Внутренняя и внешняя политика Македонского государства

§ 1. Внутренняя политика

В. И. Ленин в своей лекции о государстве, анализируя классовую сущность государств на различных этапах исторического развития, отметил чрезвычайное разнообразие государственных форм в эпоху рабства. В рабовладельческом обществе мы имеем монархию, аристократическую республику или даже демократическую республику.1) Это многообразие форм правления зависело от конкретно-исторических условий развития данной страны, от сложившегося соотношения классовых сил, а также от внешней обстановки. Однако, указывает В. И. Ленин, возникновение в древности различных форм государства: монархии и республик аристократической и демократической, – не уничтожает классовой сущности рабовладельческого государства как государства рабовладельцев для подчинения рабов.

Особенностью рабовладельческого государства являлось то, что при его помощи осуществлялось внеэкономическое принуждение большинства (рабов) в интересах меньшинства (рабовладельцев), «...античное государство было, прежде всего, государством рабовладельцев для подавления рабов».2)

О том, как выполнялась внутренняя функция Македонского государства экономически и политически господствующим классом, могут свидетельствовать важнейшие реформы, которые были проведены в интересах этого класса и образовали целую эпоху во внутреннем развитии Македонии.

Буржуазная наука не смогла дать правильного объяснения классовой сущности проводимых государством реформ, не смогла раскрыть действительного содержания проводимых государством мероприятий. Этим и объясняется тот факт, что буржуазные учёные, приписывая все реформы в Македонии только гению Филиппа, приводили в пользу этих реформ «высокие слова и высокие идеи».3) В. И. Ленин в работе «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве» подвергает резкой критике народников за их объяснение реформы развитием в «обществе» «гуманных» и «освободительных» идей. В. И. Ленин подчеркивает, что «не было в истории ни одной важной «реформы», хотя бы и носившей классовый характер, в пользу которой не приводились бы высокие слова и высокие идеи».4) Вместо высоких идей и высоких слов, произносимых буржуазными учёными в пользу той или иной реформы, В. И. Ленин требует рассмотрения действительного содержания произведённых ею перемен. В этой связи следует рассматривать реформы Филиппа, которые знаменуют собой эпоху в развитии Македонского государства.

Развивающемуся молодому Македонскому государству прежде всего потребовалась собственная военная сила. Оно не могло существовать без регулярной военной силы, без особых отрядов вооружённых людей, обеспечивающих эксплуататорское господство класса, проводившего силою оружия свою политику внутри и вне страны.5)

Первобытнообщинный строй, как известно, обусловил характер боевой организации македонян наиболее древнего периода. Это было время, когда все боеспособные члены племени выходили на войну с оружием в руках и когда собственно военной организации ещё не существовало. Во время непосредственной опасности вооружались не только македоняне, но и иностранцы, жившие в Македонии. Фукидид указывает, что во время Пелопоннесской войны «Пердикка вёл за собой войско подвластных ему македонян, а также гоплитов из эллинов, живших в Македонии».6)

Разложение первобытнообщинного строя характеризовалось созданием у македонских племён военной организации, находившейся уже в руках вождей – представителей растущей племенной знати.

Архелай и Пердикка сделали серьёзную попытку создания сильной постоянной армии. Но эта попытка полностью успехом не увенчалась: в стране ещё не были созданы экономические предпосылки для организации регулярного войска.

Указывая на большую зависимость армии от экономических условий, Ф. Энгельс подчеркивал, что вооружение армии, её состав, организация, тактика и стратегия зависят, прежде всего, от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения.7)

История военного искусства Македонского государства является наглядным доказательством важнейшего положения марксизма о том, что организация армии и способы борьбы, а вместе с ними победа и поражение зависят, в конечном счёте, от экономических условий, от свойств людей и оружия, от качества и количества населения и от развития техники.8) Через людской состав армии, через вооружение и боевую технику осуществляется влияние развития производства и производственных отношений на состояние и развитие военного искусства.

Человек и оружие непосредственно определяют организацию армии и способы ведения войны и боя. Стало быть, для того, чтобы выяснить причины изменения тактических, стратегических и организационных форм армии, нужно изучить историю развития человека и оружия, качество и количество населения, развитие техники.

