В. Нарушения функций и форм речи

Две основные функции речи — коммуникативная и интеллектуальная у детей наличествуют, но вследствие языкового расстройства недостаточно полно реализуются и имеют особенности.

Из входящих в коммуникативную функцию нарушены в большей мере коллективно-регулятивная, апеллятивная, волюнтативная и информативная функции. Относящаяся к интеллектуальной номинативная функция часто реализуется, другие же функции — оперативная (выражение действий), атрибутивная (выражение отношений к явлениям действительности), локативная (выражение местоположения) и проч. — реализуются не всегда, что, вероятно, обусловлено языковой недостаточностью.

Из средств выражения речевого акта нарушены устная и письменная речь. Кинетическая речь и невербальные звуковые средства, входящие в устную речь, сохранны. При этом в устной речи нарушается только речь экспрессивная. Относительно состояния внутренней речи существуют разные точки зрения. Одни авторы считают, что она расстроена, другие придерживаются противоположного мнения. Нет сведений о состоянии речи скрытой (внутреннее проговаривание). Речь активная по сравнению с реактивной и стохастической более подвержена нарушению. Так же и спонтанная речь по сравнению с контекстной и ситуативной расстраивается сильнее. Если рассматривать состояние форм речи с точки зрения функциональной направленности высказывания, то среди них самая сложная — вопрос, менее сложны — приказ, просьба и другие. Речь монологическая намного труднее диалогической. Очень сложны для детей с алалией сентенциональные (развернутые) и суперсентенциональные высказывания. Трудна публичная речь, особенно в большой группе и в незнакомой обстановке.

КЛАССИФИКАЦИЯ

Экспрессивная алалия — явление неоднородное. Это побуждает ее классифицировать.

Так, по характеру повреждения речевого аппарата ряд авторов разделяет алалию на функциональную и органическую.

По патогенетическому принципу А. Либманн (1900) в слухонемоте, в частности, выделяет: 1) моторную форму; 2) сенсомоторную; 3) промежуточные случаи, граничащие с косноязычием. Высказываются возражения против правомерности выделения сенсомоторной формы и «промежуточных случаев». Некоторые авторы, полагая, что экспрессивную алалию вызывает апраксия, выделяют две формы алалии: эфферентную и афферентную. Р.Е. Левина (1968)считает, что существуют варианты алалии, обусловленные нарушением 1) фонематического слуха; 2) двигательной сферы; 3) зрительного восприятия и 4) психической активности. В.К. Орфинская выделяет формы алалии, связанные с нарушением 1) речедвигательного анализатора, 2) двигательного анализатора, 3) слухового и речедвигательного анализатора. Дискуссионным в этих классификациях представляется установление причинно-следственных связей между неречевыми и речевыми нарушениями.

В зависимости от наличия у детей нервно-психических расстройств алалию разделяют на две формы: неосложненную этими расстройствами («чистую») и осложненную ими («комбинационную»).По симптоматическому принципу Р.Е. Левина (1968) и другие авторы разделяют алалию на три «уровня общего недоразвития речи» («уровня речевого развития»).[22]

Думается, что основные усилия в разработке классификации алалии должны быть связаны с изучением ее механизма.

ТЕЧЕНИЕ

Экспрессивная алалия не статичное, а динамичное расстройство, которое в ходе своего развития претерпевает ряд существенных изменений. У всех детей в той или иной степени выраженности происходит спонтанное усвоение языка, несмотря на значительную задержку в сроках его усвоения и патологическое развитие. В процессе же специального обучения детей в дошкольных и школьных учреждениях язык в структурном, структурно-функциональном и коммуникативном аспектах обогащается и постепенно приближается к норме.

Отметим основные закономерности генезиса языка у детей с алалией.

Как показали наши исследования (В.А. Ковшиков, 1983), развитие звуковой знаковой системы в первый — довербальный — период у детей с алалией не имеет каких-либо существенных отличий от нормы ни в структурно-функциональном, ни в коммуникативном планах. У них, как и у нормально развивающихся, невербальные вокализации (крик, плач, кряхтение, гуление, хныканье, вскрикивания, лепет, смех, звуки-псевдослова и бормотание) участвуют в формировании интонации и предпосылок семантической и синтаксической сторон экспрессивной речи. Формируется целый ряд семантических функций (эмотивная, апеллятивная, волюнтативная, регулятивная, релятивная и др.) и большое число значений, составляющих своеобразные семантические поля (поля астенических и стенических эмоций, поля действий, отношений и др.), а также первоначальные семантико-синтаксические структуры («субъект-действие», «объект-действие», «субъект-обстоятельство места» и др.), которые, вероятно, служат матрицами для вербального синтаксиса.

