НЕДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ ИНОГО ТИПА

Посттоталитаризм

К посттоталитарнымотносят порядки советского типа, например постсталинский режим. Методы правления здесь уже утрачивают ряд ос­новных признаков тоталитаризма. Такие режимы отличаются и от собствен­но авторитарных, хотя в ряде отношений посттоталитарные политические, социальные и экономические структуры преобразуются в авторитарном на­правлении.

Абсолютные системы сильны до тех пор, пока они абсолютны. Если они начинают реформы, они проигрывают, однако они не могут из­бежать реформ или они взорвутся.   М. Джилас,«Лицо тоталитаризма»

Обычно посттоталитарные режимы развиваются после ухода из жиз­ни тоталитарного лидера-харизматика, когда начинается процесс так назы­ваемой рутинизации харизмы (т.е. попытки законсервировать идеалы пре­жнего правления). Поскольку культ личности здесь явно ослабевает, то су­щественно возрастает уровень бюрократизации правящей элиты.

Главными характеристиками посттоталитаризма являются: ослабление полицейских служб или их нейтрализация с помощью армии; разрешение кризиса управления путем создания центра власти уже в виде коллективно­го, а не персонального руководства; переутверждение роли партии как быв­шего источника легитимности лидера; постепенный процесс детоталитаризации (т.е. снятия наиболее жестких характеристик режима) во избежа­ние радикального переворота.

Начало бюрократизации и профессионализации, определенные элемен­ты либерализации (смягчение тотальной идеологии и большая терпимость к деполитизации) политического процесса в целом означают уже посттота­литарное развитие. Политологи выделяют три состояния режима. Ранний посттоталитаризм наиболее близок к тоталитарному правлению, однако отличается от него, как правило, возникновением ограничителей на власть лидера (СССР при Н.С. Хрущеве, 1953-1964). В позднем посттоталитариз­ме власть все более терпимо относится к критике режима (Чехословакия, 1977-1989). При зрелом посттоталитаризме значительно преобразуются все характеристики прежней системы властвования, неизменной остается только руководящая роль партии (Венгрия, 1982-1988).

В тоталитаризме нет ни социального, ни экономического, ни полити­ческого плюрализма, и власть жестоко подавляет любые попытки институционализации или просто выражения оппозиционных мнений. Авторитар­ные режимы признают ограниченный политический и более широкий эко­номический и социальный плюрализм. При зрелом посттоталитаризме раз­вивается социальный плюрализм, может даже формироваться параллельная политическая культура, появляются по сути антитоталитарные публикации самиздата. Тогда же складывается и известный экономический плюрализм в виде небольшого частного сектора в сфере услуг, сельском хозяйстве. Вме­сте с тем посттоталитарный социальный и экономический плюрализм от­личается от авторитарного: 1) в авторитаризме сильнее развит частный сек­тор и больше свободы вероисповедания; 2) зарождающаяся посттоталитар­ная параллельная культура представляет собой лишенную традиций новую тенденцию, ибо предыдущий режим искоренил все источники организо­ванного и ответственного плюрализма.

Обратите внимание Самиздат — написание, нелегальное издание и распространение не разрешенной властями литературы, содержащей критику советского строя и действий властей. Считается, что самиздат появился в СССР и соцстранах-сателлитах после смерти Сталина как реакция интеллигенции на ликвидацию свободы слова. Советский режим пытался бороться с этим явлени­ем, подрывавшим монополию государства на распространение ин­формации, уголовным и административным преследованием не толь­ко самиздатовцев, но и их читателей, особенно в 1970-е гг., а также ограничением доступа к копировально-множительной технике. Са­миздат был свернут к началу 1990-х гг., когда возникли независимые СМИ и издательства, получившие конституционные гарантии.   В посттоталитарной Венгрии самое влиятельное самиздатовское из­дание «Beszelo» выходило с 1982 по 1989 г. ежеквартально тиражом в 20 тыс. экз.   К 1 февраля 1988 г. в СССР наблюдатели насчитывали 30 тыс. не­формальных групп, представляющих различные социальные инте­ресы. Столь бурный рост подобных неформальных объединений оз­начал начало процесса полной детоталитаризации. Закон об индивидуальной трудовой деятельности стал первым ша­гом к созданию частного сектора в СССР: в январе 1989 г. в стране было уже 75,5 тыс. кооперативов.

Как показывает исторический опыт, самым устойчивым наследием тоталитаризма оказались позиции господствующей партии. И в посттота­литарных обществах официальная партия все еще обладает «руководящей и направляющей» ролью в политике, монополией на власть и стоит над государством, а пределы ее критики санкционированы только рамками «со­циалистического плюрализма» мнений.