Следует отметить, что все организационные, тактические и стратегические формы армии не могли быть созданы полководцами, как бы гениальны они ни были. Их выдвигала сама жизнь, социально-экономические условия того или иного исторического периода. Гениальные полководцы, правильно поняв современные им условия, подмечая возникшие новые формы войны и боя, лишь «приспособляли способ борьбы к новому оружию и новым бойцам».9)

Буржуазная историография, идеализируя Филиппа, приписывает только ему все организационные, тактические и стратегические нововведения в военном деле македонян без достаточного учёта изменений в производстве, без выяснения качества оружия и состава армии. Тарн, Момильяно, Парибени и многие другие не были в состоянии выяснить социальной природы македонской армии и условий её рождения. Этому вопросу не отводится должного места и в военно-политической литературе.10)

Прежде чем выяснить социальную сущность македонской армии, необходимо посмотреть, что она представляла собой с точки зрения военной, какие преимущества она имела перед армиями, существовавшими в рабовладельческом обществе.

Диодор, не вдаваясь в подробности социально-экономического порядка, называет Филиппа первым создателем македонской фаланги.

Известно, что преобразования, которые были сделаны в конце IV века в военном деле, привели к созданию единой профессиональной армии, какой в то время не имело ни одно государство. Такой переворот в военном деле был возможен при наличии определённого уровня производства, техники, оружия и нового качества солдат. Филиппу удалось лишь оформить то, что уже было подготовлено общественно-экономическими условиями предыдущего периода.

Что из себя представляли армии до возникновения македонской фаланги?

В рабовладельческих государствах Древнего Востока, в силу примитивных форм ведения хозяйства, невысокого уровня развития производства вообще и производства оружия в частности, армии по своим организационным, тактическим и стратегическим формам были довольно примитивны.

В Древней Греции при более высоком уровне рабовладельческого производства изменяется состав армии, совершенствуется вооружение, вводятся новые приёмы боя, появляется первая тактическая форма – фаланга. Фаланга была первым боевым порядком, окончательно оформившимся в войнах греческих рабовладельческих государств.

Из всех греческих армий наиболее чёткую организацию имела спартанская армия.

С самого начала главную силу спартанского войска составляли спартиаты. Они делились на пять общин («комой»), из которых каждая выставляла один отряд («лохос»). Над каждым лохом начальствовал лохаг («лохагос»). Командирами отдельных частей лоха были полемархи.11) Количество воинов в каждом лохе определялось эфорами и зависело от числа членов общины и от обстоятельств военного времени. В среднем число воинов в каждом лохе было около одной тысячи человек. Вооружение воинов составляли: медный щит, шлем и панцирь, длинное копьё, короткий меч. Воины носили красную одежду.12)

Со временем спартанское войско было преобразовано и усовершенствовано. Это преобразование было полностью завершено уже к V веку, на что указывает Ксенофонт.13) С этих пор население, способное носить оружие, делилось на шесть мор. Численность моры колебалась от одной до двух тысяч человек. Каждая мора состояла из четырёх лохов, лох – из двух пентекостий, пентекостия – из двух эномотий. Таким образом, каждая мора, управляемая полемархом, имела четыре лоха, руководимые лохагами, восемь пентекостий под руководством пятидесятников и шестнадцать эномотий под началом эномотархов.

Основой армии спартанцев являлись гоплиты. Конницы в настоящем смысле этого слова у них не было. Первое упоминание о спартанской коннице относится к 424 году. Фукидид, описывая положение Спартанского государства после победы афинян у Пилоса, указывает, что лакедемоняне, встревоженные надвигающейся опасностью войны после потери Пилоса и Киферы, выставили против обыкновения отряд из четырёхсот человек конницы и стрелков.14)Спартанская конница оставалась по численности незначительной и впоследствии, когда каждой море пехоты была придана мора конницы под начальством гиппармоста.15)

В спартанском войске существовал кроме того отряд отборных воинов. Такой отряд занимал отдельное место около царя, сражался на левом фланге и часто своими действиями решал победу.16)

Был в войске и отборный отряд из 300 юношей – царских телохранителей.17)

Историки отмечают неоднородность социального состава спартанского войска. Малочисленность полноправных граждан Спарты заставляла спартанцев использовать в армии париэков, а в исключительных случаях даже илотов.18)

Таким образом, у спартанцев мы видим первое организационное расчленение армии. Но подразделения её не являлись ещё тактическими единицами, поэтому в бою они не могли действовать самостоятельно. Тактической единицей спартанской армии, как и афинской, являлась фаланга.

