Труд - высший тип человеческой деятельности, имеющий общественный характер

 

Игра, по утверждению К.Д. Ушинского и П.Ф. Каптерева, в жизни детей постепенно переходит в занятия, учение и, наконец, в труд. В труде по сравнению с игрой и учением изменяется цель. Если в игре действуют ради самой деятельности, а целью учения является научение чему-либо (усвоить знания, выработать умения), то целью труда является выполнение работы, приносящей практический результат: изменение объекта и приспособление его для удовлетворения человеческих потребностей. Труд можно определить как деятельность, направленную на преобразование материальных и нематериальных объектов и приспособление их для удовлетворения потребностей человека.

Труд тесно связан с учением. Резкой границы между ними провести невозможно. Нередко учение называют учебным трудом. Однако труд - это особый вид деятельности. Учение тогда становится трудом, когда ученик на основе усвоенных знаний и выработанных умений пишет, например, сочинение, решает новую задачу, выполняет в мастерских изделие для потребительской цели. В этом случае он уже не учится в строгом смысле этого слова, а преобразует предмет труда, выполняет работу, проявляя самостоятельность и творчество. В то же время работник, изо дня в день выполняющий свои обязанности, трудится, одновременно совершенствуя свои умения, расширяя и углубляя знания, т.е. учится еще лучше выполнять трудовые операции.

Тесно связан труд и с игровой деятельностью. Это особенно характерно для детей и подростков: они самостоятельно и с помощью взрослых вносят в труд элементы игры или даже все трудовое задание планируют и выполняют в виде игры. Например, А.С. Макаренко наиболее трудные и неприятные виды работ в своей колонии организовывал на основе соревнования между группами, имитации деятельности «индейцев», военизированного порядка, художественно-творческих акций. Его опыт успешно использовали и используют многие воспитатели.

Но в конечном итоге труд более привлекателен для детей, чем игра. Главная причина этого в том, что именно в труде ребенок, как и взрослый, может целенаправленно изменять предметы, преобразовывать свое окружение по своему плану и тем самым изменять свое положение среди окружающих его предметов и людей.

Это понимают и маленькие дети. Даже в возрасте полутора-двух лет они испытывают большее удовольствие, занимаясь с предметами, предназначенными для взрослого труда, чем с игрушками, имитирующими эти предметы (молотки, отвертки, ножницы и др.). Дети постарше уже хотят не только «работать» игрушечными лопатами, граблями, молотками и т.п., но делать что-либо, используя настоящие инструменты, инвентарь, оборудование. И если взрослые заботятся о том, чтобы эти «настоящие» инструменты были соответствующего возрасту и силам детей размера, веса, отвечали основным требованиям безопасности, то детский труд оказывается и результативным, и воспитывающим: он естественно переходит из игры в работу, в трудовую деятельность с планируемым конечным результатом. Это подтверждено, в частности, опытом учителя И.П. Волкова, который обеспечивает результативную творческую и безопасную работу учащихся начальных классов с режущими и колющими инструментами (Волков И. П. Учим творчеству. - М., 1988).

Труд связан и с общением: в процессе труда человек вступает в общение с другими людьми, поскольку чаще всего труд имеет коллективные формы. Но даже будучи формально индивидуальным, он требует вступление в контакты с другими людьми. В то же время общение в определенных случаях становится близким по характеру и смыслу к труду - деятельности с заранее поставленной целью. Эта цель - преобразование поведения, мышления, чувств и т.д. другого человека, это особенно характерно для педагогического общения: труд учителя - это в значительной мере заранее спланированное общение с учениками.

В структуру труда обычно включаются четыре элемента: предмет труда (т.е. то, что планируется изменить), цель (что должно получиться в результате воздействия на предмет), средства труда (то, что будет использовать работник в процессе труда), сама деятельность по достижению цели. Однако подлинно человеческий труд, труд, используемый в качестве средства воспитания, а не только производства предметов потребления, подразумевает и анализ результатов деятельности, и определение путей исправления ошибок, и усовершенствование сделанного, создание более совершенных изделий, продуктов. В этом случае труд приобретает ту завершенность, которая характеризует высшую ступень в человеческой деятельности: человек не останавливается на достигнутом результате; достижение цели влечет за собой постановку новой, более высокой цели. Такой труд, преобразуя предметы труда, совершенствует самого человека. Таким образом, используемый специально в воспитательных целях труд можно определить как средство воспитания, в котором воспитательное воздействие на воспитанника оказывает деятельность, целенаправленно видоизменяющая и совершенствующая объекты материальной и духовной среды. В этой деятельности человек и сам совершенствуется в физическом, умственном, нравственном, эстетическом и других отношениях, поскольку правильно организованный труд тесно связан со всеми сторонами человеческой жизни, практически включает человека в формирование нравственных, эстетических, экономических и других условий его жизни.