Нарушение развития звуковой знаковой системы у детей с алалией наступает во втором — вербальном — периоде при овладении словесными, собственно языковыми знаками, которые в отличие от предшествующих, невербальных знаков обладают особой структурой и функционированием. Поэтому дети не могут или же затрудняются реализовать имеющиеся у них предпосылки экспрессивной речи в новой языковой форме.

Генезис языка у детей с алалией и у нормально развивающихся имеет сходные и принципиально различные черты.

Сходство состоит в том, что и те, и другие дети проходят путь от развития семантических функций и своеобразных значений, выражающихся невербальными вокализациями, к языковой (словесной) форме выражения этих функций и значений. И у тех, и у других выражение семантического компонента высказываний длительное время доминирует над формальным, что особенно ярко проявляется на ранних этапах усвоения языка. И у тех, и у других отмечается определенная последовательность в становлении структурно-функциональной стороны языка: неизменяемость языковой формы — частичное (преимущественно неправильное) ее изменение — сверхгенерализация и иррегулярность усвоенных форм — правильная форма.

Наряду со сходством отмечаются существенные различия. У детей с алалией сроки появления языковых единиц (слов, звуков, флексий и др.) и особенно правил их функционирования значительно отстают от нормы; развитие механизма экспрессивной речи в дошкольном возрасте, как правило, не достигает нормы. До 2-3 лет большинство детей с алалией либо вовсе не употребляют словесной речи, либо в их речи отмечается предельно ограниченное количество слов, которые обычно дефектны по звуковой и слоговой структуре и которые не вступают между собой в синтаксические связи; если все же стремление к связям проявляется, то выражение их аномально: неправильный порядок следования слов, отсутствие флексий и проч. У некоторых детей такое состояние затягивается на более длительные сроки (иногда до возраста 4-5 лет).

Детям с алалией свойственны не только значительная задержка в сроках развития механизма экспрессивной речи, но и его патологическое развитие.

Так, объем языковых единиц, относящихся ко всем подсистемам языка, обычно ограничен. Порядок появления многих единиц (фонем, флексий, синтаксических конструкций и др.) иной, чем у детей с нормальным речевым развитием. Например, некоторые смычные ([т], [т'], [к']) часто появляются раньше некоторых сонорных ([м], аффриката [ч] нередко опережает появление свистящих и т.д.

Для детей с алалией типично употребление языковых форм, не характерных для детей с нормальным развитием: незакономерное для нормы использование синтаксических конструкций и флексий, несвойственные норме замены фонем и т.д.

Например, замена родительного падежа дательным (шапка мальчику /мальчика/), винительного — предложным (нашел грибе /гриб/), творительного — родительным (копать совока /совком/) и т.д.; звук [ш] заменяется не только звуками [т], [т'], [c], [c'], что характерно для нормы, но и звуками [ч] [шишка чишка), [щ] (катушки катущки), [ф] (шапка фапка), [х] (шарик харик), [д] (шуба дуба); звуки [в], [в'] заменяются не только на звуки [б], [б'], но и на [л'] (веник леник), [д] (девочка дедочка), [j] (варежки ярежки) и даже на звук [р] (диван диран)[23]

Наиболее ярко отличие проявляется в несформированности и дефектном употреблении системы общих (относящихся ко всему языку) и частных (относящихся к определенным компонентам языка) оперативных


правил функционирования языкового механизма (типа правил, установленных Д. Слобиным для нормы). Например, таких, как «форма языка изменяется», «все необходимые для данного высказывания языковые единицы должны быть выражены», «языковые единицы выражаются в определенной последовательности», «между языковыми единицами существует взаимосвязь», «окончания слов значимы для выражения содержания», «в определенных условиях некоторые существительные не требуют маркировки» и проч. В развитии явлений сверхгенерализации и иррегулярности у детей с алалией часто не обнаруживается тех закономерностей, которые свойственны этим явлениям у детей, нормально овладевающих языком. Например, если для нормы типичны замены флексий внутри значений падежа, то для детей с алалией — и между падежами.

Коммуникативная функция речи также имеет отличия. Дети с алалией избегают общаться посредством речи во многих ситуациях. Нередко у них возникает речевой негативизм.

Для развития механизма экспрессивной речи у детей с алалией характерно расхождение между нарушением этого механизма и полной или относительной сохранностью других речевых и неречевых механизмов деятельности. К ним относятся: импрессивная речь, артикуляция, которая потенциально позволяет детям осуществлять речевой акт, невербальные знаковые системы, использующиеся в речевой деятельности (интонация, невербальные вокализации, «звуковые жесты», звукоподражания, мимико-жестикуляторная речь), способность устанавливать правильные отношения между явлениями действительности в неречевой предметно-практической форме («невербальное мышление»).