 

Коммунистическая партия как организация, объединяющая наибо­лее сознательных представителей всех классов и социальных групп общества, тысячами нитей связанная с массами, призвана выполнять объединяющую роль, интегрировать в единой политике многообраз­ные, подчас противоречивые интересы, добиваться единства и спло­ченности нашего общества, причем единства на основе широкого плюрализма мнений, позиций, точек зрения в рамках социализма, с одной стороны, и сознательного, добровольного сотрудничества лю­дей, соединения существующих интересов — с другой. «Очерк теории социализма» (1989)

Однако при посттоталитаризме меняется характер руководства. Лиде­ры уже не являются харизматическими фигурами — ведь коллективное руководство не способно быть таковым. Правящая элита расширяется за счет бюрократов, технократов и пр. — номенклатурных работников.

Номенклатура и есть пресловутый один из отрядов интеллигенции, профессионально занимающийся управлением и поставленный в несколько особое положение по отношению к тем, кто занят испол­нительским трудом... Ей и принадлежит особое место в обществен­ной организации труда при социализме... Номенклатура и есть гос­подствующий класс советского общества. Управляющие — это но­менклатура.   М. Восленский, «Номенклатура»

После кончины всевластного тоталитарного лидера политическая эли­та прежде всего старается обеспечить предсказуемость нового руководите­ля и тем самым свою безопасность, что становится едва ли не главным фак­тором перехода от тоталитаризма к посттоталитаризму. Лидеры нового ре­жима по-прежнему являются выходцами из «руководящей и направляющей» партии, но они неспособны на устрашение своего окружения и общества в целом даже просто из-за нехватки харизматичности. Кроме того, на них уже действуют идеологические лимиты. С точки зрения конституционно­сти власти лидера, ограничения его власти и предсказуемости политики посттоталитарное лидерство сближается с авторитарным.

Различия между посттоталитаризмом и авторитаризмом прослежива­ются между тем в процессе рекрутирования лидеров. Посттоталитарные лидеры обязательно выдвигаются структурами, созданными самим тотали­тарным режимом, авторитарных же поднимают к вершинам власти силы прежнего режима. Основной критерий для вхождения в тоталитарную пра­вящую группировку —личная преданность вождю, в авторитаризме — про­фессиональные навыки в любых областях, включая юриспруденцию и ком­мерцию. Хотя в зрелом посттоталитаризме профессионализм и компетент­ность в управлении постепенно выходят на первое место, но доступ к получению таких навыков все еще контролируется партией, членство в ко­торой необходимая предпосылка карьеры.

Партия придает первостепенное значение тому, чтобы все участки партийной, государственной, хозяйственной и культурно-воспита­тельной и общественной работы возглавляли политически зрелые, знающие свое дело, способные организаторы.   «Стенографический отчет XXIV съезда КПСС» (1972)

По своему содержанию посттоталитарная идеология мало чем отлича­ется от тоталитарной, продолжая считаться основой легитимности правя­щей партии, а также существующей политической иерархии.

Консолидирующим началом духовной жизни социализма является марксистско-ленинская идеология как совокупность идей, теорети­ческих положений, выражающих коренные интересы рабочего клас­са, всех трудящихся и научно отражающих объективные закономер­ности социалистического развития... Основная функция социалис­тической идеологии — это сплочение трудящихся вокруг идеи создания нового общественного строя.   «Очерк теории социализма» (1989)

Вместе с тем в посттоталитаризме меняется отношение к идеологии со стороны и общества и некоторых представителей элиты. Сравнение дей­ствительности с утопическим идеалом наполняет политическое сознание скептицизмом, апатией или критическими настроениями, недоверием к «конечной цели» тотальной идеологии. Для большинства граждан идеоло­гия становится просто формальным ритуалом, т.е. идеологизированная то­талитарная мобилизация замещается посттоталитарным конформизмом (приспособленчеством). Если в тоталитаризме действовал принцип «тот, кто не с нами, тот против нас», то в идущем ему на смену режиме он пере­формулирован — «тот, кто не против нас, тот с нами». Значит, можно гово­рить об относительных деидеологизации и политической демобилизации посттоталитарного общества.

Итак, характерные признаки посттоталитарных режимов:

- отсутствие политического плюрализма;

- появление элементов социального и экономического плюрализма;

- сохранение официальной идеологии при сравнительном уменьше­нии идеологизированности;

- некоторое ослабление мобилизации граждан через существующие институты, но при обеспечении необходимого уровня конформизма по от­ношению к режиму;

- бюрократическое номенклатурное руководство, рекрутируемое из рядов правящей партии.






Дата добавления: 2016-05-28; просмотров: 2028; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2022 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.024 сек.