Итак, ко времени организации македонской армии в греческих государствах уже сложилась греческая армия, всё время совершенствовавшаяся и имевшая достаточный боевой опыт. Однако использовать эти достижения в Македонии до середины IV века оказалось невозможным, т. к. члены племени не составляли того качества населения, которое необходимо, по словам Энгельса, для постоянной армии. Слабое производство вооружения также мешало выработке новой стратегии и тактики македонской армии. Дело изменилось к середине IV века в связи с дальнейшим развитием производства, ростом ремесла, дальнейшим овладением процессом обработки металлов. Именно в это время Филипп мог использовать в своей стране все предшествующие военные нововведения, особенно идеи Эпаминонда о новой тактике, понять положительные стороны и недостатки этих нововведений и учесть их при организации вооружённых сил Македонского государства.

Ф. Энгельс указывал, что «усовершенствования, введённые Ификратом и Эпаминондом, подверглись дальнейшему развитию, когда Македония получила гегемонию над эллинской расой и повела её против Персии».19) И действительно, способ ведения войны и боя македонской армией базировался на военном искусстве греков и представлял дальнейшее развитие и усовершенствование последнего.

В отличие от греческих милиционных и наёмных армий в Македонии была создана постоянная регулярная армия, в составе которой первое место занимала знаменитая македонская фаланга тяжёлой пехоты. Эта армия отличалась правильной соразмерностью состава всех родов войск, различных по вооружению и по образу действий.

В основном македоняне имели два рода войск: пехоту и конницу. Образование этих родов войск было результатом нового состава армии, появления нового оружия, а также совершенствования средств и способов борьбы. Пехота македонской армии делилась на тяжёлую, среднюю и лёгкую. В свою очередь, тяжёлая пехота состояла: 1) из трёх тысяч педзетеров, выставляемых шестью округами Македонии и разделённых на столько же частей, каждая по 500 человек; 2) из гипаспистов, составлявших пешую дружину царских телохранителей; 3) из македонской фаланги, являвшейся главной частью армии.

Средняя пехота, служившая преимущественно связью между тяжёлой фалангой и конницей, состояла: 1) из аргираспидов или среброщитников, тоже царских телохранителей, но вооружённых лёгкими шитами, покрытыми серебряными листами, и 2) из пелтастов. Место пелтастов в бою зависело от обстоятельств. Они всегда сражались врассыпную и находились то впереди, то позади, то на флангах. Главнейшей их обязанностью была аванпостная служба, занятие лесов, гор, засад; они должны были начинать битву, преследовать вместе с конницей неприятеля, прикрывать отступление собственной армии.

Лёгкая пехота состояла из фракийских, пеонийских, иллирийских и других стрелков и пращников. Что касается конницы, то она в македонской армии выступает уже в виде стройно организованного целого, в качестве самостоятельной тактической единицы. Её задача заключалась не только в том, чтобы прикрывать фланги пехоты, как в Афинах и Спарте, но и в том, чтобы наносить главный удар.

Как род войск, конница была впервые создана в Македонии. Она делилась, как и пехота, на тяжёлую, среднюю и лёгкую.

Тяжёлая часть конницы состояла из этеров, близких к царю людей, разделённых на 8 илов (эскадронов). Её средняя часть состояла из диммахов, равных пелтастам пехоты, сражавшихся в конном и пешем строю, и, наконец, лёгкая часть – из македонских, фессалийских, пеонийских и фракийских лёгких всадников.

Вооружение этих родов войск было более совершенным, чем греческое. Так, тяжёлая пехота имела на вооружении сариссу, мечи и большие щиты. Тяжёлая конница была вооружена мечами, щитами и длинными копьями. Все остальные виды войск имели лёгкие латы, щиты, мечи и копья. В тяжёлой коннице и лошади, и всадники покрывались чешуйчатыми латами.20)

Основу македонской армии составляла фаланга, изобретённая греками и усовершенствованная Филиппом и Александром. Она состояла из 16–18 тысяч бойцов.21) Основными боевыми единицами фаланги являлись лох, синтагма, малая фаланга. Все прочие подразделения получались путём соединения этих единиц.

