ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ 4 глава

2. Социально-политическое состояние страны. Предпосылки Реформации

Развитие раннего капитализма изменило социальное лицо Германии. В ней, как и в других странах, появляются новые социальные группы, исчезают некоторые старые. Энгельс Ф. в своей работе «Крестьянская война в Германии» выделяет дворянство, духовенство, бюргерство (горожане), крестьянство и плебс. Большинство этих социальных групп отличалось крайней неоднородностью. Так из высшего дворянства, по мнению Энгельса, накануне Крестьянской войны, выделились князья. Среднее дворянство почти полностью исчезло; одна его часть возвысилась до положения независимых мелких князей, другая – опустилась в ряды низшего дворянства. «Низшее дворянство, рыцарство, быстрыми шагами шло навстречу своей гибели», – подчеркивал Энгельс. Исследования отечественных и зарубежных авторов позволяют отойти от этой жесткой схемы. В настоящее время доказано, что рыцарство в Восточной и Южной Германии довольно активно втягивалось в товарно-денежные отношения, создавая хозяйства (фольварки), ориентированные на рынок. Только имперское рыцарство осталось не у дел.

Часть низшего дворянства, потеряв землю, стремилась получить юридическое образование и пополняла ряды профессиональной бюрократии в ходе централизации отдельных княжеств.

Меньше возражений вызывает предложенная классиком марксистской историографии схема социального расслоения духовенства. Аристократический класс: епископы и архиепископы, аббаты, приоры, прелаты, и плебейское духовенство, состоящее из сельских и городских священников. Что касается монашества, то Энгельс явно преувеличивает полицейские функции этой части первого сословия. Из среды монахов вышли наиболее известные идеологи Реформации, такие, как Мартин Лютер, Томас Мюнцер, Филипп Меланхтон и др. Немецкий гуманизм сформировался также при самом непосредственном участии духовного сословия.

Городское общество представлено у Энгельса патрицианскими родами и городской оппозицией патрициату. По мнению классика, эта оппозиция делилась «на две фракции»: бюргерскую и плебейскую. Нам кажется, это разделение слишком «статично». В XVI столетии «благородные» патриции были крайне неоднородным слоем: с одной стороны, часть семей твердо держалась старых феодальных методов получения доходов, другая же – занималась ростовщичеством, создавала компании – монополии. Ястребицкая А. Л. употребляет даже термин «новый патрициат», имея ввиду их предпринимательскую деятельность. Бюргеры у Энгельса – это богатые горожане, горожане среднего достатка и часть мелких бюргеров. Энгельс прав, подчеркивая конституционные требования этой группы. Традиционно, бюргеры – это горожане, обладающие т.н. «бюргерским правом». Последнее, как известно, предполагало их участие в городском управлении, занятие любым ремеслом или торговлей в рамках цеха или гильдии. Капитализация привела к кризису традиционных форм производства. Часть цеховых ремесленников теряла свою самостоятельность, становясь придатками рассеянной мануфактуры. Купцы также не выдерживали конкуренции с торговыми компаниями-монополиями. Можно предположить, что оппозиционность бюргеров – цеховых мастеров в ходе Реформации не всегда была прогрессивной, ибо они требовали не только единой монеты, мер и весов, но и возврата к «золотому времени» цеховой регламентации. Что касается городского плебса, то его состав был довольно сложным: это и разорившиеся цеховые ремесленники, и подмастерья, и поденщики, и бывшие крестьяне, лишенные земли, и городские нищие и бродяги. Кстати, среди них можно найти и обедневших имперских рыцарей.

«Под всеми этими классами, за исключением плебеев, находилась громадная эксплуатируемая масса народа – крестьяне», – пишет Энгельс. Его характеристика крестьянства носит классовый характер, отличается крайней категоричностью. Уже традиционная советская историография (см. работы Майера В.Е., Сказкина С.Д., Смирина М.М.) рассматривала немецкое крестьянство в динамике. Так, В.Е. Майер считал, что из этой группы вышли и зажиточные крестьяне-арендаторы, ведущие хозяйство по-новому. Часть крестьян разбогатела на горных приисках и поднялась довольно высоко (например, Фуггеры). Именно на базе сельских промыслов появились рассеянные мануфактуры, владельцами которых также иногда были бывшие крестьяне. Однако к новым экономическим условиям смогли приспособиться немногие, большинство немецкого крестьянства стало жертвами феодальной реакции, которая привела к обнищанию деревни. Это и послужило главной причиной Крестьянской войны. «Второе издание крепостничества» в ряде районов Германии ухудшило и без того удручающее положение большинства крестьянства. Здесь Энгельс, безусловно, прав.

