541] Этот аргумент несостоятелен, потому что к такому должнику можно по правилам процессуального законодательства предъявить иск. Во избежание пропуска срока исковой давности кредитор обязан предъявить иск.[542]

В современных литературных источниках также можно встретить утверждение, согласно которому время, затраченное на поиск нарушителя права, следует зачитывать в срок исковой давности, но правоохранительные органы вправе учесть это обстоятельство при рассмотрении ходатайств о восстановлении пропущенного срока исковой давности по правилам ст. 205 ГК РФ (ст. 206 ГК Республики Беларусь) «Восстановление срока исковой давности».[543] Это хорошая рекомендация, суды так и поступают. Однако такой возможностью не могу воспользоваться юридические лица, поскольку правила ст. 205 ГК РФ (ст. 206 ГК Республики Беларусь) не распространяются на юридические лица.

Судебной практике известны случаи, когда физические лица, назначенные руководителями юридических лиц, предъявляя иски после истечения срока исковой давности, ссылались на то обстоятельство, что они узнали о нарушении права юридического лица со времени их назначения (избрания) и утверждали, что с этого времени и должно исчислять начало течения исковой давности. В совместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского Кодекса Российской Федерации об исковой давности» дано по этому вопросу следующее разъяснение: «… довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица».

В юридической литературе России описан случай предъявления иска с пропуском срока исковой давности конкурсным управляющим. Пунктом 12 указано выше постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Хозяйственного Суда РФ от 28 февраля 1995 г. № 2/1, разъяснению судом, как следует решать вопрос о сроках исковой давности и в таких случаях: «При предъявлении иска ликвидационной комиссией имени юридического лица к третьим лицам, имеющим задолженность перед организацией, в интересах которой предъявляется иск, срок исковой давности следует исчислять с того момента, когда о нарушенном праве стало известно обладателю этого права, а не ликвидационной комиссии».

В законодательных актах четко решен вопрос об исковой давности применительно к негаторным искам. На них исковая давность не распространяется (ст. 209 ГК).

Проблемы о начале течения сроков исковой давности в случае нарушения абсолютных вещных прав возникают и при нарушении абсолютных прав на объекты исключительных прав интеллектуальной собственности (на объекты авторского и смежных прав и на охраняемые объекты права промышленной собственности (изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, фирменные наименования, товарные знаки, географические указания, нераскрытую информацию). На многие из названных объектов исключительных прав выдаются охранные документы (патенты, свидетельства).

Законодательные акты не установили специальных сроков исковой давности в случае нарушения прав субъектов права интеллектуальной собственности на произведения науки, литературы, искусства, смежные права, на охраняемые объекты промышленной собственности (изобретения, полезные модели и др.). В таких случаях действует общий срок исковой давности три года.

Однако в законодательных актах об отдельных объектах права промышленной собственности содержатся нормы, предоставляющие лицам, права которых, по мнению этих лиц, нарушены патентным органом в процессе рассмотрения их заявок на выдачу патента, обратиться в суд для решения вопроса о выдаче патента и предусматривают срок в течение которого истец вправе предъявить иск.

Так, при несогласии с решением патентного органа по результатам экспертизы на изобретение, а также с решением по результатам экспертизы заявки на полезную модель или промышленный образец заявитель вправе подать мотивированную жалобу в Апелляционный совет при патентном органе и (или) в суд. (Апелляционный совет – орган обжалования решений по результатам экспертизы заявок на объекты промышленной собственности, а также рассмотрения и вынесения решений по возражениям против выдачи патентов на объекты промышленной собственности). Подача жалобы в Апелляционный совет осуществляется заявителем в трехмесячный срок со дня получения соответствующего решения патентного органа или затребованных у патентного органа копий противопоставленных его заявке на изобретение. Решение Апелляционного совета может быть обжаловано заявителем в судебном порядке в течение шести месяцев со дня его получения (ст. 25 Закона Республики Беларусь от 16 декабря 2002 г. «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы»).[544]

Определенные сложности возникает по вопросам исковой давности в случае нарушения договорных и других обязательственных относительных прав. Статья 201 ГК установила три исключения из общего правила о начале течения срока исковой давности.

