Тревожно-мнительный тип.

Научиться понимать тревожно-мнительную личность — значит научиться разбираться в «сокровенном» человека любого морфологического типа. «Боль» (как физическая, так и душевная), депрессия, страх, тревога, какими бы причинами они ни были вызваны, или были беспричинными, так или иначе захватывают «ядро» личности. Это могут быть переживания, связанные с социальным статусом человека, с семейными делами (например, тревога о родных, стрессовое состояние из-за утраты близких), со здоровьем, наконец, с возрастом и приближением смерти.

И все же у тревожно-мнительной личности переживания тревожного ряда несколько иного характера, чем у других типов. Прежде всего потому, что если у всех других типов они преходящи, то у тревожно-мнительных личностей в течение всей их жизни эти переживания постоянны. Они глубинны, охватывают всю психосоматическую структуру человека, определяют его мировоззрение и мироощущение, его «пребывание в мире» (термин экзистенциалистов, чрезвычайно большое значение придающих феномену тревоги). «О, вещая душа моя! О, сердце, полное тревоги! О, как ты бьешься на пороге как бы двойного бытия», — написал Ф.М.Тютчев, самый «тревожный» из наших поэтов.

В психопатологии выделяется некий тревожный ряд, представленный феноменами, сменяющими друг друга по мере утяжеления субъективного состояния и соответствующего изменения поведения человека — от привычного (характерного) до невротического или даже психотического. Этот порядок в целом отражает и степени тревоги субъекта, и формы его активности. Так, в психотических, крайних состояниях человек утрачивает свою активность (самопроизвольность) и оказывается в состоянии «овладения чуждой силой» («синдром Кандинского». В.Х. Кандинский (1849—1889), русский психиатр, описал психотическое состояние путем наблюдения за самим собой).

Тревожный ряд — состояния или переживания человека, в которых тревога является стержневым и постоянным феноменом. В нем имплицитно содержатся все другие явления этого ряда. Через тревогу в сознание человека входит и боль. До настоящего времени общепринятого определения тревоги у специалистов (психопатологов, психологов) нет. По Крепелину, тревога не отражается ни одним чувством, и, вместе с тем, не отражает ни духовного, ни физического состояний человека. Она связана с самой психосоматической сущностью личности, ее витальными основами. Клиницисты, согласно Крепелину, имеют дело лишь с психическими или физическими последствиями переживания тревоги. Т.Берце, относивший тревогу к основной настроенности, определял ее как неописуемое жуткое изменение во взаимосвязи «Я — мир», близкое к дереализации (потери чувства реальности). Тревога квалифицировалась этим психиатром как боязливое напряжение, ожидание грозящей опасности, идущей из глубин бытия или «Я», сопровождающееся ощущением вселенского холода и пустоты бытия.

Э.Блейлеру принадлежит понятие «свободно плавающая тревога». Он указывает «на разлитой, заполняющий все пустоты бытия, трансцендентный для «Я» и принципиально не познаваемый характер тревоги». На отсутствие ясного и точного чувства, которое отвечало бы феномену тревоги, указывал и Ясперс. Отечественный психиатр О.В.Кербиков определял тревогу как своеобразное самоощущение диффузного характера, которое входит в основу настроения человека.

Боль связана с тревогой и частично входит в тревожный ряд. Неслучайно еще Эпикур и Сенека, а вслед за ними Спиноза, рассматривали боль как печаль, охватившую тот или иной участок тела. В Словаре Российской академии (1789 г.) боль определяется как «чувствование скорби в какой-нибудь части животного тела, от чрезмерного напряжения чувственных жил встречающееся».

У тревожно-мнительных личностей тревога всегда беспредметна. Но благодаря психологической защите, такие личности находятся в постоянном состоянии опредмечивания своих переживаний. По тонкому замечанию писателя М. Фриша: «Нельзя, кажется, долго жить, испытав тревогу, если испытанное остается без всякой истории» («Назову себя Гантенбайном»). Но, если предмет тревоги не обнаружен, возникает следующий феномен тревожного ряда — страх. Тревога и страх феноменологически (и психологически) заметно различаются друг от друга, хотя имеют общие психосоматические «корни». Как ни мучительна была бы тревога («несчастнейшее сознание» назвал тревогу Кьеркегор), как бы ни опустошала она личность, последняя стремится не к противоположному тревоге психическому состоянию — покою, а к опредмечиванию тревоги, по сути дела к ее психологическому оправданию. Именно эта тенденция у тревожно-мнительных личностей возводит тревогу в статус конституирующего личность феномена, в источник морфогенеза данного типа. Неудержимое влечение к страху, которое делает человека ананкастом (боязливым), — это та же логика, что и логика беспричинной тревоги.