Острые социальные противоречия усугублялись политической раздробленностью Германии. В начале XVI века «Священная Римская империя германской нации» занимала обширную территорию в центре Европы. На востоке она граничила с Польским и Венгерским королевствами, на севере – со Скандинавскими странами, на западе – с Францией, на юге ее граница была размыта и местами доходила до Средиземноморья и Адриатики. Империя включала ядро собственно немецких земель (Тюрингия, Саксония, Вюртемберг, Франкония, Бавария, Швабия и др.), а также обширную колонизованную зону на востоке в Заэльбье, австрийские наследственные владения Габсбургов, земли Чехии, Эльзас, Лотарингию, Нидерланды и Швейцарию. Швейцарский союз на протяжении нескольких столетий боролся за свою независимость.

По политическому статусу Германия была монархией. Короли выбирались коллегией князей-курфюрстов. С 1438 года королями были только австрийские Габсбурги. В конце XV в. в Германии насчитывалось около 350 так называемых имперских чинов: королевские вассалы, имперские церковные иерархи (архиепископы, епископы, прелаты), обладатели имперских ленов (графы, бароны), имперские города, не считая мелкого рыцарства, также имперского, т.е. непосредственно подчиненного императору.

Первое место среди высших имперских чинов занимали курфюрсты – архиепископ Трирский (эрцканцлер королевской Бургундии), Майнцкий (эрцканцлер Германии), Кёльнский (эрцканцлер Италии) и светские князья – пфальцграф Рейнский (имперский стольник), герцог Саксонский (маршал), маркграф Бранденбургский (имперский казначей), король Чешский (имперский виночерпий). Коллегия курфюрстов была высшим органом имперской власти, решавшим наиболее важные общеимперские дела.

Другой важной политической силой были города: имперские, подчиненные императору как сеньору (например, Нюрнберг, Франкфурт-на-Майне), и «вольные» (Кёльн, Вормс, Майнц, Аугсбург, Регенсбург и др.), завоевавшие автономию. В XVI столетии различия между имперскими и «вольными» городами по существу стерлись. И те, и другие обладали автономией и включали обширные территории, где городские магистраты, подобно князьям, имели всю полноту власти. Города проводили собственную политику, заключали союзы друг с другом, с имперскими князьями и низшей знатью. Например, Швабский союз распространял свое влияние на Южную и Юго-Западную Германию. Согласно матрикулу 1521 г. в Германии насчитывалось 85 «вольных» и имперских городов. Об экономическом и социальном состоянии городов мы уже говорили.

К низшим имперским чинам принадлежало рыцарство, которое к этому времени утратило политическое значение. В ходе Реформации оно выдвинуло проект имперской реформы, в котором рыцарству отводилась главная роль в сильном централизованном государстве во главе с императором. Рыцарский идеал не устраивал ни князей, ни бюргеров, не говоря уже о крестьянстве.

Какие органы сословного представительства сложились в Германии?

На рубеже XV-XVI вв. завершился процесс консолидации земских сословных групп – низшей знати (владельцев мелких сеньорий), патрициата, купечества, ведущих слоев земских городов, «рынков», клира. Это нашло выражение в формировании ландтагов как органов представительства политически и хозяйственно активных сословных групп земли или территории. В ландтагах заседали князья светские и духовные, представители городов имперских и земских (Ястребицкая А.Л. считает, что земские города также обладали значительными правами и привилегиями), депутаты от «рынков» и представители привилегированных крестьянских общин. В компетенцию ландтагов входило обеспечение земского мира, обсуждение налогов, контроль за расходованием финансов, действиями княжеской администрации и судебной власти, участие в законодательстве. Ландтаги вмешивались в династические споры, сопротивлялись разделам и закладам и т.д. Таким образом, сословно-представительный принцип в отдельных княжествах был реализован весьма успешно. На протяжении XVI века княжеский территориальный суверенитет усиливается, что приведет в дальнейшем к становлению регионального абсолютизма.