Если сравнить организационные формы спартанской армии с армией македонской, то сразу увидим преимущество последней.

Хотя строй и образ действий македонской армии в основном остались греческими, но она была всё же значительно усовершенствована в смысле точного распределения функций между различными родами войск. Так, тяжёлая и средняя пехота наступала на врага мелкими, друг друга поддерживающими частями; конница производила нападение с огромной быстротой, а лёгкие конные и пешие войска, сражавшиеся в бою врассыпную, действовали метательным оружием в промежутках между мелкими частями пехоты и конницы. «В спаянности отдельных частей была органическая сила македонского войска».22)

Важное значение военной реформы в македонской армии имело именно то, что в ней были органически соединены разные виды оружия. В этом отношении поучительны сражения Александра, в которых разные виды оружия и войск действовали комбинированным путём и служили одной общей цели. Филипп, располагавший прекрасной конницей, часто использовал последнюю для нанесения главного удара. Эту тактику Филипп применил ещё в 359 г., в первом сражении с иллирийцами, и в Фессалии – в 353 году.23) Кацаров объясняет это тем, что фаланга на первых порах была недостаточно обучена.24) Объяснение Кацарова лишний раз подчеркивает тот факт, что пехота в Македонии появилась значительно позже конницы.

В отличие от греческой, македонская фаланга была построена теснее, а сариссы позволяли одновременно пустить, в действие силу ряда шеренг. Сарисса – типичное оружие македонского войска.25)

Тесно сомкнутое тактическое, непрерывно линейное построение фаланги, вооружённой пиками, являлось мощным тараном, своим напором сметавшим всё на своём пути. Македонская фаланга показала страшную ударную силу. Она долгое время считалась непобедимой, пока не была вытеснена более совершенным строем – римским легионом.26)

Однако вся эта фаланговая система страдала крупными недостатками. Она выявила полное отсутствие манёвренности и уязвимость флангов, ей не хватало гибкости. Энгельс, изучив сущность македонской фаланги, ярко характеризует недостатки фаланговой системы. Он указывает, что, если сражение разыгрывалось не на ровной и открытой местности, эти длинные и глубокие линии не могли передвигаться в порядке и с точностью. Каждое встречное препятствие заставляло фалангу строиться в колонну, но в этом построении она не была пригодна к действию. Кроме того, фаланга не имела второй линии или резерва. Поэтому, если ей и приходилось встречаться с армией, подразделённой на более мелкие части, приспособленной к обходу местных препятствий без нарушения своего боевого порядка и построенной в несколько линий, поддерживающих одна другую, фаланга оказывалась беспомощной на неровной местности, где новый противник её уничтожал.27)

Таким образом, фаланга была сильна только на ровном месте, где все её части были связаны между собой. Там она могла противостоять нападению неприятеля и опрокидывать его тяжестью своего натиска. В таких случаях почти невозможно было преодолеть эту сомкнутую массу, покрытую железом и защищённую рядами сарисс. «Пока фаланга сохраняет присущие ей особенности и свойства, – говорит Полибий, – нет силы, которая могла бы сопротивляться ей с фронта или устоять против натиска её».28) Но как только фаланга приводится в расстройство условиями местности, продолжительным движением или действиями неприятеля, все её преимущества исчезают. При ломке строя образуются интервалы, куда без труда мог проникнуть неприятель и совершенно нарушить построение. Крайняя неповоротливость и беспомощность во время расстройства её рядов особенно ощущается, когда нужно вести рукопашный бой. Македонский фалангит не мог применять своё оружие в одиночку, в рукопашной схватке. Само построение и боевой порядок фаланги уничтожали возможность собственной инициативы каждого бойца в бою.29) Большим недостатком оказывалось отсутствие у фаланги резервов. Во время её расстройства задние шеренги приходят в замешательство вместе с передними. В таких случаях не представляется возможным с поспешностью собрать их для использования на тех пунктах, где подкрепление становилось необходимым. Длинная сарисса первых двух рядов могла нанести только прямой удар вперед. Остальные шеренги, стеснённые в узком пространстве, не только не имели возможности проявить свою активность, но и не были в состоянии видеть, что происходит впереди их. Когда неприятель преодолевал первые два ряда сарисс, действие фаланги сводилось на нет.30)

