Донбасс в период становления государственно-монополистического капитализма (начало XX ст.).


 

О любом историческом событии судят по результатам и его величие определяет время. Единый культурно-исторический стандарт учебной литературы по истории объединяет Первую революцию в России 1905-1907 гг. с переворотами и Феврале и Октябре 1917 г., а в последнее время и с Гражданской войной в одну Великую Российскую революцию, которая стала главным эпохальным событием, изменившим историю XX в. А.И. Фурсов видит закрепление ее результатов в решениях XVIII съезда ВКП(б) в 1939 г. Как свидетельствует 100-летняя история, Великая революция продолжается в современных условиях борьбы за Донбасс, за Россию. Документы и исследования подтверждают значение октябрьских событий 1917 г. в сохранении российской суверенности и преодоление стремления Западакэкономическому покорению русской цивилизации.

К началу XX в. европейские страны властвовали в менее экономически значимых частях евразийского континента не менее пяти-шести столетий, что дало им возможность превзойти остальной мир в технологиях, но и они стали зависимы от товаров своих колониальных владений, и, прежде всего, от полезных ископаемых. Контроль над их добычей и доставка постепенно дорожали. Доходы «дешевого» этапа колониализма поставили проблему поиска новых форм эксплуатации. Эти задачи стали решать сформировавшиеся на тот момент времени транснациональные корпорации, которые через экономическую элиту стран-доноров размещали свои инвестиции и технологии, постепенно подчинив собственным интересам инфраструктуру государств «нового» колониализма. Через банковскую систему их экономические, финансовые результаты стали обогащать международный капитал, превращая периферийные государства в вечно «бедных родственников». Подробно эту схему развития капитализма развенчивает А.Е. Лебедев в своей работе «Охота на банкира. О коррупционных скандалах, крупных аферах и заказных убийствах. М. 2017» [14]. Автор доводит исследование до XXI в., но история России Х1Х-начала XX вв. свидетельствует о процессах разработки «нового колониализма» со стороны Запада именно в Российской империи, используя создание в Донбассе пятой промышленной зоны в мире.

Экономической экспансии предшествовало детальное изучение промышленности, географической демографии страны. Интерес Запада к донецкому краю прослеживается с 1843 г. когда Ле-Пле опубликовал на французском языке подробное геологическое исследование донецкого края. В нем содержались данные о месторождениях каменноугольных и железно-рудных месторождений с указанием мощности пластов, их качества и положений (вертикальных и горизонтальных). В приложении к книге имелась карта выходов пластов на поверхность и были проведены их границы в юго-восточной части региона [24]. Эти многолетние изыскания концентрировались только в Академии наук России. Вот они и составили «государственную тайну за семью печатями». В библиотеке Государственного департамента США до сих пор хранятся карты 1901 г. о выходе на поверхность ископаемых на пути прокладки Байкало-Амурской магистрали, строительство которой в СССР началось спустя 70 лет.

Целью исследования является анализ деятельности международных экономических компаний по использование угольной и металлургической базы Донбасса, способствовавшей созданию и развитию революционных событий 1917 г. Понимание эпохальности главного события XX в. без анализа участия Донбасса в российском историческом процессе конца XIX- начале XX в. будет далеко не полным.

Создание в Донецком регионе промышленной зоны отвечало наиболее благоприятным требованиям расположения полезных ископаемых для функционирования отраслей тяжелой промышленности, логистики железнодорожных и морских (через порт в Мариуполе) перевозок в центр России и в Европу. Точная информация о социально-политической и экономической обстановке в России, планов ее пореформенного развития дали возможность Западу направить на длительную перспективу усилия царского самодержавия в выгодном для себя экономическом плане.

Промышленный рывок России после реформ 60-х гг. XIX в. и модернизации на рубеже XX в. встраивал страну в мировую экономическую систему, создав для иностранного капитала выгодные донорские условия без перспектив ее выхода в мире на передовые индустриальные позиции.