Иначе обстояло дело с королевской властью и имперскими органами. Важнейшим органом имперской структуры были общеимперские собрания знати. Окончательно они конституируются как корпорация могущественных сил империи, противостоящих императору, под названием рейхстага. В него входили три курии: курфюрсты, духовные и светские князья, имперские и вольные города. Политическая и законодательная компетенция рейхстага теоретически была широка: вопросы войны и мира, заключение договоров, рейхстаг был высшей судебной инстанцией империи. Его постановления охватывали обширный круг дел – от нарушения предписаний против роскоши и шулерства до попыток упорядочения монетной системы и учреждения единообразия в уголовном судопроизводстве. С 1485 года (время Фридриха III) рейхстаги созывались ежегодно, их работой руководил архиепископ Майнцкий – глава курии курфюрстов и имперский канцлер. Максимилиан I был избран королем в 1486 году, императором стал с 1493 года. Молодого императора волновала реформа имперского устройства. На рейхстагах 1489 (Нюрнберг), 1495 (Вормс), 1500 (Аугсбург) были решены некоторые вопросы: улучшена структура рейхстага, запрещались «на вечные времена» междоусобные войны, создавался имперский палатный суд, для войны с турками вводился налог «общий пфенниг». Вершиной реформ должно было стать создание сословного имперского правительства с широкими полномочиями вплоть до контроля над императором. При Максимилиане оно не было создано из-за отсутствия денег. Однако курфюрсты вернулись к этому проекту в 1519 году при избрании Карла V.

 

В 1521 году было создано правительство и действовало до 1531 года (период пребывания Карла за пределами Германии). В него вошли 18 представителей от рейхстага и 4 – от императора. С ростом территориальной государственности рейхстаг постепенно вернулся в прежнее состояние всекомпетентного, но неспособного реализовать свои решения учреждения. Проекты имперских реформ не устраивали многих: а) имперское рыцарство стремилось к равноправию с князьями и отмене всех новшеств; б) города, включенные в территориальные союзы, выступали за возврат своих прав и привилегий; в) сохранение феодального права не было в интересах городских низов и крестьянства.  

Современная историография, и отечественная, и зарубежная совершенно верно отмечают два уровня развития германской государственности: общеимперский и территориальный. Этот «дуалистический» путь определил своеобразие немецкого социально-политического развития. В конечном итоге территориальные князья взяли на себя функции, которые центральная власть не могла осуществить из-за отсутствия единого имперского управления и обширности империи. Не способствовала объединению страны и начавшаяся Реформация.

Почему же именно Германия стала родиной Реформации?

Во-первых, еще со времен Оттона I и его «епископальной реформы» немецкое духовенство стало самостоятельной экономической силой в государстве. Ни в одной из стран Европы не было столько церковных земель, как в Германии. Значительная часть доходов с этих земель шла в папскую казну.

Во-вторых, могущественные церковные княжества вмешивались в политику. Из семи курфюрстов три были архиепископами – Майнцкий, Трирский и Кёльнский. Они участвовали в выборах императоров, тем самым, усиливая политическое влияние папства в стране.

В-третьих, духовенство не было подсудно светскому суду. Священников за любые преступления судил их собственный суд.

Это свидетельствовало об автономном положение католической церкви в Германии, о ее тесной связи с Римом. Не случайно, поборы римской курии с германских земель были особенно высокими. И князья, и рыцари, и горожане, и крестьяне выражали недовольство засильем папства в стране, тем самым давая пищу немецким писателям-гуманистам изображать местный клир исключительно черными красками. Чего стоит одна "Похвала Глупости" Эразма Роттердамского.

3. Учение Мартина Лютера и его деятельность

Как уже отмечалось, реформационное движение было подготовлено гуманистическими и еретическими учениями XIV-XV вв. В начале XVI века с критикой папства все чаще выступают сами священнослужители. Одним из них был «великий августинец» Мартин Лютер (1483-1546). Он закончил богословский факультет, в 1510 году впервые посетил Рим и был настолько потрясен увиденным, что всю свою дальнейшую жизнь посвятил борьбе с папством. 31 октября 1517 года в саксонском городе Виттенберге Лютер выступил с 95 тезисами против индульгенций, тем самым зажег факел общеевропейской Реформации.