Как сильная, так и слабая стороны македонской фаланги хорошо подмечены Плутархом в биографии Тита Фламинина. «Фалангу можно было сравнить с животным, – писал он, – которое нельзя одолеть, пока его тело составляет одно целое, пока щиты его солдат плотно сомкнуты один с другим, но стоит ей разорваться, солдаты её перестают быть страшными поодиночке как вследствие своего вооружения, так и потому, что каждый силён скорее в соединении с другим, нежели сам по себе».

Так возникла новая македонская техника военного строя, которая, несмотря на свои недостатки, являлась одним из важных факторов будущих побед македонского оружия. Организационные формы македонской армии соответствовали стратегическим и тактическим формам, которые, как известно, вырабатывались в зависимости от свойства людей и оружия.

Выяснение вопроса об изменении состава армии и развитии вооружения раскроет нам сущность не только военной стороны реформы, но и социального её значения.

Создание македонской армии имело, несомненно, не только военное, но и политическое значение. В первую очередь она изменила в войске удельный вес различных групп македонского общества. Это особенно ярко проявилось в комплектовании македонской армии.

Македонская армия комплектовалась преимущественно из знати и крестьянства. Из знати составлялась тяжёлая кавалерия – катафракты. Этот род кавалерии – катафракты – пользовался, пишет Энгельс, большим вниманием Филиппа и Александра.31) Эта закованная в броню македонская знать богатела за счёт военной добычи, была связана с царём узами боевого товарищества и представляла грозную силу. В сражениях она играла роль ударного кулака. Лёгкая конница вербовалась из подчинённых македонскому царю варваров. Кроме них, существовал и постоянный конный отряд лучников (акробалистов).

Службу в тяжёлой пехоте несло македонское крестьянство.32) Такая организация армии имела, кроме важного военного значения, большой социально-политический смысл. Он заключался в ограничении власти родоплеменных элементов, выступавших против молодого Македонского государства. Вожди отдельных племён, стоявшие раньше во главе своих военных ополчений, представляли опасность для возникающего государства. Необходимо было вырвать из их рук военную власть и подчинить её интересам государства. До середины IV века выполнить эту задачу цари Нижней Македонии ещё не могли. Они вынуждены были делить со знатью власть, делать ей большие уступки. Сейчас, при организации македонской армии, опасность со стороны родоплеменных элементов уже учитывалась. Доступ в армию широких крестьянских масс македонян, не имевших до этого ни военной, ни политической значимости, изменил положение знати. Последняя попадала в зависимость от царя и уже не могла играть самостоятельной политической роли. Правда, более богатая часть знати жила при дворе, находилась в свите царя, входила с ним в близкие отношения. Из этой знати царь избирал своих командиров и чиновников, которым поручал выполнение важных задач. Из знатных македонян готовились также пажи. Однако прежнего значения знать уже не имела. Внешним выражением ограничения власти знати было перенесение на пехоту почётного титула «гетайрой», применявшегося раньше только по отношению к узкому кругу аристократической конницы. Так, в эпоху Александра мы неоднократно встречаем термин «педзетайрой», который был присвоен тяжёлой пехоте.33) Об этом термине Демосфен упоминает во второй олинфской речи, следовательно, он был связан с реформой Филиппа.34)

Об уничтожении партикуляризма отдельных областей и прежней власти знати свидетельствует также порядок комплектования войск.

Области отдельных племён были разбиты на наборные округа.35) Эти округа должны отвечать за набор войска, служить целям общего управления. Так, мы встречаем отдельные войска, названные по имени линкестов, орестов, элимейцев, тимфейцев, эордейцев.36) Встречаются также наборные округа по территориальному принципу, например: Антемунт, Боттиэйя, или по городам: Пелла, Амфиполь, Пидна, Эги, Алор, Беройя.37) Такое территориальное деление в комплектовании армии являлось отражением деления граждан по территориальному принципу, а это и есть отличительная черта государства.