Таможенные барьеры России для готовой продукции в стране гарантировали прибыль в 3-4 раза большую чем при производстве подобных изделий в западных странах. В Российскую империю хлынули европейские деньги. Банкиры Франции и Бельгии убедили царское правительство в совместной ответственности за развитие юга страны вместе. При участии французского капитала было создано в 1872 г. первое в крае Акционерное общество по добыче угля. В дальнейшем Франция при поддержке бельгийского капитала распространила свое влияние на металлургическую, химическую, машиностроительную отрасли.

Англичанами в Юзовке (ныне Донецк) было организовано «Новороссийское общество каменноугольного, железного и рельсового производства» в 1869 г., которое впоследствии поставляло рельсы для Транссибирской магистрали «Москва-Владивосток».

Догоняющая модернизация России второй половины XIX в. оказалась дорогой не ведущей к изобилию и процветанию, а путем постепенного экономического подчинения страны. Создание отраслей тяжелой промышленности произошло в конце XIX в. в основном на деньги иностранных предпринимателей, государство так же участвовало в модернизации на займы, взятые в крупных европейских банках. Прибыль от работы предприятий, покрывая первоначальные затраты, уходила за границу в виде процентов на погашение займов, а не шла на дальнейшее развитие технической оснащенности промышленных предприятий, развитие транспортной инфраструктуры или решение социальных проблем. В это же время в ведущих европейских державах странах появлялись и успешно развивались новые современные отрасли, способствовавшие еще большему экономическому отрыву Европы от России.

Страна постепенно встраивалась в экономическую систему Европы, хотя и на правах периферийного сырьевого государства. Предоставляемые царским правительством льготные условия для предпринимательства и появившиеся после 1861 г. в достатке дешевые рабочие руки, давали фабрикатам огромные прибыли, которые умножались отсутствием расходов на элементарные условия труда и сносные условия жизни наемных работников.

Иностранный капитал занимал главенствующие позиции в ведущих отраслях российской промышленности. Так, например, в металлургии и машиностроении доля немецкого капиталовложения составляла 71,8 %, французского - 12,6 %, бельгийского - 7,4 %. Русские же деньги составляли 8,2 %. Аналогичная ситуация была и в банковско-финансовой сфере. Из крупных банков только один Волговятский имел полностью российский капитал. Ведущие финансовые учреждения империи - Петербургский международный, Русско-китайский, Азовско-Донской и другие имели большую часть денег и активов зарубежного происхождения.

К 1900 г. за десять лет модернизации южный район стал ведущим в стране по всем видам металлургической и горной отраслям. На Донбассе насчитывалось 15 металлургических заводов, которые выплавили 73,8 млн. пудов железа и стали. В 1913 г. соответственно 141, т.е. почти вдвое больше уральского региона. Общее состояние тяжелой промышленности края отвечало определению В.И. Ленина о крупной машинной индустрии^ когда «все более и более обобществляется производство страны, а вместе с тем и участники производства».

На предприятиях Донбасса трудилось немало квалифицированных рабочих — выходцев из промышленных центров России: Москвы, Петербурга, Брянска, Сормово, Тулы и др. Часто это были люди, уволенные с предприятий за революционную деятельность. Основные же кадры донецкого региона в период империализма продолжал черпать из деревень центральных губерний страны (Орловской, Курской, Воронежской, Тульской, Тамбовской, Калужской, Рязанской), ряда малороссийских (Екатеринославской, Черниговской), Области Войска Донского и. Могилевской губернии.

В 1913 г. бассейн стал первым по добыче угля в стране (25 млн. тонн), втрое обогнав Домбровский бассейн [1, с. 444]. Характер подземных работ был индивидуален, хотя и требовал навыков и физической силы. Это позволяло крестьянам в свободное время от ухода за землей овладеть профессией угле добытчика. Но без чувства ответственности за жизнь друг друга шахтерский труд невозможен. Индустриальный труд на предприятиях вырабатывал чувство коллективизма и социальной солидарности, что и обусловило массовое прохождение школы классовой борьбы тружеников. (Это чувство локтя, взаимовыручки и взаимоответственности только росло и укреплялось в годы советской власти, и обманным путем было весьма эффективно использовано ее врагами при развале СССР).