Средневековье знало немало попыток «улучшить» нравы духовенства и «очистить» церковь. Одним из объектов критики католицизма стала продажа индульгенций (т.е. отпущение грехов). Отпущения грехов имели давнее прошлое. Еще в раннем христианстве царство загробных мучений было поделено на ад и чистилище. Ад – наказание, вынесенное только Богом, чистилище, как считали ученые-богословы, видно и церкви. Отсюда, вместо чистилища на небесах, человек может быть наказан и на земле. Так появились епитимии (покаянные тяготы и муки), заменяющие чистилище. Епитимии тоже можно «заменить». Заменой стали сатисфакции – покаянные благодеяния, заменяющие покаянные страдания. Идея сатисфакции завоевала признание в эпоху крестовых походов. В 1095 году папа Урбан II ввел индульгенции – отпущение грехов церковью. С 1390 года такие отпущения стали дароваться не только паломникам, но и тем, кто внес имущественный или денежный взносы в пользу церкви. В 70-е годы XV века церковь печатает разрешительные грамоты. Купив ее, получатель фактически имел отпущение грехов. Он мог также «отпустить»! муки своему родственнику или другу, томящимся в чистилище.

Можно согласиться с Э. Соловьевым в том, что продажа индульгенций противоречила не только здравому смыслу, но и нарождающемуся юридическому сознанию. Например: антицерковные прегрешения шли по более высокой цене, несмотря на то, что церковь утверждала равенство людей перед Богом. Богатые могли откупиться от любых грехов, бедные – нет. Где есть купля-продажа, там есть и кредит, кредит на преступления. Все это понимает Мартин Лютер. Его тезисы – сдержанный, суровый и горький документ. Они были той искрой, которая взорвала бочку с порохом: в Германии началась Реформация. Интересна первоначальная реакция папского Рима на выступление доктора Мартина. Папа Лев X из дома Медичей был меценатом, любителем изящной словесности, однако он не обратил внимания на революционность выступления Лютера. По поводу тезисов он заявил: « Бред немецкого монаха, упившегося пивом».

В своем первом сочинении Лютер отрицает власть церкви над чистилищем, гневно обличает торговлю индульгенциями, выдвигает свое основополагающее положение «об оправдании одной верой». Человек сам оправдывается за свои грехи, лучшим оправданием является его Вера. Вера же не есть свободный выбор человека, она – Божья милость. А как же священники, церковь? Священники, по Лютеру, нужны лишь затем, чтобы толковать крестьянам Священное Писание. Признавая частичную греховность человека, Лютер из семи таинств католицизма оставляет только два: крещение и причащение.

Антипапская направленность учения Лютера проявилась в его втором положении: «Божественная истина заключена только в Библии», т.е. Ветхом и Новом Завете. Тем самым реформатор отрицал «Священное Предание» – постановления Соборов. Из этого отрицания возникло утверждение о греховности духовенства и папства. В своих последующих работах доктор Мартин говорит о приоритете светской власти над властью духовной. Из него следует право светской власти на секуляризацию церковных имуществ, тем более что большинство земель было закреплено за церковью именно постановлениями церковных Соборов. Выступление Лютера поддержала вся Германия: князья и города, крестьяне и рыцари. Однако каждое сословие понимало Реформацию исходя из собственных, вполне земных интересов. Практически до 1546 года, то есть до самой своей смерти страстным и достаточно последовательным борцом против Рима был Мартин Лютер. Его тактика менялась, однако антипапская направленность деятельности оставалась неизменной.

Как же оценивается роль Лютера в историографии? Историки и теологи написали о докторе Мартине тысячи книг и статей, его роль в истории Германии доведена до статуса национального героя, особенно в работах историков-протестантов. Другие авторы, историки-католики изображают его не иначе как попом-растригой, полагая, что из-за Лютера не была решена задача национального объединения страны.