Первое исключение установлено ч. 1 п. 2 ст. 201 ГК. Его суть – по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. В таком случае правомочный субъект права знает или должен знать о сроке исполнения обязательства.

Второе исключение предусмотрено ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК – по обязательствам срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение срока исковой давности начинается, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании указанного срока, т. е. по правилам п. 2 ст. 295 ГК. В этой статье установлено, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Если же обязательство в разумный срок не было исполнено, а также, если обязательство, срок которого определен моментом востребования, не исполнено, должник обязан исполнить его в семидневный срок со дня поступления письменного требования кредитора о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из акта законодательства, условий обязательства или существа обязательства.

Третье исключение предусмотрено п. 3 ст. 201 ГК – по регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. При этом основное обязательство не следует смешивать с суброгацией (ст. 855 ГК). ГК установил и другие исключения из правил ст. 201 ГК о начале течения срока давности, в частности статьями 447, п. 2 ст. 450, п. 2 ст. 488, п. 2 ст. 489, п. 3 ст. 678, п. 3 ст. 751 ГК и др.

По обязательствам, направленным на воздержание от действия, исковая давность начинает течь с момента, когда кредитор узнал или должен был узнать о совершении должником этого действия. В юридической литературе возникло и обсуждается проблема начала течения давности по требованиям, возникающим из договоров, по которым предусмотрено оплата товара по частям. Речь идет о платежах за каждую часть непоставленного товара, который в соответствии с договором поставки должен поставляться по частям в течение длительного времени (квартала, года); о платежах за выполнение подрядчиком по договору строительного подряда работы в течение месяца (квартала) на объекте, срок окончания работ по которым определен в конце года или через несколько лет; о возврате кредита, предоставленного на десять (двадцать) лет для строительства, реконструкции или приобретения жилого помещения по договору банковской ссуды.

Мнение, согласно которому срок исковой давности по таким требованиям начинает течь с момента невнесения последней части платежа не получило поддержки.[545] Господствующим является мнение, согласно которому по искам о просроченных периодических платежах и выдачах течение исковой давности следует исчислять отдельно для каждого из просроченных платежей с момента возникновения соответствующего требования.[546] При этом не исключается, что по истечении всего срока исполнения обязательства по возврату кредита, если кредитор не предъявил иска о взыскании кредита за определенные сроки его возврата и должник сошлется на пропуск срока давности, часть кредита кредитор из-за пропуска срока давности не будет возвращена.[547]

Аналогично следует исчислять срок давности по договорам с периодическими платежами, например, по договору аренды, а также в случае постоянно текущих санкций, например неустойки[548], процентов за пользование чужими деньгами по правилам ст. 366 ГК.[549]

По-разному решается вопрос о начале течения сроков давности ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК. Она решает этот вопрос, во-первых, в случае когда срок исполнения не определен, во-вторых, когда срок исполнения определен моментом востребования, в-третьих, когда срок исполнения не определен, но должнику предоставляется льготный срок для исполнения требования кредитора.

Исчисление сроков исковой давности в случаях, когда должнику предоставляется льготный срок особых трудностей не вызывает. Срок давности начинает течь с момента истечения льготного срока.