Иностранцы так сумели обусловить участие своего капитала в создании индустриального кластера Юга, что Россия стала постоянно нуждаться в долгосрочных кредитах. Подъем 1900-х гг. во много основывался на займах и заказах правительства, внутренний рынок по-прежнему нуждался в изделиях отечественных отраслей промышленности. Общественное мнение весомо указывало на ущерб народному хозяйству приносимой политикой монополий. Это давление вынудило царизм уже в 1901 г. образовать комиссию по ограничению влияния монополий, но ее создали из представителей этих же кругов, что и обусловило безрезультативность ее деятельности. Давление иностранного капитала возрастало по мере увеличения подкупа правительственных чиновников и трансформации возникающего экономико-финансового влияния в политическое.

Выход из промышленного кризиса 1900-1903 гг. потребовал привлечения свободных финансовых средств, что нашло отражение в мобилизации капитала путем акционирования крупных капиталов, прежде всего горной и металлургической отраслей. Реорганизация отдельных предприятий в АО была быстро осуществлена через российские банковские учреждения, являвшиеся по существу филиалами крупных зарубежных банков.

Первым в 1902 г. на франко-бельгийские деньги был создан синдикат в форме АО «Продамет», который через несколько лет монополизировав 2/3 южнорусского производства различных видов металла и распространил свое влияние на Центр и Северо-Запад страны, отчасти Урала. Он реализовывал накануне Первой мировой войны от 75 % до 95 % всей продукции металлургической промышленности России. В 1904 г. появился синдикат «Продуголь», который объединил шахты только с коксующимся углем - 60 % от общей добычи топлива в крае (81 % реализуемой прибыли получали иностранцы, 19 % - русские предприниматели).

Потребителями продукции объединения были металлургические заводы и казенные железные дороги, другие оптовые покупатели. Правление последнего номинально находилось- в Петербурге, но фактически синдикат подчинялся особому французскому комитету банков и углепромышленников в Париже. До 1913 г. местопребывание синдиката находилось в столице Франции, а представлявший строжайшую тайну устав был написан на французском языке.

Собственники предприятий заботились исключительно о своих доходах. Тяжелое положение пролетариата проанализировано подробно в первом исследовании о революции 1905-1907 гг. в Донбассе Т. Харченко в 1926 г. Подводя его итоги, он емко охарактеризовал их как бездну каторжных и колониальных условий жизни и труда.

История полна свидетельств о безуспешности самых свирепых полицейских репрессий, которые оказывались бессильными перед разливающимся морем народного гнева людей, проникнутых идеей о нарушении справедливости существования русской цивилизации. Именно таким проявлением и была Первая русская революция 1905-1907 гг., о чем свидетельствуют революционные события в донецком крае.

Январские и февральские забастовки 1905 г. пролетариата донецкого бассейна были ответом на «Кровавое воскресенье» 9 января и положили начало в крае Первой русской революции 1905-1907 г. Никакие свирепые полицейские репрессии не смогли остановить выступление масс против существующего положения.

Первая в истории Донбасса двухнедельная забастовка началась 22 января 1905 г. на Петровском (ныне Енакиевском металлургическом) заводе. Рабочие держались стойко, несмотря на угрозы увольнения. Требования бастующих были в основном удовлетворены. Газета «Искра» неоднократно освещала их борьбу. Из всех забастовок в крае наиболее массовым, организованным и политически направленным было выступление в феврале работников луганского паровозостроительного завода Гартмана. К ним присоединились рабочие патронного и других предприятий, ремесленники, булочники, приказчики города. В первые же дни оно переросла в общую политическую стачку всего региона. Гартмановцы добились сокращение рабочего дня до 9 часов и в дни получки до 7,5 час, а также значительного повышения зарплаты.