В то время как в греческих государствах, особенно в Афинах, в этот период военное руководство было отделено от политического, вследствие чего неизбежны разногласия между стратегами и политиками, пагубно действующие на интересы государства, Македонская монархия располагала военной силой и могла бесконтрольно пользоваться ею для достижения политических целей. Таким образом, изменение состава армии и развитие вооружения привели к новой организации армии и к изменению способов ведения войны и боя.

Македонская армия не только изменилась качественно, но и быстро выросла количественно. За короткое время её численность увеличилась втрое.38)

Наряду с завершением организации постоянной регулярной армии, усовершенствованием македонской фаланги путём соединения различных видов войск и улучшения технического оснащения её, начал создаваться македонский флот, численность которого при Филиппе достигла 160 триер. Македонские горы и Пангейская область, как это видно из договора Аминты с халкидцами, давали в изобилии материал для сооружения кораблей.39)

Создание мощной военной организации способствовало политическому объединению страны, уничтожению самостоятельности племенных центров, укреплению единой монархической власти.

Немаловажное значение в укреплении единства страны имело также установление единой монетной системы.

После того, как Филипп II овладел Пангейской областью и богатыми золотыми рудниками в Пангее, он стал интенсивно обрабатывать эти рудники, откуда, по свидетельству Диодора, Македония стала получать годовой доход больше чем в 1000 талантов.40) Овладение Македонией различными районами месторождений золота дало возможность включить их разработку в систему государственного хозяйства и организовать усиленную эксплуатацию рабской силы.41) Большие доходы от рудников не могли не способствовать экономическому и политическому росту Македонского государства.

С этого времени стало возможным чеканить золотые монеты (статеры) в большом количестве.42) Благодаря массовой чеканке золотых монет Филипп ввёл единство в монетную систему и успешно противопоставил её конкурирующим персидским дарикам, бывшим в то время в обиходе в восточной части Средиземного моря.43) До Филиппа II золотая монета в Греции была редкостью, но, когда Филипп захватил важные золотые запасы севера, македонские золотые деньги сделались до того распространёнными, что слова «Филиппэйой» и «Александрэйой» служили их нарицательными именами.

Захватив Пангейскую область и Струмскую долину, которая в древности славилась своим плодородием и минеральными богатствами, завершив унификацию монетной системы, Филипп начал чеканить серебряные, а затем и бронзовые монеты. Серебряную монету Филипп чеканил по родосской системе, чтобы подчеркнуть антиафинский характер своей монетной системы. Как известно, родосская серебряная монета боролась с афинской, и то, что основной серебряной единицей в Македонии становится родосская серебряная драхма, говорит о том, что Филипп намеревался использовать родосскую валюту для борьбы с Афинами.44)

Установление единообразия в организации монетного дела имело не только большое значение для развития торговли, но и для усиления политического престижа Македонии. Расцвет македонского монетного дела в известной мере помог укрепить экономическое и политическое влияние Македонского государства далеко за пределами самой Македонии. В этом отношении она выступила достойной соперницей не только Персии, но и греческих государств, в первую очередь Афин.

О долговечности монетной системы Филиппа свидетельствует то обстоятельство, что она циркулировала в Македонии и в соседних с нею областях до начала императорской эпохи.45)

Впоследствии на эти денежные средства Филипп получил возможность набрать наёмников, ещё больше укрепить свою военную организацию и расширить своё политическое влияние в Греции.46) Сделавшись крупной финансовой силой после овладения богатыми пангейскими золотыми и серебряными рудниками, Македония стала идти к своему расцвету в области развития экономики, торговли и городской жизни более быстрыми шагами.47)

Основными занятиями македонян в это время оставались: земледелие, скотоводство и ремесло. Наряду с развитием горного дела, интенсивно продолжали развиваться такие, промыслы, как лесопиление и смолокурение.48)

Мы почти не имеем сведений о том, какие размеры приняло в Македонии рабство. Как указывает А. И. Тюменев, косвенным показателем возросшего удельного веса рабского труда может служить та роль, какую с этого времени начинают играть в жизни страны золотые и серебряные рудники Пангея.49)

Позднейшее завоевание Греции, Халкидики, Херсонеса Фракийского расширило торговые связи Македонки не только внутри страны, но и далеко за её пределами. В частности, в результате успешной войны с Афинами и овладения Херсонесом Фракийским Македония стала контролировать всю понтийскую торговлю. Что касается развития торговли внутри страны, то об этом говорят, правда, недостаточные, сведения о хозяйственной жизни многих македонских городов, как, например: Эги, Пелла, Амфиполь, Беройя, Аполлония, Филиппы, Мефона, Алорос и др.