Напряжение — еще один феномен тревожного ряда, иногда «первый», иногда «последний». Тревожно-мнительные личности, своеобразием своих переживаний и устремлениями как бы удваивающие мир, напоминают шизоидный тип. Но это только кажется, ибо ни мышление тревожного человека, ни его самосознание не имеют ничего общего с шизоидной психологией. Самое характерное отличие тревожно-мнительного типа и шизоидного состоит в феномене напряженности: тревожный человек почти постоянно (всю жизнь) находится в тревожном напряжении. Шизоид вряд ли знает это состояние. Тревожно-мнительная личность может походить на паранойяльную личность подозрительностью и прямолинейностью суждений, но такое с ней бывает лишь в состоянии поиска предмета тревоги. «Дурные предчувствия», «враждебная настороженность», «прикованность внимания к своей соматической сфере» (последнее периодически делает тревожных субъектов ипохондриками, что опять же, по видимости, сближает их с истериками) — основные явления напряжения. Любые внушения или внутренние импульсы могут усилить состояние напряжения до степени реальных «помех» мышлению. Так, психологически понятно, что всякое неприятное, пусть самое элементарное ощущение (например, зуд), нарушает ход мысли. Зубная боль может заставить даже волевого человека думать только о больном зубе.

Феномен тревоги (как и феномены ее ряда) имеет следующие основные формы:

1. «Тревожность как общее настроение» («свободно плавающая тревога»). 2. «Ипохондрическая настроенность» — соматизированная тревога (от чувства телесного дискомфорта до подозрения о наличии скрытого заболевания). 3. «Тревожная ажитация» (часто в форме психотического состояния) — речедвигательное беспокойство (человеку необходимо высказаться) или двигательное беспокойство (человек не может усидеть на месте). 4. «Паническая атака» — беспричинная тревога, сильно похожая на страх; чаще всего, в этом состоянии человек напряжен, боязлив и двигательно скован. 5. «Раптус» — психопатологический феномен; в этом состоянии человек не ответственен за свои поступки (возможны акции разрушения, членовредительства, самоубийства и убийства; в раптусе больной нуждается в надзоре и стационарном лечении).

Состояние страха только в том случае нужно считать патологическим, когда страх возникает в связи с ситуациями и объектами, обычно его не вызывающими. Например, страх при виде красного яблока, при произношении слова «интеграл», от дуновения теплого ветерка в лицо и т.п. Немотивированные страхи, то есть когда страх предшествует своему предмету (например, остаться одному в квартире или при виде похоронной процессии), — это все же тревога ананкаста (боязливо-мнительной личности, разновидность тревожно-мнительного типа). В основе немотивированных страхов тревожно-мнительной личности (а мнительность есть прямой результат немотивированности неприятных переживаний) при глубоком психоанализе обнаруживается внутриличностный (интерперсональный) конфликт (основательный разлад с самим собой, как у гетевского Фауста: «Две души во мне, и обе не в ладах друг с другом». Или разлад с «миром» (как у Тютчева), в котором исчез порядок: бытие становится «двойным»). Но в отличие от шизоидной личности, это раздвоение или удвоение личности и мира у тревожно-мнительного человека никогда не завершается. Схизис не знает ни страха, ни тревоги, ни боли. У тревожно-мнительной личности есть лишь сильная угроза раздвоения, которая никогда не реализуется. Как ни странно, но страх, боль, напряжение и тревога удерживают правые и левые половинки личности и бытия в функциональном единстве. Всегда, при любых обстоятельствах и формах. Тревожно-мнительная личность никогда не превращается в шизоидного субъекта (как и ни в какого иного).

У тревожно-мнительного типа часто бывают привычные страхи (фобии). Фобии — психологически непонятные страхи, к которым человек, если они у него с рождения, постепенно привыкает. Страхи, например, замкнутого пространства, открытой площади, острых предметов, некоторых неприятных звуков и т.п.

Основные формы страха, которые у тревожно-мнительных личностей могут выступать как характерологические черты или стереотипы поведения: 1. Отвага — отчаяние. 2. Навязчивости. 3. Ипохондрия. 4. Деперсонализация (психологически трудно понимаемое состояние, когда ощущение собственной самости — «Я» — вызывает немотивированный страх, следствием которого является самоотчуждение).

Следующий за страхом феномен тревожного ряда — это депрессия. Депрессия — это не «плохое настроение». Депрессия — это психоз, вызывающий психосоматический коллапс, то есть нарушение всей психосоматической «конструкции» человека. Депрессия всегда болезнь, которой может заболеть любой человек, к какому бы морфологическому типу он ни относился. Как психическое заболевание, депрессия находится в компетенции врачей-психиатров. Разделение на «невротическую» и эндогенную депрессии весьма условно, как и признание самостоятельной клинической единицей реактивной депрессии с классической депрессивной триадой: 1. моторная заторможенность; 2. идеамоторная заторможенность; 3. угнетенность аффекта.