Наиболее передовые рабочие заводов луганского промышленного района - паровозостроительного, патронного и Алчевского металлургического - создавали на предприятиях избираемые комиссии, которые защищали их интересы. Они назывались депутатскими собраниями, являясь прообразом Советов как органов пролетарской власти. В 1905-1906 гг. только создатели паровозов добились повышения зарплаты на 921,6 тыс. руб. и сокращения штрафов в 11 раз.

В октябре-декабре 1905 г. на ряде железнодорожных станций, заводов и шахт края создаются распорядительные и стачечные комитеты. Они вводили явочным порядком 8-ми часовый рабочий день, устанавливали цены на продукты, организовывали охрану населения от погромщиков и хулиганов. Выборы в комитеты производились на основе открытого голосования. Логика революционной борьбы продиктовала создание рабочих дружин на предприятиях, железнодорожных станциях.

Всеобщая российская политическая стачка в декабре 1905 г. ознаменовалась в регионе не только повсеместными вооруженными выступлениями с жертвами народа, но и настоящим боем в Горловке. 16 декабря военной командой был произведен залп в безоружную толпу бастующих рабочих машиностроителей в ответ на отказ выдать руководителей забастовки. Было убито и ранено несколько человек. Горловчане обратились за вооруженной помощью к рабочим дружинам края, которые стали прибывать по железной дороге. Откликнувшихся на призыв рабочих и крестьян оказалось гораздо больше, чем имевших оружие. Из руководителей боевых дружин, прибывших в Горловку, был организован штаб. Из четырех тысяч дружинников лишь несколько десятков имели винтовки, револьверы или охотничьи ружья. Остальные были вооружены холодным оружием. 17 декабря состоялся бой с регулярной воинской частью, которая отступила. Но дальше развить успех не удалось и войска в конечном итоге победили. По сообщению газеты «Горнозаводского листка», из числа восставших погибло 33 чел. Официальные данные царских властей - около 300 чел. Опыт вооруженных восстаний в ряде городов России, в том числе и в Горловке, призвал собирать В.И. Ленин.

Революционные события в крае продолжалась до 1907 г., но были кроваво подавлены. Многие получили тюремные сроки, 8 чел. Активных участников горловского восстания были приговорены к повешенью, а 127 чел. к различным тюремным срокам.

О решимости и убежденности лучших сынов народа идти до окончательной победы над самодержавием свидетельствует письмо главы большевистской организации Петровского завода, председателя Енакиевского Совета рабочих депутатов, одного из руководителей горловского восстания Г.Ф. Петренко-Ткаченко: «….через минуту меня повесят за дорогое для нас дело.. бодро и смело смотрю прямо в глаза своей смерти, и смерть меня страшить не может, потому что я социалист и революционер, знал, что меня за отстаивание наших классовых интересов по головке не погладят, и я умел вести борьбу..., Умею и помирать за наше общее дело так, как подобает честному человеку». Имеющаяся фотография осужденных на каторгу не свидетельствует о их подавленном состоянии. Реакция победила, но это было затишье перед бурей. Трудящиеся копили силы для новых боев.

Движение капиталов между Россией и иностранным денежным рынком в начале нового века совпадает с социально-экономическими и политическими процессами в стране. На первом этапе в 1904-1905 гг. шел отток капиталов, в том числе и иностранных, из империи и сотни миллионов рублей золотом оказались на Западе. Самодержавие занялось подавлениемПервой русской революции 1905-1907 гг. Ее плодами стал Манифест 17 Октября 1905 г. с его вожделенными свободами и созыв Государственной думы. Государственный долг России в 1906 г. равнялся 7,68 млр. руб. (3/4 -внешний долг при государственных доходах 2,03 млр. руб., четвертая часть доходов покрывалась займами). Западные банкиры выделяли 843 млн. руб, но сразу же вычли проценты, и Россия получила чистыми 677 млн. руб. Председатель Совета Министров страны С.Ю. Витте с радостью писал, что это помогло пережить все перипетии 1906-1910 гг., а запас денег, вместе с возвращенным из Забайкалья войском, восстановить порядок и самоутвердиться,