Таким образом, все внутренние реформы, проведённые в Македонии в середине IV века, отражали стремление господствующего класса укрепить свою власть. Личная инициатива Филиппа в этих мероприятиях, как справедливо указывает С. И. Ковалёв, какую бы важную роль она ни играла в изображении нашей традиции, является второстепенной.50) Филипп был только выразителем тех социально-политических процессов, которые происходили в Македонии и выражали стремление молодого Македонского государства к упрочению своих экономических и политических позиций.

 

§ 2. Внешняя политика

Внутренняя политика Македонского государства определила внешнюю его политику, также проводившуюся в интересах господствующего класса. Сложение Македонского государства неизбежно направило политику этого государства на путь завоеваний, являвшихся средством укрепления и расширения господства эксплуататоров, а также грабежа других народов.

Марксизм-ленинизм учит, что война по своей сущности есть продолжение политики того или иного класса насильственными средствами. Война, как продолжение политики средствами насилия, может быть понята при выяснении классовой сущности самой политики, в которой находят своё выражение коренные экономические интересы классов, их различное положение в процессе производства. Ввиду того, что политика теснейшим образом связана с экономикой и определяется ею, характер той или иной войны обусловливается экономическим строем общества на данном этапе его развития. Поэтому нельзя рассматривать войны вообще, без учёта их характера и конкретно-исторических условий, в которых они возникают и протекают. «Войны, – говорил В. И. Ленин, – вещь архипёстрая, разнообразная, сложная. С общим шаблоном подходить нельзя».51)

Захватнические войны, которые вели рабовладельческие государства, были основными источниками приобретения рабов. Причины войн для захвата новых земель и рабов крылись в самом рабовладельческом обществе, которое, вследствие низкого уровня развития призводительных сил, постоянно должно было расширять свою территорию, территорию своего господствующего класса за счёт территории других государств и пополнять количество рабов. Война есть основной источник рабочей силы во всём рабовладельческом обществе.

Древние авторы в своих сочинениях: Диодор в XVI книге, Юстин в VII и IX книгах, Фронтин в I–IV книгах – оставили нам достаточно материала для характеристики внешней политики Македонского государства. Отличающиеся друг от друга в частностях, эти источники почти не расходятся в изложении основных вопросов македонских завоеваний. Из них мы узнаём об основных причинах, вызвавших эти македонские завоевания.

Следует учесть тот факт, что в середине IV в. Македонское государство находилось в очень сложной международной обстановке. Оно не имело выхода к морю, граничило с целым рядом воинственных племён с суши, вторым Афинским морским союзом – с моря. Афины не давали Македонии выхода к морю, Амфиполь, лежавший у Стримона, закрывал от неё большую полосу берега Фракийского и Эгейского морей; сильно укреплённый Олинф на Халкидском полуострове мешал продвижению македонских рабовладельцев на юг. Ко всему этому границы Македонского государства на западе и на северо-западе были уязвимы вследствие постоянных нападений на них со стороны соседних племён Пеонии и Иллирии.

Таким образом, вся береговая линия была отрезана от Македонского государства, вследствие чего оно не имело выхода к морю. Это задерживало хозяйственное развитие страны. В интересах Македонского государства было уничтожить власть афинян, Амфиполя и Олинфа и тем самым расширить сферу своего влияния на греческие государства. Но выполнить эту задачу было не так легко. Афины, Амфиполь и Олинф, вместе взятые, были чрезвычайно опасными противниками, поэтому, чтобы разбить их, необходимо было не давать им соединиться. Для решения этой задачи были пущены в ход, кроме меча, также разные дипломатические средства.