Традиционная отечественная историография явно недостаточно уделяла внимание доктрине Лютера, зато подробно анализировала социально-классовую суть его учения. Общепринятой была точка зрения на то, что Лютер – идеолог немецкого бюргерства, причем консервативной его части. В исследованиях М.М.Смирина, Ю.К.Некрасова, В.Е.Майера, Э.Соловьева, и др. была предпринята попытка проследить эволюцию взглядов Лютера. Выделяется три условных периода его деятельности:

Первый: 1517-1520 гг. Лютер просил: проверяйте, испытывайте, опровергайте то, что я вычитал в Писании. Он готов участвовать в диспутах, надеется решить вопрос мирными средствами, он против насилия (см. Письмо Мартина Лютера папе Льву Х от 1518 года.) В 1520 году после папской Буллы об отлучении его от церкви, доктор Мартин призывает идти «в битву с приспешниками сатаны». Однако его революционность и бескомпромиссность касается только католического духовенства и папы. Он убежден, что «папа-антихрист и папский престол – седалище сатаны». В 1520 году имя Лютера сделалось настолько популярным в разных слоях немецкого народа, что папский представитель вынужден признать в своем донесении в Рим: «Девять десятых Германии кричат «Лютер!», остальная десятая – по меньшей мере – «Смерть римскому двору»!

Второй: 1521-1523 гг. В эти годы большие надежды на Лютера возлагали деятели рыцарской оппозиции. Рыцарский проект государственной централизации связан с именем выдающегося гуманиста Ульриха фон Гуттена. Но мечты идеологов рыцарства были обречены на провал. Восстание 1522 года под руководством фон Зиккингена потерпело поражение. Доктор Мартин не поддержал рыцарское восстание, считая идеальным ненасильственное сопротивление папству. Уже в своей работе «К христианскому дворянству немецкой нации...» он оправдывает насилие против папства лишь в том случае, если государи (в первую очередь Карл V) объявят войну римским преступникам. Реформатор не поддержал Ульриха фон Гуттена и Франца фон Зиккингена (руководителей рыцарского восстания), ибо считал, что «ни одна капля народного недовольства не может тратиться на мирские распри – все на борьбу с папской церковью».

Третий: 1524, 1525-1546 гг. В эти годы немецкий реформатор продолжает критику католицизма, вместе с тем он осуждает участников Крестьянской войны 1524-1525 года, и особенно их руководителей – анабаптистов. В 1524 году он пишет донос властям города Мюльгаузена, куда в то время перебрался реформатор-анабаптист Томас Мюнцер: «Этот человек уже доказал..., что от его деятельности нельзя ожидать иных плодов, кроме убийства, восстания и кровопролития». Мюнцер же считал, что, борясь только с папством, «значит проводить реформу только наполовину». Лютер, по мнению народного вождя, «плохой реформатор, он подкладывает подушки нежному телу, слишком превозносит веру и мало значения придает делам».

Поражение крестьянства в войне 1525 года рассматривается Лютером как благо. С этого времени он делает ставку на князей, поддерживая Реформацию в отдельных княжествах. В конце жизни великий реформатор разочарован – в стране царит хаос, беззаконие, идут междуусобные конфессиональные войны. Его надежды не оправдались...

Как же оценить вклад Лютера в развитие европейской цивилизации? Вероятно, главный итог его деятельности – это становление веротерпимости, зарождение внутренней свободы человека, обоснование индивидуализма. Лютер дал новому обществу новую идеологию, а значит, объективно способствовал движению вперед. Лютер, сын своего народа, он отражал интересы общества в целом. Вместе со своим народом он часто сомневался, ошибался, делал шаги и вперед и назад. Но в главном, в своей борьбе с папством, бывший августинский монах оставался непреклонен: «На том стою и не могу иначе».

Пожалуй, лучше других сказал о Лютере Стефан Цвейг: «Лютер – сын горца и потомок крестьян, переполненный физической силой, хитрый и откровенно мнительный, брызжущий здоровьем, жизнелюбивый и грубо радующийся своему жизнелюбию («Я жру, как богемец, и пью, как немец»), упругий, налитой сгусток жизни, ярость, варварство целого народа, сосредоточенные в одной незаурядной натуре. Гений Лютера проявляется в стремительности чувств в тысячу раз сильнее, чем в интеллекте... Он – великий борец». (Цвейг С. Триумф и трагедия Эразма Роттердамского // Наука и жизнь. 1966. № 11. С.108).