Финансовое подчинение огромной державы активно продолжалось, что с радостью воспринималось правителями. 13 декабря 1906 г. французский синдикат фондов маклеров предложил царскому министру финансов В.Н. Коковцеву- своему старому партнеру и благожелателю по получению займов в последние десятилетия XIX в. - образовать мощную финансовую группу (далее стилистика сохранена): которая «изучит с помощью французского капитала солидные коммерческие и промышленные предприятия к широкому развитию». Подчеркнули, что речь идет о находящихся «на полном ходу: позволяющих вознаграждать заинтересованный капитал». Всего через неделю последовал самый благожелательный ответ. Без одобрения на заседании Совета Министров подобное решение не могло быть принято.

Такая зависимость лишила Россию политической самостоятельности, что вскоре и продемонстрировало втягивание страны в чуждую ее интересамПервую мировую войну 1914-1918 гг.

На втором этапе (1906-1909 гг.) после стабилизации экономической конъюнктуры иностранный капитал возвращается в российскую экономику, но в незначительном количестве.

Третий этап (1904-1914 гг.) — период активного привлечение западного капитала царским правительством.

Четвертыйэтап (1914—1917 гг. и далее) характеризовался всевозможными займами различных размеров. (В исследованиях западных авторов отсутствует точная цифра краткосрочных, среднесрочных и дальнесрочных займов. Эту кабалу разрушила Октябрьская революция 1917 гг., но о займах и сегодня грезят и напоминают западные кредиторы, в частности - Франция).

Западный капитал последовательно продолжает политику изменения топливного баланса страны в пользу угля, создает решающую зависимость предвоенного подъема народного хозяйства России от него и успешно поднимает цены на минеральное топливо при искусственном ограничении добычи.

Угольные монополии одерживают победу над преобладавшими на топливном рынке потребления мазута нефтяными монополиями и тем самым создают для себя возможности решающего влияния на подъем русского экономического организма не только в предвоенные годы, что отмечалось как чудо при хроническом недостатке топлива, но и наращивают эту жe политику наживы в годы Первой мировой войны при полном игнорировании интересов России.

В.И. Ленин хорошо знал и раскрыл высокий уровень концентрации производства и капитала в промышленности Донбасса как объективной основы монополизации и роль международного банковского капитала в этом процессе. Историки советского периода впоследствии только добавили фактический материал. Парадоксально, но синдикаты «Продуголь» и «Продамет» через съезд горнопромышленников Юга с целью монополизации рынка воздействовали на правительство в деле покупки за границей угля, кокса и чугуна. И это при том, что мощности по добыче минерального топлива использовались на 50-60 %, редко 75 %, домны гасились и даже закрывались металлургические заводы. В обоих синдикатах устанавливались квоты на производство продукции, когда за их недовыполнение предприятия премировались, а за сверхпроизводство штрафовались. Монополизация сбыта угля и производства металла повышала цены на рынке и подтягивала внутренние при импорте топлива и металлоизделий.

Как устойчивое состояние российского топливного хозяйства угольный голод пришел в Россию в 1908 г. и предвоенный подъем русской экономики происходил на фоне острого дефицита угля, когда снимались рейсы коммерческих пароходов из-за его недостатка и паровозы переводились надрова. Это показатель диспропорции тогдашней русской экономики, ее неустойчивого роста, результат политики монополий.

Справка из книги М. Галицкого «Иностранные капиталы в русской промышленности перед войной». М., 1922 г. «Добыча угля в 1912 г. на рудниках 36 акционерных обществ Донбасса составляла 806,78 млн. пудов (13,2 млн. т). 25 АО имели почти исключительно иностранный капитал, они добывали 95,4 % угля от добычи АО. Правления 19 АО из этих 25 находились в Бельгии и Франции. В руках иностранных обществ было свыше 70 % общей добычи угля в Донбассе...».