Расширение своей территории Македонское государство начало за счёт соседних племён – Пеонии и Иллирии. Хорошо вооружённое македонское войско прежде всего обрушилось против северных соседей. Диодор указывает, что Филипп, услышав о смерти царя пеонийцев, нашёл время удобным для нападения на них. Он вступил в их владения, победил их в сражении и принудил к повиновению. Вслед за этим Филипп выступил против иллирийцев, царём которых был Бардилл.52) Сражению предшествовали дипломатические переговоры между противниками, во время которых Бардилл предложил Филиппу мир на основе статус кво. По этому предложению обе стороны должны были удержать за собой те города, которые тогда находились в руках каждого. Филипп не принял этого предложения. Он потребовал, чтобы иллирийцы оставили все города, принадлежавшие македонянам. Как известно, иллирийцы в продолжение многих лет выступали в качестве союзников горномакедонских племён в их борьбе против возникшего молодого Македонского государства. Требование Филиппа возвратить ему македонские города исходило не только из стремления расширить территорию государства за счёт северо-западных земель, но и из желания ликвидировать те оппозиционные силы, которыми, в частности, питались иллирийцы в их борьбе против возросшего могущества Македонии. Выполнить требование Филиппа иллирийцы не могли, так как им пришлось бы отказаться от важных и жизненно необходимых для них земельных приобретений. Дипломатические переговоры иллирийцев с Филиппом успеха не имели, и дело дошло до сражения, окончившегося победой македонян.53) Следствием этой победы было то, что иллирийцы вынуждены были, очистив все македонские города, отдать Филиппу целую область восточнее Охридского озера.54) Таким образом, с 358 года Охридское озеро стало границей между Иллирией и Македонией.55)

После победоносной борьбы со своими соседями на северо-западе македонский царь приступил к расширению территории за счёт захвата греческих городов македоно-фракийского берега. В первую очередь он был заинтересован в присоединении к Македонии Амфиполя. Для Филиппа этот город был важнейшим объектом. Положение Амфиполя у устья Стримона очень благоприятствовало торговле; он имел значение в качестве стратегического пункта. Амфиполь был одним из крупных пунктов в транзитной торговле с Чёрным морем, городом-портом всего фракийского района. Немаловажным было и присоединение к Македонии богатств этого города и его окрестностей. Особое значение имели разработка множества рудников, производство вина и оливкового масла.56) Однако завоевать этот город было очень трудно. С одной стороны, сами жители Амфиполя, как утверждает Диодор, настроенные враждебно по отношению к Македонии, были готовы дать отпор захватчикам.57) С другой стороны, Амфиполь имел экономические связи с рядом греческих государств, в первую очередь с Афинами. Захват Амфиполя мог бы вызвать непосредственную войну с греческими государствами, но это пока не входило в планы македонского царя. Поэтому последний использует всё своё дипломатическое искусство для того, чтобы найти пути примирения с Афинами. С этой целью пленённых ещё со времён Аргея афинян он отпустил без выкупа и наградил дарами. Кроме того, он отправил письмо в Афины, в котором отказывался от Амфиполя, предложил мир и изъявил готовность поддерживать с афинянами дружественные отношения и заключить с ними союз.58) Несмотря на уговоры амфиполитов и олинфийцев, понявших грозящую им опасность от усиления Македонии, Афины не только дали согласие Филиппу, но вместо борьбы с последним отправили полководца Хареса к Геллеспонту для ведения войны с фракийским царём Керсоблептом. В этом Афины проявили явную беспечность, которую поддерживали приверженцы македонской ориентации, уже появившиеся в греческих городах.

Как известно, Амфиполь не состоял членом Афинского морского союза, был независим и часто занимал враждебную Афинам позицию. Подчинить го<






Дата добавления: 2016-06-05; просмотров: 1707; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

Воспользовавшись поиском можно найти нужную информацию на сайте.

Поделитесь с друзьями:

Считаете данную информацию полезной, тогда расскажите друзьям в соц. сетях.
Poznayka.org - Познайка.Орг - 2016-2019 год. Материал предоставляется для ознакомительных и учебных целей. | Обратная связь
Генерация страницы за: 0.021 сек.