4. Германия в период Реформации (1517-1555 гг.). Княжеский абсолютизм

Германская Реформация началась с выступления Мартина Лютера против индульгенций в 1517 и закончилась Аугсбургским религиозным миром в 1555 году. Кульминационным пунктом ее стала крестьянская война 1524-1525 гг. В традиционной отечественной историографии преобладающей была точка зрения на Реформацию и Крестьянскую войну как раннебуржуазную революцию. Причем в работах М.М.Смирина, В.Е.Майера, Ю.К.Некрасова, А.Н.Чистозвонова и др. акцент сделан на экономические предпосылки движения. Вопрос о Реформации как идеологической революции отдельно в них не рассматривался. Как правило, отечественные медиевисты отталкивались от заметок Ф.Энгельса «К Крестьянской войне», где он утверждал, что «реформация – лютеранская и кальвинистская – это буржуазная революция № 1 с Крестьянской войной в качестве критического эпизода». Заметим в скобках, представление о Крестьянской войне как социальной революции (не буржуазной, а социальной) разделяли и многие представители западной либеральной историографии, например известный английский философ Бертран Рассел.

Германская Реформация в исследованиях историков советской школы делилась на три этапа.

Первый этап (1517-1520) – мирное развитие событий, единство всех антипапских сил под эгидой Мартина Лютера.

Второй этап (1520-1525) – выделение трех направлений в реформационном движении: бюргерско-буржуазного, народного, княжеского. В этот период, начиная с рыцарского восстания 1522 года, довольно отчетливо проявляются, с одной стороны, противоречия в лагере реформаторов, с другой же – различные идеологические программы, планы и проекты движения. В это время на фоне неудачного рыцарского восстания началась Крестьянская война 1524-1525 гг. В ходе войны были выработаны ряд программ: «12 статей» – умеренная крестьянская программа; «Статейное письмо» – радикальная программа с элементами утопических коммунистических идей и Гейльброннская программа – проект рыцарско-бюргерского переустройства Империи.

«12 статей» были составлены проповедником-цвинглианцем имперского города Меммингена Кристофом Шаппелером и подмастерьем Себастьяном Лотцером на основании крестьянских жалоб Швабии. В них не только провозглашается право общин выбирать себе священника, но и выдвигается требование отмены крепостного права. Большинство статей, ссылаясь на Евангелие, аппелируют к совести феодалов и князей, требуя возвращения захваченных общинных земель и снижения «барщин и оброков».

«Статейное письмо» написано сторонниками радикального реформатора Томаса Мюнцера. В этом документе предлагается создание «Христианского объединения», чтобы освободиться от всех господ. В «Статейном письме» обосновывается идея общественного переворота, т.е. уничтожения существующего строя и установления «царства Божьего на земле». Эта программа отражала интересы крестьянской бедноты и плебейских городских низов.

Гейльброннская программа не успела стать программным документом в собственном смысле слова, так как не была обсуждена и принята на собрании представителей крестьянских отрядов. Однако ее авторы, лидеры радикальной бюргерской партии Вендель Гиплер и Фридрих Вейгандт, задались целью осуществить крупные политические преобразования в общегосударственном масштабе.

Мы уже говорили об отрицательном отношении Мартина Лютера к Крестьянской войне, не устаивают его и требования восставших. На первую программу доктор Мартин ответил памфлетом «Призыв к миру по поводу 12 статей». В нем он, с одной стороны, призывает помещиков смягчить феодальный гнет, с другой же – считает, что крестьяне должны терпеливо переносить земные тяготы и уповать на Бога. В своем памфлете Лютер решает задачу будущего организационного устройства реформированной церкви: если община хочет сама выбирать себе пастора, то она должна его кормить. Но, было бы лучше, советует доктор Мартин, «испрашивать пастора у своего князя». Восставшие крестьяне слушали доктора Лютера, но более справедливым им казался Томас Мюнцер и его «Статейное письмо». Мюнцер обещал народовластие, уравнение имуществ и другие блага. Проповедь Лютера должна была погасить народный протест, Мюнцера – усилить. В 1525 году Лютер написал памфлет «Против разбойных и грабительских шаек крестьян», в котором призывал «бить, душить (крестьян), колоть, тайно или явно и помнить, что не может быть ничего ядовитее, вреднее, ничего более дьявольского, чем мятежник». Этот памфлет стал несмываемым пятном на имени Мартина Лютера.