Новый революционный подъем в России с 1912г. был прерван Первой мировой войной в 1914 г., которая стала тяжелым испытанием для жителей края. Начало нарушаться централизованное снабжение городов, рыночные цены на товары возросли в несколько раз. Рост зарплат не успевал за их повышением, значительно увеличился рабочий день.

Война обнажила недостаточную развитость промышленности при производстве составляющих для снарядов (ранее ввозившихся из Германии) и полное отсутствие выпуска нервнопаралитических газов. Для ликвидации «снарядного голода» и выпуска газа фосгена в районе Лисичанска построили в 1914-1916 гг. первые предприятия на казенные средства. Увидев выгоду, подключился и иностранный капитал. Выбор донецкого края был не случаен, так как существовала угроза захвата немцами Петрограда, в Юзовку эвакуировали и часть Путиловского завода. Для производства дополнительно требовался уголь. На государственные средства построили 48 шахт, хотя возможности только рудников с добывающей способностью 5 и более миллионов пудов угля в год использовали немногим более чем половину . Так с целью увеличения цен искусственно создавался «топливный голод». Хозяева синдикатов и правительство, выгораживая монополии, объясняли его причины общим хозяйственным подъемом, ростом объема перевозок, вытеснением дров углем и т.д. . В небывалых размерах буржуазией использовался подкуп царских чиновников. Наиболеевлиятельные из них приглашались на выгодные посты в акционерные обществаи банки. Министр путей сообщений Рухлов С.В. и министр торговли ипромышленности Тимашев С.И. входили в правление синдиката «Продуголь». В свою очередь руководители банков и монополий назначались наответственные посты в государственном аппарате. Председатель совета «Продуголь» и десятка акционерных обществ Авдаков Н. одновременно былчленом Государственного совета, членом совета при министре торговли ипромышленности, заседал в различных правительственных комитетах погорнопромышленным и железнодорожным делам. Подобноеосуществлялось в массовом масштабе.

Свидетельством обогащения и экономической диверсии монополий против русского национального организма является ввоз угля для потребностей Севера и Центра страны с 1908 г. до начала Первой мировой войны из Германии и Англии, тем самым субсидирование их угледобывающей промышленности. Он был дороже российского на 20 %, а в отдельные годы на 50%. Страна теряла миллионы золотых рублей только на разнице цен, и оплата его превратилась в главную статью внешней торговли империи. Ввозили 7,5 млн, пудов не облагаемого почему-то пошлиной английского топлива, а в отчете «Продугля» только за 1913 г. одного донецкого «Общества Прохоровских каменноугольных копий» указывалось на 30 млн. пудов неиспользуемых резервов для добычи. В ответ последовал запрет.

Страна бурлила от возмущения политикой угольной монополии, Министерства железнодорожного транспорта и военные создали специальную комиссию для расследования такой деятельности, но практически все оставалось по-прежнему.

1 июня 1914 г. после получения четвертого (!) раппорта Харьковский прокурор по особым делам передает собранные вопиющие материалы о деятельности «Продугля» против России в уголовную палату (не коммерческую!). Министерство юстиции державы дает указание о прекращении следственных действий. 18 сентября 1914 г. посол Франции обратился в Министерство иностранных дел России с официальным представительством в пользу «Продугля». Суд закрывает дело против углепромышленников-монополистов по «недостаточности улик».

Во Франции и Бельгии находились правления 19 из 36 АО, действовавших в Донбассе, там же решались вопросы объемов добычи и цены на топливо.