Механизм языка у детей с алалией длительное время настроен на примат содержания в ущерб языковой форме: достаточно развитое содержание (о чем можно судить по неречевой деятельности детей и по употреблению ими в коммуникации невербальных языковых средств) часто выражается рудиментарными и дефектными вербальными средствами. Из формальных языковых средств многим детям на протяжении ряда лет доступны лишь средства, составляющие «низший» уровень языка (интонация, невербальные вокализации, «звуковые жесты», звукоподражания, мимико-жестикуляторная речь), либо самые простые средства, относящиеся к его «высшему» уровню (однословные и двусловные предложения, элементарные синтаксические связи, простые (контрастные) фонематические противопоставления, «универсальная» структура слога (СГ) и т.п.).

Неусвоение изменений формы языка — ведущий показатель расстройства развития языкового механизма у детей с алалией. Овладевая со временем определенным (иногда относительно большим) набором языковых единиц (фонем, морфем, слов, синтаксических структур), они не овладевают оперативными правилами их функционирования в языковом механизме или же овладевают только самыми легкими для усвоения правилами, характерными для начальных этапов вербального периода развития речи в норме, и долго не переходят к другим, более сложным правилам, используя вместе с тем свои, дефектные правила. Иначе говоря, дети с алалией «не знают», как должным образом следует оперировать с имеющимся у них инвентарем лингвистических единиц (в чем мы смогли убедиться на многочисленных примерах, рассматривая механизм азалии; см. выше).

На всех этапах развития вербальной речи дети с алалией постоянно испытывают сменяющие друг друга трудности в оперировании структурными компонентами языковых подсистем. Частично преодолевая трудности в какой-либо подсистеме (к примеру, в лексической или фонематической), они, как правило, продолжают испытывать трудности в других подсистемах (к примеру, в морфологической или синтаксической). Преодолевая трудности на более «низком» уровне организации той или иной подсистемы, они продолжают испытывать нередко возрастающие трудности на более «высоком», сложном уровне ее организации. Например, дети могут усвоить многие синтаксические структуры предложения, но не усваивают синтаксической структуры текста. Эта закономерность просматривается и в соотношении развития систем устной и письменной речи. Многие дети, удовлетворительно овладев устной речью, часто с большим трудом овладевают первоначальными навыками чтения и письма, и в их письменной речи длительное время проявляются дислексические и дисграфические ошибки; когда же дисграфические ошибки частично или даже полностью исчезают, дети продолжают затрудняться излагать содержание в письменной форме, что особенно ярко проявляется при самостоятельном построении развернутых текстов.

Названные закономерности развития языка у детей с алалией показывают, что развитие его идет по патологическому типу и характеризуется в основном неусвоением и дефектным употреблением правил функционирования языковых операций.

Обычно в возрасте 3-4 лет (иногда раньше) дети начинают посещать специализированные дошкольные учреждения (логопедические детские сады, логопедические кабинеты при поликлиниках и др.), где с ними проводится медико-педагогическая работа, направленная на преодоление языковых и неязыковых расстройств.

В ходе этой работы многие дети дают заметное продвижение. До известных пределов формируется структурно-функциональная сторона языка, коммуникативная функция речи, улучшаются познавательные процессы, расширяется круг знаний, дети овладевают начатками грамоты, положительные изменения происходят в эмоционально-волевой сфере и в свойствах личности, в частности, исчезает или сглаживается речевой негативизм. Однако языковые и неязыковые симптомы хотя и не в столь выраженной, как ранее, степени продолжают существовать, и к ним у части детей даже прибавляются новые. Это заикание и спотыкание или же нарушение ритма речи, напоминающее спотыкание.

Авторы, пишущие об этих нарушениях у детей с алалией, считают, что их возникновение связано с артикуляторными трудностями, которые дети начинают испытывать в период появления речи при произнесении сложных звукокомплексов. Эта гипотеза не подвергалась исследованию. Можно высказать и другое предположение: заикание возникает вследствие нарушения построения и реализации моторной программы, но это нарушение в свою очередь вызывается нарушением других программ, входящих в языковой процесс (лексической, синтаксической и др.). Разумеется, и данное предположение нуждается в экспериментальной проверке.

Большинство детей по причине языковых и неязыковых расстройств не может поступить в общеобразовательную школу и поэтому начинает обучение в школе для детей с тяжелыми нарушениями речи. Только некоторые начинают обучаться в общеобразовательной школе; обычно с ними продолжают заниматься преодолением остаточных явлений алалии на логопедическом пункте.

Многие дети, обучаясь в специальной школе, испытывают затруднения при усвоении программного материала, главным образом по русскому языку. Тем не менее почти все заканчивают обучение и овладевают знаниями в объеме 8 классов общеобразовательной школы. Языковые и неязыковые нарушения в значительной мере преодолеваются, так что после окончания школы симптоматика проявляется в легкой степени и часто обнаруживается только в ходе специального исследования.






Дата добавления: 2016-07-18; просмотров: 2429; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.032 сек.