Княжеские уставы и уставные грамоты

 

ВВЕДЕНИЕ

Древнерусские княжеские уставы и уставные грамоты представляют собой памятники княжеского законодательства, акты, посвященные вопросам государственного управления, судопроизводства, налогообложения. Большая часть сохранившихся памятников такого рода определяет место церковной организации в системе государства. Появление их было вызвано тесной связью государства и церкви в Средневековье, существованием наряду со светской, государственной властью особой церковной власти митрополита, епископов и их чиновников, которая осуществлялась в общегосударственном и местном масштабах в финансовой сфере, в области управления и суда. Кроме того, церковь обладала рядом привилегий, обусловленных почти безраздельным ее господством в идеологии и особыми условиями формирования и развития публичной власти в раннефеодальном обществе.

Княжеские церковные уставы и уставные грамоты о десятинах, судах, церковных людях были документами, в которых отразился договор, определяющий взаимоотношения светской и церковной властей, их функции в государственном управлении и суде, их место в системе феодальной эксплуатации, участие в сборе и распределении даней, договор, устанавливающий разграничение земельных владений, т. е. соотношение земельных, финансовых и иных интересов государства и церкви.

Сохранившиеся княжеские церковные уставы можно разделить на группы в зависимости от того, какому периоду истории феодального государства они принадлежат, территорию какого государственного образования охватывает разделение властей по уставу, на какой ступени феодальной лестницы стоят фигурирующие в уставе стороны.

К первой группе относятся Устав князя Владимира Святославича о десятинах и церковных людях и Устав князя Ярослава Владимировича о церковных судах. Эти уставы сохранились в большом числе позднейших переработок XIII – XIV вв. и во множестве списков XIV – XVIII вв., но их ранние тексты восходят ко времени существования Древнерусского государства и в их основе лежат установления названных древнерусских князей. В них оговариваются формы и размеры материального обеспечения церкви, и пределы церковной юрисдикции применительно к столичной киевской митрополии. Это обстоятельство, и то, что законодателями в этих уставах выступают великие киевские князья, а в создании Устава кн. Ярослава принимал участие киевский митрополит Иларион, обусловило действие названных уставов на территории всей Руси. Вместе с тем в их тексты вносились новые нормы, отражавшие изменения в соотношении светских и церковных властей в отдельных княжествах в процессе развития феодальных отношений и эволюции государственного строя и самой церковной организации.

Таким образом, по спискам церковных уставов Владимира и Ярослава можно не только установить систему материального обеспечения церкви, пределы церковной юрисдикции и нормы церковного права Древнерусского государства, но и проследить развитие этих институтов и норм в различных княжествах Руси в XIII – XV вв. вплоть до тех пор, когда сами княжеские уставы начинают переписываться и перерабатываться уже не как действующие сборники права, а как памятники, имеющие политическое значение в условиях образования Русского централизованного государства.

Вторая группа – это уставы и уставные грамоты, возникшие в период феодальной раздробленности в XII–XIV вв. Взаимоотношения княжеской и церковной властей в Смоленской земле в XII в. отражают грамоты князя Ростислава Мстиславича и епископа Мануила 1136–1150 гг. Условия, сложившиеся к тому времени в Новгороде, показывает грамота князя Святослава Ольговича 1137 г. Изменения в положении церкви, связанные с развитием республиканского строя Новгорода, получили выражение в Уставе Всеволода о церковных судах и в уставе церкви Ивана на Опоках, известном как рукописание князя Всеволода Мстиславича.

Для истории взаимоотношений государственной власти и церкви на юго-западных и западных землях Руси в XIII – XIV вв. представляют интерес устав галицкого князя Льва Даниловича кафедральной церкви Успения 1301 г. и грамота луцкого и владимирского князя Любарта Гедиминовича соборной церкви и епископу 1321 г.

Особое место занимают княжеские уставы и грамоты, не связанные с церковной юрисдикцией. Таковы уставная грамота волынского князя Мстислава Даниловича (около 1289 г.), устанавливающая феодальные повинности в пользу княжеской администрации, и Устав князя Ярослава о порядке надзора за благоустройством новгородских улиц (о мостех). Эти документы являются важнейшими памятниками административной деятельности государственной власти XIII в. в условиях различных земель Руси.

В настоящий раздел включены некоторые уставы и уставные грамоты из перечисленных здесь. Уставной грамотой является документ, устанавливающий повинности феодально-зависимого населения, а применительно к церковным грамотам – документ, закрепляющий взаимоотношения светской и Церковной властей в связи с конкретным случаем в определенном княжестве, на определенное время. Уставные грамоты, имевшие местное и временное значение, не пользовались широким распространением и сохранились в небольшом числе списков или даже в единственных списках. Они воспроизводят текст, близкий к первоначальному.

В отличие от грамот уставы – памятники более сложного состава. В их основе лежит одна или несколько уставных грамот. Это документы, где уже обобщаются взаимоотношения государственной и церковной властей, существовавшие в течение длительного времени (иногда с момента составления такой грамоты до одной из последних переработок устава в форме соответствующей его редакции) и на различных территориях. Уставы содержат меньше указаний на конкретное место и время их создания, но отличаются широким содержанием, что способствует появлению большого числа их списков и обработок, которые оказываются применимы в различных условиях. В качестве княжеского устава особого типа можно рассматривать и Русскую Правду.

Списки княжеских уставов объединяются в редакции, изводы и виды. Редакциями уставов называются крупные переработки памятников, которые отражают изменения в политической, юридической или социально-экономической жизни общества и являются вместе с тем определенными этапами в истории текстов этих памятников. Каждая редакция может быть представлена одним или несколькими (многими) списками. Такими редакциями Устава кн. Владимира являются, например, Оленинская, сохранившая ранний текст XII в., Синодальная, отразившая изменения XIII –начала XIV в., и др. Редакциями Устава кн. Ярослава являются Краткая, сохранившая ранний текст XI в. в незначительном поновлении XIV в., Пространная, зафиксировавшая развитие древнерусского церковного права на рубеже XII –XIII вв., и др.

Каждая из редакций может быть связана не только с определенным временем, но и с местом, со столицами княжеств и епископскими кафедрами (Киев, Новгород, Галич, Туров, Владимир Суздальский, Москва, Новогрудок и др.). Изводы представляют собой менее значительные переработки текста уставов, результаты их приспособления к новым условиям места и времени, а также такие изменения, которые появляются при внесении памятника в состав летописи, юридического или другого сборника. Таковы, например, Белозерский извод Краткой редакции Устава Ярослава, который возник в XV в. под пером книжника Ефросина, когда он включал его в свой энциклопедический сборник, и Археографический извод Пространной редакции того же Устава в составе сборника, содержащего наряду с Новгородской Первой летописью многие юридические памятники, списки князей, посадников и епископов. В виды текста объединяются списки памятника, имеющие общие (иногда ошибочные) чтения и восходящие, возможно, к одному общему источнику – списку, называемому архетипом данного вида.

 






Дата добавления: 2016-07-11; просмотров: 4228; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2020 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.009 сек.