Июль первого года войны был отмечен стачками антивоенного характера, а в последующие годы экономического и политического. По сравнению с Петербургским и Московским промышленными районами размах стачечной борьбы в донецком крае был ниже, так как за годы войны значительно изменился состав трудящихся на предприятиях. Около 40 % кадровых рабочих мобилизовали на фронт. Много большевиков и революционно настроенных рабочих оказалось в тюрьмах, на каторге и в армии. Женщин и подростков до 15-ти лет допустили к подземным работам. В конце 1916 г. на шахтах края насчитывалось 12,8 тыс. женщин и 18,7 тыс. подростков. Это сказалось на уровне доходов семей, так как до революции расценки на одни и те же работы для женщин были ниже, чем для взрослых мужчин на 25 %, а для подростков -на 50 %. Крайне тяжелыми были жилищные условия трудящихся, особенно шахтеров. Из-за недостатка рабочих рук предприятия Донбасса привлекли военнопленных. В январе 1917 г. на 291 тыс. горнорабочих военнопленных было 75тыс., а военнообязанных мужчин 129 тыс. Предприятия края наводнили укрывающиеся от мобилизации разношерстные мелкобуржуазные элементы, которые даже платили начальству большие деньги за сокрытие от войны «по броне». Это был самый отсталый и трусливый элемент, всегда готовый к предательству, срыву стачек и требований тружеников. Об этом писала газета «Правда» 11 мая 1917 г..

Буржуазия Юга попросила царское правительство привлечь рабочих, которые не были бы «подвержены колебаниям». В 1916 г. была создана организация «Китоперс» для массового ввоза в Донбасс рабочих из Китая, Персии и Индии (из последней не состоялось). Шахтовладельцы решили заменить непокорных дешевым и совершенно неорганизованным «желтым трудом». Первые же партии китайских и персидских рабочих были поставлены в рабские условия с круговой порукой, когда за каждого сбежавшего остальные были обязаны платить предпринимателю ранее затраченное на его содержание. Их поместили в сырые землянки, а платили мизерную зарплату даже по сравнению с местным людом.

Привлечь рабочих из этих восточных стран подвинуло то, что казанские татары-мусульмане показали себя с момента развития промышленности хорошими работниками и составляли значительную часть прежде всего шахтеров. Они постоянно жили и работали на предприятиях и oтвлечений на связь с землей у них не было. Как правило, они селились по принципу землячества и составляли на некоторых шахтах большую часть работающих. Это было характерно для Макеевки, Чистякове (ныне Торез), Катыка (ныне Шахтерск) и др. В 1920-30-е гг. татары и китайцы выделялись в отдельную графу «национальность» при рассмотрении состава рабочих.

Рабочее движение в годы войны уменьшилось, но не прекращалось. Даже представители правительственного военно-промышленного комитета, характеризуя кадровый состав предприятий Юга, в сентябре 1916 г. отмечали, что 80 % тружеников (военнообязанные, военнопленные, женщины, подростки, беженцы) не могли отстаивать свои элементарные права в условиях военного положения, что давало огромную выгоду предприятиям.

В годы войны число стачек и участников в них постоянно росло. За 1914 г. (VII-XI1), 1915, 1916, 1917(1-11) произошло 182 забастовки шахтеров и металлистов, в них приняло участие 184894 чел., стачки с политическими требованиями достигли около 30 % в 1916 г.

Международный капитал в целях получения сверхприбылей безнаказанно грабил страну и готовил крах народного хозяйства России. Угля катастрофически не хватало [12]. Из-за его недостатка частично или полностью бездействовали некоторые металлургические заводы . уазия не считалась ни с какими нуждами народного хозяйства страны и довела его до хронического недопроизводства металла. В 1916 г. уровень выпуска металлургии на Юге был ниже довоенного на 7 %. Газета промышленника Рябушинского «Утро России» признала, что «Продамет» своими спекулятивными аферами довел страну до металлургического голода. Громкие разоблачения и редкие судебные вердикты положения не изменили.

Фактического материала исследователей советского периода о действиях международного капитала через синдикаты «Продуголь» и «Продамет», других в избытке, начиная с первых лет советской власти. Но действия их рассматривались изолированно от многоходовки по уничтожению самодержавия и самостоятельности российского государства. Посредством остановки промышленности Донбасса страна подводилась к катастрофическому расстройству народного хозяйства: нет топлива - нет металла — нет продукции машиностроения — нет подвоза продукции сельского хозяйства - нет железнодорожной и морской логистики - экономическая жизнь огромного государства замерла, иностранный капитал может добиться желаемого результата.