Воспитательная сила труда заключается в наибольшей степени в том, что достижение его цели и удовлетворение вследствие этого какой-то потребности влечет за собой появление новой или новых потребностей. Они могут быть заключены в самом труде, в его результатах или в том, что может дать человеку его результат (на что может обменять человек результат своего труда). Следовательно, мотивом труда в отличие от мотивов других видов деятельности является получение более отдаленного продукта, а не сам процесс деятельности. «Отодвинутость» мотива от самой деятельности требует волевых усилий для ее выполнения, связана с целенаправленным ее планированием, предвосхищением результатов, постоянным самоконтролем за ходом процесса и его промежуточными результатами. Этого не требует от человека ни игра, ни учение.

Если результат труда перестает быть потребностью для человека, то и сам труд становится для него иным: он воспринимается как некая обязанность, только выполнив которую можно от нее освободиться. Нравственное воздействие такого труда перестает быть положительным.

Компенсацией силы, разрушающей нравственную ценность труда, в котором всегда есть элемент принудительности, выступает природный альтруизм человека, его стремление сделать что-то полезное для других. У истоков этого качества, вероятно, инстинкт самосохранения: как одно из самых слабых существ природы человек мог выжить в борьбе за существование, лишь объединившись в сообщества, в которых каждый заботился обо всех и все - о каждом. С другой стороны, развитие цивилизации привело к появлению потребности в признании успехов индивида другими. Таким образом, эгоистическое стремление к удовлетворению своих потребностей и признанию своего труда вместе с альтруистическим стремлением отдать часть себя другим удерживает труд на уровне средства, положительно влияющего на формирование личности в условиях его несвободы (товарного производства). Конечно же, мера этой несвободы должна уравновешиваться удовлетворением личной заинтересованностью результатами труда.

Очевидно, самым существенным в психологии труда является признание его результатов обществом или референтной группой и обеспечение благодаря ему устойчивого статуса или положительного изменения статуса индивида в системе общественных отношений. Стремясь к этому, человек, в том числе и ребенок, может целенаправленно выполнять однообразную и трудную работу длительное время: ведь цель этой работы не только в самом результате труда, его значимости для работника, но и в его значимости для других. Так, ребенок может длительное время собирать из мелких деталей игрушечный дом, до значительной степени усталости помогать убирать комнату, с удовольствием вскапывать почву и делать грядку. Главное условие этого - уверенность в значимости результата деятельности, в признании его взрослыми. Для выполнения такого труда необходимы концентрация внимания, волевое усилие, преодоление физических и психологических трудностей, что и способствует совершенствованию личности. Понимание этого дало основание известному промышленнику Генри Форду сделать утверждение: «Я не мог до сих пор установить, чтобы однообразная работа вредила человеку. Салонные эксперты, правда, неоднократно уверяли меня, что однообразная работа действует разрушительно на тело и душу, однако наши исследования противоречат этому»*. Дело, очевидно, в том, что Г. Форд заботился не только о повышении производительности труда рабочих, но и об их благосостоянии, обеспечивая им лучшее положение по сравнению с рабочими предприятий других промышленников.

* Форд Г. Моя жизнь. Мои достижения. - М., 1989. - С. 91.

 

Человек не может удовлетворить всех своих потребностей, выполняя один какой-то вид труда. Если же он выполняет почти исключительно одну работу, то в этом случае ему приходится обменивать ее результаты на результаты труда других людей. В результатах своего труда человек видит не только эти результаты, но и то, что для него связано с ними, те следствия, которые могут быть выведены из его труда. Поэтому интерес к своему труду может быть обусловлен как потребностью в производимых продуктах, так и потребностью в тех продуктах и условиях, которые сам человек создать не может, но может получить взамен результатов своего труда. Более того, человек даже в процессе любимого труда создает продукты по большей части не для себя, а иногда и все не для себя.

В этом проявляется, в частности, общественный характер труда, порождающий особое психологическое отношение к самому процессу и к его результатам по сравнению с другими видами деятельности - игрой, учением, общением. Тот труд, который К.Д. Ушинский назвал свободным, может быть внешне, формально и несвободным, будучи тем не менее свободным фактически, поскольку обеспечивает свободу личности, удовлетворение ее интересов и потребностей пусть и не прямо через результаты, получаемые в ходе его процесса, а косвенно - в результате обмена результатов своего труда на необходимое для удовлетворения своих потребностей. Можно отметить в этом плане, что К.Д. Ушинский свободу труда видел в том, что «...человек сам принимается за него по сознанию его необходимости»*.

* Ушинский К.Д. Собрание сочинений: В 11 т. - М.; Л., 1948. -Т. 2. - С. 338.

 

Значит, труд может быть и неинтересным, и трудным (и даже обязательно труден настоящий труд), но если человек сам в собственных интересах сознательно принимается за него, то он, очевидно, свободен и имеет положительное воспитательное значение.






Дата добавления: 2016-10-07; просмотров: 1260; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.028 сек.