Для того, чтобы лучше понять тревожное существование, проиллюстрируем некоторые его моменты, освещая изнутри «сердце, полное тревоги».

Сильно выраженная тревога несет в себе не только «вселенский холод» (по выражению Вячеслава Иванова), но и ощущение вселенского «ничто». В.М.Чиж считал, что переживание «ничто» есть крайняя степень душевной боли. А боль возникает только как ответ на раздражители, которые реально могут убить человека (зубная боль, например, может вызвать рефлекторно спазм коронарных сосудов сердца и, следовательно, смерть). Даже отвратительный вкус или запах, по Чижу, могут вызвать душевную (сердечную) боль и смерть. Так что человеку тревожно-мнительного типа есть чего опасаться всегда.

Он защищается от всякой угрозы, разворачивая тревожный ряд, который несет в себе все функции психологической защиты. Так, например, страх смерти опережает боль. И часто самую смерть. («Смерть есть момент истины боли», — по Чижу).

10. Диспластичный тип.

Это единственный морфологический тип человека, у которого налицо связь между строением тела и психосоматической структурой. Дисгармоничному телу (например, длинное туловище, маленькая голова, большие нижние конечности и маленькие верхние конечности) соответствует такой же дисгармоничный характер. Не будем описывать все варианты диспластичного характера — их множество, подчеркнем лишь главное, что нужно знать в связи с этим морфологическим типом.

1. Диспластичный тип нельзя путать с полиморфным «типом» личности, психосоматической структурой, которая возникает в результате перенесения человеком каких-нибудь серьезных психических заболеваний. Прежде всего, речь идет о шизофрении. Тогда на самом деле мы обнаруживаем не тип личности, а постморбидное психосоматическое состояние (morbidis — лат. болезнь).

2. Диспластичный тип нельзя путать с так называемыми акцентуированными типами, патологическими типами, у которых в характере доминирует какая-то одна черта. Например, у истерических личностей — демонстративность или склонность к мнимым заболеваниям, у тревожно-мнительных личностей — боязливость или склонность к навязчивостям, у паранойяльных личностей — подозрительность или ревнивость.

3. Диспластичный тип всегда представляет какой-то из выше описанных типов: от истерического до тревожно-мнительного. Все отличие лишь в диспропорциональной морфологии. У такого человека (если у него в добавок страдают интеллект, воля, эмоции и личность) психосоматика полностью управляет и поведением, и состоянием, и сферой мотивации. Так, диспластичная мать может полностью игнорировать серьезную болезнь ребенка или, наоборот, подвергнуть его беспричинной медицинской гиперопеке. Один из супругов может жестоко ревновать другого, ходить и жаловаться на его «измены» на работу к супругу, устраивать сцены ревности, но не давать ему развод. Короче, диспластичный человек всегда живет «диспластичной» жизнью и отличается от истинного психопата лишь тем, что все же может подобрать себе такого же, как сам он, субъекта и вместе составить с ним семейную гармонию, а также подобрать себе подходящую работу и быть вполне счастливым, преуспевающим и уживчивым в коллективе. Во время реформ и перестроек социальных стереотипов диспластичные личности выходят на первые ряды и играют общественно значимые роли. Однако для социальных психологов это верный признак того, что вместо разрушенных прежних социальных структур возникают «диспластичные» социальные конгломераты (какой бы сферы жизнедеятельности общества это ни касалось). Диспластичные типы истории чаще всего играли роли «серых кардиналов», «теневых правительств», «тайных советчиков правящего лица» и т.д. Диспластичные личности нередко возглавляют криминальные структуры (среди российских «воров в законе» диспластичных личностей 75%). Много диспластичных личностей среди политических авантюристов, политических резонеров, которые разворачивают бурную политическую деятельность, не только не имея конструктивных идей, но нередко даже не зная, что, собственно, им самим нужно. Диспластичную личность влекут «тайные общества», они любят выполнять «особые, скрытые от непосвященных, миссии». Нередко из них получаются «двойные», «тройные» агенты спецслужб.

Таковы основные морфологические типы человека, представляющие собой биотипологию нормальной половой дифференциации. Естественно, при нарушении последней морфология типов распадается, образуя множественные варианты характерологической патологии, главной чертой которых будет извращение полового инстинкта (при сохранных внешних половых признаках или при гермафродитизме). Но это область клиники: психиатрии и сексопатологии.






Дата добавления: 2016-06-22; просмотров: 3529; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.008 сек.