Несомненный интерес представляет недавно введенная в научный оборот датированная маем 1917 г. конфиденциальная записка в швейцарское министерство иностранных дел. Она была предоставлена швейцарским промышленником, работавшим одно время у С.Ю. Витте. Из анализа его материала следует, что не будет преувеличением определить основной причиной крушения России недостаток угля. Это сначала подняло цены на него, а остальные цены автоматически поползли вверх и постепенно рос выпуск бумажных денег.

Металлургические заводы из-за отсутствия топлива ограничили свое производство или полностью останавливались. Их ограниченного производства было недостаточно для военных целей. На рынок перестала поступать продукция металлопроизводства, крестьяне стали ограничивать продажу продовольствия. Отсутствие топлива резко сократило логистику. железнодорожных перевозок и поставки продовольствия в города и промышленные регионы. Как следствие, в условиях ухудшающихся условий жизни снижалась производительность труда. Автор записки заканчивает выводом о том, что к началу революции вследствие недостатка сырья были закрыты многие предприятия, а в городах и промышленных центрах на складах хлеба осталось всего лишь на несколько дней.

Следует подчеркнуть роль рабочего класса Донбасса в созревании революционной ситуации в России. Его высокая концентрация на крупных предприятиях определяла масштабность выступлений и влияние в государстве. Жестокая капиталистическая эксплуатация воспитывала непримиримость к своему положению. Особо следует указать на тесный союз с крестьянством. Все это превратило Донбасс в мощную революционную силу страны.

Революционное движение в Донбассе оказывало постоянно влияние на крестьянское движение как в крае, так и в близлежащих губерниях. Горнозаводские предприятия располагались на обширной территории и вчерашние крестьяне, в силу обстоятельств ставшие рабочими, в своем большинстве не теряли связи с землей. На заводах Славянска по производству стекла, соды, керамики из 9 тыс. работающих большинство составляли выходцы из окрестных сел. Подобное положение было характерным для предприятий региона, которые постоянно пополнялись вчерашними крестьянами многих регионов России. Столыпинская аграрная реформа весьма этому содействовала. Бахмутский уезд (ныне Донецкая область) ярко это иллюстрирует. К 1915 г. из 104,2 тыс. хозяйств не имели: вообще скота 48,8 %, рабочего — 70,7 %, коров - 64,3 %. В результате 68,1 % хозяйств оставались без посевов.

После окончания сельскохозяйственных работ в сентябре крестьяне края и близлежащих губерний массово устремлялись на работу в Донбасс. Добыча угля возрастала в осенне-зимний период, и крестьянство волей-неволей вынуждено было участвовать в классовой борьбе, так как она затрагивала их. экономические интересы. Возвратившись домой, они уже имели постоянно увеличивающийся опыт борьбы за свои классовые интересы.

К началу 1917 г. страна остро нуждалась в разрешении вековых социально-экономических противоречий. В правящей верхушке, банковской олигархии, различных группах буржуазии было несколько мнений о путях их разрешения и тем самым удовлетворения своих интересов. Народ же видел один путь - устроение жизни на справедливых началах. Историк А. Пыжиков дает подробный расклад сил империи накануне Февраля и далее до свершения Октября в статье-интервью «Революция 1917 года: от «хлебной сверхдержавы» до промышленного гиганта». В этих сложнейших политических и идеологических условиях гений В.И. Ленина проявился в том, что он сумел уловить гул времени и сформулировать чаяния широких масс о справедливости, а также указать пути достижения этого архетипа вековых устоев жизни русского народа. Именно в этом успех и понимание политики большевиков после Октября 1917 г. подавляющим большинством русского народа, включая наиболее дальновидных представителей прежней аристократии, военных и интеллигенции в последовавших за Октябрем исторических процессах в стране. Они и привели к победе над всеми врагами и созданию «Красной империи» - СССР.



Дата добавления: 2019-12-09; просмотров: 762; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2023 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей.
Генерация страницы за: 0.045 сек.