Внутренняя политика первых ханьских императоров

Одной из неотложных проблем, с которыми столкнулся Гао-цзу, была проблема восстановления экономики страны. Войны Цинь Шихуана, восстания и карательные экспедиции циньских властей, наконец, пятилетняя опустошительная война между претендентами на престол нанесли грандиозный ущерб хозяйству. Ирригационные сооружения были заброшены, плодородные земли районов страны катастрофически со­кратились. Сотни тысяч людей погибли, еще больше бежало с насиженных мест и скрывалось от невзгод смутного времени в лесах. Проезжая через город Цюйни, Гао-цзу воскликнул: «Вот это уезд! Я пересек всю Поднебесную, но только в Лояне видел так много людей!» Между тем в Цюйни было в то время не более 5 тыс. дворов, хотя когда-то там их насчитывалось 30 тыс.

Выход из создавшегося положения Гао-цзу видел в политике уступок низам и ослабления налогового бремени. В одном из своих первых рескриптов новый император устанавливал, что воины, пришедшие вместе с ним в столичную область и желающие остаться там, получали наделы земли и на 12 лет освобождались от трудовых повинностей. От повинностей освобождались также семьи, в которых были новорожденные. Жителям, покинувшим ранее родные места, возвращались их поля и жилища. Свободными были объявлены все, кому пришлось продать себя в рабство во время голода. Был значительно снижен поземель­ный налог — теперь он составлял 1/15 часть урожая. Преемники Гао-цзу продолжали эту политику, поземельный налог был установлен в размере 1/15 урожая, а в случае стихийных бедствий налоги вообще не взимались.

Другой важной проблемой первых десятилетий II в. до н. э. был вопрос о методах управления страной. Мечтая увидеть себя во главе единой империи, Гао-цзу тем не менее не мог не считаться с реальной об­становкой в стране, только что сбросившей с себя гнет ненавистной династии Цинь. Поэтому он не решился полностью восстановить циньскую административную систему. Семь наиболее крупных военачальников, обосновавшихся на территории некоторых бывших царств, были пожалованы титулами ванов, а вслед за этим более 130 соратников Гао-цзу получили наследственные владения и стали именоваться хоу. Таким образом, созданная при Цинь система округов и уездов была восстановлена лишь на части территории империи. Пойдя на компромисс, Гао-цзу сумел смягчить противоречия между военачальниками атициньской коалиции и добиться объединения страны. С одной стороны, был возрожден центральный административный аппарат, существовавший при Цинь; с другой — в каждом из наследственных владений, территория которых в общей сложности составляла в то время не менее половины империи, имелись свои собственные органы власти. Ваны имели право назначать и смещать чиновников (за исключением главного министра), собирать налоги с на-


селения и устанавливать ту систему повинностей, которую считали необходимой.

После смерти Гао-цзу (195 г. до н. э.) сепаратистские тенденции правителей наследственных владений стали проявляться все заметнее. «Поднебесная,— писал очевидец,— напоминает сейчас больного человека, у которого ноги распухли так, что стали толще поясницы, а пальцы — словно бедра. Ими невозможно пошевелить, потому что каждое движение вызывает страшную боль... Если сейчас упустить момент и не повести лечение, болезнь будет запущена, и потом даже знаменитый лекарь не сможет ничего с ней поделать».

Среди всех ванов выделялся Лю Би, правитель царства У. В его владениях было более пятидесяти городов, он чеканил собственную монету, на морском берегу у него были богатые соляные копи. Стремясь заручиться поддержкой населения, Лю Би отменил в своем царстве налоги. В 154 г. до н. э., объединившись с шестью другими наследственными владетелями, Лю Би собрал 200-тысячную армию и двинул ее на столицу империи.

«Мятеж семи ванов» кончился полным поражением сепаратистов. Воспользовавшись удобным моментом, ханьский император лишил правителей царств права назначать чиновников и запретил им иметь свое собственное войско. Но наиболее решительный шаг к ликвидации двойственности в системе управления страной и укреплению централизованной власти сделал У-ди, время правления которого (140— 87 гг. до н. э.) было периодом наивысшего расцвета Ханьской империи.

Золотой век У-ди»

Стремясь раз и навсегда решить проблему наследственных владений, У-ди ввел новый порядок наследования статуса ванов и хоу. Отныне запрещалось передавать свое владение старшему сыну и предписывалось делить его между всеми сыновьями. Результаты этой реформы очень быстро сказались. Резкое уменьшение размеров наследственных владений привело к тому, что ваны практически лишились реальной власти и существование их царств не представляло более угрозы для империи.

Одновременно с этим У-ди провел ряд реформ, направленных на дальнейшую централизацию государственного аппарата. Им было восстановлено ведомство инспекции, введенное при Цинь Шихуане и отмененное в начале Хань. Задачей инспекторов был непосредственный контроль за деятельностью окружных чиновников. Претерпела значительные изменения и сама система назначения чиновников на должности. В обязанности начальников округов теперь вменялось систематически рекомендовать кандидатов на замещение чиновничьих должностей из числа наиболее способных молодых людей. В столице была создана академия, выпускники которой, как правило, становились чиновниками. Изменения затронули и компетенцию высших должностных лиц в государственном аппарате. Права первого советника были ограничены. Вновь созданная императорская канцелярия позволяла У-ди лично контролировать положение на местах и деятельность различ­ных звеньев административной системы в стране.

Общему духу мер, с помощью которых У-ди добивался централизации власти в империи, соответствовала попытка унификации идеологии. Цель этого шага предельно отчетливо сформулирована крупнейшим представителем конфуцианской школы того времени Дун Чжун-шу: «Ныне ученые по-разному проповедуют, а люди неодинаково толкуют их учения. Методы ста мудрецов различны, неодинаков и смысл их учений,— у императора нет ничего, чем он мог бы поддержать единство... Все, что не соответствует «шести искусствам», изложенным в учении Конфуция, должно быть искоренено. Ересь должна быть уничтожена. Только после этого управление станет единым, законы — ясными, а народ будет знать, чему он должен следовать».

Принятие конфуцианства в качестве единой государственной идеологии означало отказ от политики первых ханьских императоров, идейным знаменем которых был даосизм с его призывом к «недеянию» правителя. Но и конфуцианство ханьского времени существенно отличалось от провозглашенного основоположником этого учения. Дун Чжун-шу и его единомышленники заимствовали некоторые положения легизма, прежде всего тезис о значении закона как средства управления страной. Тем не менее по многим кардинальным вопросам внутренней и внешней политики


империи взгляды конфуцианцев и легистов по-прежнему расходились. Конфуцианцы стремились удержать У-ди от политики территориальных захватов: они считали, что «варвары» не могут быть настоящими под­данными, а их земли непригодны для возделывания. Однако эти доводы не убедили императора. Добившись стабилизации внутри страны, У-ди обращает взоры за пределы своего государства.






Дата добавления: 2016-09-26; просмотров: 1125; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.008 сек.