По вопросу же начала течения срока давности по обязательствам, срок исполнения которых не установлен или определен моментом востребования, ведется длительная дискуссия. Одни считаю, что по таким обязательствам срок давности начинает течь с момента возникновения самого обязательства[550]. Правда, считают, что «правильным представляется исчисление исковой давности в таких случаях с момента предъявления кредитором соответствующего требования, что означает необходимость изменения п. 2 ст. 200 ГК».[551] Другой автор по этому вопросу пишет: «Если срок исполнения по обязательствам не определен или определен моментом востребования, то течение исковой давности начинается с момента возникновения у кредитора права требования об исполнении обязательства»[552], т.е. с момента возникновения обязательства. Такую точку зрения отстаивают и другие авторы, но предполагают внести изменения в ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ (ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК Республики Беларусь) «с тем, чтобы срок исковой давности по обязательствам, срок исполнения которых определен моментом востребования без льготного срока, начинал течь со дня предъявления требования, а не с момента, когда у кредитора появится право на такое востребование».[553]

Не все разделяют изложенное толкование ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ (ч. 2 п. 2 ст. 201 ГК Республики Беларусь). Отдельные авторы считают его ошибочным. По их мнению, согласно ч. 1 ст. 314 ГК обязательства, в котором не определен срок исполнения, подлежит исполнению в разумный срок. И лишь в случае его неисполнения в этот срок, наступает последствия, предусмотренные ч. 2 п. 2 ст. 314[554] (ст. 295 ГК Республики Беларусь).

С этим трудно согласиться. Часть 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ (ч. 1 п. 2 ст. 295 ГК Республики Беларусь) гласит: «В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства». Означает ли это, что обязательство, срок исполнения которого не установлен, должник обязан исполнять в момент его возникновения и что разумный срок начинает течь с этого же срока, т.е. сразу же, как только обязательство возникло? При положительном ответе на этот вопрос вступление в обязательство для должника оказалось бы бессмысленным. Как правильно отметил И. Б. Новицкий, рассматривая данную проблему применительно к договору займа, «нельзя обязывать кредитора немедленно требовать данную сумму обратно, ибо это было глумлением над должником».[555]

Изложенное правило ч. 1 ст. 295 ГК Республики становится понятным, если согласиться с тем, что разумный срок исполнения обязательства начинает течь не с момента возникновения самого обязательства, а с момента «когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании указанного срока» (ч. 2 п. 3 ст. 201 ГК), т.е. с момента нарушения этого права должником, поскольку срок исковой давности установлен для защиты нарушенного права, а не с момента возникновения у кредитора право предъявить требования об исполнении обязательства. Этот вывод подтверждается тем, что ст. 195 ГК Республики Беларусь установила исковую давность не для зашиты имеющегося права, а «для защиты права по иску лица, права которого нарушены».

В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 295 ГК в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержат условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Разумный срок определяется сторонами обязательства, а если они не пришли к соглашению – судом, исходя из практики исполнения таких обязательств.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневных срок со дня поступления письменного требования кредитора о его исполнении. Исковая давность по таким обязательствам начинает течь с окончанием этого семидневного срока, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из акта законодательства, условий обязательства или существа обязательства.

По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 201 ГК). При этом регрессное обязательство не следует смешивать с суброгацией, установленной ст. 855 ГК.

Гражданский кодекс установил ряд исключений из правил ст. 201 ГК О начале течения срока исковой давности. В частности такие исключения установлены ст. 447, п. 2 ст. 450, п. 2 ст. 488, ст. 489, п. 3 ст. 678, п. 3 ст. 751 и др.

Законодательство допускает перемену лиц в обязательстве (переход прав кредитора к другому лицу и перевод долга). Такая перемена лиц в обязательстве может иметь место вследствие наследования (ст. 1086), правопреемства при реорганизации юридических лиц (ст. 54 ГК), при уступке требования (ст. 353), переводе долга (ст. 362), при суброгации (ст. 855 ГК) и в ряде других случаев.

Перемена лиц в обязательстве не влияет ни на начало течения срока исковой давности, ни на порядок его исчисления по правилам, установленным ГК и другими законодательными актами.

Если к новому лицу перешло право, по которому уже истек срок исковой давности, новый кредитор не может ссылаться на то, что он не знал и не должен был знать, что срок давности уже начал течь. Ему необходимо доказать, что об этом не знал и не должен был знать тот, от кого к нему перешло право с просроченным сроком давности.

 






Дата добавления: 2021-05-28; просмотров: 85; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.039 сек.