В ходе Крестьянской войны, как считает М.М.Смирин, произошел раскол в лагере Реформации вообще и в бюргерско-буржуазном движении в частности. Из последнего выделились: а) умеренно-консервативное крыло во главе с Лютером, и б) радикально-бюргерское во главе с Карлштатом. В определенной степени интересы радикального бюргерства отражала уже упомянутая Гейльброннская программа. В ней одним из главных являлся пункт о создании централизованной Империи рыцарско-бюргерского типа. Авторы программы понимали Реформацию в широком смысле, как переустройство всей политической системы в стране, как реформу церкви по лютеровскому образцу, как реформирование сословного строя, а также преобразование основ экономики в интересах среднего предпринимательства.

После подавления Крестьянской войны революционность низших и средних слоев постепенно сходит на нет. Усталое знамя Реформации подхватили немецкие князья.

На третьем этапе (1525-1555) в стране идет «Реформация сверху». Князья Саксонии, Мекленбурга, Померании и др. провели в своих землях Реформацию и присвоили себе все церковные богатства. Император Карл V (1519-1556) и князья-католики выступили против князей-протестантов. Начались длительные Шмалькальденские войны (1546-1548, 1552 -1554) между двумя религиозно-политическими группировками. Они привели к Аугсбургскому религиозному миру 1555 года, который установил принцип: «Чья власть, того и вера». Тридцатилетняя война (1618-1648) была своеобразным продолжением этого противостояния. Вестфальский мир (1648) санкционировал фактический распад Священной Римской империи. Независимость князей возросла, что препятствовало национальному объединению страны. В Германии окончательно сложился княжеский абсолютизм. Он имел следующие особенности:

а) формально союз немецких князей находился под эгидой выборного германского императора из той же династии Габсбургов;

б) северные княжества были, как правило, протестантскими, южные – католическими;

в) каждый князь имел все атрибуты абсолютной власти: чеканил монету, содержал армию и бюрократический аппарат, собирал налоги, контролировал деятельность княжеских (государственных) судов;

г) в каждом региональном государстве (княжестве) сохранились сословные учреждения-ландтаги, хотя круг их компетенций постепенно сужался;

д) Тридцатилетняя война предоставила германским князьям независимость во внешней политике: главным ее содержанием для австрийских Габсбургов стала экспансия на юго-восток;

е) будущее объединение германских земель произойдет вокруг Бранденбурга. В XVII веке бранденбургские князья Гогенцоллерны значительно расширили свою территорию и угрожали соседним странам: Швеции и Польше.

 

Л Е К Ц И Я 7

ШВЕЙЦАРИЯ В XVI ВЕКЕ. РЕФОРМАЦИЯ УЛЬРИХА ЦВИНГЛИ И ЖАНА КАЛЬВИНА

 

1. Особенности экономического и политического развития Швейцарии.

2. Ульрих Цвингли и его учение, распространение Реформации цвинглианского толка.

3. Кальвинизм: вероучение, церковь, государство.

 

Литература

См. лекции 5 и 6.

 

В первой половине XVI века Реформация вслед за Германией быстро распространилась в других странах Западной Европы. Реформационное движение имело различные формы, зависело от конкретных исторических условий, было национальным или интернациональным. Однако ни одна из европейских стран не заняла в движении такого значительного места, как Швейцария. Швейцария стала родиной двух мощнейших направлений Реформации: цвинглианства (Ульрих Цвингли) и кальвинизма (Жан Кальвин). Оба эти направления гораздо последовательнее, чем учение Лютера выразили буржуазную сущность реформационного движения. Если цвинглианство осталось внутришвейцарским явлением, то кальвинизм стал, по словам Энгельса, идеологией «самой смелой части тогдашней буржуазии». Он сыграл важную роль в ранних буржуазных революциях в Нидерландах и в Англии.






Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 1262; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2021 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.028 сек.